В начало учебникаОглавлениеГлава 3.2.8Информация об изданииГлава 3.2.6Об изданииСписки иллюстраций и терминовАвторы издания

 

АНТИКВАРНАЯ КНИГА

 

Глава 3. АССОРТИМЕНТ АНТИКВАРНОЙ КНИГИ

3.2. ОТДЕЛЬНЫЕ ВИДЫ АССОРТИМЕНТА АНТИКВАРНОЙ КНИГИ

3.2.7. Рекомплекты

Специальный вид антикварной книги составляют рекомплекты - издания, самостийно создаваемые их владельцами из любого количества различных, вышедших в разное время изданий (рукописных, печатных).

Выделяют три основные разновидности рекомплектов:

  • конволюты;
  • аллигаты;
  • подшивки.

Наиболее традиционной группой рекомплектов являются конволюты - сборники, состоящие из разных, самостоятельно изданных произведений печати (книг, брошюр, оттисков статей из периодики, рекламных материалов и т.п.) или рукописей, переплетенных в единый том.

Словом "конволют" обычно назывались сборники самого разнообразного содержания, не объединенные общностью тематики или другим каким-либо определенным признаком. Принципы составления таких конволютов сегодня часто не поддаются объяснению. Примером подобного рода конволютов может служить известнейший в истории русской книги рукописный сборник с единственным списком "Слова о полку Игореве", писанным полууставом XV века на листах большого формата. В составе сборника, заключенного в цельнокожаный переплет с медными застежками, находилось еще несколько рукописей, разных по возрасту и содержанию, в том числе "Сказание об Индии богатой", "Хронограф", "Повесть об Акире Премудром" и др. Обнаруженный графом А.И.Мусиным-Пушкиным, любителем и знатоком русских древностей, в 90-х годах XVIII века в Спасо-Ярославском монастыре, этот конволют погиб при пожаре Москвы в 1812 году.

Подобные конволюты, объединявшие совершенно разные по духу произведения, часто составляли рыночные букинисты дореволюционной России, преследуя единственную цель придания книге солидности и увеличения ее веса, поскольку старые книги в XIX веке часто продавались на пуды.

Наиболее часто, однако, в практике букинистической торговли встречаются конволюты, объединенные общностью тематики. Такие конволюты создавались обычно библиофилами. Букинистам хорошо известны, например, конволюты П.А.Ефремова, библиофила, литературоведа, редактора и издателя. Основой его конволютов обычно являлись тома сочинений писателей, к которым присоединялись всевозможные дополнения (журнальные, газетные вырезки, отдельные оттиски статей, рецензии, портреты, иконографический материал и т.п.), а порой исправления и дополнительные разъяснения, вписанные в текст или на отдельные листы рукой самого библиофила. Для них Ефремов заказывал специальную печатную обложку, создавая тем самым единственный и неповторимый экземпляр, чем неоднократно вводил в заблуждение исследователей книги и собирателей, как современных ему, так и позднейшего времени. Известно, что только по А.С.Пушкину у П.А.Ефремова было двадцать объемных конволютов, местонахождение которых сегодня неизвестно. Существуют конволюты Ефремова, состоящие из запрещенных стихов, вышедших в разные годы, - богатейшие собрания бесцензурной поэзии. В Российской государственной библиотеке хранится конволют Ефремова, состоящий из книготорговых каталогов антикварной книжной торговли М.Н.Николаева, В.Г.Готье и Л.Ф.Мелина за разные годы. Каталог Мелина испещрен многочисленными карандашными пометами, по-видимому, самого П.А.Ефремова, на обложке каталога выписаны номера позиций. В состав конволюта входит письмо петербургского антиквара М.Николаева, адресованное П.А. Ефремову, с просьбой зайти к нему в магазин для просмотра книг и журналов (датируется 26 сентября 1881 года). Переплет книги составной (кожа с бумагой), корешок украшен золотым тиснением и инициалами библиофила, на внутренней крышке приклеен экслибрис П.А. Ефремова.

Отличительной особенностью конволютов П.А.Ефремова, как, впрочем, и всей его библиотеки, является наличие в них справочного аппарата, часто присоединяемого к книгам и периодическим изданиям, в том числе раскрытие анонимов и псевдонимов, которое в ряде случаев без помощи Ефремова было бы невозможным. Уникальная библиотека Ефремова только частично была куплена Пушкинским домом, а ее большая часть разошлась по мелким букинистам.

