В начало учебникаОглавлениеГлава 21.2Глава 20.3Информация об изданииОб изданииСписки иллюстраций и терминовАвторы издания

 

ИСТОРИЯ КНИГИ

 

Глава 21. КНИГА В СССР В 1930-Е ГОДЫ И В ПЕРИОД ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ

21.1. СТАНОВЛЕНИЕ ЦЕНТРАЛИЗОВАННОЙ СИСТЕМЫ КНИГОИЗДАНИЯ В СССР

 

На рубеже 1920-1930-х годов в стране стали нарастать тенденции, свидетельствующие о целенаправленной смене политического и экономического курса. Происходило формирование командно-административной системы управления экономикой, культурой и общественной жизнью. Ликвидировалась многоукладность экономики. Партия стремилась создать монолитное общество на основе идейно-социального единства. Эта задача требовала единого планирования, единой структуры организации всего народного хозяйства под тотальным партийно-государственным контролем.

Планирование развития социалистического хозяйства предусматривало и планомерность культурного строительства, в том числе издательского дела. В апреле 1929 г. был утвержден первый пятилетний план развития народного хозяйства СССР. На его основе Комитетом по делам печати был разработан отраслевой план. Пятилетка печати стала первым опытом перспективного планирования в издательском деле.

Основной руководящей идеей первой пятилетки печати являлась связь производства и распространения печатной продукции с общим перспективным планом развития народного хозяйства. При ее разработке был поставлен вопрос о кадрах и о качестве книжной продукции. Были предусмотрены значительные изменения книжного ассортимента. В частности, одной из главных задач пятилетки стало увеличение выпуска массовой литературы.

План первой пятилетки печати предусматривал в качестве первоочередных задач максимальное увеличение производства бумаги в стране и кардинальную реконструкцию полиграфических предприятий. Так как существующие формы книготорговли были недостаточно приспособлены к значительному росту печатной продукции, то потребовались новые формы книгораспространения. Была поставлена задача перехода к активному продвижению книги в массы.

Согласно плану в полтора раза должен был вырасти выпуск книг по числу названий, в 2,8 раза - по общему тиражу, в три раза - по листажу. Книготорговая сеть должна была за пятилетие расшириться вдвое, а товарооборот увеличиться в полтора раза.

Планировались не только производственно-торговые показатели. Разрабатывался также вопрос емкости книжного рынка, причем он ставился в классовом разрезе с приоритетным развитием не индивидуального, а коллективного потребления.

Первый пятилетний план развития печати СССР был выполнен в основном за четыре года. Планируемые темпы выполнения пятилетки сдерживало отставание бумажной и полиграфической промышленности. Тем не менее в 1932 г. впервые страна отказалась от импорта бумаги. Этот год стал переломным и в создании отечественного полиграфического и бумагоделательного машиностроения.

Пятилетка печати сыграла большую роль в переходе всей отрасли на единую всеобъемлющую плановую основу. В результате ее выполнения была достигнута моноукладность, ликвидированы остатки государственного и частного капитализма в книгоиздании. Был взят курс на создание преимущественно крупных предприятий. Все подотрасли издательского дела включались в систему централизованного планирования и финансирования. Утверждение годовых и квартальных планов в республиках, областях, краях осуществлялось госпланами и соответствующими комитетами по делам печати.

В годы первых пятилеток в советской полиграфии произошли количественные и качественные изменения. Большую роль в коренной технологической модернизации отрасли сыграло создание отечественного полиграфического машиностроения. Рыбинский машиностроительный завод с 1931 г. освоил производство плоскопечатных машин, газетных ротаций, офсетных одно- и двухкрасочных машин, стереотипного оборудования и пр.

Второй основной базой отечественного полиграфического машиностроения являлся Ленинградский завод им. Макса Гельца, где с 1932 г. был организован выпуск строкоотливной наборной машины (линотипа).

