В начало учебникаОглавлениеГлава 20.2Глава 19.3Информация об изданииОб изданииСписки иллюстраций и терминовАвторы издания

 

ИСТОРИЯ КНИГИ

 

Глава 20. КНИГА В СССР В 1920-Е ГОДЫ

20.1. КНИГОИЗДАНИЕ В СССР В УСЛОВИЯХ НОВОЙ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ПОЛИТИКИ

 

После окончания империалистической интервенции и гражданской войны в стране сложилась чрезвычайная социально-экономическая ситуация. Царила разруха, жизненный уровень населения был крайне низким. Были разорены, разрушены почти все промышленные предприятия, в том числе типографии, шрифтолитейные, бумажные и другие фабрики. В марте 1921 г. на Х съезде партии большевиков был принят план новой экономической политики, целью которой являлось создание экономической базы социализма, а важнейшими хозяйственными рычагами - товарно-денежная форма обмена, хозяйственный расчет, рынок, торговля. На практике это привело к ликвидации государственной монополии в среднем звене производства и торговли, в сфере обслуживания. В стране началась "культурная революция", целью которой была массовая ликвидация неграмотности населения, строительство системы народного образования, развитие молодой советской литературы, науки, искусства. Ленин считал, что "просвещение масс" во время гражданской войны, когда оно сводилось к поверхностной идеологической обработке и к поспешному и неглубокому схватыванию начатков культуры, следует свести к профессиональному обучению на более широкой основе. Повышение общего культурного уровня могло покончить с отсталостью страны. В то же время отвергалась идея самостоятельного и независимого развития народной культуры. Обучением масс должны были руководить власти, определяя, какую следует выбрать учебную программу или книгу для чтения.

Новая экономическая политика в книжном деле страны началась с ослабления политического контроля над изданием и распространением печатной продукции. В первую очередь вопрос коснулся свободной продажи книг, пришедшей на смену распределительной политике "военного коммунизма". В сфере книгоиздания была допущена частнопредпринимательская деятельность.

Новая экономическая политика была направлена на восстановление полиграфической промышленности, увеличение объема печатной продукции, издаваемой государственными издательствами при участии частных предпринимателей. Книгоиздание и книгораспространение - это сферы не только экономической, но и идеологической деятельности. Советское государство не допускало безраздельного господства частника на рынке и стремилось ограничить его хозяйственную самостоятельность с помощью различных регулирующих документов, декретов и постановлений. Допуск частника в условиях развития рыночных отношений предполагался на первом этапе развития книгоиздания, а затем при переходе к плановому регулированию рынка роль частника, по замыслу реформаторов, должна была снижаться. Эта теоретическая модель доминировала в экономической науке того времени. На практике в книгоиздании это проявлялось в том, что государственные предприятия находились в более выгодных условиях финансирования и кредитования, что позволяло обеспечить бесперебойное производство независимо от последующего сбыта. Цены на готовую продукцию снижались не за счет улучшения экономических показателей деятельности, а путем их регулирования в административном порядке.

Планируемый гарантированный сбыт книг, выпускаемых государственными предприятиями, представлял по сути дела процесс регулирования потребления. Такое положение приводило к тому, что издавались книги, идеологически выдержанные, отвечающие государственным интересам и проводимой политике, но экономически убыточные. Государственные предприятия в силу идеологических установок поступались доходами. Постепенно это привело к дефициту книг, порожденному не войной и разрухой, а устойчивым превышением платежеспособного спроса над товарным обеспечением - иными словами, к книжному голоду. Отсюда вытекает введенная позднее практика планового распределения печатной продукции и регулирования рынка.

Полиграфическая промышленность в 20-е годы находилась в критическом состоянии. Разрозненные мелкие предприятия испытывали трудности с финансированием и с поиском заказчиков. Основной статьей доходов был выпуск бумажно-беловой и канцелярской продукции. Новые условия хозяйствования привели к ее реорганизации.

Наиболее приемлемый путь для подъема полиграфии состоял в укрупнении предприятий и создании трестов. В 1922 г. в Москве возник полиграфический трест - Мосполиграфтрест, объединивший шесть типографий. Затем возник трест в Петрограде.

