В начало учебникаОглавлениеГлава 21.4Глава 21.2Информация об изданииОб изданииСписки иллюстраций и терминовАвторы издания

 

ИСТОРИЯ КНИГИ

 

Глава 21. КНИГА В СССР В 1930-Е ГОДЫ И В ПЕРИОД ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ

21.3. КНИЖНАЯ ТОРГОВЛЯ В ПРЕДВОЕННОЕ ДЕСЯТИЛЕТИЕ

 

В начале 1930-х годов встала задача приведения книжной торговли в соответствии с общим направлением развития издательского дела, всего народного хозяйства. Была поставлена задача перехода книжной торговли на новые формы и методы работы, развития сети книгораспространения. В аппарате ОГИЗа был образован Центр книгожурнального распространения (Книгоцентр), объединивший торговые аппараты всех влившихся в ОГИЗ издательств и их книготорговую сеть. Отныне издательства не должны были выполнять самостоятельные сбытовые и торговые функции. Книгоцентр реализовывал печатную продукцию и сопутствующие товары на всей территории РСФСР. Хозяйственные взаимоотношения Книгоцентра к издательствами регулировались специальными соглашениями-договорами. В обязанности Книгоцентра входила оперативная работа по реализации продукции, участие в установлении тиража, тематики, номинала изданий; экспорт и импорт книжно-журнальной продукции.

К 1931 году на территории РСФСР (за исключением автономных республик) были ликвидированы почти все местные книготорговые организации и на их базе созданы отделения Книгоцентра.

Книгоцентр должен был стать единым централизованным органом управления государственной книжной торговлей в условиях планового социалистического хозяйства. Эта многоаспектная задача в первую очередь отразилась на структуре аппарата Книгоцентра. Ведущими его отделами стали планово-экономический и организационно-плановый секторы. Первый контролировал выполнение планов всеми структурными подразделениями и местными отделениями Книгоцентра. Второй руководил развитием книготорговой сети, а также подготовкой кадров. В составе аппарата Книгоцентра имелось управление коопкниготоргами, созданное в связи с начавшейся их передачей из кооперативной собственности в государственную. Управлению подчинялись местные книготорговые предприятия, ранее входившие в систему Книгосоюза РСФСР.

Книжный сектор должен был вести ассортиментную работу с вновь выходящими изданиями, руководить оптовыми операциями. В нем имелись так называемые литературные отделы (по разделам книготоргового ассортимента). Информационно-пропагандистский отдел Книгоцентра руководил библиографической работой, организовывал массовые пропагандистские мероприятия.

Кроме создания центрального аппарата, налаживалось управление книжной торговлей на местах, с учетом сложившейся структуры местных отделений Госиздата и торговли книгами через сеть Наркомпочтеля (Союзпечать) и потребительской кооперации (Центросоюз).

В своем стремлении создать всеобъемлющую систему государственной книжной торговли руководство ОГИЗа и Книгоцентра допустило просчеты. Так, например, даже разноску и розничную продажу газет Книгоцентр хотел забрать в свои руки. Неоправданным было вытеснение книготорговых систем. Высказывались мнения, что торговля вообще чужда советскому обществу, необходимо книгораспространение как метод. Эти воззрения лежали в русле идей, превалировавших на рубеже 20-30-х годов. Утверждалось, что в социалистическом обществе торговли не может быть в принципе, что ее следует заменить распределением ("социалистическим", "справедливым"). Звучали даже предложения изъять из продажи индивидуальному потребителю всю литературу, кроме массовой и справочной, и распространять книгу главным образом через библиотеки. Все связанное с рынком стало восприниматься как буржуазные вымыслы, подлежащие искоренению. Отвергались такие важные экономические понятия, получившие развитие в годы нэпа, как хозрасчет, торговая конъюнктура, емкость рынка, оптовое посредничество, заказооборот и т.д. Это приводило к ломке сложившихся отношений книжного рынка, к потере низовой книготорговой сети, особенно сельской, создававшейся в сложнейших социально-экономических и политических условиях.

Деятельность Книгоцентра была, таким образом, нацелена не на кропотливое и систематическое изучение спроса населения, сбор заказов книготорговых предприятий, а на чисто бюрократическое, механическое распределение выходящих изданий по разверстке, как во времена "военного коммунизма". И хотя разверстку пытались проводить на основе изучения социально-экономического профиля районов, вся ассортиментная работа Книгоцентра свелась, по сути дела, к снабжению торговой сети по разнарядкам, без какого-либо учета спроса. Ясно, что поскольку из центра невозможно было предугадать все запросы мест, туда часто засылались ненужные издания.

