В начало учебникаОглавлениеГлава 1.6Информация об изданииОб изданииСписки иллюстраций и терминовАвторы изданияГлава 1.4

 

ОБЩАЯ БИБЛИОГРАФИЯ

 

Глава 1. БИБЛИОГРАФОВЕДЕНИЕ КАК НАУКА

1.5. МЕТОДОЛОГИЯ БИБЛИОГРАФОВЕДЕНИЯ

 

Методология предметный указатель в любой сфере деятельности является одной из важнейших составляющих, от уровня научной разработанно-сти которой во многом зависит качество и эффективность соответствующей деятельности. Следует отметить, что в библиографии уровень существующей методологии достаточно высок. И все же общепринятое представление о библиографической методологии пока отсутствует, и целенаправленно эта проблема, судя по имеющейся литературе, активно не разрабатывается [наибольший интерес представляют следующие работы: именной указатель Иванов Д.Д. О научных методах библиографии//Научная библиография: Из опыта ФБОН АН СССР. М., 1967. С. 7-54; именной указатель Баренбаум И.Е., Барсук А.И. К вопросу о методах книговедческих дисциплин//Книга. Исслед. и материалы. 1974. Сб. 29. С. 20-45; именной указатель Барсук А.И. Библиографоведение в системе книговедческих дисциплин. Гл. 5. С. 93-113; именной указатель Янонис О.В. Проблемы и задачи развития методологии библиографоведения//Сов. библиогр. 1984. № 1. С. 12-18; именной указатель Коршунов О.П. Библиография: Теория, методология, методика. Разд. 2. С. 165-236; именной указатель Беловицкая А.А. Общее книговедение. Гл. 8. С. 215-238]. К сожалению, в философии и логике также не существует пока строго отработанной системы методов.

Слово метод греческого происхождения и в специальной литературе переводится как путь, способ исследования, познания, обучения, изложения, теория, учение. Столь же многообразно определяется и сущность метода. Например, в "Логическом словаре-справочнике" именной указатель Н.И.Кондакова метод определяется как "система правил и приемов подхода к изучению явлений и закономерностей природы, общества и мышления; путь, способ достижения определенных результатов в познании и практике; прием теоретического исследования или практического осуществления чего-нибудь, исходящий из знания закономерностей развития объективной действительности и исследуемого предмета, явления, процесса" (с. 348). В "Философском энциклопедическом словаре" дается несколько иное определение: метод - "способ построения и обоснования системы философского знания; совокупность приемов и операций практического и теоретического освоения действительности" (с. 364). С учетом специфики библиографической деятельности в качестве рабочего можно принять следующее определение метода: способ достижения поставленной цели, осуществления функции информационного управления.

Слово методология, также греческого происхождения, буквально переводится как учение (слово, понятие) о методе. В современной философии "методология" определяется как "система принципов и способов организации и построения теоретической и практической деятельности, а также учение об этой системе" [Там же. С. 159-163]. Иначе, методология - это учение о системе методов или в целом, т.е. в ее философском значении, или в частности, т.е. применительно к различным сферам практической и теоретической деятельности с учетом их специфических условий и задач. Свою методологию должна иметь и библиография.

