В начало учебникаОглавлениеГлава 10.5Информация об изданииОб изданииСписки иллюстраций и терминовАвторы изданияГлава 10.3

 

ОБЩАЯ БИБЛИОГРАФИЯ

 

Глава 10. ИСТОРИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ РАЗВИТИЯ БИБЛИОГРАФИИ В СОВЕТСКОЙ РОССИИ

10.4. РАЗВИТИЕ РЕКОМЕНДАТЕЛЬНОЙ БИБЛИОГРАФИИ

 

Рекомендательная библиография и в новых социально-экономических условиях не теряет своей основной функции: руководство информационным обеспечением конкретно данного потребителя (читателя), т.е. с учетом его личности во всех общественных отношениях. Традиционно это связывают с педагогическим аспектом библиографии: с необходимостью самообразования и воспитания личности. Советская власть привнесла в этот процесс свои особые задачи, содержание, методы и формы. Именно на примере советской рекомендательной библиографии можно показать излишества односторонней идеологизации, неправомерность только "воинствующего" подхода к духовной жизни личности. Единственным оправданием здесь может служить лишь целенаправленное стремление создать новый тип человека, всесторонне и гармонично развитого.

Первоочередной задачей на этом пути стала борьба с неграмотностью, для чего широко использовалась именно рекомендательная библиография. Особая роль здесь принадлежала именной указатель А.В.Луначарскому и именной указатель Н.К.Крупской. Выступая на I съезде по внешкольному образованию в 1919 г., А.В.Луначарский утверждал: "Чего стоит грамотный человек, который не читает никакой книги? Это человек, который осужден на обратное впадение в неграмотность... Обучение взрослого грамоте должно проходить в атмосфере расширения знания, базироваться на чтении книг, газет, декретов..." [О народном образовании. М., 1958. С. 79-80]. Н.К.Крупская была бессменным руководителем культурно-просветительского дела в Наркомпросе, инициатором библиографических изданий, активно участвовала в работе Института библиотековедения и рекомендательной библиографии, со своими предложениями часто выступала на библиографических съездах, конференциях, совещаниях. Именно при ее непосредственном участии была подготовлена программа занятий в школах безграмотных и малограмотных, получившая название "Грамота гражданина". Особое внимание в ней обращено на включенные рекомендательные библиографические списки для преподавателей и учащихся [подробнее см.: именной указатель Андреева М.А. Роль Н.К.Крупской в организации рекомендательной библиографии 1917-1920 гг.//Уч. зап./Моск. гос. библ. ин-т. 1959. Т. 5. С. 79-81].

Вторая задача, поставленная перед рекомендательной библиографией, состояла в активизации политико-просветитель-ской работы. Суть ее была сформулирована в декрете СНК от 10 декабря 1918 г. "О мобилизации грамотных и организации пропаганды Советского строя". К этому времени уже было создано ядро литературы, обеспечивавшее выбор для чтения по актуальным вопросам текущей политики. Названный декрет предусматривал, во-первых, осведомление неграмотного населения о всех мероприятиях правительства, во-вторых, содействие политическому развитию всего населения вообще посредством чтения декретов и статей газет Коммунистической партии, специально для того рекомендованных.

Третья задача рекомендательной библиографии заключалась в содействии библиотечному строительству. Так, в резолюции I Всероссийского съезда по народному образованию по докладу Н.К.Крупской подчеркивалась роль книги как одного из главных источников знания и указывалось на необходимость широкого развития библиотечного дела. Она в принципе повторила содержание разговора именной указатель А.В.Луначарского с именной указатель В.И.Лениным при назначении первого наркомом просвещения. Н.К.Крупская особо подчеркнула преимущественное значение подбора книг в библиотеках перед техникой библиотечного дела. В этих целях во Внешкольном отделе Наркомпроса составлялись примерные библиографические списки для комплектования различного типа библиотек, изб-читален, сельских и рабочих библиотек. К 1 января 1919 г. было разослано до 500 экземпляров таких списков.

Четвертая задача рекомендательной библиографии связана с использованием ее в качестве орудия идеологической борьбы. Помимо всего прочего, этому способствовала начавшаяся гражданская война. По словам Н.К.Крупской, эта война "повернула все дело на другие рельсы. Она потребовала прежде всего ответа на вопросы момента; нужна была агитация сильная, яркая. Это было орудием борьбы" [Пед. соч.: В 10 т. М., 1959. Т. 7. С. 105]. Она и велась на стороне Красной Армии. При этом использовались самые разнообразные формы, в том числе и своеобразные, например выполненные от руки настенные плакаты с рекомендательными списками по актуальным вопросам текущего момента. В 1920 г. их начали выпускать типографским способом, большим форматом в четыре сложенные страницы. Примечательны темы этих библиографических списков-плакатов: "Вечно ли владычество капитала?", "Правда и ложь про коммунистов", "За что мы воевали и за что воюем сейчас", "Учись военному делу", "Прошлое и настоящее Интернационала", "Что читать о Париж-ской Коммуне", "Орудие борьбы с голодом в ваших руках".

