Московский государственный университет печати

Беловицкая А.А.


         

Общее книговедение

Учебное пособие


Беловицкая А.А.
Общее книговедение
Начало
Печатный оригинал
Об электронном издании
Оглавление

Предисловие

1.

Введение

2.

Глава 1. ИЗ ИСТОРИИ СТАНОВЛЕНИЯ И РАЗВИТИЯ ОБОБЩЕННОГО КНИГОВЕДЧЕСКОГО ЗНАНИЯ В ЗАРУБЕЖНОЙ НАУКЕ О КНИГЕ

3.

Глава 2. РАЗВИТИЕ КНИГОВЕДЕНИЯ В РОССИИ ДО 1917 г.

3.1.

Первоначальные этапы развития науки о книге в России

3.2.

Русское библиографическое общество (1889-1930)

3.3.

Книговедческая деятельность Н.М. Лисовского

3.4.

Русское библиологическое общество (1899-1931)

3.5.

Книговедческая деятельность А.М. Ловягина

4.

Глава 3. СТАНОВЛЕНИЕ ОБЩЕЙ ТЕОРИИ И ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ РАЗВИТИЯ КНИГОВЕДЕНИЯ в 1917-1958гг.

4.1.

Книговедческие центры 20-х-начала 30-х гг. и основные направления их деятельности

4.2.

Теоретические концепции крупнейших советских книговедов

4.3.

Развитие отдельных книговедческих дисциплин в конце 20-х и в 30-е гг.

4.4.

Книговедческая полемика начала 30-х гг.

4.5.

Основные направления книговедческих исследований в 40-50-е гг.

5.

Глава 4. ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ РАЗВИТИЯ СОВРЕМЕННОГО ОТЕЧЕСТВЕННОГО КНИГОВЕДЕНИЯ

5.1.

Концепция комплексности науки о книге

5.2.

Функциональная концепция книговедения

5.3.

Концепция «пересекающихся наук»

5.4.

Системно-типологическая концепция

6.

Глава 5. КНИГА. КНИЖНОЕ ДЕЛО. КНИЖНОЕ ИЗДАНИЕ.

6.1.

Книга и понятие об информации (социальной, семантической, семиотической, материально-предметной)

6.2.

Содержание и структура коммуникационного процесса «сознание»

6.3.

Книга в системе понятий «контекст», «текст», «произведение»

6.4.

Формы способа социальной коммуникации (межличностная, групповая, массовая) и книга

6.5.

«Издание» и процесс массовой коммуникации

6.6.

Книга в книжном деле. Содержание книговедческой категории «книга»

6.7.

Книжное издание

6.8.

Формы книги в процессах книгопроизводства, книгораспределения, книговоспроизводства

7.

Глава 6. СИСТЕМА КНИГОВЕДЧЕСКОГО ЗНАНИЯ

7.1.

Объект книговедения

7.2.

Состав и структура объекта книговедения

7.3.

Предмет книговедения

7.4.

Структура книговедения

7.5.

Система книгоиздательского знания

7.6.

6.6. Система книготоргового знания (библиополистика)

7.7.

Система библиотечного знания (библиотековедение)

7.8.

Система библиографического знания (библиографоведение)

8.

Глава 7. КНИГОВЕДЕНИЕ И СМЕЖНЫЕ ДИСЦИПЛИНЫ

9.

Глава 8. СИСТЕМА МЕТОДА КНИГОВЕДЧЕСКОГО ПОЗНАНИЯ

9.1.

Общее понятие о методе

9.2.

Соотношение теории и метода

9.3.

Основания теории метода

9.4.

Теория типологического метода

9.5.

Система типологического книговедческого метода

10.

Глава 9. Перспективные направления развития и актуальные проблемы общего книговедения

Указатели
489   именной указатель
1289   предметный указатель
1   указатель иллюстраций

История книговеденияИстория книговедения наряду с теорией и методикой является равноправной составной частью науки о книге.

Как говорил известный советский книговед и историк русской библиографии Здобнов Н.В.Н.В. Здобнов, «без рациональной теории не может быть и рациональной практики, а теория является результатом исторических обобщений коллективного опыта»Здобнов Н.В. История русской библиографии до начала XX в. 3-е изд. М., 1955. С. 9.. Именно так может быть выражена сущность диалектической взаимосвязи и взаимообусловленности трех уровней на которых наука изучает свой объект (исторического, теоретического, методического), и определена конечная цель любой науки - совершенствование соответствующего вида общественной практики.