В современной науке существует несколько систем методологий, т.е. отсутствует единая обобщенная методология. В нашем случае, говоря о методологии библиографии, мы считаем возможным прежде всего исходить из различных уровней познания. С учетом этого обычно выделяют универсальную, общенаучную (или специальную) и методологию частных наук. Универсальная методология лежит в основе социального познания, его теории. Для нас универсальный метод - это диалектика. Вообще диалектика (слово греческого происхождения, обозначающее искусство вести спор, беседу) - это "наука о наиболее общих законах развития природы, общества и мышления, философская теория и метод познания и преобразования предметов, явлений действительности в их противоречивом самодвижении" [именной указатель Кондаков Н.И. С. 143]. Само слово "диалектика" впервые использовал древнегреческий философ именной указатель Сократ, понимая ее как искусство вести спор, диалог с учетом взаимозаинтересованного обсуждения проблемы и с целью достижения истины путем противоборства мнений. Его ученик именной указатель Платон понимал такой диалог именно как логические операции расчленения и связывания понятий, осуществляемые посредством вопросов и ответов и ведущие к истинному определению понятий. Платон является основоположником идеалистического направления в диалектике, получившего свое развитие в средневековой философии, а в новое время - в философии именной указатель Гегеля. В частности, в средние века диалектикой также называли и формальную логику. именной указатель К.Маркс и именной указатель Ф.Энгельс, критически освоив и творчески развив гегелевскую диалектику, разработали материалистическую диалектику. Для диалектики, по словам Ф.Энгельса, "существенно то, что она берет вещи и их умственные отражения главным образом в их взаимной связи, в их сцеплении, в их движении, в их возникновении и исчезновении..." [Маркс К., Энгельс Ф. Указ. соч. Т. 19. С. 205]. В.И.Ленин считал, что "вкратце диалектику можно определить как учение о единстве противоположностей" [Указ. соч. Т. 29. С. 203].

На основе универсального метода разрабатываются все другие методы научного познания. Особое значение для библиографоведения имеет диалектический метод научного исследования, состоящий в движении теоретической мысли ко все более полному, всестороннему и целостному воспроизведению предмета, что называют методом восхождения от абстрактного к конкретному. При этом принимается во внимание, что метод восхождения от абстрактного к конкретному характеризует направленность научно-познавательного процесса в целом - движение от менее содержательного к более содержательному знанию. Диалектики определяют метод восхождения от абстрактного к конкретному как самый эффективный метод научного познания, при помощи которого мышление усваивает конкретное, воспроизводит его как духовно конкретное.

Необходимой теоретической предпосылкой этого процесса (восхождения) служит построение исходной теоретической конструкции, которая выражала бы некоторый синтез, идеализацию отправных абстракций. Именно после формирования подобных абстракций (идеализаций) наука начинает реализовывать "правильный в научном отношении" метод движения от исходных простейших определений к воспроизведению реальной конкретности [подробнее см., напр., в работах именной указатель Д.П.Горского: Обобщение и познание. М., 1985. 208 с.; Понятие о реальных и идеальных типах//Вопр. филос. 1986. № 10. С. 25-34]. Реальная конкретность выступает для теоретической мысли в процессе восхождения от абстрактного к конкретному той предпосылкой, которая должна постоянно витать перед нашим представлением. В частности, именной указатель К.Маркс в отличие от гегелевского толкования восхождения подчеркивал, что мысленная конкретность "ни в коем случае не продукт понятия, порождающего само себя и размышляющего вне созерцания и представления, а переработка созерцания и представления в понятия", которая достигается в этом процессе путем постоянного взаимодействия теории и практики [Маркс К., именной указатель Энгельс Ф. Указ. соч. Т. 46, ч. 1. С. 37-38].

Применительно к библиографоведению этот метод актуализирован именной указатель О.П.Коршуновым [Коршунов О.П. Библиография: Теория, методология, методика. С. 185-215, 221-230] и в наших работах [Библиографическая эвристика: История, теория и методика информационного поиска. М., 1984. 48 с.; Информационные издания. 2-е изд., перераб. и доп. М., 1988. 272 с.; Современные проблемы типологии книги. Воронеж, 1989. 247 с.]. Только следует рассматривать процесс восхождения от абстрактного к конкретному (и наоборот!) не односторонне - лишь в единстве всеобщего, особенного и единичного, т.е. по иерархии восхождения, но и в динамике его как деятельностного (ценностного) процесса - по известной формуле именной указатель В.И.Ленина: от живого созерцания (сигнальная, учетная функция библиографии) к абстрактному мышлению (оценочная, научно-вспомогательная функция) и практике (рекомендательная функция).

