В начало учебникаОглавление Информация об изданииОб изданииСписки иллюстраций и терминовАвторы издания Раздел 6

 

РЕДАКЦИОННАЯ ПОДГОТОВКА ИЗДАНИЙ ПЕРЕВОДНОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

 

РАЗДЕЛ VII. Работа редактора над аппаратом изданий переводной литературы

 

Существует объективная обусловленность читательской рецепции факторами социокультурного характера. И поэтому любое иноязычное произведение словесного искусства будет более сложным для восприятия читателем, который был взращен своей родной языковой цивилизацией. "Самое понимание всякого чужестранного литературного памятника, - писал академик М.П. Алексеев, - требует особого труда, на который способен не всякий читатель; этот труд должен быть основан на особой практике заострения внимания к чужому... В бытовом смысле почти всякое иностранное произведение "непонятно" - даже в переводе, даже с комментариями". Именно поэтому сопроводительный аппарат издания переводной литературы и приобретает такую важность в качестве сопутствующего "обрамления" основного текста, которое облегчает читателю путь к иноязычной книге.

В целом сопроводительный аппарат изданий переводной литературы подчиняется тем же законам, что и аппарат изданий произведений, написанных на родном языке писателя, хотя и имеет свои специфические черты.

Аппарат книги является неотъемлемым компонентом изданий переводной литературы независимо от того, относятся ли они к научному, научно-массовому либо массовым типам. Другими словами, аппарат в том или ином облике присутствует в издании перевода вне зависимости от читательского адреса конкретного издания.

В том, что касается изданий переводной литературы, последние 10 лет не принесли практически ничего нового в процесс редакционной подготовки аппарата.

По общности функций, которые выполняют элементы сопроводительного аппарата отечественных изданий произведений литературы - в том числе и переводной литературы, - их можно разделить на три основные группы. Во-первых, это материалы, которые имеют непосредственное отношение к содержанию (материалы общественного, эстетического, исторического, литературного характера и т.д.). К таким материалам относятся в основном сопроводительные статьи и комментарии различных видов. Во-вторых, это элементы, которые носят чисто справочный характер и немыслимы вне издания. В основном к подобным материалам следует отнести различные "путеводители" по изданию: указатели, оглавление, содержание и т.д. В-третьих, это вспомогательные элементы, цель которых - облегчить обработку издания в библиотечной сети, системе книжной торговли, статистике и т.д. Отдельно следует упомянуть приложения - помещаемые в конце издания материалы, которые не могут быть отнесены к основному составу произведений автора.

Сопроводительный аппарат издания многокомпонентен. И поэтому достаточно остра проблема сбалансированности различных его элементов в зависимости от типа и вида, издания. В мировой эдиционной практике эта проблема получает неоднозначное разрешение.

В настоящем конспекте преимущественное внимание уделяется методологии подготовки и редактирования сопроводительного аппарата изданий переводной художественной литературы. Поскольку основная задача подготовки сопроводительного аппарата - достижение органической целостности основного текста и самого аппарата, задача эта будет решаться по-разному, в зависимости от типа и вида издания произведения переводной литературы.

Следует помнить о том, что абсолютно доминирующим типом издания переводной художественной литературы является массовый, ориентированный на обыденное читательское восприятие. (Характерным для изданий переводов художественной литературы будет наличие единственного варианта текста произведения - как в отечественной, так и в мировой эдиционной практике.) Структура и содержание сопроводительного аппарата массового издания перевода определяется его основной задачей - познакомить читателя с произведением иноязычного автора. Отсюда следует, что отражение в подобном аппарате результатов углубленного литературоведческого исследования творчества автора будет излишним, зато большую роль приобретают комментарии. Существует определенный парадокс: историко-литературные реалии, имена, реминисценции автора и т.д. комментируются с намного большей полнотой в научно-массовых изданиях, чем в изданиях массового характера, где они вообще не объясняются.

Научные и научно-массовые издания переводов с достаточной полнотой оснащены сопроводительным аппаратом. Сопроводительные статьи полны и глубоки по своему содержанию. Комментарии обстоятельны и подробны. Однако среди всего массива изданий переводной литературы - в отечественной и мировой книгоиздательской практике - научные и научно-массовые издания составляют редкое меньшинство. В качестве примеров подобных изданий можно назвать академическую серию "Литературные памятники" издательства "Наука", а также весьма специфическую серию "критических" изданий, подготовленных англо-американской компанией "Нортон" (подробно проанализирована в конце раздела VII).