Такая политика, основанная на администрировании, вела к быстрому росту нереализованных товарных остатков, особенно в низовой периферийной сети, что стало сказываться на общем состоянии отрасли. Омертвлялись значительные средства, вложенные в производство книги. С другой стороны, это вело к возникновению искусственного дефицита.

Недостатки в работе как ОГИЗа в целом, так и Книгоцентра, подвергались критике в постановлении ЦК ВКП(б) "Об издательской работе". В нем констатировалось, что "книгораспространение поставлено бюрократически и не удовлетворяет своевременно и правильно спроса на книги". Далее в постановлении ставились следующие задачи: "Организовать вместо нынешней практики распределения книг книготорговлю, опирающуюся на изучение спроса и фактической потребности мест. Реорганизовать Книгоцентр в Книготорговое объединение государственных издательств (синдикатского типа) в системе ОГИЗа с тем, чтобы оно явилось основным аппаратом книгораспространения"КПСС о средствах массовой информации и пропаганды. М.,1979. С. 384, 391.. В качестве синдиката КОГИЗ должен был объединять государственные издательства с целью единого управления планированием и сбытом печатной продукции.

В основу организационно-структурного построения системы КОГИЗа было положено районное отделение. В соответствии с этим различалось три основных структурных звена: а) областное (краевое, АССР) отделение; б) районное отделение; в) книжный магазин.

КОГИЗу были даны широкие полномочия в системе книгоиздательского дела. Он координировал всю книжную торговлю страны независимо от ее ведомственного подчинения. Его сеть должна была охватить все наиболее важные населенные пункты, и в первую очередь новостройки, промышленные объекты, крупные колхозы и совхозы. Перед КОГИЗом стояла задача организации изучения спроса и потребности населения в книге. КОГИЗ участвовал в тиражировании и тематическом планировании выпуска книг, в государственной ценовой политике, в экспорте-импорте изданий. Ему было дано право контроля качества печатной продукции всех издательств страны. В функции КОГИЗа входила также подготовка и повышение квалификации книготорговых кадров, разработка научной организации труда в отрасли.

Ассортиментная работа сосредотачивалась в литературных секторах КОГИЗа, состав которых соответствовал книготорговому ассортименту.

Ассортиментные секторы КОГИЗа ведали сбором заказов, определением тиражей и разнарядкам и они имели право самостоятельно заключать договоры с издательствами и местными отделениями КОГИЗа. В их задачи входило оказание помощи периферийной торговой сети в организации продажи и рекламы. Систематический сбор заказов на книги осуществлялся с помощью библиографического бюллетеня "Пятидневка Книгоцентра" (с 1932 - "Советская книготорговля"). Издательства, входившие в ОГИЗ, выпускали для этой цели годовые и квартальные тематические планы.

В работу отделений КОГИЗа внедряется заказооборот. Однако для некоторых, наиболее дефицитных категорий литературы система распределения по разверстке продолжала сохраняться.

В отличие от Книгоцентра, который выступал как монопольная социальная структура, КОГИЗ был главной управляющей и контролирующей государственной книготорговой системой страны, работавшей параллельно с другими ведомственными системами.

КОГИЗ участвовал в создании республиканских книготорговых организаций, предоставляя им льготные кредиты, повышенные скидки.

На Украине был образован Укркнигоцентр, который после передачи ему сельской книготорговой сети был преобразован в единую организацию - Укркнигокультторг. В других республиках торговлю книгами вели созданные на базе отделений КОГИЗа книготорговые конторы в составе республиканских издательств - Белгиз (БССР), Узкитаб (УзССР), "Сакцигни" (ГрузССР) и др.

В 1936 г. произошли изменения в структуре КОГИЗа. Вместо литературных секторов были образованы пять хозрасчетных главных контор по оптовой торговле: "Политкнига", "Техкнига", "Учпедкнига", "Литизокнига" и главная контора подписных изданий. Они обладали правом самостоятельно заключать с издательствами договоры на поставку книг.

Для регламентации товарных отношений в 1934 г. были разработаны "Особые условия поставки непериодической печатной продукции", которые способствовали повышению ответственности книготорговых предприятий за свой заказ, за результаты изучения покупательского спроса.

