В начало учебника Оглавление Глава 9.4 Информация об издании Об издании Списки иллюстраций и терминов Авторы издания Глава 9.2

 

РЕДАКТИРОВАНИЕ
ОБЩИЙ КУРС

 

Глава 9. Особенности развития редакторской школы в начале XX века (1900-1917)

§3 Редакторская подготовка сатирических журналов

 

Развитие литературы начала века связано с расширением предметный указатель жанровой палитры литературы. Это способствует формированию критериев оценки формы произведений.

Осуществляется активный поиск в области композиционных, смысловых, изобразительно-выразительных средств создания литературного произведения и реализации его в издание. Особенно заметно это проявилось в развитии сатирической предметный указатель журнальной периодики. Можно выделить два периода сатирических журналов, каждый из которых имеет свои особенности редакторской подготовки этих изданий. Первый период приходится на 1905-1906 год, второй - на 1910-е годы. Остановимся на этих периодах.

В 1905-1906 годах общее число сатирических журналов, выходящих в стране, достигало 400. Особенно широкой популярностью пользовались, например, такие журналы, как "Зритель", "Пулемет", "Жупел", "Гвоздь", "Забияка", "Сигнал". Многие из них приобрели невиданную до сих пор социально-демократическую окраску.

Общими тенденциями предметный указатель редакционно-издательской подготовки журналов стали смелое вторжение в сферу так называемых "закрытых" тем, раскованность издательской и авторской позиций, введение в редакторскую практику новых литературных приемов, позволяющих с разных сторон осмыслить саму природу комического. Пожалуй, впервые, как отмечают исследователи, в русском сатирическом жанре того периода можно наблюдать сочетание сатирической и героической тем (прежде всего как выражение политических пристрастий), достаточно широко использовалась фольклорная традиция, близкая народному духу, приемы русской народной сатирической сказки.

Продуманная редакторская позиция чувствуется уже в самом замысле издания, в его направленности. Это определяло принципы отбора литературного материала, формы и методы его подачи, приемы художественного оформления журнала. Отчетливо это видно, в частности, на примере предметный указатель журнала "Пулемет", редактором, автором и издателем которого в одном лице выступал поэт, прозаик и публицист именной указатель Н.Г. Шебуев. У него встречаются интересные приемы "монтажного" построения карикатуры с острой подрисуночной подписью.

Так, на обложке первого номера журнала "Пулемет" было помещено изображение оратора с яростным лицом, снабженное всем понятной подписью "Долой!". В конце же номера располагался рисунок, воспроизводивший текст "Манифеста 17 октября 1905 года" с отпечатком кровавой ладони. Подпись гласила: "К сему листу генерал-майор Трепов руку приложил". Таким образом, редактор подчинил общему замыслу все элементы оформления издания. Этот номер журнала был конфискован "за оскорбление императорского величества и дерзостное неуважение к верховной власти" (Д.Ф. Трепов с 1905 года был генерал-губернатором Петербурга), а редактор приговорен к году заключения в крепость.

Разнообразные композиционные средства использовались редакторами и для усиления эффекта от сочетания в едином целом иллюстрации и текста. Например, в одном из номеров журнала "Зритель" (издатель Ю.К. именной указатель Арцыбушев) была помещена карикатура на председателя кабинета министров графа С.Ю. Витте, автора Манифеста 17 октября 1905 года, сидящего у построенного им карточного домика. Иллюстрация сопровождалась подписью: "Наша конституция. Просьба не дуть!"

Получили распространение различные способы лаконизации художественных средств в рамках сжатых форм лозунга, плаката, призыва, афористического выражения. В журнале предметный указатель "Сигнал", который редактировал именной указатель К.И. Чуковский, читателю были представлены "неизданные афоризмы" Козьмы Пруткова, в традиционную форму которых был вложен созвучный современникам смысл ("Если ты не умен, зачем завидуешь прокурорам?", "Долгое заключение дополняет краткую издательскую деятельность" и др.). Выбор такого рода приемов неслучаен, ибо афористические строки вызывают не только одномоментную эмоциональную реакцию, но и заставляют задуматься, так как обладают, как правило, глубоким подтекстом.

Широко использовали и возможности предметный указатель поэтических жанров. Обращение к ним позволяло издателям и редакторам не только усилить воздействие печатного слова на читательскую аудиторию, но и во многих случаях выразить то душевное состояние, которое испытывал человек в период ломки привычных реалий окружающего его мира.

Характерно в этом отношении одно из сатирических стихотворений Саши Черного "Жалобы обывателя", опубликованное им в 1906 году. Вот некоторые его фрагменты:

Моя жена - наседка,

Мой сын, увы, эсер,

Моя сестра - кадетка,

Мой дворник - старовер.

Кухарка - монархистка,

Аристократ - свояк,

Мамаша - анархистка,

А я - я просто так...

От самого рассвета

Сойдутся и визжат, -

Но мне комедья эта

Поверьте, сущий ад.

Сестра кричит: "Поправим!"