Трест, как объект государственной собственности, обеспечивался государственными кредитами, что позволило наладить его бесперебойную работу. В провинциальных городах прижилась иная форма - аренда, а в некоторых случаях передача типографий в частные руки. Важной задачей было улучшение материальной базы полиграфических предприятий и фабрик, поскольку работа многих из них зависела от зарубежных поставок материалов и оборудования. Эта зависимость возросла в связи с прекращением экономической блокады со стороны западных стран.

Государственное управление отраслью осуществлял Полиграфический отдел ВСНХ, которому были предоставлены неограниченные возможности. В связи с изменением объема и характера работы этот орган управления был преобразован в полиграфическую секцию производственного отдела ВСНХ. В основном это был контролирующий орган, по примеру которого были созданы аналогичные органы управления и контроля на местах. В эти годы началось создание полиграфических предприятий в республиках: в 1922 г. были построены типографии в Узбекистане, Азербайджане. В 1926-1927 гг. был сооружен полиграфический комбинат - типография газеты "Известия".

Состояние полиграфической промышленности зависело от состояния бумагоделательной промышленности, которая испытывала аналогичные трудности в годы новой экономической политики. До октября 1917 г. бумага для книгопечатания в значительной мере импортировалась. Лучшие бумажные фабрики находились в Финляндии, Эстонии и Латвии. После октября 1917 г. торговые связи были резко сокращены и практически прерваны.

В стране остро встал вопрос о нехватке бумаги. Многие называли это "бумажным" кризисом. Весь бумажный запас находился в руках бумажного фабриканта - Центрбумтреста. Планированием объема поставок импортной бумаги и полиграфического оборудования занимался Отдел печати при ЦК РКП(б). Он также заключал соглашения с Центрбумтрестом о предельных ценах на бумагу. Для борьбы с бумажным кризисом вводился режим экономии бумаги.

В марте 1926 г. была подписана конвенция крупнейших советских издательств, цель которой - ограничить путем добровольного соглашения выпуск продукции издательств, безболезненно изживая тем самым бумажный кризис и способствуя оздоровлению книжного рынка.

12 декабря 1921 г. А.Д. Цюрупа и Н.П. Горбунов подписали декрет Совнаркома "О частных издательствах", предоставлявший дополнительные права частно-кооперативным предприятиям: им разрешалось иметь собственные или арендованные типографии, склады, магазины; продавать книги, изданные на собственные средства без субсидий со стороны государства, печатать книги за границей.

Книгоиздание - это область рискованного капиталовложения. Государству было выгодно на данном этапе допустить вливание частного капитала, несмотря на то, что среди частных издательств было мало фирм с дореволюционным стажем и опытом, а накопление капитала было ничтожным. Достаточно отметить, что немногие частные издательства располагали редакционно-издательским аппаратом и имели устойчивые финансовые позиции. На малорентабельном в то время книжном рынке частнику был выделен издательский сектор временного и "дробного" спроса, то есть книги повышенного риска. В 1923 г. на долю частных издательств приходилось 42,5 процента названий из совокупной ассортиментной группы "Беллетристика, поэзия, история литературы".

Вместе с тем государство (точнее коммунистический партийный аппарат) не хотело добровольно отказываться от идеологической монополии, учитывая, что экономически независимые от государства издательства будут свободны в тематическом планировании, ориентируясь на удовлетворение разнообразных потребностей.

Общее определение понятия частное издательство, исходя из мировой и российской практики, дал председатель Союза петроградских кооперативных издательств Ф.И. Витязев: "Частно-издательская деятельность" понимается нами в широком смысле, то есть сюда входят как частно-владельческие издательства в тесном смысле слова, так и все общественные. Понятие "частной" деятельности нами вводится в смысле противоположения ее "государственной"Витязев Ф.И. Частные издательства в Советской России. Пг., 1921. С. 3.. К частным относились те издательства, которые выпускали: 1) авторские, чисто случайные издания; 2) издания научных объединений; 3) издания различных обществ (антирелигиозных, технических, краеведческих, по изобретениям и т.д.); 4) издания артелей, организованных на принципах первичной промысловой кооперации. Пятую группу частных издательств, согласно Ф.И.Витязеву, составляли "подлинные" частные издательства, осуществлявшие "организацию издательского дела путем инициативы и на средства отдельных лиц"Витязев Ф.И. Докладная записка частных издательств г. Ленинграда и Москвы. М., 1929. С. 1..