Кроме этих заводов, к производству полиграфических машин привлекались предприятия в Москве, Сысерти, Ромнах, Ейске, Ростове, Киеве, Харькове и Калинине. Они выпускали различные виды малых печатных машин, стереотипное, брошюровочное, переплетное и другое оборудование.

Вместе с тем за десять лет советские предприятия смогли освоить только часть номенклатуры необходимого оборудования, поэтому приходилось прибегать к импорту.

Одновременно проводилась реконструкция действующих типографий. Ручной набор повсеместно заменялся линотипным, шла перестройка брошюровочной и переплетной базы.

Происходит более рациональное и равномерное размещение полиграфических предприятий. Полиграфическое производство получает развитие в восточных районах страны, в союзных республиках. Полиграфические комбинаты были построены на Украине, в Минске, Ташкенте, Баку, Ашхабаде; республиканские типографии - в Тбилиси, Ереване, Сталинабаде (Душанбе), Фрунзе и других городах. В начале 1930-х годов проводится работа по созданию районных типографий на всей территории СССР. К 1932 г. из 2630 районов свыше 2000 уже имели собственные типографии.

В течение 1928-1929 гг. отрасль продолжала работать в тех организационных формах, которые сложились в период нэпа. Госиздат оставался крупнейшим советским издательством, контролировавшим всю систему книгопроизводства страны, а его Торгсектор был руководящим и контролирующим органом книжной торговли. Одновременно работали сотни других советских, партийных, общественных, кооперативных, ведомственных, частных издательств, имевших свои торговые аппараты; имелась сеть кооперативной торговли в городе и на селе. Такая многоформность издательско-книготорговых организаций и предприятий не могла способствовать решению задач, вставших перед руководством страны на рубеже 20-30-х годов. Единому государственному планированию мешало такое ведомственное многообразие, оно воспринималось как "ведомственная разобщенность".

Госиздат стремился доминировать на книжном рынке, однако его продукция часто не могла соперничать по цене и содержанию с книгами других издательств из-за бюрократической громоздкости и неповоротливости его аппарата, из-за партийного диктата в области тематики изданий. Госиздат проигрывал эту борьбу, даже несмотря на покровительственную политику по отношению к нему и на ущемление других субъектов рынка. Естественная рыночная конкуренция объявлялась "нездоровой". Нетерпимым стал считаться "параллелизм", то есть выпуск книг по схожей тематике в разных издательствах.

Книга всегда рассматривалась компартией как мощное орудие идеологической борьбы. На исходе 20-х годов, с окончательным поворотом в сторону создания тоталитарного государства, остро встала необходимость проведения централизованной политики в области хозяйствования, а главное в области издательского репертуара. Все громче раздавались голоса в пользу реорганизации Госиздата в единый книжный концерн, с объединенной торговой сетью, с единой производственной и материально-финансовой базой.

В 1927-1929 гг. с Госиздатом слились (а по сути дела, были им поглощены) издательства "Новая Москва", "Долой неграмотность", "Прибой" и некоторые другие.

Однако это не решало задачи создания управляемой системы издательского дела. Число издательств, среди которых преобладали мелкие, оставалось значительным. На 1 января 1930 г. в РСФСР насчитывалось 995 издательских предприятий.

В 1929 г. Совнарком РСФСР принял постановление "О мероприятиях по рационализации работы книгоиздательств и упорядочению книгопроводящей сети", в котором типизировались основные издательства, определялось, какую литературу должно выпускать каждое из них.

Была необходима дальнейшая концентрация, укрупнение издательств, централизация идеологического и хозяйственного руководства ими. В соответствии с требованиями партии в годы первой пятилетки происходит коренная перестройка издательской системы.

30 июля 1930 г. было опубликовано постановление ЦК ВКП(б) "О работе Госиздата РСФСР и об объединении издательского дела". В нем отмечалось, что развитие издательского дела отстает от требований эпохи социалистической реконструкции, и определялась задача его организационной перестройки на основе дальнейшей типизации издательств. 8 августа 1930 г. Совнарком РСФСР принял решение, в соответствии с которым вместо множества самостоятельных издательств в стране создавалась единая и практически монопольная организация - Объединение государственных книжно-журнальных издательств (ОГИЗ) при Наркомпросе РСФСР. Функции ОГИЗа были всеобъемлющими: в его задачи входили планирование, управление и техническое руководство полиграфическими, издательскими, книготорговыми предприятиями; снабжение, финансирование и кредитование; капитальное строительство; подготовка и распределение кадров.