Предмет истории книговедения - исследование исторического процесса и выявление ведущих закономерностей и тенденций формирования книговедческого знания. Современная теория книговедения использует исторический опыт, на его основе развивается далее, позволяя выявить специфику науки о книге, ее роль и место среди других наук, обоснованно конструировать объект, предмет, методы, понятийный аппарат. Без освоения исторического опыта были бы невозможны углубленные современные теоретические разработки, ибо, по словам Энгельс Ф.Ф. Энгельса, «так называемое историческое развитие покоится вообще на том, что новейшая форма рассматривает предыдущие как ступени к самой себе» (12, 739).

Подлинно научная разработка истории книговедения стала возможна лишь на определенном этапе общественного развития и, следовательно, на том уровне развития самой науки о книге, когда отдельные, разрозненные наблюдения и знания о книге были систематизированы и обрели форму более или менее целостной теории.

Методологической основой, руководящим и направляющим принципом в изучении истории становления и развития книговедения в СССР, в оценках позиций и теоретических концепций отдельных книговедов является марксистско-ленинское учение о Классовый характер книгиклассовой природе книги в классовом обществе, о роли, значении и функциях книги, ленинская концепция культуры в классовом обществе, ленинская методология истории печати, ленинские принципы партийности и историзма в подходе к изучению и познанию любого общественного явления.

Первым теоретиком книговедения считают основоположника австрийской Библиографиябиблиографии Денис М.Михаэля Дениса (1729-1800). Ему принадлежит первая книговедческая монография. Сначала она называлась «Очерк библиографии» (Денис М.)«Очерк библиографии» (1774). Впоследствии М. Денис переработал ее, объединил со своей монографией «Очерк истории литературы» (Денис М.)«Очерк истории литературы» (1776) и в 1777-1778 гг. издал под общим названием «Введение в книговедение» (Денис М.)«Введение в книговедение». Именно в названии этого труда впервые появляется термин Книговедение: Общее понятие«книговедение».

Французский библиограф и библиотековед Пеньо Э.Г.Этьенн Габриэль Пеньо (1767-1849) пользуется термином Библиология«библиология» для обозначения теории библиографии, имеющей, по его представлениям, универсальный характер.

Расширенное толкование Библиографиябиблиографии и отождествление содержания понятий «библиография» и «книговедение» (библиология) надолго стало традиционным для практической книговедческой деятельности и книговедческих научных работ.

Специальное изучение книги в России началось в середине XVIII в. Оно было подготовлено и стимулировано началом гражданского книгопечатания, издательской и библиографической деятельностью Академии наук (образована в 1725 г.), интенсивным развитием гуманитарных наук, и особенно Литературоведениелитературоведения и Языкознаниеязыкознания.

Первым профессиональным русским книговедом следует считать Богданов А.И.Андрея Ивановича Богданова (1696-1766)Подробные сведения о его жизни и деятельности см.: Кобленц И.Н. Андрей Иванович Богданов: Из прошлого рус. ист. науки и книговедения. М., 1958., с именем которого связаны самые ранние опыты составления Репертуар книгирепертуара русской книги, разысканий в области Книгопечатание: Историяистории книгопечатания в России, истории книжной культуры. Основной труд А.И. Богданова «Краткое сведение и историческое изыскание о начале и произведении вообще всех азбучных слов» (Богданов А.И)«Краткое сведение и историческое изыскание о начале и произведении вообще всех азбучных слов...» (1755) содержит материал по истории отечественного просвещения, истории книгоиздательского дела, перечень и описание типографий. В библиографическом списке печатные книги систематизированы не по алфавиту имен авторов или заглавий, а по типографиям, т.е. по книговедческому признаку. Этим подтверждается историко-культурный подход А.И. Богданова к книге и библиографии, принцип изучения истории книги и книгопечатания в связи с историей русского просвещения. Термины «библиография» и «книговедение» в трудах А.И. Богданова еще не встречаются.