Первые итоги развития советской рекомендательной библиографии подвела сама Н.К.Крупская. Основной пафос ее статей и рецензий - борьба с буржуазными теориями библиографии. В ответ на утверждение, что подбор книг должен быть беспартийным, она писала: это "является чистейшей фикцией, когда дело касается общественных наук; библиотекарь-социалист никогда не станет рекомендовать читателю книги, освещенной с точки зрения монархиста, не станет рекомендовать, потому что будет считать такую книжку вредной" [Там же. Т. 10. С. 13]. Партийная точка зрения ее возвращает нас к ленинской рецензии на труд Н.А.Рубакина "Среди книг". Теперь уже Н.К.Круп-ская написала рецензию на другую работу Н.А.Рубакина "Письма к читателям о самообразовании", впервые вышедшую в 1913 г., а теперь в 1919 г. переизданную. Сам факт этот примечателен. К тому же и Н.К.Крупская в целом отзывается о книге положительно: "Написана она очень горячо, и читателю невольно передается любовь автора к книге, его вера в великую силу знаний". В то же время она оговаривает, что "не во всех вопросах можно согласиться с автором, далеким от классовой точки зрения...". Например, в главе, содержащей список книг, "которые надо всякому прочесть", давая "широкое место представителям буржуазной и мелкобуржуазной идеологии, именной указатель Рубакин выкидывает за борт всю марксистскую литературу... И это после долгих рассуждений на тему о необходимости беспристрастности при подборе книг" [Там же. Т. 10. С. 23-24]. Напомним при этом, что Н.А.Рубакин исправил свой подход к марксистской литературе, включив ее в вышедший в том же году (1913) второй том "Среди книг", правда, под большим влиянием первого русского марксиста именной указатель Г.В.Плеханова.

Таким образом, принцип партийности (большевистской) был, можно считать, доминирующим на этапе становления совет-ской рекомендательной библиографии. Другое дело - следующий этап: мирное восстановление народного хозяйства в 1920-1929 гг. В основе лежала электрификация промышленности и всей страны, что требовало значительного подъема культуры населения. Для реализации этих целей в ноябре 1920 г. при Наркомпросе был организован Главный политико-просветительский комитет (Главполитпросвет). Его задача - объединить под руководством партии политико-просветительскую и агитационно-пропагандистскую работу всех ведомств, комсомола и направить ее на "обслуживание политического и экономического строительства". Сам В.И.Ленин в речи на Всероссийском совещании политпросветов губернских и уездных отделов народного образования (3 ноября 1920 г.) наметил программу политпросветработы на длительный период времени. По его словам, основная задача состояла в том, чтобы каждый агитатор был государственным руководителем всех крестьян и рабочих в деле экономического строительства государства. Отсюда одно из важнейших направлений этого периода - воспитать сознательность масс, что связано с книгой, чтением. И здесь агитатор "должен сказать, что для того, чтобы быть коммунистом, нужно знать, нужно прочесть вот такую-то брошюрку, вот такую-то книжку" [Полн. собр. соч. Т. 41. С. 407].

Как бы в развитие этих высказываний В.И.Ленина в 1921 г. в Главполитпросвете был создан программно-библиографический отдел, в дальнейшем реорганизованный в библиографическое бюро. Именно этому учреждению вменялось в обязанность составлять библиографические списки и программы по отдельным предметам для совпартшкол и в помощь самообразованию, а также списки и указатели к агитационным кампаниям.

Важнейшие агитационные кампании и были посвящены экономике. Одним из первых рекомендательных указателей этого рода стал "В помощь читателю: (Сборник рецензий на книги и брошюры, вышедшие, главным образом, за последние четыре года). Вып. 1: Экономическое строительство" и был издан для делегатов Всероссийского совещания политпросветов, так как предназначался библиотекарю и руководителю чтения в кружках. Установлено, что автором пособия была Н.К.Крупская. В частности, ее опыт рекомендательного аннотирования (рецензирования, по ее терминологии) и здесь, и в других ее библиографических работах того времени сыграл важную роль в создании методики рекомендательной библиографии.