Учитывая безусловное преобладание массовых изданий произведений зарубежной художественной литературы, следует нацелить типологический анализ аппарата в первую очередь на уяснение разницы в сопроводительном аппарате различных видов изданий.

Среди видов изданий переводной художественной литературы наиболее представительными как с точки зрения полноты корпуса произведений автора, так и с точки зрения полноты сопроводительного аппарата являются собрания сочинений. Именно собрания сочинений обильно оснащены введениями, предисловиями, сопроводительными статьями (вступительными статьями, заключениями, критико-биографическими очерками и т.д.) и различного вида комментариями. Обязательным элементом сопроводительного аппарата собрания сочинений являются вспомогательные указатели, служащие путеводителем по изданию. Частью аппарата являются также краткие прикнижные аннотации, характеризующие состав конкретного тома собрания сочинений.

Факультативный характер имеют предисловия, сопроводительные статьи и комментарии в сериальных изданиях типа "Библиотеки приключений", "Большой библиотеки приключений и научной фантастики", "Викингов" и др. При обязательности развернутой прикнижной аннотации, дающей краткую характеристику автора и его конкретного произведения, наличие/отсутствие сопроводительной статьи может определяться содержанием переводной книги и читательским адресом конкретного сериального издания.

Примерно тем же закономерностям подчиняется состав сопроводительного аппарата сборников произведений одного или нескольких авторов. Однако при наличии сопроводительной статьи в сборнике переводов произведений разных авторов возможно, что она будет содержать не только литературно-биографическую характеристику творчества писателей, но и краткую либо развернутую ретроспективу жизни определенного народа в течение определенного отрезка времени.

Наравне с изданиями переводов, составляющими фрагменты "открытых" серий ("Готический роман", "Мастера", "Сокровища мировой культуры" и т.п.), наиболее распространенным видом изданий являются моноиздания. Аппарат таких изданий также составляется с учетом известности автора, содержания книги и направленности издания. Так, массовое издание "Божественной комедии" Данте Алигьери снабжено содержательной вступительной статьей историко-литературного характера и обстоятельным, исчерпывающим комментарием, составленным автором перевода М.Л. Лозинским. Издание романа Томаса Вульфа "Домой возврата нет" снабжено послесловием, написанным литературоведом и переводчиком А.М. Зверевым, но не имеет комментария, а издание "Приключений Тома Сойера" для детей снабжено подстрочным редакционным комментарием, но не имеет ни предисловия, ни сопроводительной статьи.

Особняком стоит вопрос о сопроводительных материалах к журнальным изданиям переводов. В силу особенностей этой разновидности изданий, как правило, публикуемым в журналах переводам сопутствуют принадлежащие перу переводчика или критика-литературоведа - разные по объему и содержанию - сопроводительные статьи, а также подстрочный комментарий. На страницах того же номера журнала могут быть помещены и иные "сопутствующие" материалы, характер и место расположения которых определяются задачами, стоящими перед редакцией конкретного периодического издания.

Методология подготовки и редактирования сопроводительного аппарата изданий переводной литературы подразумевает использование теоретически обоснованных, научных критериев в процессе работы над материалами, формирующими особого рода информационное поле, которое окружает основной текст произведения и находится с этим текстом в активном взаимодействии.

Принимая во внимание существующую разницу в наименованиях одних и тех же элементов сопроводительного аппарата, а также конкретные задачи настоящего курса, условимся об употреблении терминов. Под предисловием понимается та часть аппарата, которая сообщает об отличии данного издания от других, о задачах, стоящих перед автором и редактором. Сопроводительная статья (вступительная статья или послесловие) рассматривает творчество автора/авторов в контексте культуры. Она сообщает о мировоззрении автора, знакомит с его биографией, рассказывает об эволюции творчества, разъясняет его философские, эстетические и идейные истоки. Комментарии или примечания дополняют текст, разъясняют его, повышают информативность произведения, облегчают восприятие читателем содержательно-актуальной информации основного текста издания.

При общности функций, выполняемых предисловием и сопроводительной статьей издания на языке читателя и издания перевода, следует отметить, что в задачи составителя предисловия и сопроводительной статьи к изданию перевода входит формирование первоначального связующего "мостика" между читателем и творением иноязычного, инокультурного автора. Настоящий момент является эдиционной универсалией и может быть прослежен в издательской практике различных стран.