Из тематических конволютов главным образом состояла библиотека историка М.Д.Хмырова (1830-1872), по утверждению П.Н.Беркова, первым или одним из первых ставшего с этой целью делать вырезки из журналов, газет и альманахов (более двенадцати тысяч названий за 1755-1866 годы). Свои конволюты он снабжал бумажной обложкой, на лицевой стороне которой точно указывал источник, из которого была взята данная статьяСм. Иноземцев М.Д.Хмыров и его библиотека // Антиквар. 1902. №4. С. 121-127.. После его смерти библиотека была приобретена Московским Историческим музеем.

К тематическим относятся и известные конволюты библиографа В.И.Межова (1830-1894), представляющие научный интерес, в том числе так называемый "Туркестанский сборник" (1878-1888), состоящий из 416 томов брошюрных изданий, оттисков статей из периодики, вырезок и т.п., с трехтомным систематическим и алфавитным указателем (хранится в Национальной библиотеке Узбекистана им. А.Навои).

Аллигатом принято называть рекомплект, составные части которого объединены общностью содержания или представляют собой разрозненные и соединенные заново части одного и того же издания.

Аллигаты, как и конволюты, составляются преимущественно библиофилами и коллекционерами, однако их создание стимулируется самими издателями произведений печати. В первую очередь это касается многотомных изданий или сочинений, выходивших отдельными главами, частями, выпусками. Так, например, классическим примером аллигата может служить первое издание "Евгения Онегина", выходившее из печати отдельными главами по мере их написания автором (СПб., Тип. Деп. нар. просв., 1825-1832), впоследствии объединенными их счастливыми обладателями под одним переплетом. Этот аллигат, хорошо известный букинистам, состоит из 424 страниц раздельной пагинации, восьми самостоятельно изданных глав, имеет восемь титульных листов. Аллигатом является и подборка отдельно изданных частей поэмы А. Т. Твардовского "Василий Теркин", выходивших по мере их написания автором и впервые выпущенных в библиотечке популярной фронтовой газеты "Красноармейская правда" в 1942-1945 годах.

Во второй половине XIX - начале XX века в издательскую практику России входит обычай выпускать многотомные иллюстрированные издания в разном товарном виде. Это давало возможность покупателю выбрать и заказать для книги любой переплет (цельнокожаный, коленкоровый, составной, бумажная обложка и пр.) в соответствии с собственными вкусами и материальным достатком; при этом владельцы книги для удобства часто объединяли под одним переплетом сразу все тома издания или несколько выпусков. Наиболее активно стимулировали создание аллигатов такие издатели, как М.О.Вольф, А.Ф.Маркс, А.С.Суворин, П.П.Сойкин, и особенно И.Н.Кнебель, часто печатавший издания по искусству отдельными выпусками. Так, например, к наиболее известным аллигатам прошлого принадлежит выпущенная им фундаментальная "История русского искусства" под редакцией И.Э.Грабаря (М., 1910-1916), задуманная как подписное издание в 40 выпусках и девяти томах. Однако Первая мировая война прервала издание, успели выйти в свет всего 23 выпуска (5 отдельных томов и один выпуск). Издание распространялось по подписке отдельными выпусками, заключенными в обложку, оформленную Е.Е.Лансере, причем выпуски печатались произвольно, а не в порядке их последовательной нумерации. Впоследствии из этих выпусков многие владельцы книг самостоятельно создали аллигаты. Тысяча экземпляров из пятнадцатитысячного тиража сразу же вышла в виде отдельных томов (по 4-5 выпусков в каждом) в полукожаных переплетах, а сто экземпляров были напечатаны для коллекционеров и библиофилов на голландской бумаге и заключены в дорогие цельнокожаные переплеты работы И.Я.Билибина и М.В.Добужинского.

Таким образом, сегодня "История русского искусства" может появиться на букинистическом рынке в нескольких товарных видах: отдельными выпусками в издательской обложке и томами в переплетах - издательских и владельческих.

Специалист антикварной книги должен, однако, иметь в виду, что деление рекомплектов на конволюты и аллигаты условно, это - дань современности. В дореволюционной России такого деления не существовало, и любые издания, объединенные под одним переплетом вне зависимости от их тематики и содержания, носили названия конволюта.