Главные оптовые конторы просуществовали до 1938 г., когда с целью сокращения управленческих расходов они были включены в Управление оптовой книжной торговли КОГИЗа, к которому перешли центральные оптовые функции.

Процесс организации массовой разветвленной сети книжных магазинов был нелегким, но он неуклонно развивался. Особое внимание уделялось развитию низовой сети. Строились новые книжные магазины, в том числе на окраинах - в Сибири, в Средней Азии, на Дальнем Востоке. Открывались магазины и киоски на Днепрострое, в Челябинске, на Тракторострое в Сталинграде, на Сясьстрое и других объектах пятилеток.

На промышленных предприятиях, транспорте, новостройках создается широкая сеть книжных киосков. В условиях коллективизации сельского хозяйства известную роль сыграла такая специфичная форма пропаганды и распространения книг в деревне, как книжно-газетные киоски политотделов МТС и совхозов. Политотделы МТС, организованные в 1933 г., вели массовую агитационно-пропагандистскую работу на селе. КОГИЗ открыл 1700 таких киосков, 200 было организовано потребкооперацией. В райотделениях КОГИЗа были введены в штат специальные инспекторы по сельской торговле. В помощь киоскам политотделов направлялись шефские бригады, им предоставлялся улучшенный ассортимент. Издавался специальный инструктивный и библиографический бюллетень КОГИЗа и Центросоюза "В помощь киоскеру политотдела". В 1935 г. в связи со слиянием политотделов МТС с райкомами книготорговая сеть политотделов была подчинена райотделениям КОГИЗа.

В течение всего военного десятилетия наблюдалось достаточно стабильное, хотя и с некоторыми колебаниями, расширение торговой сети КОГИЗа и рост товарооборота книжной продукции. Несмотря на систематическую передачу части сети республиканским книготорговым организациям и другим системам, число книжных магазинов КОГИЗа увеличилось в 1940 г. по сравнению с 1931 г. более чем на 30 процентов, товарооборот вырос в четыре раза. К 1 января 1941 г. КОГИЗ - основной организатор распространения книжной продукции в СССР - имел 57 краевых, областных и республиканских отделений, 1773 магазина, 899 киосков и 71 бибколлектор.

И все же сеть КОГИЗа оставалась слаборазвитой. Большая часть розничных пунктов представляла собой мелкие, нерентабельные предприятия. Существовала диспропорция в размещении магазинов: основная масса издательской продукции продавалась в крупных и средних городах, а районные центры и сельская местность оставались недостаточно охваченными книготорговым обслуживанием, в то время как численность населения находилась в обратной пропорции. Неудовлетворительным было и состояние материально-технической базы книжной торговли. Большинство районных и низовых книжных магазинов имели небольшие неблагоустроенные помещения.

Кроме книготорговой сети КОГИЗа, в стране действовали магазины и киоски других ведомств. В 1932 г. в аппарате Партиздата был образован Торгсектор, к которому перешла специализированная сеть по продаже политической книги.

В 1934 г. одновременно с образованием ОНТИ создается контора Книгосбыт с сетью магазинов и киосков технической книги. Книгосбыт ОНТИ рассылал издания по разнарядкам соответствующих наркоматов и главков, работал с повторными заказами на распроданные книги. Отдел пропаганды Книгосбыта выпускал рекомендательные и информационные материалы, библиографические пособия.

В 1933 г. при Издательстве АН СССР в Москве возник самостоятельный аппарат распространения непериодических и периодических изданий Академии наук и ее научных институтов - книготорговая контора "Академкнига", которая имела магазины и киоски в крупных научных центрах страны.

Несмотря на то, что в целом сеть и товарооборот ведомственных и книготорговых систем были незначительны по сравнению с КОГИЗом, они позволили расширить возможности распространения массовой политической, технической, научной книги.

В течение 1930-х годов некоторые системы вновь возвращались в состав КОГИЗа (Торгсектор Партиздата - в 1938 г., Книгосбыт ОНТИ - в 1939 г.), другие, наоборот, выделялись в самостоятельные. Так, в связи с необходимостью распространять специальную военную книгу непосредственно в местах расположения частей армии и флота в 1939 г. был создан Военкнижторг, находившийся в подчинении Наркомторга. Ему была передана сеть военсектора КОГИЗа.