Взаимоотношения частно-кооперативных и государственных издательств строились на нескольких принципах: взаимодополнении, взаимоисключении, нейтральности. Деятельность одних поощрялась государством, других - тормозилась. Экономически независимые издательства обретали свободу технического планирования и самостоятельно формировали издательский портфель. Потребности рынка и спрос диктовали свои условия при подборе книг для выпуска. Это положение зачастую ориентировало издательство на выпуск низкопробных изданий, основным критерием стала вероятность сбыта.

Первым законодательным документом, регулирующим взаимоотношения частных и государственных издательств в условиях нэпа, было постановление Совнаркома от 16 августа 192l г. "О порядкe издания учебников". Исключительные полномочия в издании учебников предоставлялись Госиздату, однако предусматривалось, что он может передавать право на переиздание учебников кооперативным издательствам и отдельным лицам, подписывая по этому поводу соглашение. 16 августа 1921 г. было принято постановление Коллегии Наркомпроса, в соответствии с которым тематический план каждого издательства утверждался Госиздатом.

Таким образом, при проведении своей политики в области печати государство опиралось на "командные высоты" - Госиздат, который занимал ведущее положение в книгоиздании страны. В 1927 г. на его долю приходилось 75 процентов всей печатной продукции. В период нэпа в стране существовало около двух тысяч издательств, а объем печатной продукции немного превысил уровень 1913 г. Уже в феврале 1921 г. было зарегистрировано 143 частно-кооперативных издательств, в общей сложности за 1922-1929 гг. возникло свыше пятисот негосударственных издательств.

Оживление частно-кооперативной деятельности в начале нэпа послужило одной из главных причин создания 6 июня 1922 г. Главного управления по делам литературы и издательств (Главлит). Местными органами Главлита являлись облиты и гублиты. В обязанности Главлита входили предварительный просмотр всех произведений печати, предназначенных к опубликованию, как в рукописи, так и после набора: выдача разрешений на право издания отдельных произведений, а также периодических и непериодических изданий; составление списков произведений печати, запрещенных к продаже и распространению; издание правил, разъяснений и инструкций по делам печати, издательств, типографий, библиотек, книжных магазинов. Вместе с тем существовали и секретные предписания "создать для частных издательств полнейшую невозможность нормальной реализации литературы". Особенно внимательно контролировалась идейно-политическая сторона деятельности издательств: выяснялись программа издательства, политические убеждения сотрудников, источники финансирования и доходы. Последняя статья особенно интересовала, так как с мест в Главлит поступали "тревожные" сообщения: "Частные издательства, несмотря на все легальные и нелегальные репрессии... продолжали расти, развиваться, крепнуть"Блюм А.В. Частные и кооперативные издательства под контролем  Главлита // Книга.Исследования и материалы.1993.Сб.66.С.179..

От предварительной цензуры Главлита были освобождены издания Коминтерна, ЦК РКП и вся коммунистическая партийная печать, издания Госиздата и Главполитпросвета, научные труды Академии наук.

На органы НКВД возлагалась борьба с распространением запрещенных изданий, надзор за типографиями, таможнями, борьба с подпольными изданиями и их распространением, изъятие запрещенных книг.

Типографии не имели право печатать произведения без разрешительной визы Главлита, а на каждом издании должен был быть напечатан номер разрешения Главлита, а также место печатания, типография, тираж. Ограничения экономического характера влияли на деятельность частных издательств. Был усложнен порядок регистрации, под различными предлогами снижались планируемые издательские тиражи (иногда в пять-десять раз), резко лимитировался отпуск бумаги. Курс на свертывание нэпа дал ожидаемые результаты уже в 1926 г., а к началу 1928 г. объемы и тиражи выпускаемой литературы неуклонно начали снижаться. В 1930 г. остались единицы частных издательств, большинство прекратили существование.

Лишившись цензурных функций, Госиздат становится общегосударственным аппаратом для издания и распространения произведений печати на основе утвержденного СНК 2 июня 1923 г. "Положения о государственном издательстве". Во главе Госиздата в эти годы стояли О.Ю. Шмидт (1891-1956), Н.Л. Мещеряков (1865-1942) и др. Новые условия хозяйственной деятельности требовали перестройки структуры аппарата Госиздата, его редакционной и производственной деятельности. В составе аппарата были созданы редакционный, издательский, книготорговый и музыкальный секторы (последний был создан в связи с переходом Музыкального издательства из Наркомпроса в Госиздат).