Общенаучные методы, или специальная методология библиографоведения, обусловлены особенностями ее применения к другим сферам общественной деятельности, в том числе и к книжному делу (информационной деятельности). Основу такой методологии прежде всего составляют известные методы традиционной, или формальной, логики, важнейшими из которых являются описание, анализ, синтез, обобщение и выведение. Сюда же следует отнести методологию исторического, количественного (математического), различных современных подходов - системного, моделирования, функционального, структурного, деятельностного, типологического и т.п. В частности, важно учитывать общенаучный характер книговедческих методов по отношению к библиографоведению. Необходимой ясности здесь также не существует.

Среди других общенаучных методов в библиографоведении преимущественным вниманием пользуются: количественные (статистические) - статистико-библиографический метод, библиометрия; ценностные - библиографическая критика, составление библиографических описаний, аннотирование, реферирование, обозрение и т.д. Статистико-библиографический метод - это наиболее традиционный метод книговедения вообще, типичными образцами которого могут служить работы именной указатель А.К.Шторха и именной указатель Ф.П.Аделунга, именной указатель П.И.Кеппена, именной указатель Л.Н.Павленкова, именной указатель Н.М.Лисовского и др. [характеристику их см.: именной указатель Здобнов Н.В. История русской библиографии до начала XX в. 3-е изд. М., 1955. С. 144-150, 208-215, 386-397]. Классической можно считать статистико-библиографическую работу Н.М.Лисовского "Периодическая печать в России, 1703-1903: Статистико-библиогр. обзор" [Лит. вести. 1902. Т. 4, кн. 8. С. 281-306]. В настоящее время выпускается специальный ежегодник - "Печать Российской Федерации в... году". Специфическим развитием ценностной методологии являются социобиблиологический метод именной указатель А.М.Ловягина [см. его работы: Основы книговедения. Л., 1926. 166 с.; Что такое библиология//Библиогр. изв. 1923. № 1/4. С. 3-12; Библиологическая наука: (Вступ. ст.)//Курсы книговедения: Проспект. Л., 1924-1925. С. 16-17]; библиопсихологический метод именной указатель Н.А.Рубакина [см. его работы: Книжные богатства, их изучение и распространение: Научно-библиологический очерк//Среди книг. 2-е изд. М., 1911. Т. 1. С. 1-191; Избранное: В 2 т. М., 1975; Психология читателя и книги: Краткое введ. в библиол. психологию. М., 1977. 264 с.]; методы библиотипологии, в основе которых лежат различного рода частные и общие методы моделирования [см. уже названные наши работы: Современные проблемы типологии книги; Библиотипология, или общая теория систем в книжном деле] и т.д.

Наконец, частнонаучные методы, отраслевая методология, или методы собственно библиографоведения, определяют специфику рационального, научно обоснованного применения методологии к теории и практике библиографической деятельности. Свою частную методологию и призвана разрабатывать наука о библиографии - библиографоведение.

Другими словами, методология библиографоведения представляет собой определенное единство универсального метода, общенаучных (специальных) и частнонаучных (собственно библиографических) методов. Следует подчеркнуть, что на современном этапе методология библиографии развивается в единстве общих и частных библиографических методов. Примечательно также, что некоторые собственно библиографические методы имеют свои теории, научные дисциплины. К таковым относятся предметный указатель "библиографическая эвристика", "библиометрия", "библиотипология" (в части библиографической систематизации). Накоплен довольно большой теоретический и практический опыт в использовании таких методов, как составление библиографических описаний, аннотирование, реферирование, обозрение (составление библиографических обзоров) и т.д., позволяющий сформулировать частные дисциплины библиографоведения. Должна быть разработана и своя теория библиографической критики (рецензирования). При разработке частной методологии библиографоведения следует учитывать, что она и в целом, и в каждой своей составляющей (отдельный метод) выступает в единстве общего, особенного и единичного. Например, должна существовать общая библиографическая эвристика, чему и посвящено наше учебное пособие "Библиографическая эвристика", специальная библиографическая эвристика, особое внимание которой уделяют сейчас в информатике, библиографическая эвристика для отдельных видов, методов, задач, тем информационного поиска.

Для понимания и дальнейшего развития методологии библиографии важное значение имеет решение вопросов о соотношении логики, теории и методологии, методов и принципов, методологии научного познания и методологии практики [подробнее см. в нашем учебном пособии: Общая библиография. С. 67-71].