На селе книжная торговля велась потребительской кооперацией. В начале 1930-х годов в аппарате Центросоюза были созданы отраслевые объединения по торговле книгами (Всекоопкнига) и культтоварами (ВОКТ). Однако книжная торговля не была в центре внимания потребкооперации, которая не располагала квалифицированными книжными кадрами. Шел процесс ликвидации книготорговой сети Центросоюза. В 1931 г. прекратили торговлю книгой 18500 пунктов. Оставались лишь киоски бывших коопкниг.

Для руководства сельской книжной торговлей в КОГИЗе был образован сельхозсектор, а также сектор коопкниг. Перед ним была поставлена задача организовать торговый пункт в каждом сельском райцентре. Однако КОГИЗ смог охватить не более половины сельских районов страны.

В 1933 г. в Центросоюзе было создано единое Всесоюзное объединение по оптовой торговле товарами культобслуживания (ВОКТ). В своей работе оно опиралось на систему районных отраслевых объединений, каждое из которых имело культмаг с книжным отделом и склад книжно-канцелярских товаров. В зоне своей деятельности ВОКТ открывал и киоски при политотделах МТС и совхозов.

С 1935 г. потребительская кооперация прекратила торговлю книгами в городах, сосредоточив свое внимание на обслуживании сельского населения. По договору с Центросоюзом КОГИЗ принял на себя снабжение сети потребкооперации. В 1936-1937 гг. действовало книготорговое объединение КОГИЗа и ВОКТа, межведомственная оптовая контора Книгоканцторг осуществляла поставку книг и канцтоваров в райпотребсоюзы.

Центросоюз строил и расширял книготорговую сеть, организовывал книжные склады при культбазах. В областных (краевых) потребсоюзах была введена должность инструктора по книжной торговле. Налаживалось изучение спроса, пропаганда книги, подготовка кадров. В 1939 г. доля потребкооперации в книжной торговле страны составляла 14,9 процента. Торговлю книгами вели 1537 культмагов и 23333 сельмага.

Интенсивный процесс типизации издательств вел к увеличению дробности тематики выпускаемых книг, усложнялись запросы покупателей. Это приводило к необходимости создания книжных магазинов, специализированных по ассортименту и способу обслуживания. В Москве и других городах были открыты Дома детской и юношеской книги (ДЮДК) с отделами консультаций по школьному и дошкольному чтению. Они возникли в Москве, Ленинграде, Нижнем Новгороде и Свердловске.

Велась работа по созданию специализированной букинистической сети. В связи с тем, что частный сектор букинистической торговли к 1930 г. был полностью национализирован, возникла необходимость организации государственных магазинов. Если в 1932 г. в Москве таковых насчитывалось четыре, то в 1941 г. - уже одиннадцать. В целях централизации руководства букинистической сетью в Москве было создано единое управление букинистическими магазинами. При букинистической базе Могиза имелся институт уполномоченных, закупавших на периферии книги для Москвы. Организовывались скупочные пункты в магазинах новой книги.

Кроме Книгоцентра - КОГИЗа, букинистическую торговлю вели другие ведомства: Литфонд СССР, "Академкнига", издательство "Советский писатель", Роскульторг, кооперация инвалидов "Книготоргин", "Главсевморпуть" в Ленинграде. Особую известность приобрел антикварный магазин акционерного общества "Международная книга", который специализировался на редких книгах, издавал иллюстрированные тематические каталоги. К сожалению, поскольку в функции магазина входило и исполнение заказов зарубежных покупателей, его деятельность объективно способствовала утечке многих ценных изданий за пределы страны.

В новых условиях не могла более существовать свободная цена на букинистическую книгу, устанавливаемая главным образом исходя из рыночного спроса. В целях унификации ценообразования КОГИЗ начал разработку списков-ценников по разделам ассортимента. На их основе в 1936 г. вышел первый каталог-прейскурант художественной литературы, который включал как наиболее часто встречающиеся, так и редкие издания. В том же году был утвержден новый документ, регламентирующий букинистическую торговлю, - "Правила торговли букинистической и антикварной книгой".

Велся поиск наиболее эффективных форм и методов обслуживания покупателей. Предпринимались попытки организации бесприлавочной торговли. В 1934 г. с целью создания и последующего внедрения образцов книготорговой работы основываются образцовые книжные магазины. Однако данный опыт не имел успеха вследствие усиленного снабжения этих предприятий дефицитными изделиями. Получила развитие почтово-посылочная торговля книгами. Особую актуальность она приобрела в связи с ликвидацией мелких магазинов КОГИЗа и задачей обслуживания жителей небольших населенных пунктов. Было принято решение об организации магазинов и отделов "Книга - почтой" во всех областях.