В состав ОГИЗа влились 27 крупных и мелких издательств со всеми подчиненными им предприятиями: Госиздат, ставший ядром объединения (его руководитель А.Б. Халатов был назначен председателем правления и заведующим ОГИЗом), "Земля и фабрика", "Московский рабочий", "Молодая гвардия", "Советская энциклопедия", "Работник просвещения", Гостехиздат, Госмедиздат, Госюриздат, Госсельхозиздат, Госхимиздат, "Безбожник", "Физкультура и туризм", издательства Коммунистической академии, университета им. Свердлова, Осоавиахима, НКВД и др.

Первоначально в составе ОГИЗа образовалось 13 типизированных издательств, которые выпускали книги определенной тематики или для определенной группы читателей: Учпедгиз, Соцэкгиз, Масспартгиз, Гостехиздат, Сельколхозгиз, Медиздат, Художественной литературы - ГИХЛ, Юндетиздат, Военгиз, Музгиз, Юриздат, Изогиз, Словарно-энциклопедическое издательство. В начале 1931 г. ОГИЗ пополнился еще тремя издательствами: в него вошли Гострансиздат, Снабкоопгиз и восстановленное "Физкультура и туризм". Кроме того, в ОГИЗ входили 19 областных издательств.

Вне системы ОГИЗа, но под его общим руководством и контролем, оставались издательства "Academia", "Федерация", Центроиздат, Издательство АН СССР и некоторые другие.

В систему ОГИЗа были также переданы отраслевые научно-исследовательские учреждения и учебные заведения.

Таким образом, был создан в своем роде первый в истории и единственный в мире издательско-производственный комплекс, сконцентрировавший значительную часть издательского и полиграфического производства страны и почти всю книготорговлю.

15 августа 1931 г. ЦК ВКП(б) принял постановление "Об издательской работе". В нем на первый план выдвигалось издание политической и технической литературы: "Книга должна быть боевой и актуально-политической, она должна вооружить широчайшие массы строителей социализма марксистско-ленинской теорией и технико-производственными знаниями"КПСС о средствах массовой информации и пропаганды. М. 1979. С. 384-385..

Для выполнения этой задачи необходима была организационная перестройка основных звеньев издательской системы. В связи с тем, что на первый план было выдвинуто издание политической и технической литературы, ЦК партии потребовал поставить эти разделы ассортимента в особое положение. Из системы ОГИЗа был выделен Масспартгиз, а из Соцэкгиза - издание массовой партийной литературы по марксизму-ленинизму и на их базе образовано Издательство партийной литературы (Партиздат), подчинявшееся непосредственно Культпропу ЦК ВКП(б). В 1941 г. Партиздат был переименован в Государственное издательство политической литературы - Госполитиздат - и вновь перешел в подчинение ОГИЗа. Соцэкгиз был преобразован в Государственное издательство экономической литературы.

Обладая известной самостоятельностью, все типизированные издательства тем не менее подчинялись единому, планомерному производственно-экономическому механизму. ОГИЗом утверждались их производственно-финансовые планы, а также тематические планы выпуска изданий, распределялись бумажные и полиграфические ресурсы. Продукция ОГИЗа должна была носить издательскую марку Объединения и того издательства, которым она была выпущена.

Система ОГИЗа включала, кроме центрального аппарата, областные (краевые) отделения, аналогичные бывшим отделениям Госиздата. Эти структурные подразделения создавали вертикаль управления и осуществляли функции руководства издательским делом на местах.

Кроме издательств, в ведении ОГИЗа находились также тресты "Полиграфкнига" и "Полиграф".