Теоретические книговедческие построения впервые появляются в работах крупнейших русских книговедов и библиографов Сопиков В.С.В.С. Сопикова (1765-1818) и Анастасевич В.Г.В.Г. Анастасевича (1775-1845)

В «Предуведомлении» к «Опыт Российской библиографии» (Сопиков В.С.)«Опыту Российской библиографии...» (ч. 1-5, 1813-1821) В.С. Сопиков первым указал на общественное, пропагандистское, просветительское назначение библиографии и трактовал содержание и задачи ее так широко, что термином «библиография» обозначил те отрасли знания, совокупность которых в современной терминологии можно определить словом Книговедение: Общее понятие«книговедение».

Отражая объективный процесс Научное знание: Дифференциациядифференциации научных знаний, В.С. Сопиков назвал те из них, которые, по его мнению, должны входить в круг интересов библиографа: «Историю книгопечатания, славных типографщиков, издателей и все производство типографическое, <...> обстоятельное сведение о полезных, редких и любопытных книгах не по одним только их заглавиям и формату, но и по их содержанию». В этом же «Предуведомлении» В.С. Сопиков раскрывает содержание понятий «библиография», Библиоман«библиоман», «библиограф», Библиотекарь«библиотекарь». Важными для библиографа В.С. Сопиков считал книгопродавческие (книготорговые) факты и сведения. Иными словами, В.С. Сопиков, конструируя совокупное знание о книге, перечисляет библиографию, историю книги, Книгопечатание: Историяисторию книгопечатания и типографского дела, библиотечное дело, библиофилию, книжную торговлю. По сути дела, это была первая попытка создания системы науки о книге, хотя, конечно, глубоких разработок ее у В.С. Сопикова не было, как не встречается у него и само слово «книговедение».

В терминологический книговедческий обиход его ввел Анастасевич В.Г.В.Г. Анастасевич. Правда, в статье, которая называлась «О необходимости в содействии русскому книговедению»(Анастасевич В.Г.)«О необходимости в содействии русскому книговедению» (1820), оно использовалось применительно к библиографии журнальных статей. А вот в статье «О библиографии» (Анастасевич В.Г.)«О библиографии» (1811) содержались книговедческие в сегодняшнем понимании этого слова рассуждения. Особенно важно то, что В.Г. Анастасевич отчетливо обозначает различие между практикой и теорией библиографии. Если Сопиков В.С.В.С. Сопиков перечислил несколько эмпирических областей знания, относящихся к книговедческому кругу, то В.Г. Анастасевич назвал, выражаясь современным языком, синтезирующую, интегрирующую по отношению к ним науку - «вышнюю библиографию», или «библиологию» («книгословие»): «Доселе мы говорили о библиографии со стороны ее практики... В заключение почитаем нужным упомянуть о ее теории, или библиологии (книгословии), Сию можно почесть философиею первой... или вышнею библиографиею»См.: Рейсер С. А. Хрестоматия по русской библиографии с XI века по 1917 г. М., 1956. С. 97..

В продолжение всего XIX в. и даже в начале XX в. понятия «библиография» и «книговедение» чаще всего отождествлялись. Наряду со словом «книговедение» бытовали «библиология», «библиогнозия». Это объясняется тем, что основные книговедческие исследования велись преимущественно на эмпирическом уровне в области истории библиографии и истории книги; последняя в свою очередь базировалась на библиографических разысканиях.

Вместе с тем необходимо отметить, что теоретические взгляды Анастасевич В.Г. В.Г. Анастасевича, различавшего библиографическую практику и теорию библиографии, получили дальнейшее развитие в представлениях и высказываниях позднейших библиографов, считавших библиографию как областью практической деятельности, так и теоретической дисциплиной. Известный русский библиограф Геннади Г.Н.Г.Н. Геннади (1826-1880) писал: «Библиография, как всякая наука, в практическом приложении своем должна соображаться с потребностями общества; тогда она получит живучесть науки даже в стенах и за прилавком книжного магазина, который сам почует пользу от этого живого соприкосновения с теорией»Рус. библиогр. листок. 1858. № 3.. Его современник Михайлов М.Л.М.Л. Михайлов считал, что «...библиография не есть искусство составления каталогов, как думают некоторые, а наука, занимающая почетное место в ряду человеческих знаний»Б-ка для чтения. 1854. № 2/3. С. 43..