Среди рекомендательных библиографических пособий экономической тематики, изданных в рассматриваемый период, особое место занимает указатель, напечатанный в приложении к книге именной указатель И.И.Степанова-Скворцова "Электрификация РСФСР в связи с переходной фазой мирового хозяйства" [М., 1922. XVI, 392 с. Библиогр.: с. 379-389]. Одним из авторов предисловия был В.И.Ленин, и это повышает значимость положительной оценки издания. Не прошел без внимания и приложенный указатель, ценность которого виделась в том, что он предназначен "как для тех, кому трудно было бы, без пояснений, понять некоторые места в изложении тов. Степанова, так и для тех, кто хочет знать главнейшие труды русской и иностранной литературы по данному вопросу вообще". Указатель был аннотирован и сопровождал читателя по главам книги. Некоторые аннотации перерастали в рецензии. По своему методическому исполнению этот прикнижный библиографический указатель сохраняет интерес и для нашего времени.

Как мы уже отмечали выше, становление советской библиографии характеризовалось достаточно активным вниманием к ее критической (оценочной) функции. Правда, не всегда четко квалифицировалось ее отличие от рекомендательной функции. Но важно подчеркнуть само использование библиографической журналистики. И вот теперь необходимо сказать, что она характерна и для первых шагов советской рекомендательной библиографии. После своего создания Главполитпросвет организовал выпуск нескольких журналов, в том числе: "Бюллетень книги" (1922-1923), "Вестник книги" (1924-1925), "Что читать деревне" (1925-1928) и др.

"Бюллетень книги" открывался программной статьей "Библиография и политическое просвещение", где были определены новые задачи библиографии. Подчеркивалось, что она "не просто культурническое дело, каким оно было до революции. Вместо расплывчатых и туманных идеалов, библиография имеет теперь строго определенные цели. Основываясь на идеологии авангарда рабочего класса - коммунизме, она становится политпросветительной библиографией". В этой связи важно было определить, к какому читателю обращается та или иная книга, удачно ли она составлена, удовлетворяет ли читателя и его запросы, следовало бороться с ненужными и вредными книгами, в том числе выпущенными частными издательствами, возобновившими свою деятельность в период нэпа. Примечательно следующее заявление журнала: "Мы хотим стать регулятором книжного пользования в нашей Республике". "Бюллетень книги" считается сложившимся типом советского рекомендательного библиографического журнала. Но в 1923 г. к его изданию был привлечен еще и Госиздат, сотрудники которого выступали, как мы уже отмечали, за некий объективизм в библиографии, в частности при аннотировании. Во всяком случае журнал в том же году был прекращен.

"Вестник книги" -своего рода продолжение журнала "Бюллетень книги" - имел более широкий читательский адрес - от библиотекаря до работника по борьбе с неграмотностью, но весьма прямолинейно понимал саму суть политического просвещения. Редактором его был известный советский библиограф, руководитель программно-библиографического отдела Главполитпросвета именной указатель Л.Н.Троповский. Судя по программной статье, редакция журнала считала, что политическое просвещение "захватывает все отрасли знания и художественного творчества, служащие жизненным общественным интересам"; "политическое просвещение означает подведение итога всему". Предполагая больше внимания уделять вопросам, волнующим деревню, редакция считала, что "уход за крестьянской лошадью, корм для скота, постройка крестьянской усадьбы - это вопросы, имеющие политическое значение". Специальные исследовательские публикации в журнале не рецензировались, поэтому его можно считать популярно-рекомендательным. Потребность в такого рода библиографической периодике была актуальной, но, как и его предшественник, "Вестник книги" просуществовал лишь два года и влился в журнал "Книгоноша".

Специфическую роль играл в рекомендательной библиографии журнал "Что читать деревне". Одной из своих задач он ставил сбор и публикацию отзывов крестьян о книгах. Печатаемые в нем рекомендательные списки отражали темы, интересующие крестьянство. Много внимания уделялось библиографированию популярных книг, издание которых в это время усилилось. В 1928 г. журнал начал печатать отзывы не только на книги, изданные для деревни, но и на "книжки городского типа", которые могли интересовать наиболее передовых сельских читателей. В общем журнал "Что читать деревне" справедливо считается первым библиографическим изданием, адресованным непосредственно читателю-крестьянину, агроному, сельскому читателю, избачу.