В лучших книжных магазинах практиковался метод приема предварительных заказов, а также заказов на поиск вышедших изданий. Этот метод резко повысил культуру обслуживания покупателей, однако тогдашний уровень развития книжной торговли не позволял организовать его широкое внедрение.

Предпринимались шаги для ускорения реализации книг.В 1930-1931 гг. были установлены торговые скидки для некоторых ассортиментных групп до 28-30 процентов. Книготоргующие организации, распространяющие книги в сельской местности, получали дополнительную скидку до 5 процентов. В 1936 г. КОГИЗ ввел стимулирующую систему оплаты труда продавцов: они стали получать дополнительно 10 процентов суммы, вырученной от продажи литературы прежних (до 1935 г. ) лет издания.

Укреплялось экономическое положение книжной торговли в системе издательского дела. С 1 января 1940 г. всем издательствам было вменено в обязанность предоставлять книжной торговле 25-процентную скидку с номинальной стоимости продукции на покрытие издержек обращения КОГИЗа, расходов на упаковку и транспортировку. В свою очередь КОГИЗ при поставке книг местным отделениям устанавливал дифференцированные скидки, которые способствовали реализации наиболее трудоемких изданий.

Широко внедрялись разнообразные массовые формы книгораспространения и пропаганды книги. Организовывались передвижные киоски, книжные праздники, выставки, базары, лотереи. Использовался такой метод, как продажа книг в кредит. В каждом сельском и городском районе работали "красные книгоноши" - общественные распространители книги из числа комсомольцев, школьников, учителей, политпросветработников. На промышленных предприятиях действовали книжные "фабзавкиоски".

Успехи в эти годы во многом достигались за счет эксплуатации неподдельного энтузиазма работников. В книжной торговле развернулось соцсоревнование, которое принимало различные формы. Коллективы магазинов боролись за звание ударных. Во второй пятилетке получило развитие стахановское движение. Новаторы книжной торговли делали рацпредложения, внедряли научную организацию труда, перевыполняли планы.

Деятельность советской книжной торговли находилась в тесной связи с задачами, решаемыми партией и государством. Она всегда выступала как инструмент агитационно-пропагандистской работы . Перед книготорговыми работниками ставилась цель не только удовлетворять имеющийся спрос на книгу, но и участвовать в идейном воздействии на покупателей, воспитывать их в духе марксизма-ленинизма. Очередные политические кампании воплощались в лозунгах, под которыми работала книжная торговля: "Ударным стройкам дать ударную книгу!", "Книгу - на большевистский сев!", "Сельский книготорговец - активный участник классового наступления на кулачество!" и т.д. Именно с 30-х годов книжная торговля стала восприниматься как важнейший участок "идеологического фронта", а книготорговые работники - как "бойцы" этого фронта, помощники партии.

Книжная торговля работала в сложных социально-политических условиях, что накладывало на нее отпечаток. Одной из ее функций была так называемая идеологическая "очистка" ассортимента. От книготорговцев требовалась бдительность в отношении "классово чуждой" литературы, ее своевременное изъятие. В сеть постоянно поступали циркуляры о списании или, наоборот, о "восстановлении из макулатуры" ошибочно списанных изданий. Это относилось не только к политической или беллетристической, но и к научно-технической книге, поскольку и здесь цензура находила "политически вредные" издания. Специальный документ регламентировал порядок изъятия и списание. Эту работу возглавляли и контролировали партийные организации книжной торговли.

Итогом предвоенного десятилетия стало создание всеобъемлющей плановой государственной системы книжной торговли. Образование Книгоцентра - КОГИЗа способствовало централизации руководства книгораспространением. Происшедшая в начале 1930-х годов некоторая корректировка курса не затронула основ организации советской книготорговли.

КОГИЗ стал фактически автономным, независимым звеном ОГИЗа. С одной стороны, это вело к юридической, финансовой, организационной самостоятельности двух вертикалей - издательской и книготорговой. С другой же стороны, разная подчиненность и отчетность этих двух прежде единых элементов книжного дела вели к обособлению книжной торговли, к созданию внутриведомственного барьера. Такое положение сохранялось несколько десятилетий.

 


© Центр дистанционного образования МГУП, 2001