Во второй половине XIX в. возрастают масштабы книгоиздательской, книготорговой, библиотечной, библиографической деятельности, идет процесс дифференциации этих отраслей книжного дела. Расширяется деятельность библиографических комиссий С.-Петербургского, Московского и Киевского комитетов грамотности по разработке рекомендательной библиографии. Возрастает роль Библиографиябиблиографии в просветительской деятельности и шире - в общественной и культурной жизни. Накапливаются результаты исследований и публикации по истории книги, истории библиографии. Очевидной становится тенденция к обособлению таких книговедческих дисциплин, как библиография, библиотековедение, История книгиистория книги. Все это предопределило необходимость и возможность создания профессиональных книговедческих обществ и организаций.

В библиографической периодике тех лет - в журналах «Российская библиография», журнал«Российская библиография» (1879-1882), «Библиограф», журнал«Библиограф» (1884-1914)-появились статьи, в которых обсуждался вопрос о необходимости учреждения библиографического общества.

Первыми русскими книговедческими организациями стали Русское библиографическое обществоРусское библиографическое общество и Русское библиологическое обществоРусское библиологическое общество. Возникновение их знаменовало собой выход книговедения на новый исторический уровень развития.

Свою деятельность общество начало в 1889 г. как Московский библиографический кружок, а с 1900 по 1930 г. продолжало существовать как Русское библиографическое обществоРусское библиографическое общество при Московском университете. В центре внимания Общества были проблемы истории, теории, методики и организации библиографического и - шире - книжного дела.

Организатором и первым председателем кружка был известный впоследствии библиографовед Торопов А.Д.А.Д. Торопов (1851-1927). В его трудах основное внимание было уделено проблемам упорядочения Государственная библиографическая регистрациягосударственной регистрации произведений печати.

Активнейшим деятелем кружка и Общества был Боднарский Б.С.Б.С. Боднарский (1874-1968). Он вошел в историю отечественного книговедения как крупнейший теоретик и практик библиографии, основной областью занятий которого были проблемы выявления сущности, содержания, структуры Библиографиябиблиографии, соотношения ее со смежными областями знаний, обоснование и разработка библиографической классификации, внедрение международной десятичной классификации в практику библиографического дела.

Б.С. Боднарский был бессменным редактором первого русского книговедческого журнала «Библиографические известия», журнал«Библиографические известия» (1913-1927, 1929), от начала и до последнего номера выдержавшего свою программу, не «разбавлявшего» своих материалов историко-литературными публикациями.

Несмотря на свое «библиографическое» название, журнал отличался широкой книговедческой тематикой. В 64 номерах (26 книг) «Библиографических известий» было опубликовано около 100 статей. Более половины из них представляли собой доклады, прочитанные на заседаниях Русского библиографического общества. Среди публикации журнала-статьи по общей теории книговедения, по История книги истории книги, по истории, теории, методике и организации собственно библиографии, по библиотековедению, издательскому делу, журналистике. На страницах журнала появилось большое число персоналий деятелей книги. Кроме статей, «Библиографические известия» помещали материалы других жанров - обзоры, хронику, рецензии, библиографические списки под названием «Библиография русской библиографии». Группировка материалов отражала принятое журналом представление о составе книговедческого знания. Выделялись разделы: Пролегомены (Общий раздел). - Печать и цензура. - Общая библиография. - БиблиологияБиблиология (Теория библиографии). - Индивидуальная библиография. - Коллективная библиография. - Журнальная библиография. - Национальная библиография. - Специальная библиография. - Каталоги библиотек и книжных магазинов. - Библиотековедение. - Библиотекография. - Руководство чтениемРуководство чтением. - Библиофилия. - Книжное дело. - Общие сочинения. - Книгопечатание и книжная торговля.

Содержание публикаций журнала отражало реальные процессы, происходившие в отечественной науке о книге.