В этой связи весьма симптоматичным представляется сопроводительный аппарат издания знаменитого английского перевода-адаптации "Ревизора" Н.В. Гоголя, первоначально вышедшего в свет в 1947 г. и впоследствии переизданного еще 6 раз. [Данному изданию суждено было сыграть немаловажную роль в популяризации наиболее значимой комедии Гоголя в англоязычном мире.] Аппарат издания состоит из вступительной статьи, предисловия и двух приложений. Вступительная статья "Гоголь-драматург", написанная английским гоголеведом Янко Лаврином, рассказывает об особенностях гоголевскою восприятия мира, отразившихся в его принявшем гротескные формы творчестве, а также повествует об истории создания и постановки "Ревизора" на сцене, дает развернутую характеристику центрального персонажа. Предисловие, помешенное после вступительной статьи, написано самим автором перевода, критиком и литературоведом Д. Кэмпбеллом, который характеризует "Ревизора" как величайшее произведение, когда-либо написанное для русской сцены, и знакомит читателя с историческим фоном комедии. Переводчик включает в предисловие гоголевские "Замечания для господ актеров" в виде "Заметок для продюсера". Д. Кэмпбелл высказывает свои собственные суждения и замечания, касающиеся в основном проблем сценической постановки "Ревизора". Это предисловие адресовано продюсерам, постановщикам, театральным деятелям. Его автор ставил перед собой главную задачу - показать, как должно ставить величайшую гоголевскую комедию.

В отечественном книгоиздании сложилась богатейшая традиция составления сопроводительных статей. Чем шире международное признание автора, тем "выше" уровень издания, тем более авторитетные специалисты привлекаются к составлению сопроводительных статей. Часто их пишут крупные ученые, мастера художественного слова, литературоведы и переводчики. Следует выборочно остановиться на нескольких таких материалах. Десятитомное собрание сочинений Ч. Диккенса снабжено вступительной статьей М.В. Урнова "Великий романист Чарльз Диккенс", в которой прослеживается эволюция его необычного литературного мира. Обстоятельное послесловие к собранию сочинений Н. Михальской "Диккенс в России", помещенное после комментария к тому 10, обрамляет собрание сочинений, повествует об эволюции проникновения Диккенса на русскую культурную почву, знакомит читателя с историей изданий его произведений в России.

Сборник рассказов О. Генри "Город без происшествий" был составлен видным литературоведом Д.М. Урновым. Ему же принадлежит яркая и впечатляющая вступительная статья "В шуме большого города", знакомящая читателя с жизненным путем и творческой биографией автора.

Академическое "Собрание рассказов" У. Фолкнера снабжено двумя послесловиями, принадлежащими одному и тому же автору - литературоведу и переводчику А.М. Звереву. Эти сопроводительные статьи - "Фолкнер-новеллист" и "Йокнапатофа и ее обитатели" - с разных сторон раскрывают особенности творческого дарования и художественного метода писателя, повествуют о том, как новеллы Фолкнера вливаются в художественное пространство, формируемое романами "Йокнапатофской саги", наполняют это пространство.

Итак, авторство сопроводительной статьи издания перевода может принадлежать составителю, специалисту, литературоведу, переводчику, которых издательство привлекает для этой цели. Однако сопроводительная статья (вступительная статья, послесловие) может быть и редакционной, т.е. подготовленной силами сотрудников издательства.

Важно не упустить из внимания следующее важное и деликатное обстоятельство. Из самого характера издания перевода исходит необходимость несколько более осторожного и деликатного "обращения" с произведением иноязычного автора, нежели с произведением отечественным, опирающимся на обильный культурный и страноведческий фон. Из сказанного, разумеется, не следует делать вывода о том, что сопроводительный аппарат изданий русской литературы должен предлагать более резкие оценки творчества русского писателя, нежели аппарат издания иностранного автора. Тем более далеки мы от установки на какие-либо искусственные ограничения. Дело тут в следующем. Именно в силу того, что произведение иноязычного автора трансплантируется на иную социально-культурную почву и, как юный саженец, подвержено действию стихий сильнее, нежели возросшие на этой почве растения, следует при редакционной обработке сопроводительных материалов с максимальной деликатностью отнестись к содержанию и форме инокультурного произведения словесного искусства, при необходимости смягчая наиболее резкие оценки.