Для библиографии как отрасли информационной деятельности существен тот момент, что знания (шире - социальная информация) опредмечиваются не только в знаковой (языковой) форме, но и в творениях материальной культуры. В этой связи следует учитывать, что практика не только является критерием истины, диалектического познания и преобразования действительности. но и как цель и итог входит в теорию, а значит, логику и методологию познания. Поэтому практика "выше (теоретического) познания, ибо она имеет не только достоинство всеобщности, но и непосредственной действительности" [именной указатель Ленин В.И. Указ. соч. Т. 29. С. 195].

Соотношение теории и практики в библиографии имеет свою специфику. Традиционно эта проблема решалась лишь в аспекте соотношения библиографии, которая односторонне трактовалась как библиографическая практика, и библиографической науки - библиографоведения. Однако до сих пор не учитывалась принципиальная разница между научным исследованием закономерностей развития библиографической деятельности и ее практическим воздействием на свой объект информационного управления - книжное дело - и через его посредство на всю общественную деятельность в целом. Именно на этом основании мы и говорим о двух уровнях в методологии библиографии, которые условно можно назвать фундаментальным и прикладным.

Именно прикладная (практическая) методология получила в библиографоведении приоритетное развитие. В какой-то мере это объяснимо: библиография должна постоянно реализовывать свою основную общественную функцию, что без соответствующей методологии невозможно. В то же время следует подчеркнуть, что без столь же активной научной разработки фундаментальной библиографической методологии библиографическая практика будет иметь эмпирический, а не рациональный, теоретический характер.

Основные прикладные методы библиографии указаны в табл. 1. Эти группы методов представляют собой результат анализа, оценки и обобщения имеющегося опыта как в истории библиографии, так и современного. В целом следует отметить, что прикладная методология разработана еще недостаточно глубоко и обоснованно, в ней существует целый ряд нерешенных вопросов.

Естественно, что предложенная нами прикладная методология библиографии (см. табл. 1) нуждается в дальнейшем развитии, расширении и углублении. В частности, на уровне методов библиографирования такое развитие дано нами во втором издании книги "Информационные издания". Применительно к составлению библиографических обзоров соответствующая модель методологии могла бы выглядеть следующим образом (рис. 4). Наконец, не менее сложно в научном плане выглядит соотношение метода и принципа. С учетом важности и наличия уже определенного опыта теоретической разработки этой проблемы мы вынесли ее рассмотрение в особый параграф (см. выше § 3).

В любом случае именно управленческая специфика библиографии требует особой системы методов и форм мыслительной переработки документальной информации. Речь идет о своеобразном свертывании информации, "синтезе книжной мысли" (именной указатель Б.С.Боднарский). Другими словами, наряду с биофизическими, теоретико-познавательными (логическими), техническими (компьютеризация) возможностями совершенствования самого процесса освоения накапливаемой в обществе информации библиография предлагает нам свой способ уплотнения знания, своеобразную библиографическую редукцию информации (знания). Причем библиографическая редукция в наше время осуществляется в особой системе социальных координат: с одной стороны (по вертикали), от универсума человеческих знаний к информационному обеспечению каждого общественного индивида как специфическим, так и универсальным знанием, с другой (по горизонтали) - от фиксации всего накапливаемого знания, его оценки на социальную значимость до необходимых рекомендаций об эффективном использовании самой ценной информации каждым конкретно данным членом общества.