К сотрудничеству в журнале были привлечены книговеды, которых сегодня мы называем в числе первых деятелей советской науки о книге: Лисовский Н.М.Н.М. Лисовский, Ловягин А.М.А.М. Ловягин, Куфаев М.Н.М.Н. Куфаев, Фомин А.Г.А.Г. Фомин, Венгеров С.А.С.А. Венгеров, Владиславлев И.В.И.В. Владиславлев, Дерунов К.Н.К.Н. Дерунов, Мезьер А.В.А.В. Мезьер, Рубакин Н.А.Н.А. Рубакин, Симони П.К.П.К. Симони, Торопов А.Д.А.Д. Торопов, Сидоров А.А.А.А. Сидоров, Ульянинский Н.Ю.Н.Ю. Ульянинский и др. Именно журнал объединил их усилия в разработке теоретических, исторических, методических вопросов книговедения.

Наибольшее количество статей было посвящено, естественно, истории, теории, методике и организации библиографии; общей теории книговедения - 7 статейБоднарский Б.С. Классификация библиографии (1913. № 1);Он же. Библиография как синтез книжной мысли (1916. № 3/4); Лисовский Н.М. Книговедение как предмет преподавания, его сущность и задачи (1914. № 1/2); Ловягин А.М. О труде библиографа v библиолога (1914. № 3/4); Вольтер Э.А. Что такое библиология (1917. № 1/2); Ловягин А.М. Что такое библиология (1923. № 1/4); Щелкунов М.И. Классификация библиологии (1926. № 1/4)..

Содержание этих статей исторически точно соответствует основной проблематике общей теории книговедения в первые два десятилетия XX в.: соотношение объемов понятий «библиография» - «книговедение» - Библиология«библиология» и определение состава книговедения, т.е. важнейшие методологические, проблемы. Первая была наиболее актуальной для книговедения предреволюционных лет; вторая - для первых лет становления советской науки о книге.

В теоретических публикациях «Библиографических известий» противоборствовали две точки зрения на Библиографиябиблиографию и Книговедение: Общее понятиекниговедение. Одна традиционно отождествляла эти два понятия. Боднарский Б.С.Б.С. Боднарский придерживался ее особенно последовательно и считал, что только недостаточная развитость библиографии мешает ей «служить синтезом книжной мысли во всех ее проявлениях»Библиогр. изв. 1916. № 2. С. 84.. Аналогичную позицию в самом начале века занимали и такие известные впоследствии теоретики книговедения, как Лисовский Н.М.Н.М. Лисовский и Ловягин А.М.А.М. Ловягин. Объясняется это, с одной стороны, отсутствием общей теории книговедения и теории отдельных книговедческих дисциплин, а с другой - обретшей теоретическое содержание подменой слов. По словообразовательной традиции библиография есть книгоописание, практика (по аналогии с географией-землеописанием); Библиологиябиблиология есть изучение этой практики, наука об этой практике; термины «книговедение» и «библиология» существовали тогда как синонимы. Следовательно, если заменить «библиологию» русским эквивалентом, получится: книговедение есть теория библиографии. И наоборот: теория библиографии есть книговедение.

Согласно другой концепции общей наукой о книге выступало Библиотековедениебиблиотековедение, которое включает в себя всю совокупность знаний о книге. Эта точка зрения особенно распространилась после перевода с немецкого на русский язык книги Эйхлер Ф.Ф. ЭйхлераЭйхлер Ф. Библиотековедение высшего порядка в его отношении к методам научного исследования и преподавания / Пер. с нем. С.И. Бернштейн; Под ред. Э.А. Вольтера. Спб., 1913., который определял библиотековедение как «исследование литературных памятников, условий и истории их возникновения, распространения и эксплуатации». Подобную позицию разделяли и развивали многие русские библиотековеды того времени. Книговеды-теоретики, напротив, считали библиотековедение чисто практической, прикладной областью книжной деятельности, связанной с «устройством библиотек». Однако очевидно, что разнообразные сведения, ранее установленные эмпирические факты, теоретические и методические знания из разных областей книговедения не вмещались только в библиографию или только в библиотековедение.

Объективно необходимым становится обоснование общей теории, которая систематизировала бы все накопленные знания о книге. И еще в конце XIX в. понятие «книговедение» наполнилось иным содержанием, обусловленным исторически закономерным процессом дифференциации областей книжного дела и книговедческих знаний, теоретическим обособлением отдельных книговедческих дисциплин в границах постепенного формирования единой науки о книге, где библиография и библиотековедение существуют как равноценные составные части наряду с другими специальными книговедческими дисциплинами.