Интересно, что подобная этическая установка имеет бытование в мировой эдиционной практике. Достаточно вспомнить, что после выхода в 1944 году эссе В.В. Набокова "Николай Гоголь", окончательно перевернувшего представление о гоголевском художественном наследии в англо-американской литературно-критической мысли и на долгие годы определившего проблематику, а отчасти и содержание гоголеведческих исследований в англоязычном мире, оценка, предлагаемая аппаратом изданий произведений Гоголя в Англии и США, показывала тенденцию более осторожного и в то же время более традиционного подхода по сравнению с литературной критикой.

Обратной стороной высказанной мысли будет возможность осторожного и деликатного освобождения - в процессе редакционной переработки - имеющихся квалифицированных и обстоятельных литературно-критических сопроводительных статей, принадлежащих перу классиков отечественного литературоведения и литературной критики, от чрезмерной идеологизированности отдельных суждений, появившейся вследствие неизбежного в прошлом "социального заказа".

Невозможно преувеличить важность комментария в издании перевода иноязычного литературного произведения. Чем дальше - во времени и пространстве - отстоит от читателя литературно-художественное произведение, тем труднее задачи, встающие перед комментатором. Выбор типа комментария и его наполнения будет определяться характером литературного произведения, типом и видом издания. Семантическая осложненность, смысловая многоплановость, богатая экспрессивность часто требуют тонкого разъяснения, деликатного комментирования.

Следовательно, схемы толкования перевода художественного произведения могут варьироваться в зависимости от информативно-содержательных и собственно художественных особенностей текста, например его жанровой специфики, а также от ряда иных причин: времени создания произведения, типа и вида издания.

Остановимся на нескольких, наиболее существенных, видах комментария в изданиях переводной художественной литературы.

Распространенным видом комментария в научных изданиях отечественной художественной литературы является текстологический комментарий. Его главная цель - мотивация отбора текста для данного издания. Применительно к изданиям книг иностранных авторов, где основным текстом издания является текст перевода, в задачи текстологического комментария входит мотивация отбора того или иного текста перевода для издания или переиздания. Поскольку текстологический комментарий мыслится как компонент исключительно изданий научного типа он может заключать в себе краткую либо подробную характеристику имеющихся вариантов перевода, разночтений в этих вариантах. Может представлять сведения об особенностях эволюции освоения литературного памятника переводческой практикой. Может содержать характеристику обстоятельств выполнения перевода и трудностей, разрешить которые пришлось переводчику в процессе воссоздания исходного текста на языке перевода.

Библиографический комментарий в издании перевода содержит указания на важнейшую литературу, опубликованную на языке перевода, которая имеет отношение к характеризуемому произведению, к жизни и творчеству писателя в целом. Достаточно редко встречающийся в изданиях переводов, этот вид комментария может, кроме того, обозначать выпущенные издания произведений того же автора (тем же самым - или другим - издательством).

Реальный комментарий в изданиях перевода несомненно является основным и наиболее распространенным. Задача этого вида комментария - дать объяснение объектам материальной и духовной жизни, имеющим отношение к комментируемому художественному произведению. Но задачу реального комментария к переводу можно представить себе и в более широком плане. Лучшие мировые образцы комментария к иноязычным произведениям художественного слова - а среди таковых в первую очередь следует назвать четырехтомный многоаспектный комментарий Владимира Набокова к "Евгению Онегину" - ориентируют читателей на особое восприятие иноязычного произведения - восприятие активное, подразумевающее эмоциональное переживание и постижение логики развития авторской мысли. Комментатор должен пытаться сделать текст перевода доступным читателю и в то же время эстетически воздействующим на него. Так, целью многотомного англоязычного комментария В.В. Набокова к "Евгению Онегину" было стремление писателя-комментатора не только объяснить читателю контекстуальные значения языковых реалий текста, но и помочь ощутить глубокий смысл великого русского романа. Труд В.В. Набокова может стать хорошей школой для редактора, для составителя комментария к изданиям переводов классической литературы.

В более широком смысле реальный комментарий может быть назван страноведческим, ибо те реалии, что подвергнуты осмыслению и толкованию комментатором, естественным образом связаны с жизнью языкового коллектива той или иной страны.