Организационная структура издания научно-технической книги строилась по отраслевому принципу и в течение десятилетия подвергалась неоднократной перестройке. Она была тесно связана с системой управления народным хозяйством и менялась вместе с ней вслед за укрупнением или разукрупнением наркоматов.

После реорганизации ВСНХ (январь 1932 г.) и создания на его базе наркоматов тяжелой, легкой и лесной промышленности Гостехиздат был разделен на несколько издательств при вновь образованных наркоматах - Государственное научно-техническое издательство Наркомтяжпрома (ГНТИ НКТП), Гизлегпром, Гослестехиздат.

Вскоре последовала еще одна реорганизация научно-технического книгоиздания. ГНТИ было разукрупнено, и на базе его отделов и редакций были созданы отраслевые издательства - Техтеоретиздат, Машметиздат, Химтехиздат, Энергоиздат, Стройиздат и пр. Они образовали Объединение научно-технических издательств (ОНТИ), подчиненное Наркомтяжпрому. Эта перестройка привела к углублению специализации выпуска научно-технической книги. Начали издаваться новые отраслевые журналы.

Однако практика показала, что такая узкая специализация преждевременна из-за недостатка средств и авторских кадров. В 1933-1934 гг. некоторые издательства, входившие в состав ОНТИ, были укрупнены: вместо 14 издательств в объединении осталось 9.

В 1934 г. Объединение было упразднено. Вместо него появилось Объединенное научно-техническое издательство (ОНТИ, с 1938 г. - ГОНТИ), а издательства были преобразованы в главные редакции по отраслям промышленности. ОНТИ имело местные отделения в Новосибирске, Свердловске, Грозном. Оно стало крупнейшим в мире издательством такого профиля, выпускавшим научную, учебную, производственную, справочную, агитационно-массовую литературу.

В 1939 г. ГОНТИ было ликвидировано, а на его базе созданы Госхимиздат, Энергоиздат, Металлургоиздат, Гостопиздат, Гостехтеоретиздат, которые отошли к соответствующим наркоматам. Редакция технико-теоретической литературы была передана в ОГИЗ и в дальнейшем преобразована в Гостехиздат, а затем в Физматгиз.

На основании постановления 1931 г. было реорганизовано издание литературы на национальных языках. Ввиду того, что в республиках окрепла полиграфическая база, выросли авторские и профессиональные кадры, издание книг, до тех пор выпускавшихся Центроиздатом, было передано в национальные издательства республик и областей. Издание литературы для национальных меньшинств, не имевших к тому времени своих издательств, оставалось в ОГИЗе, Партиздате, Гостехиздате.

Развитие национального книгоиздания шло более высокими темпами, чем русского. При этом резко изменилась тематика выпускаемых книг: в предреволюционные годы около 20 процентов тиража национальной книги составляли религиозные издания, а в конце 30-х годов 45 процентов приходилось на социально-экономическую и политическую литературу, 16 процентов - на художественную, 28,5 процента - на учебники для начальной и средней школы.

К началу 1930-х годов издательства имелись во всех союзных и автономных республиках. Республиканские издательские системы строились по образцу ОГИЗа РСФСР и находились под его контролем.

Наиболее развитой была издательская система в УССР, где в 1930 г. организуется Государственное издательское объединение Украины (ДВОУ), ставшее центром по руководству книгоизданием и книгораспространением в республике. Выпуск книг был сосредоточен в типизированных издательствах. В дальнейшем из ДВОУ были выведены Партиздат, Гостехиздат, Госсельхозиздат. В состав ДВОУ входило также Управление полиграфическими предприятиями и книготорговая организация Укркнигоцентр. Научно-техническую книгу выпускало Объединение научно-технических издательств Украины (ОНТВУ). В 1940 г. на Украине действовало 14 республиканских издательств, около 900 полиграфических предприятий.

Ядром издательской системы Белоруссии стало универсальное Государственное издательство БССР.