Разграничил содержание понятий Книговедение: Общее понятие«книговедение» и Библиография«библиография» и снова после Анастасевич В.Г.В.Г. Анастасевича ввел в специальную терминологию слово «книговедение» для обозначения общей науки о книге Лисовский Н.М.Николай Михайлович Лисовский (1854-1920)Более подробно о жизни и библиографической деятельности Н.М. Лисовского см.: Федоров И.В., Н.М. Лисовский; Крат. очерк библиогр. деятельности. М., 1953; Здобнов Н.В. История русской библиографии до начала XX века. 3-е изд. М., 1955 (по именному указателю). - крупнейший отечественный библиограф, составитель фундаментального библиографического указателя русской периодической печати, до сих пор не утратившего своей ценностиЛисовский Н.М. Библиография русской периодической печати, 1703 - 1900. Материалы для истории русской журналистики. Пг. 1915., издатель и редактор журнала «Библиограф», журнал«Библиограф» (1884-1894), видный деятель Русского библиографического общества, пионер академического преподавания книговедения в Петроградском и Московском университетах.

Главная заслуга Н.М. Лисовского в теории книговедения состоит в том, что, начав последовательные теоретические разработки еще в восьмидесятые годы XIX в., он в 1913 г. предложил первую принципиальную схему науки о книге.

В 1891 г. в статье «Материалы для словаря русского книговедения» (Лисовский Н.М.)«Материалы для словаря русского книговедения» Лисовский Н.М.Н.М. Лисовский писал: «Под книговедением, кроме библиографии, в собственном смысле, можно разуметь и все те отрасли деятельности, которые имеют к ней хоть какое-либо отношение: 1. а) книгописание до введения в России книгопечатания; б) книгопечатание и известия о деятельности типографий. 2. Книгоиздательство, а также вопросы о праве собственности на произведения литературные и художественные. 3. Книгоописание, или библиография в собственном смысле: разыскания о книгах; описание их, частное и общее; составление каталогов и указателей. 4. Книгохранение: библиофильство; собирание книг и рукописей, библиотечное дело; архивоведение. 5. Книжная торговля. 6. Цензура»Библиограф. 1891. № 1. С. 18 - 19..

В этом перечислении нет разделения «дела» и «ведения», практики и теории, однако названы все сферы Книжное делокнижного дела.

Лисовский Н.М.Н.М. Лисовский здесь же впервые намечает структуру научного знания о книге: «Все эти отрасли книговедения имеют свое прошлое, следовательно, имеют свою историю… У многих из них есть своя теория, т.е. принципы, направляющие их деятельность. Наконец, почти всем им принадлежит практика, или, так сказать, современная текущая деятельность. Сообразно с этим различные отрасли книговедения могут быть изучены со стороны исторической, теоретической и практической».

В лекции, прочитанной для студентов Петербургского университета в 1913 г. (28 сентября), Н.М. Лисовский предлагает усовершенствованный вариант принципиальной схемы книговедения, которой суждена была долгая и плодотворная жизнь в последующих теоретических разработках вплоть до наших дней.

Схема представляла собой триединство: Книгопроизводствокнигопроизводство - Книгораспространениекнигораспространение - книгоописание. К этим трем основным прибавлены еще разделы: журнализм, законы о печати, книжная статистика.

Нетрудно заметить, что в схеме, по сути дела, перечислены основные отрасли Книжное делокнижного дела, а не научные дисциплины. Одним из теоретических недостатков концепции Н.М. Лисовского было именно неразделение практической деятельности и науки, хотя в то время более или менее отчетливо такое разделение было осознано для «библиотечной техники» и библиотековедения, для библиографической практики и теоретического обоснования ее (в библиографических указателях и теоретических статьях самого Н.М. Лисовского).

Подобный технологический подход к конструированию состава книговедения обусловлен тем, как Лисовский Н.М.Н.М. Лисовский определяет Книга: Определениекнигу. Это предметное, вещное, внешнее определение: «Соединение листов писчего материала, на котором воспроизведен текст, предназначенный к распространению в удобнопереносимой форме»Новый энциклопедический словарь. Спб.: Брокгауз-Ефрон. 1911 - 1916. Т. 21. Стб. 939..