Потенциальные трудности, с которыми читатель сталкивается при чтении перевода художественного текста, могут иметь самый различный характер. К примеру, в текстах художественных произведений могут наличествовать цитаты из другого произведения без указания источника. Иногда такое скрытое цитирование необходимо писателю для создания особой атмосферы, не всегда понятной даже носителю языка, могущей вызвать определенные затруднения к тому же и в процессе перевода. Для читателя в подобном случае возникает проблема неполного или неправильного понимания контекста. Наличие в художественных произведениях информации, непосредственно в тексте не раскрытой (скрытая цитатная речь, аллюзии, используемые в переносном смысле, метафорическом или философско-поэтическом), создает трудности в восприятии передаваемого сообщения. Это явление некоторые ученые называют "вертикальным контекстом", который является составной частью фоновых знаний, существующих у носителей исходного языка и отсутствующих у иноязычных читателей. Восполнить недостающие читателю перевода фоновые знания должен реальный (страноведческий) комментарий.

Многие обыденные для носителей исходного языка реалии - в первую очередь бытовые - не имеют прямых аналогов в языке, на который выполняется перевод. В таком случае перед комментатором встает задача разъяснения читателю национально-специфической семантической информации, передаваемой словом. В первую очередь это относится к бытовой безэквивалентной лексике. Кроме того, могут существовать различия в семантике слов исходного языка и языка перевода, обусловленные национальной спецификой мышления. Л.В. Щерба отмечал, что "мир, который нам дан в нашем непосредственном опыте, оставаясь везде одним и тем же, постигается различным образом в различных языках...".

Следует назвать несколько основных групп слов, наделенных национально-культурной семантикой, которые с необходимостью становятся объектами комментирования в издании перевода: слова нового быта; слова, обозначающие наименования предметов и явлений традиционного быта; слова, обозначающие предметы и явления прошлых эпох, историзмы; лексика фразеологических единиц и афористики; фольклорная лексика; слова иностранного происхождения. Объектами комментирования могут становиться также исторические факты, имена собственные и географические названия - в том случае, если вышеперечисленные феномены несут на себе определенную национально-культурную фоновую информацию и если их непонимание или неполное понимание читателем приведет к появлению лакун в рецепции иноязычного автора.

Более сложной представляется проблема комментирования индивидуальных авторских аллюзий, предметный указатель реминисценций (намеренного, а иногда невольного, бессознательного воспроизведения автором отдельных слов, фраз, фрагментов) и подтекстовых значений. Их осмысление происходит еще на стадии выполнения перевода, и именно успешное функционирование творческого симбиоза переводчик - редактор/комментатор является залогом верности комментирования.

В качестве примера обратимся к комментарию к тексту "Ревизора", опубликованного в 1931 г. в антологии "Шедевры русской драмы". Комментарий представлен в виде 21 подстрочной сноски, которые показывают пример достаточно полного толкования сложных и непонятных для английского читателя реалий и ситуаций. Большинство примечаний объясняют имена собственные, географические названия, названия произведений искусства и т.д. Например, Иохим - торговец лошадьми в Петербурге; Холмогоры - маленький город в Архангельской губернии, известный своим мелким рогатым скотом; Женитьба Фигаро, Роберт-дьявол, Норма - оперы Моцарта, Мейербера и Беллини; Барон Бромбеус - псевдоним известного писателя Сенковского; Фрегат надежды - роман Бестужева; Московский телеграф - газета. Примечания комментируют все высказывания Хлестакова, относящиеся к литературной" области, однако ни они сами, ни вступительная статья не объясняют бессмысленности и несуразности "литературных аллюзий" Хлестакова.

Некоторые примечания комментируют ситуации. Так, фраза городничего "...ты у меня, любезный, поешь селедки" объясняется следующим образом: "чтобы вызвать мучительную жажду. Эта косвенная форма пытки применялась тайной полицией, чтобы вырвать признание".

Комментарий содержит толкование поговорок или устойчивых выражений в речи персонажей комедии. Так, слова Земляники "...все как мухи выздоравливают" комментируются путем соотнесения с русской поговоркой "мрут, как мухи".

В списке действующих лиц комедии городничий обозначается как начальник полиции города. Примечание объясняет особенности должности городничего, объясняет также, что круг его обязанностей был гораздо шире обязанностей начальника полиции английского или американского города. Предлагается еще одно название этой должности - менеджер города.

Комментарии к тексту перевода "Ревизора" дают читателю достаточно обильный страноведческий фон, объясняя непонятные реалии, сопоставления, поговорки, незнакомые названия и имена. Вместе с тем надо отметить, что комментарии касаются лишь понятийной стороны "Ревизора".