Свои особенности имело развитие издательского дела в Средней Азии. За исключением Узбекистана, книгоиздание здесь начало развиваться только при советской власти. Полиграфическая промышленность находилась на крайне низком уровне. В 1922-1926 гг. были организованы республиканские государственные издательства, имевшие универсальный характер. В 1928-1931 гг. в среднеазиатских республиках была проведена реформа письменности, связанная с переходом с арабского алфавита на латиницу, а в 1939-1940 гг. осуществлен перевод на кириллическую графику. Наряду с изданием книг на национальных языках широко выпускались русскоязычные книги.

В Узбекистане параллельно с Узгосиздатом вели издательскую деятельность различные ведомства. В 1938-1939 гг. были созданы отраслевые издательства, в том числе Партиздат, Учпедгиз, Соцэкгиз, Гостехиздат и др. Однако они, не успев укрепиться организационно, в связи с начавшейся войной были вновь слиты в одно издательство - Госиздат УзССР.

В Казахстане в 1931 г. была проведена специализация редакций Казгосиздата по видам литературы, что значительно улучшило работу издательства. В Казахском техническом издательстве был налажен выпуск производственной, научно-технической, справочной, учебной литературы. В середине 1930-х годов появились специализированные издательства: Госполитиздат, Издательство художественной литературы, Комсомольско-молодежное издательство.

В Туркменской СССР наряду с республиканским Госиздатом также функционировали Туркменпартиздат и Туркменучпедгиз.

В Грузии издательское дело находилось на достаточно высоком уровне. Имелись специализированные издательства технической, научной, художественной литературы. Хорошо было поставлено переводческое дело. В годы первых пятилеток быстро развивалась полиграфическая промышленность.

Система книгоиздания Армянской ССР, наряду с крупнейшим универсальным Армгосиздатом ("Айпетрат"), имела специализированные издательства: Учпедгиз, Сельхозгиз, Издательство АН АрмССР.

Костяком издательской системы Азербайджана был Азгосиздат ("Азернешр"). Кроме того, в 1930-е годы в Баку были открыты Азнефтеиздат, Азпартиздат, Детюниздат, Издательство АН АзССР.

Иначе развивались издательские системы прибалтийских республик. До присоединения к СССР в 1940 г. книгоиздание и книжная торговля в них находились на высоком уровне. Так, в середине 1930-х годов Латвия занимала второе место в Европе по числу изданных книг на каждые 10 тыс. человек. С установлением советской власти были национализированы все частные издательства и типографии, введена цензура, составлены списки подлежащих изъятию и уничтожению книг. Организуется Государственное управление издательств и полиграфической промышленности (ВАПП). Вначале существовало только Государственное издательство ВАПП, но вскоре были созданы другие издательства, специализировавшиеся на выпуске общественно-политической и экономической, юношеской, педагогической литературы, а также Партиздат.

В Эстонии было организовано Государственное издательское объединение, в систему которого вошли пять специализированных издательств: "Политическая литература", "Художественная литература и искусство", "Научная литература", "Педагогическая литература" и Газетное издательство. В предвоенный период в Эстонии было выпущено книг и брошюр общим тиражом свыше 6 млн. экз., причем 43,4 процента этого количества приходилось на общественно-политические издания.

В Литве было также организовано универсальное Государственное издательство. До начала войны оно выпустило более тысячи наименований книг общим тиражом около 8 млн. экз.

К концу второй пятилетки тираж книг в Украинской ССР по сравнению с 1913 г. вырос в 163 раза, в Армянской ССР - в 102 раза, в Узбекской ССР - в 100 раз.

В 1930-е годы были сделаны дальнейшие шаги в области профессиональной подготовки кадров. В 1930 г. на базе графического факультета Высшего художественно-технического института (ВХУТЕИНа) организован Московский полиграфический институт. Он готовил инженеров-технологов, механиков, экономистов, а впоследствии стал также выпускать редакторов и художников книги. Одновременно был создан Украинский полиграфический институт в Харькове. При НИИ ОГИЗа работала аспирантура.