Редакционный сектор состоял из специализированных редакций: Политсектора, Детюнсектора, Изосектора, Военсектора и др. В ведении издательского сектора находились крупнейшие типографии: "Печатный двор" в Ленинграде, 1-я Образцовая типография (бывшая И.Д. Сытина) в Москве, а также бумажные фабрики. Основой книготоргового аппарата стал Торговый сектор Госиздата, созданный в первые месяцы 1922 г.

Взаимоотношения с другими издательствами строились, по словам О.Ю. Шмидта, на том, что "если другое издательство избирает какую-либо специальность (например, Гостехиздат, "Новая деревня"), то Госиздат сейчас же сокращает у себя соответствующий отдел"Государственное издательство за 5 лет. М., 1924. С. 22.. Частные издательства получали заказы как контрагенты, но впоследствии, по мере роста технического аппарата Госиздата, надобность в этом отпала.

Параллельно с Госиздатом работало много партийных, кооперативных и общественных организаций. На 1 июля 1923 г. в стране было зарегистрировано 752 издательства: в том числе советских ведомственных - 122, советских партийных - 19, Коммунистической партии - 132, профсоюзных - 7, частных - 223, кооперативных - 38, других партий - 12, прочих - 5.

Одним из самых влиятельных партийных издательств являлось издательство Главполитпросвета "Красная новь", возникшее в январе 1922 г. Оно занимало ведущее положение среди издательств страны не только по объему, но и по тематическому разнообразию книг, качеству их содержания и оформления. Работая без дотаций со стороны государства, "Красная новь" выпускала самую дешевую книгу в республике.

Среди прочих партийных издательств действовали: "Правда", "Прибой", "Рабочая Москва" и др.

Из многочисленных ведомственных издательств, таких как "Вопросы труда", издательства ВСНХ, Госплана и ЦСУ, "Народное просвещение", "Пролетарский суд", "Транспечать", "Финансовое издательство", "Экономическая жизнь", "Юридическое издательство", следует выделить издательство "Новая деревня", возникшее в январе 1922 г. на базе реорганизованного издательства Народного комиссариата земледелия. Имея в распоряжении бывшую типографию Кнебеля в Москве, издательство уже в 1923 г. выпускало издания сельскохозяйственной литературы сравнительно высокого уровня исполнения.

Государственное издательство технической литературы (Гостехиздат) возникло в 1920 г. как издательский аппарат научно-технического отдела ВСНХ. Ему принадлежала главная роль в издании производственно-пропагандистской литературы. Технические книги для специалистов выпускались на принципах самоокупаемости, а издания для рядовых рабочих распространялись по цене ниже себестоимости при финансовой поддержке ВСНХ и других учреждений.

Издательства общественных организаций были специализированными, что отражалось в их названиях: Коммунистического союза молодежи (''Молодая гвардия" и др.), профессиональных союзов ("Гудок", "Работник просвещения", "Труд и книга" и др.), культурно-просветительских союзов ("Атеист", "Безбожник", "Долой неграмотность", "Общество бывших политкаторжан и ссыльнопоселенцев" и др.).

В начале 1920-х годов научные общества и учреждения организовали свои издательства. Среди них Российская Академия наук, Коммунистическая академия, Институт В.И. Ленина, Институт К. Маркса и Ф. Энгельса, Истпарт. В частности, по инициативе петроградских профессоров было задумано издательство для выпуска в русском переводе произведений Платона. Этот древнегреческий философ свои занятия с учениками проводил в саду, принадлежавшем афинянину Академу, а школа Платона называлась Академией. Поэтому издательство получило название "Academia". Основанное как частное, оно затем было преобразовано в издательство при Государственном институте истории искусств в Ленинграде. Много советских издательств возникло в крупнейших промышленных центрах - "Буревестник" (Ростов-на-Дону), "Основа" (Иваново-Вознесенск), "Гомельский рабочий", "Бакинский рабочий" и др. Расширялся выпуск литературы на языках народов СССР. Так как организовать национальные типографии и издательства не везде было возможно, в Москве и Петрограде на базе прежнего издательского отдела Наркомнаца образовались издательства книг на национальных языках - Западное и Восточное. В 1924 г. они слились в единое Центральное издательство народов СССР - Центроиздат.

Совнарком РСФСР предписывал Центроиздату помогать налаживать собственное издательское дело на национальных окраинах. Отделения Центроиздата на местах со временем сливались с местными советскими издательствами или превращались в самостоятельные предприятия. Центроиздат - это универсальное издательство, выпускавшее литературу на пятидесяти языках народов и народностей страны (в основном переводы с русского языка), а также газеты и журналы на двенадцати языках, наглядные пособия для национальных школ и др.