Достаточно редким можно считать стилистический комментарий к изданию перевода, в котором объясняются особенности языка и поэтики произведения и особенности работы переводчика над ним - разумеется, не в полном объеме, а лишь в тех частностях, которые могут быть неправильно поняты читателем.

Литературно-критический комментарий ставит перед собой цели и задачи, аналогичные целям и задачам вступительной статьи, однако относится не ко всему творчеству иноязычного автора, а лишь к отдельному его произведению или его части и представляет собой краткий либо развернутый свод справочных сведении о значении и месте данного произведения в творчестве автора (или о значении данного перевода в творчестве переводчика), о его специфичности или сходстве с остальными произведениями, об отзывах о нем современников и т.д. Иногда литературно-критический комментарий по своему объему и манере изложения материала может приближаться к послесловию.

Биографический комментарий сообщает сведения о биографии автора, при этом преимущественное внимание уделяется тем жизненным фактам, что повлияли на судьбу конкретного произведения или творчество автора в целом.

В издание перевода - особенно многотомное собрание сочинений - могут включаться вспомогательные указатели, представляющие собой упорядоченные путеводители по тексту издания. Это может быть, например, именной указатель. Хотя в указателях, как правило, мало места отводится оценочному моменту, в некоторых изданиях этот момент присутствует. Таков, к примеру, "ассоциативный" именной указатель, помещенный в издании перевода "Ревизора" в составе антологии "Шедевры русской драмы", дающей представление о некоторых "гротескных ассоциациях", связанных с именами персонажей комедии.

Тематический указатель может упоминать произведения и их действующих лиц.

Определенную специфику имеет редакционная подготовка приложений к изданиям переводов. Считается, что приложения составляют материалы, которые не могут быть отнесены к основным текстам. Однако иногда в приложения включаются материалы, которые по своему характеру скорее могли бы быть частью указателя или комментария. Так, в уже упоминавшемся английском издании комедии "Ревизор" 1947 г. помещены два приложения. В одном из приложений, озаглавленном "Русские имена и произношение", делается попытка дать объяснение некоторым из имен. В другом приложении содержатся указания о стиле одежды персонажей и особенностях ношения бород в России времен "Ревизора", приводится список второстепенных персонажей, которые могут заменять друг друга по ходу действия пьесы.

Техника оформления элементов сопроводительного аппарата издания перевода произведения литературы не имеет своей четко выраженной специфики и в целом совпадает с техникой оформления аппарата других изданий. Следует лишь заметить, что в изданиях переводов (особенно в изданиях для детей и юношества) подтекстовые комментарии имеют тенденцию превалировать над затекстовыми.

В заключение представляется целесообразным и полезным обратиться к весьма интересному опыту книгоиздательской практики Запада по составлению и редактированию аппарата перевода русской художественной литературы. Речь идет о "критическом" издании поэмы Н.В. Гоголя "Мертвые души" (в переводе американца Дж. Риви), подготовленном англо-американской издательской компанией "Нортон" в 1986 году.

Массив изданий художественной литературы представляет собой уникальный живой организм, чье существование протекает не в вакууме, но подвержено влиянию многих "экстраэдиционных" факторов, к числу которых можно смело отнести особенности национальной рецепции творческого наследия автора или группы авторов.

Зачастую на издательскую практику прямо и непосредственно воздействуют наиболее крупные и обстоятельные литературоведческие и литературно-критические работы.

С этой точки зрения небезынтересно проследить связь между одной из крупнейших работ о Гоголе послевоенного периода - речь идет о монографии американского слависта Дональда Фэнджера "Творчество Гоголя" - и особенностями сопроводительного аппарата упомянутого выше "критического" издания. Концепция Д. Фэнджера "приглашает" для толкования Гоголя практически любые интерпретации и трактовки. Сущность этой концепции в целом сводится к обоснованию существования и специфического функционирования "гоголевской вселенной", живущей по своим собственным уникальным законам.

"Гоголевская вселенная... возникающая в вакууме, чтобы отразить пустоту... придала той самой пустоте пространственность и сущность, превратила пустоту в пространство, которое может быть наполнено", - писал Д. Фэнджер. А то, чем наполнять это пространство, могло быть предложено самой жизнью и дано повторным обращением к текстам. Именно этим исследователь объясняет множественность и неоднородность трактовок Гоголя, предложенных на протяжении более ста лет, когда содержание его книг менялось в общественном сознании вместе с изменением культурных запросов общества.