Как мы знаем, большие надежды возлагались на деятельность Научно-исследовательского института библиотековедения и рекомендательной библиографии, в том числе и в развитии библиографической журналистики. И, действительно, в целях повседневной помощи библиотекам в работе с читателями институт с 1936 г. стал издавать два массовых журнала рекомендательного характера: "В помощь сельскому библиотекарю и читателю" и "Что читать" (для городских библиотек и читателей). В 1938 г. они были объединены в один ежемесячный журнал, выходивший под названием "Что читать" вплоть до 1941 г. (в этом году издавался ГБЛ). По своему содержанию это универсальный журнал. Широко использовал такие жанры, как библиографические обзоры по актуальным вопросам, рецензии на новые книги, библиографические списки к знаменательным датам, программы чтения по разным отраслям знаний и для различных категорий читателей. По отзывам самих библиотекарей и читателей, журнал пользовался спросом.

И все же, несмотря на разнообразие предпринимаемых попыток, говорить о том, что в предвоенные годы была создана система текущей рекомендательной библиографии, не приходится. Одного журнала "Что читать" было явно недостаточно. Не хватало и отдельно изданных пособий рекомендательной библиографии. Скажем, тот же НИИ библиотековедения и рекомендательной библиографии выпускал в год лишь 15-25 названий. Особую активность в предвоенные годы проявили крупнейшие библиотеки - ГБЛ, ГНБ и ГПБ им. М.Е. С.-Щедрина. В частности, ГБЛ приступила к подготовке многоотраслевого и капитального библиографического труда "Книга о лучших книгах" в 60 выпусках, предназначавшегося для самообразования широкого круга читателей. В 1939-1941 гг. изданы выпуски, посвященные античной литературе, астрономии и биологии. Однако они показали отсутствие четких методических установок и у редакции, и у авторского коллектива. ГНБ в 1937 г. предприняла выпуск серии рекомендательных брошюр "Что читать рабочему о своем производстве". ГПБ им. М.Е. С.-Щедрина выпускала для читателей массовых библиотек рекомендательные библиографические пособия по актуальным темам, особенно по общественно-политической и художественной литературе.

Новые задачи в области рекомендательной библиографии были намечены в постановлении ЦК партии "О литературной критике и библиографии". Состояние здесь квалифицировалось как неудовлетворительное: "До сих пор не разработаны библиографические справочники, рекомендательные списки книг для чтения по различным отраслям науки и указатели литературы для различных профессий". На АН СССР возлагалась задача издания капитального труда по всем основным отраслям знания "Книга о книгах" и уже в июне 1941 г. разработка его была закончена. ГБЛ был передан журнал "Что читать", и ей поручалась разработка библиографических списков для массовых город-ских и сельских библиотек. Здесь был организован подотдел рекомендательной библиографии. ГПБ им. М.Е. С.-Щедрина за-планировала на 1941 г. выпуск 19 рекомендательных библиографических пособий. С конца 1940 г. она приступила к изданию "Календаря знаменательных дат" и опубликовала до начала войны 98 выпусков.

В послевоенный период, согласно ряду партийно-правительственных постановлений о дальнейшем совершенствовании рекомендательной библиографии, главной организацией в масштабе всей страны стала ГБЛ [подробнее см.: именной указатель Смирнова Б.А. Деятельность ГБЛ в области рекомендательной библиографии. М., 1964]. На нее были возложены не только координирующие, теоретические и методические, но и издательские функции. К началу 50-х годов ГБЛ, наравне с Издательством ВКП, представляла собой крупнейшее библиографическое издательство. Правда, в ходе очередной перестройки системы книжного дела в стране в 1964 г. на базе редакционно-издательских отделов ГБЛ и ВГБИЛ, Издательства ВКП, редакции литературы по издательскому делу, полиграфической технике и книжной торговле издательства "Искусство" было создано издательство "Книга". Оно стало универсальным книговедческим издательством. В нем была централизована издательская деятельность всех основных ее органов по рекомендательной библиографии для массового читателя. Сформировалась определенная совокупность серийных изданий [подробнее см.: "Книга": Каталог изд. М., 1968- . Вып. 1- ]. ГПНТБ СССР были приданы функции организационно-методического и научно-исследовательского центра рекомендательной библиографии в помощь профессиональному самообразованию и повышению квалификации массовых профессий и специалистов промышленности. В качестве составителей пособий этой направленности выступали различные органы ГСНТИ.

Особо важную роль сыграла ГБЛ в создании рекомендательных библиографических пособий универсального профиля. Крупнейшим из них был трехтомный труд "Книга о книгах", изданный в 1969-1970 гг. Это своеобразное продолжение в новых исторических условиях труда именной указатель Н.А.Рубакина "Среди книг". Сравнивать их нельзя, хотя бы потому, что "Книга о книгах" не является универсальным пособием в точном смысле, как определяет именной указатель Э.К.Беспалова [Библиография: Общий курс. 1981. С. 316]. Это многоотраслевой указатель с широким проблемно-тематическим раскрытием отдельных отраслей. Не включены книги по логике, языкознанию, географии, биологии, сельскому хозяйству. Отрасли естествознания и техники детально не раскрыты. Только отдельными аспектами представлены математика, физика, психология. Не отражена художественная литература, так как ей посвящены отдельно изданные пособия самообразовательного назначения, сведения о которых даны в третьем томе.