На рубеже 1920-1930-х годов открылось несколько полиграфических техникумов. Кроме того, в стране действовали десятки полиграфических школ фабрично-заводского ученичества, а с 1940 г. полиграфических ремесленных училищ. Подготовка книготорговых кадров велась в техникумах, школах книготоргового ученичества - "Книгоучах". В 1939 г. при Московском учебном комбинате КОГИЗа открылся экстернат. Получили широкое развитие массовые формы обучения - курсы, техпропаганда, техминимум, стахановские школы.

Продолжалась научная разработка вопросов книгоиздания, книжной торговли, книговедения, начатая в 20-е годы. Были созданы три отраслевых научно-исследовательских института: в 1931 г. в Москве - НИИ полиграфии ВСНХ СССР и НИИ полиграфической и издательской промышленности ОГИЗа (в 1938 г. они объединились в системе ОГИЗа), в Харькове - НИИ полиграфического производства (1932 г.).

В Ленинграде продолжали свою работу научные центры изучения книги - Институт книги, документа и письма АН СССР (до 1936 г.) и НИИ книговедения (до 1933 г.). В Киеве действовал Украинский научный институт книговедения (до 1936 г.). Эти учреждения предпринимали серьезные попытки теоретически осмыслить процессы развития издательского дела. С их деятельностью связаны имена видных ученых-книговедов А.И. Малеина, М.Н. Куфаева, А.Г. Фомина, Н.Я. Марра, Ю.А. Меженко и др.

К сожалению, большой урон был нанесен советской науке о книге в начале 1930-х годов, когда в результате проведенных в Москве и Киеве "дискуссий" были буквально разгромлены лучшие интеллектуальные силы отечественного книговедения.

В 1930-е годы книжное дело особенно остро ощутило на себе пагубное влияние тоталитарного режима. Оно выражалось, в частности, в перекосе тематической структуры издательского репертуара и тиражей отдельных видов печатной продукции. Насильственно прекращалась деятельность издательств, научных учреждений (например, "Асаdemia" и НИИ книговедения в Ленинграде).

Изменилось отношение к книге. Главной целью книгоиздания и книготорговли стало обеспечение решения партийно-пропагандистских задач, а также удовлетворение потребности в утилитарно-практических знаниях. Истоки этого подхода - в постановлении ЦК ВКП(б) от 28 декабря 1928 г. "Об обслуживании книгой массового читателя". Был провозглашен не индивидуальный, а групповой, классовый подход к спросу на книгу, что облегчало управление спросом, подведение издательской продукции под шаблон: "Тип книги, ее содержание, язык должны отвечать специальному назначению ее, уровню и потребностям той группы читателей, для которых она предназначена"1 КПСС о средствах массовой информации и пропаганды. М.,1979. С. 385..

Усилилась роль цензуры в издательском деле. Главное управление по делам литературы и издательств Наркомпроса РСФСР (Главлит) осуществляло политико-идеологический контроль за всеми предназначенными к опубликованию и распространению произведениями печати, рукописями, снимками, картинами и т.п. Расширились полномочия Главлита: он имел право конфискации изданий, не подлежащих распространению, разрешал или запрещал открытие издательств и периодических печатных органов, составлял списки запрещенных к изданию и распространению произведений. Предварительный контроль печатной продукции проводился через политредакторов (политконтролеров), то есть уполномоченных Главлита при издательствах, редакциях, типографиях и т.д.

Результатом развития издательского дела в 30-е годы стало создание системы, характеризующейся, во-первых, тотальной централизацией. Все ее элементы управлялись и планировались из центра по всем линиям - политической, экономической, производственной, кадровой, - и находились в жесткой иерархической структуре. Во-вторых, эта система была этатизированной и переводила на госбюджет все книгоиздание и книготорговлю страны. Система обладала достаточной мощностью и могла решать задачи издания и распространения по всей стране этой продукции и в нужном количестве, которое требовалось партии и государству.

 


© Центр дистанционного образования МГУП, 2001