Как видим, библиографическая редукция диалектична, носит спиралевидный характер в своем формировании и развитии. Поэтому в конечном итоге можно говорить, что библиография предлагает нам своеобразную информационную модель мира. Следовательно, речь идет не только о научной, но и о предметный указатель библиографической картине мира (БКМ) как одной из важнейших форм познания и мировоззрения. Причем библиографическая формализация не менее эффективна, чем, скажем, математическая, но более доступна любому человеку, в то же время она может быть легко и математизирована, и компьютеризирована. Своеобразие БКМ нужно видеть в следующих двух главных особенностях. Первую из них еще в середине XVIII в. квалифицировал в названной выше статье именной указатель М.В.Ломоносов как "приращение человеческих знаний" путем "ясных и верных кратких изложений содержания появляющихся сочинений, иногда с добавлением справедливого суждения либо по существу дела, либо о некоторых подробностях выполнения", т.е. путем реферирования и рецензирования (согласно академическому уставу - путем сочинения "экстрактов"). Вторая особенность соотносима с так называемым выводным знанием, или знанием, получаемым не путем практического опыта или эксперимента, а лишь на основе логической переработки документальной информации.

Как можно заключить, БКМ отличается как необходимой емкостью, так и аксиологичностью информации. Она может носить и универсальный (общий), и профессиональный (научный), и индивидуальный характер. Особо следует подчеркнуть аксиологичность, которая наглядно проявляется в системе основных видов библиографии, формирующейся не по произволу отдельных авторов, а как объективно обусловленный результат специализации библиографической деятельности, в первую очередь ее основной социальной функции - информационного управления. Даже универсальная БКМ содержательно может создаваться в довольно большом разнообразии: на основе документов, фактов, идей. В частности, можно ограничиться документальным (документографическим, или источниковедческим) материалом, Но и это уже играет большую роль в формировании мировоззрения в современном обществе. Так, сложилось целое научное направление - библиометрия, которое только на основе статистики, например, различного рода публикаций, но обработанных достаточно большим арсеналом формализованных (логических, математических и т.п.) методов, позволяет сделать далеко идущие и качественного характера обобщения, выводы и прогнозы. В частности, на уровне универсального библиографического учета можно, например, с использованием такого библиографического пособия, как "Указатель цитированной литературы", выпускаемого в США, или нашего ежегодника "Библиография российской библиографии" определить творческий вклад данного ученого, научной школы, развитие и распространение идей, даже грубый или тонкий плагиат и т.д.

Но такая квалификация необходимым образом требует уже целенаправленного формирования БКМ качественно другого характера - оценочной (критической). Обычно ее трактуют очень узко - как результат научно-вспомогательной библиографии (научно-информационной деятельности). В действительности оценочную БКМ следует формировать на основе общесоциальной, общекультурной значимости (научной, идеологической, эстетической, педагогической, технической, экономической и т.д.), т.е. не по системе наук, а по системе деятельности, что и просматривается в библиографической классификации, положенной в основу "Среди книг" именной указатель Н.А.Рубакина (по "областям жизни"). Правда, оценочная БКМ уже не документографична, а в большей степени фактографична. Факты становятся еще действенней, если приведены в определенную систему. В такой ситуации возникает проблема анализа и отбора наиболее значимых документов и фактов на основе библиографической критики - рецензирования.

Наконец, рекомендательная БКМ воспроизводит уже возможный, но оптимальный вариант, более действенный для формирования мировоззрения. Именно такую БКМ и следует считать идеографической или концептуальной - в смысле идеи, закона, принципа, теории, положенных в основу ее создания. Именно здесь в большей мере проявляется роль синтеза, обобщения, выводов и прогнозов, полученных библиографически на основе выводного знания, логической переработки документальной информации. Рекомендательная БКМ - это вершина библиографии. В отличие от своих предшественников - описательной (документо- или фактографической) и оценочной БКМ, отражающих новизну и ценность, приращение знаний, причем именно предшественников, так как без них она невозможна, рекомендательная БКМ характеризуется еще и полезностью, отражая целостность наиболее значимой информации, необходимой для решения данной проблемы и конкретно данным потребителем (общество - коллектив - личность). Рекомендательная БКМ еще в больше мере, чем предшествующие, прогностична, так как более наглядно и целенаправленно показывает, какая информация помимо уже имеющейся необходима, должна быть создана для эффективного и качественного решения той или иной проблемы универсального или частного характера.

Итак, на современном этапе развития библиографоведения главная задача состоит в том, чтобы сформировать целостную систему библиографической методологии.

 


© Центр дистанционного образования МГУП, 2001