"Книга о книгах" состоит из трех томов: Т. 1. Марксизм-ленинизм, Всемирная история; Т. 2. Современный научно-технический прогресс. История естествознания и техники; Т. 3. Эстетика. Литературоведение. Искусствознание. Каждый том имеет более детальную структуру, выделены крупные отраслевые и тематические разделы, в ряде случаев - персональные разделы. Библиографический отбор осуществлялся на основе репертуара советских и зарубежных изданий, выпущенных в 50-60-е годы. В отдельных случаях включались и более ранние издания, сохранявшие научную значимость и не имевшие равноценной замены. Основной вид отраженных изданий - книга, в незначительном количестве - статьи, в третьем томе охарактеризованы основные журналы по художественной литературе и искусству. Всего в "Книге о книгах" насчитывается около 5,5 тыс. названий, в том числе примерно 300, вышедших уже после завершения работы над указателем. По томам общее число распределяется так: первый том - более 2500, второй - более 1700, третий - 1300.

В указателе использовано широкое разнообразие библиографических жанров, правда, не организованных единым методическим принципом. Основной - аннотация, различная по объему, структуре, элементам содержания. В аннотациях характеризуются научная ценность издания, степень его доступности, личность автора, значение и место издания в литературе вопроса, цитируются отзывы о нем и т.д. В отдельных случаях используются групповая аннотация, библиографические списки, указатели и обзоры, как специально составленные, так и уже имеющиеся в наличии. В последнем случае представлено более 130 названий. Особенно это характерно для третьего тома, в котором разделы и подразделы включают рубрику "Справочные и библиографические издания". Кроме того, в приложении "Библиографические пособия по истории литературы и искусства. Тематическая библиография художественной литературы" приведен список примерно 80 серий и отдельных указателей, сгруппированных по принципу усложнения целевого и читательского назначения.

Методически более строго систематизировано содержание указателя. Разделы начинаются перечнем книг общего характера, освещающих отрасль или проблему в целом. Затем рекомендуются книги по более узким, частным вопросам. Книги повышенной сложности, имеющие в некоторых случаях специальный характер, помещены в конце рубрик. В целом выдержан единый принцип раскрытия содержания и рекомендации вопроса - от общего к частному, что в большей мере соответствует характеру самообразовательного чтения. Но вот с точки зрения аппарата указатель очень беден: есть только алфавитный перечень работ по каждому тому.

Что касается читательского адреса, то "Книга о книгах" преимущественно предназначена людям, имеющим достаточно высокую общеобразовательную подготовку и ориентированным в специфике библиографических пособий и методах их использования. По некоторым вопросам этот указатель могут использовать лишь читатели с высшим образованием, обладающие развитыми навыками самостоятельного чтения. В этом отношении более широкому кругу читателей предназначено еще одно библиографическое пособие ГБЛ - выпускаемая с 1967 г. серия указателей "Круг чтения молодежи". Она рекомендует литературу для расширения кругозора, выработки цельного мировоззрения, выбора жизненного пути. Указатели для молодежи могут быть использованы и в руководстве чтением взрослых читателей, не обладающих высоким уровнем общеобразовательной и книговедческой подготовки.

О тематике "Круга чтения молодежи" можно судить по названиям первых выпусков этой серии: "На орбите времени" (два издания), "Люблю тебя, моя Отчизна", "Мое призвание", "Контуры грядущего", "Знать, соблюдать, охранять", "Человек и машина", "Встречи с прекрасным", "В битве идей нет компромиссов", "Фундамент прогресса". Каждый выпуск включает книги и статьи, преимущественно популярного характера, но есть и работы классиков науки, доступные неспециалисту. Из возможных библиографических жанров выбрана беседа о книгах. Это позволило довольно подробно раскрыть существо проблемы, применить приемы "заинтересованности". Каждый раздел выпуска может быть прочитан как живой рассказ о проблеме и раскрывающих ее книгах, содержит наиболее яркие приемы популяризации, например: высказывания известных людей, цитаты из произведений художественной литературы и рекомендуемых изданий. Круг чтения предполагает раскрытие соответствующих взаимосвязей между отдельными выпусками самих библиографических пособий и, значит, отдельными книгами, статьями. В этом отношении данное сериальное издание может служить в качестве образца.

 


© Центр дистанционного образования МГУП, 2001