Сынок кричит: "Снесем!"

Свояк вопит: "Натравим!"

А дворник: "Донесем!"

Молю тебя, создатель

(Совсем я не шучу),

Я русский обыватель -

Я просто жить хочу!

Очевидно, что главным при выборе для публикации этого стихотворения послужило смысловое его содержание, приобретающее значение подлинного человеческого документа того времени. Поэтические средства служат лишь простоте и ясности передачи жизненного факта.

Однако далеко не все в редакционно-издательской практике, относящейся к выпуску предметный указатель сатирической периодики, можно считать удачным. Прежде всего следует отметить невзыскательный отбор произведений для публикации. В журналах и сатирических листках часто печатали случайных авторов (конторских служащих, учителей, представителей технической интеллигенции), не обладавших профессиональным мастерством, но почувствовавших "социальный заказ" времени - обличать, клеймить, ниспровергать.

Порой искусство работы со словом отодвигала на задний план поляризация общественных позиций издателей и редакторов. Тонкость редакторского анализа и наблюдений уступает место простому и довольно грубому отрицанию чужой точки зрения, найденная другими удачная литературная форма используется для облачения совершенно противоположного смысла.

Известны, например, многочисленные перепевы замечательного лирического стихотворения А.А. Фета "Шепот, робкое дыханье...", абсолютно ничего общего не имеющего с тогдашней действительностью, которую прямолинейно пытались втиснуть в него поэты-сатирики. Так, один из них, именной указатель И.М. Василевский, в стихотворении "В деревне" (1906 год) писал:

Залп...Толпа...

Убитых тени,

Муки без конца...

Ряд безмерных преступлений

Важного лица... и т.д.

Часто редакторы проявляют нетребовательность и отсутствие чувства меры при оценке предметный указатель лексико-фразеологических средств. В лексике многих публикаций заметен слой слов, которые носят оттенок насилия (тиран, дубина, виселица, нагайка, пуля), и откровенно бранных с резко отрицательной экспрессией (сатрапы, подлецы, гады, хапуги, негодяи и пр.), часты нарушения этической грани, через которую не должен переступать редактор.

Второй период сатирической журналистики начала века (1910-е годы) характерен развитием сатирических журналов. Можно говорить о накоплении редакторского опыта. В первую очередь это относится к редакционно-издательской деятельности таких журналов, как предметный указатель "Сатирикон" (1908-1914 годы) и предметный указатель "Новый сатирикон" (1913-1918 годы), которые редактировал именной указатель А.Т. Аверченко - поэт, прозаик, драматург, блестящий фельетонист, обладавший к тому же высокими профессиональными редакторскими качествами. Организаторские способности позволили именной указатель А.Т. Аверченко привлечь к своим изданиям лучшие литературные силы того времени, представляющие сатирический жанр. Здесь публиковались, в частности, Тэффи (Н.А Лохвицкая), ставшая одним из ведущих сотрудников, Саша Черный (А.М. Гликберг), А.С. Бухов, В.В. Маяковский и др.

Достаточно точно определил место "Сатирикона" в литературной жизни, как и в редакционно-издательском деле, исследователь того времени именной указатель Л.Ф. Ершов. По его мнению, "путь от "Будильника" (1865-1918) и "Осколков" (1881-1916) к "Сатирикону" - это движение от развлекательно-увеселительной юмористики, вращающейся в неизменном кругу традиционных тем (дачный муж, злая теща, купец, подвыпивший на маскараде, рождественско-пасхальные квипрокво), к журналу нового типа - своеобразному сатирико-юмористическому обозрению общественно-политической злобы дня". Нельзя не согласиться и с его выводом о том, что в предметный указатель "Сатириконе", учитывая высокое искусство редактирования (ред. именной указатель А.Т. Аверченко) и высокий профессионализм его сотрудников, появились новые приемы создания комического. Вместо отдельных "смешных" словечек и строк появилось умение пронизывать иронической, насмешливой экспрессией всю ткань стиха, в том числе и пейзаж"См.: Ершов Л. Русская стихотворная сатира конца XIX - начала XX в. // Муза пламенной старины: Русская стихотворная сатира 1880-1910-х годов. - М., 1990. С. 23-24. .

Опыт сатириконцев несомненно сказался на развитии редакторского мастерства, однако в революционной прессе их деятельность оценивалась, главным образом, с политических позиций. Красноречивое свидетельство тому - статься в "Правде" от 25 июля 1912 года под названием "Сытый смех", в которой журнал воспринимается как адвокатура богатых и власть имущих, поскольку в нем отсутствует критика основ существующего строя и правопорядка.

Однако сама возможность существования той полифонической атмосферы, которой отличалась общественная жизнь и в которой протекала редакционно-издательская деятельность, стимулировала духовное раскрепощение творческой личности, активизировала искания в области форм и средств ее художественного самовыражения. Это коснулось не только авторов и редакторов, но и других участников редакционно-издательского процесса.

 


© Центр дистанционного образования МГУП, 2001