Центроиздат способствовал созданию книг для некоторых народов, начиная от разработки орфографии и терминологии и кончая первой в истории языка отливкой шрифта. Одновременно он выполнял роль посредника по снабжению национальных издательств бумагой, полиграфическими материалами, оборудованием, в получении кредитов и т.п. В 1925 г. при Центроиздате были созданы специальная школа для подготовки типографских рабочих и типография. Имелись отделения: Украинское (Харьков), Северо-Кавказское (Крайнациздат, Ростов-на-Дону), Нижневолжское, Волжско-Уральское.

Примерно с 1923 г. начинают возникать многочисленные творческие союзы и литературно-творческие объединения: Всероссийский совет пролеткульта, Всероссийский союз писателей, Ленинградское и Московское общества драматических писателей и композиторов, "Имажинисты", "Серапионовы братья", Литературный центр конструктивистов, "Левый фронт искусства", "Цех поэтов" и другие. В резолюции ЦК РКП(б) "О политике партии в области литературы" был выдвинут тезис о свободном соревновании различных группировок и течений на основе пролетарской идеологии. В связи с этим многие организации регистрировали собственные издательства, чтобы иметь свой печатный орган и выпускать литературу своих "практиков и теоретиков". Деятельность этих издательств строилась на частных и кооперативных началах.

Издательство "ЛЕФ", образованное в начале 1923 г. литераторами и художниками, группировавшимися вокруг В.В. Маяковского, находилось в ведении Госиздата, но в редакционной части было полностью автономно. "Никитинские субботники", кооперативное издательство писателей, было организовано в 1923 г. при одноименном литературном объединении, возглавлявшемся Е.Ф. Никитиной. Другое кооперативное писательское издательство "Круг" основано в августе 1922 г. в Москве под председательством А.К. Воронского. "Недра", кооперативное издательство, образовано в 1924 г. в Москве. Пайщиками выступали трест "Мосполиграф", издательство "Московский рабочий" и издательство писателей "Жизнь". Возглавлял издательство Н.С. Ангарский (Клестов).

Частные предпринимательские издательства принадлежали одному лицу или находились в коллективном владении (торговые товарищества, акционерные общества). Среди частных издательств размахом своей деятельности отличались следующие: "Практическая медицина" (Е.В. Высоцкий), "Л.Д. Френкель", "И.С. и Г.С. Цукерман", "Академическое" (И.Д. Иглицын), "Пучина" (Э.Г. Миновицкая), "На помощь деревне" (Г.Ф. Мириманов) и др. Торговыми товариществами являлись "Денница", "Думнов В.В., насл. бр. Салаевых", "Мир", "И.Д. Сытин", "Московское издательство книг и журналов" и др. Своеобразными союзами единоличных и торговых товариществ были частные акционерные издательские общества: Московское научное издательство "Макиз", "Московское акционерное издательское общество" (Мосиздат), "Универсальная библиотека", "Школа и книга" и др.

Многие частные издательства были специализированными: "Мириманов" и "Радуга" выпускали детскую и юношескую литературу; "Практическая медицина" - книги по медицине; "Макиз" - переводные и оригинальные книги по технике (отчасти по счетоводству); Издательство М. и С. Сабашниковых - беллетристику и книги по медицине; "Современные проблемы" - главным образом беллетристику и книги по медицине; "Московское акционерное издательское общество" - книги по технике и машиностроению и т.д. Другие мелкие издательства выпускали в основном издания художественной литературы. Специализация частных издательств, позволившая заполнить пробелы массового государственного книгоиздания, обеспечивала устойчивость частного предпринимательства на книжном рынке. Именно частные специализированные издательства оказывались более конкурентоспособными по сравнению с частными универсальными издательствами.

В соответствии с идеологическими представлениями 1920-х годов 'многие издательства из-за характера издательской деятельности по отношению к большевистской партии считались инопартийными. Так, I к ним причислялись: основанное 1 января 1922 г. группой активных атеистов издательство "Атеист", которое объявило себя "внепартийным"; "Голос труда", Техолуц", "Молот" и др. Согласно данным Бюллетеня комиссии Оргбюро РКП(б) по наблюдению над частным книжным рынком, на октябрь-ноябрь 1922 г. в Москве действовали крупные частные издательства: "Книга", издававшее марксистскую литературу; "Наш путь" - левоэсеровское; "Народ" - эсеровское; "Всероссийский союз крестьянских писателей", "Суриковский кружок", "Былое", "Задруга" - народнические; "Каторга и ссылка" - меньшевистское (в отличие от большевистского журнала с тем же названием).