Аппарат издания состоит из двух разделов: 1) фоновая информация и источники; 2) критические эссе.

В раздел "Фоновая информация и источники" включены: хронологическая таблица основных дат жизни Гоголя, четыре письма писателя к разным лицам по поводу "Мертвых душ" (эти письма являются главой 18 "Выбранных мест из переписки с друзьями"), двенадцать фрагментов из писем Гоголя к А.С. Пушкину, В.А. Жуковскому, С.Т. Аксакову, П.А. Плетневу, Н.Я. Прокоповичу, А.В. Никитенко, А.С. Данилевскому. А.О. Смирновой, Н.М. Языкову, а также подробно откомментированный табель о рангах. В аппарате рассматриваемого издания фрагменты из писем подобраны таким образом, что перед читателем развертывается история создания, публикации поэмы и ее переосмысления автором.

Большинство материалов, представленных в этом разделе, относится к жанру компиляции, характерного для западного книгоиздания, когда издатели сознательно идут на отбор выдержек из писем, мемуаров и дневников писателя, позволяющих воссоздать авторский замысел и этапы работы над произведением. Включение в издание "Мертвых душ" подобной компиляции из писем Гоголя к литературным деятелям его эпохи и лицам его окружения не только не загромождает аппарат издания, но и существенно повышает уровень восприятия англоязычным читателем самого литературного произведения.

Редакция не поскупилась на подробные подтекстовые комментарии, которые называют источники писем, знакомят читателя с их адресатами, с упомянутыми в них историческими лицами, объясняют некоторые факты жизни писателя, затронутые в письмах планы и намерения Гоголя.

Наиболее интересным с точки зрения анализа опыта западного книгоиздания но выпуску произведения русской (и мировой) классики представляется раздел "Критические эссе", который предлагает читателю предельно широкий спектр интерпретационных оценок "Мертвых душ", существенно отличающихся друг от друга.

"Критические эссе" открываются фрагментом из книги Р. Мэгеайра "Гоголь - из XX столетия", предлагающим ретроспективу осмысления творчества писателя в прошлом веке. Далее располагаются отрывки из статьи "Похождения Чичикова..." В.Г. Белинского и выдержки из дневника А.И. Герцена, посвященные поэме.

В некотором сокращении даны главы "Наш мистер Чичиков" и "Мертвые души. Зеркало и дорога" из упоминавшихся книг В. Набокова и Д. Фэнджера. Фрагмент из статьи Ю. Манна "О поэтике Мертвых душ" посвящен анализу двух основных принципов структурной композиции поэмы. Отрывок "Вступление к Мертвым душам" из книги В. Гиппиуса "От Пушкина до Блока" знакомит читателя с интерпретацией Гоголя как художника-реалиста. Фрагмент из книги А. Белого "Мастерство Гоголя" представляет так называемую "фигуру фикции" в качестве основного средства построения гоголевской поэмы. Сокращенный вариант статьи Э. Уильсона "Гоголь: дьявол в разросшемся саду" прослеживает роль иррационального начала в формировании стиля писателя. Сокращенная статья С. Карлинского "Портрет Гоголя - ненасытного любителя слов" анализирует эксперименты, производимые Гоголем на различных языковых уровнях.

Статья Д. Чижевского "Гоголь: художник и мыслитель" ставит проблему соотнесения и соизмерения эстетического и этического начал у писателя. Глава из книги В. Шкловского "Повести о прозе" повествует об особенностях жанра "Мертвых душ".

Аппарат представляет также выдержки из работы М. Бахтина "Искусство слова и народная культура (Рабле и Гоголь)", в которой осмысливается роль народной смеховой культуры в формировании живой предметности и осязаемости произведений Гоголя. Раздел "Критические эссе" завершает фрагмент статьи Ю. Лотмана "Проблема художественного пространства в прозе Гоголя".

Уникальность рассматриваемого издания заключается еще и в том, что его сопроводительный аппарат включал фрагменты не только англоязычных, но и русских литературоведческих работ, тем самым представляя срез мирового литературоведения.

Опыт издательства "Нортон", подготовившего и выпустившего научно-критическое издание Гоголя, состав которого по-настоящему отразил сложность и многообразие писательского гения, заслуживает пристального внимания со стороны составителей и редакторов.

 


© Центр дистанционного образования МГУП, 2001