В начало учебникаОглавлениеГлава 5.4Информация об изданииОб изданииСписки иллюстраций и терминовАвторы изданияГлава 5.2

 

ОБЩАЯ БИБЛИОГРАФИЯ

 

Глава 5. ОСОБЕННОСТИ СТАНОВЛЕНИЯ РУССКОЙ БИБЛИОГРАФИИ (XI-XVII вв.)

5.3. СТАНОВЛЕНИЕ РЕКОМЕНДАТЕЛЬНОЙ БИБЛИОГРАФИИ

 

Для истории русской библиографии в период ее становления создание списка истинных и ложных книг представляет интерес не только в связи с канонизацией Ветхого и Нового Завета, но и относительно круга чтения русского человека вообще. Более того, развернувшаяся борьба Русской православной церкви против католичества и лютеранства, за свое влияние на Украине и в Белоруссии требовала таких библиографических пособий. В этом отношении примечателен список истинных и ложных книг, опубликованный на страницах так называемой "Кирилловой книги" [М., 1644; То же, Гродно, 1786]. Не случайно он вошел в состав "Хрестоматии по русской библиографии с XI века по 1917 г." именной указатель С.А.Рейсера [подробнее о "Кирилловой книге" см.: Словарь книжников... Вып. 3, ч. 2. С. 163-166].

Само издание представляет собой полемический сборник, подготовленный и изданный по приказу царя именной указатель Михаила Федоровича, но приписанный архиепископу именной указатель Иерусалимскому Кириллу. Правда, сборник и открывается "Словом Кирилла Иерусалимского", представляющим собой снабженный комментариями перевод с греческого именной указатель Стефана Зизания - "Казанье святого Кирилла патриарха Иерусалимского о антихристе и знаках его з розширением науки против ересей розных..." (издано в Вильно в 1596 г.). Основу "Кирилловой книги" составили: сочинения украинских и белорусских публицистов, ведших активную антикатолическую и антилютеранскую полемику в конце XVI - начала XVII в.; произведения и фрагменты из русских изданий и рукописных сборников аналогичной направленности.

Поводом для издания книги послужил приезд в Россию дат-ского королевича Вальдемара, сватавшегося к царевне Ирине. Стремление царского двора убедить королевича в необходимости крещения его по православному обряду вызвало длительные споры с сопровождавшими Вальдемара лютеранами. С русской стороны участниками этих дискуссий были составители "Кирилловой книги", известные в богословских и литературных кругах Москвы, которые активно использовали и материалы подготовленного ими издания.

В публицистико-полемическом духе построен и включенный в книгу список истинных и ложных книг. По своей структуре он соотносим с библиографическим пособием в Изборнике 1073 г. и состоит из нескольких частей. Первую составляют книги, которые принимает соборная апостольская церковь и которые подобает читать православным христианам. Сюда включены, прежде всего, книги Ветхого и Нового Завета, а затем известных богословов (именной указатель Дионисия Ареопагита, именной указатель Василия Великого, именной указатель Григория Богослова, именной указатель Иоанна Златоуста и др.), в том числе и книги для чтения (Маргарит, Златоструй, Андриатис).

Вторую часть составляют книги ложные (в том числе: Евангелие от Варнавы, Евангелие от Фомы, Енох; Варфоломеевы вопросы к богородице, како Христа родила, и др. В третью часть вошли книги еретические, например: Астрономия, Чаровник, Волховник, Книга Звездочтец и т.п. Затем следует раздел рекомендаций, заканчивающийся предупреждением: "Всех же убо чюждих и диявольских сетей, крепко уклоняйся". Далее представлены книги отреченные с краткими комментариями и оценками. Заканчивается список предупреждением отцам духовным, которые потакают неканоническому чтению, тем более, сами творят еретические волхвования, что они "да извергнутся сана и с прочими еретики да будут прокляты, а писанная на телесех их да сожгутся".

На этом примере наглядно можно видеть, что списки истинных и ложных книг на Руси превращаются в своего рода трактаты и обзоры. Неотъемлемой стороной их содержания становятся не только четкий отбор и систематизация по принципу истина - ложь, но и, что самое главное, элементы критики, комментариев и рекомендаций.

В целом списки истинных и ложных книг в современном понимании можно всецело отнести к оценочной (критической) библиографии. В любом их варианте это всегда жесткий и квалифицированный отбор из определенного на данный момент наличного фонда рукописных и печатных книг. Но даже и оцененный, отобранный массив книг постоянно растет, появляется необходимость в выборе их из лучших, истинных книг, т.е. в рекомендации. Это характерно только для отечественной библиографии.

Рекомендательную функцию выполняли уже различного рода вспомогательные указатели (указцы), оглавления и т.п. - элементарные библиографические пособия. Со временем возникает задача формирования круга чтения. Эту задачу и решали списки истинных и ложных книг. На Руси она ставилась более основательно: само создание книг должно осуществлять эту задачу, а не только пользование ими. Рекомендации по книгопользованию известны давно [см. подробнее: именной указатель Семеновкер Б.А. Библиографические памятники Византии; именной указатель Шамурин Е.И. Очерки по библиотечно-библиографической классификации и т.п.]. Но, может быть, впервые так целенаправленно стали формировать круг чтения уже к моменту внедрения книгопечатания именно в России. Речь идет о таком грандиозном книжном предприятии, как создание "Великих Миней Четьих" - "Собрания всех книг, чтомых на Руси" [cм.: именной указатель Розов Н.Н. Русская рукописная книга. С. 54]. Конечно, в основе такого грандиозного по тем временам рукописного производства лежала откровенно охранительная идея: создать для русского читателя определенный, строго очерченный и санкционированный церковью круг чтения. Но нельзя не понимать, что и в современных нам условиях необходим подобный способ освоения информации каждым читателем. Все читать и осваивать - и массовый, и профессиональный - читатель объективно уже не может

Это было осознано тогда, в условиях русской рукописной книжности. Поэтому лишь узкий круг современников мог знать о них. И только последующие публикации дали нам возможность судить о том, насколько плодотворно, оригинально в библиографическом отношении все это было осуществлено.

В частности, только в 1914 г. было опубликовано библиографическое пособие именной указатель Арсения Высокого, составленное в 1584 г., - "Указец из всех четьих книг, из соборников". В библиографической литературе оно известно как "Указец" Арсения Высокого. Сам автор, книгохранитель Вологодского Спасо-Прилуцкого монастыря, отмечал в своем труде, что указец он составил из книг монастырской библиотеки путем отбора из книг для чтения и сборников отдельных статей и отрывков, которые нужны были для чтения на определенный день. Всего использовано сорок рукописных книг, названия которых даны на полях. Основной материал именной указатель Арсений расположил в круг годового чтения в календарном порядке (применительно к определенным праздникам, к дням церковного поминания святых и т.п.). По мнению Н.В.Здобнова, "Указец" являлся как бы своеобразным библиографическим дополнением к Минеям Четьим - кругу церковного помесячного чтения. Вместе с тем это яркий образец зарождавшейся русской рекомендательной библиографии: в нем взяты только избранные места из избранных книг в соответствии с церковными канонами. Н.В.Здобнов отмечает и высокий уровень библиографического описания, соответствующего функциональному назначению самого библиографического пособия [см. его: История русской библиографии до начала XX в. С. 30-32].

 


© Центр дистанционного образования МГУП, 2001