Допускалась издательская деятельность религиозных организаций. Были созданы частные кооперативные и общественные предприятия: , Всесоюзный совет адвентистов седьмого дня, Всесоюзный совет духовных христиан-молокан, Московская старообрядческая книгопечатня, Священный Синод русской православной церкви, "Слово истины", Федеративный союз баптистов и др.

В 1924 г. XIII съезд партии постановил продолжить работу по дальнейшей типизации издательств, развитию национального издательского дела. Было рекомендовано содействовать объединению издательств как в центре, так и на местах в целях усиления влияния партийных органов на издательское дело, согласования издательских планов.

В 1924 г. издательство "Красная новь" влилось в Госиздат, образовав в нем сектор партийной и политической литературы. Издательство "Новая деревня" ограничилось выпуском сельскохозяйственной литературы. К издательству "Земля и фабрика" присоединилось несколько мелких литературных издательств, а к Гостехиздату - несколько промышленных и технических издательств. В 1928 г. издательства "Работник просвещения", "Долой неграмотность" и другие влились в Госиздат, образовав в нем сектор учебно-педагогической литературы.

Преобразовывались местные издательства. Украинское издательство "Всевидав" объединилось с некоторыми другими в Государственное издательство Украины. Кроме того, на Украине образовались типизированные издательства: "Пролетар" (общественно-политической литературы), "Шлях освiти" (учебно-педагогической литературы), "Радянськiй селянин" (сельскохозяйственной литературы) и др. В Белоруссии в 1924 г. путем слияния Белтрестпечати и кооперативного товарищества "Советская Беларусь" образовалось Государственное издательство Белоруссии (Белгосиздат). В Средней Азии в связи с образованием союзных и автономных республик существовавший до этого Туркгосиздат разделился на несколько государственных издательств: Узбекское, Казахское, Таджикское и т.д.

В начале 1920-х годов встает вопрос о подготовке специалистов в области полиграфии, книгоиздания, книгораспространения. Возникают научно-исследовательские организации и учебные заведения: Институт библиотековедения в Москве (1920); Петроградский институт книговедения (1920); Украинское библиологическое общество при АН УССР (1928); Украинский научный институт книговедения (1922); книгоучи (1926); Книжный (книготорговый) техникум в Москве (1928), Курсы книговедения при Ленинградском институте книговедения (1925-1927).

Одним из первых советских научных учреждений в области книговедения стал Ленинградский научно-исследовательский институт книговедения, ведущими сотрудниками которого были А.Г. Фомин, М.Н. Куфаев, А.И. Малеин, П.Н. Берков, И.В. Новосадский. Работа велась по теории книговедения, по истории книги, по методологии библиографии, по подготовке кадров. В 1927 г. при институте была организована аспирантура.

Курсы книговедения в 1926 г. были преобразованы в Техникум печати с трехгодичным сроком обучения, который готовил специалистов среднего звена для издательств, полиграфии и книжной торговли.

В годы нэпа в теоретических книговедческих исследованиях зарождается марксистско-ленинская методология, а организация книгоиздательской и книготорговой системы строится на принципах партийности, народности, научности и интернационализма.

Подытоживая сказанное, можно сделать вывод о том, что новая экономическая политика в области книгоиздания выразилась в привлечении частных предпринимателей на книжный рынок.

В развитии частного предпринимательства можно выделить три этапа: 1921-1922 гг. - резкое возрастание объема продукции действовавших ранее и вновь созданных издательств; 1923-1927 гг. - медленное сокращение объема продукции за счет частичной ликвидации некоторых фирм; 1929-1930 гг. - резкое сокращение деятельности частных предприятий в результате разорения или полной ликвидации.

Сосуществование государственного и частного секторов в книгоиздании постепенно трансформировалось в господство первого над вторым. В последней трети 20-х годов ХХ в. происходит смена рыночно регулируемой модели развития частноиздательского дела на планово-рыночную, а затем - и просто плановую.

 


© Центр дистанционного образования МГУП, 2001