Разнообразные конволюты широко обращались на букинистическом рынке. Особенно высоким был их удельный вес у антиквара Ф.Г.Шилова, своего рода новатора в формировании букинистического ассортимента.

Сегодня число конволютов, хранящихся в музеях и библиотеках нашей страны, огромно, а их состав чрезвычайно разнообразен. Нередко конволюты помогают разыскать по-настоящему редкие и ценные издания. Так, например, в 1984 году в Англии учеными был обнаружен конволют, состоящий из двух азбук - известной "Азбуки" В. Бурцева-Протопопова (М.: Печатный двор, 1637) и "Азбуки" Ивана Федорова, отпечатанной им во Львове в 1574 году - первого русского учебника. Последняя является редчайшей книгой, ее нет на территории бывшего СССР, а этот второй по счету найденный в мире экземпляр сегодня хранится в Британской библиотеке.

Разновидностью рекомплекта является и так называемая подшивка, соединившая под одним владельческим переплетом полную подборку и разрозненные номера, выпуски, части периодического издания.

Как самостоятельная, устойчивая товарная группа антикварных изданий подшивка появилась лишь в середине XIX века, когда возник усиленный интерес к периодическим изданиям (преимущественно XVIII столетия) со стороны коллекционеров и библиофилов, появились первые серьезные коллекции периодики (например, библиофила М.Н.Лонгинова).

Среди подшивок товароведу, специалисту в области антикварной книги следует прежде всего знать и различать те, в которые включены различные переиздания комплектов и отдельных номеров периодических изданий. В первую очередь это касается новиковских журналов "Трутень" (1769-1770) и "Живописец" (1772-1773), пользовавшихся огромным спросом современников и потому неоднократно переизданных еще при жизни их издателя. Набранные заново, они существенно отличаются друг от друга. Так, например, уже во втором издании "Живописца" (1773) отсутствуют некоторые статьи и заметки из предыдущего издания, зато в нем заполнены все пропуски, имеющиеся в первом издании; к третьему изданию (1775) Н.И.Новиковым специально было написано предисловие "К читателю", перепечатанное потом без изменений в четвертом (1781) и пятом (1793) изданиях; в издании, осуществленном в 1829 году, не оставалось и половины "Живописца": все лучшее из него было выброшено, а перепечатанное осуществлено с многочисленными пропусками и искажениямиСм.: Ефремов П.А. Об изданиях "Живописца" // Собиратели книг в России. С. 104-105..

В 50-70-е годы XIX века библиофилами была развернута кампания по переизданию старинной русской книги и периодики. Так, в 1858 году А.Н.Афанасьев, известный библиофил, исследователь русского народного творчества и редактор "Библиографических записок", первого русского журнала библиофильского направления, переиздал редчайшие сатирические журналы XVIII века "Поденщину" (1769), "Пустомелю" (1770) и "Кошелек" (1774), добыть которые уже в то время было практически невозможноТри книжки. М.: В тип. С.Селиванского, 1858., а П.А.Ефремовым были подготовлены к переизданию новиковские журналы "Живописец" (1864) и "Трутень" (1865). По отзывам современников, издания были перепечатаны "с дипломатической точностью относительно старинного правописания и прочего..."См.: Лонгинов М.Н. Избранное // Собиратели книг в России. С. 261..

Неоднократно переиздавались отдельные номера "Колокола" А.И.Герцена и Н.П.Огарева - первой русской бесцензурной революционной газеты, выходившей в Лондоне (1857-1867), а также большевистской газеты "Правда" и др.

Специалисту антикварной книги следует помнить о том, что каждый рекомплект по-своему уникален и неповторим. В этой связи он представляет значительный интерес для библиофилов и коллекционеров; отсутствие выходных данных, оглавления в этом случае не должно являться препятствием для покупки рекомплекта. Современная оценка рекомплекта не просто складывается из оценок составляющих его частей, но каждая эта часть должна рассматриваться самостоятельно, со своей мерой информативности, общественной полезности, социальной значимости и редкости.

Кроме того, целесообразно тщательно описать подобное издание (как это делали во все времена антиквары и библиофилы)Смирнов-Сокольский Н.П. Моя библиотека. Т. 1-2. М., 1963; Библиотека Д.В.Ульянинского. Т. 1-3. М., 1912-1915 и др. , как могущее когда-либо появиться на букинистическом рынке.


© Институт открытого образования МГУП