Книговедение: Предмет и методПредметом книговедения Н.М. Лисовский считал выяснение «условий возникновения, распространения и эксплуатации произведений письменности и печати», а также «выяснение причин и следствий количественного состава этих произведений при различных обстоятельствах».

Сохранившиеся рукописи лекций Н.М. Лисовского показывают, что он продолжал углублять свои разработки, совершенствовать их. Недостаточность внешнего, формального определения предмета книговедения как задачи выявления лишь количественного изменения репертуара изданий, очевидно, не удовлетворяла и самого ученого. В 1916 г., перерабатывая лекции, Н.М. Лисовский дал более общую формулировку предмета: «Книговедение: Общее понятиеКниговедение есть научная дисциплина, которая на почве объединения различных познаний о книге изучает ее эволюцию во всех отношениях»Лисовский Н.М. Книговедение, его предмет и задачи //Sertum bibliogicum в честь президента Русского библиологического общества проф. А.И. Малеина. Пб., 1922. С. 13., хотя и не раскрыл, в каких именно «всех отношениях» следует изучать книгу.

Продолжая читать лекции и готовя в 1919 г. программу курса для Московского университета, Лисовский Н.М.Н.М. Лисовский приходит к выводу о необходимости выявления того, что должно объединять все «касающиеся книги познания» в единую науку. В курсе лекций появляется раздел, который назван «Философией книговедения». Сегодня мы назвали бы его общим книговедением. Задачи этого раздела Н.М. Лисовский определял следующим образом: «Установление внутренней связи отдельных отраслей знания, касающихся книги и Книжное делокнижного дела; взаимоотношения отдельных частей книжного дела; влияние их друг на друга; выяснение эволюции книги и Книжное делокнижного дела в качественном и количественном отношениях с применением различных методов исследования (преимущественно статистико-библиографического); общие выводы об успехах книжности и книжного дела; задачи книжного дела в будущем»См.: Фомин А.Г. Н.М. Лисовский как пионер академического преподавания книговедения в России //Н.М. Лисовский и его библиографическая деятельность. М., 1925. С. 24..

Вывод Н.М. Лисовского о том, что объединяющим началом для разнообразных книговедческих дисциплин должно быть единство Книговедение: Методологияметодологии, оказался весьма продуктивным для дальнейшего развития науки о книге. Концепция и разработки Н.М. Лисовского были качественно новым шагом в поступательном развитии отечественного книговедения. В трудах ученого впервые были поставлены общеметодологические проблемы науки о книге: объекта, предмета, методов, состава, структуры,

Степень разработанности именно этих проблем характеризует меру самостоятельности любой науки.

Несмотря на историческую ограниченность теоретических установок Лисовский Н.М.Н.М. Лисовского, последующие книговеды-теоретики вплоть до наших дней опирались на предложенную им схему, детализируя ее, внося методологические коррективы.

Трудами Н.М. Лисовского была начата фундаментальная разработка общей теории книговедения.

Инициатором создания Русское библиологическое обществоОбщества, первым и многолетним его президентом (1899-1903; 1907-1916) был Ловягин А.М.А.М. Ловягин, крупнейший русский и советский книговед-теоретик.

В Уставе Общества задачи этой организации были определены как. «содействие объединению работающих по вопросам книговедения и теоретической выработки и практическому применению ряда мер для облегчения обозрения всех родов литературных произведений, а также изучение Книжное делокнижного дела в его прошлом и настоящем»Устав Русского библиологического общества. Спб., 1899. С. 3..

Общество объединяло в своих рядах библиографов, библиотековедов, историков, литературоведов, библиофилов Петербурга. Из книговедов разных специализаций активными деятелями Общества были Лисовский Н.М.Н.М. Лисовский (почетный член), Куфаев М.Н.М.Н. Куфаев, Мезьер А.В.А.В. Мезьер, Малеин А.И.А.И. Малеин, Симони П.К.П.К. Симони, Фомин А.Г.А.Г. Фомин (президент Общества с 1927 по 1931 гг.), Торопов А.Д.А.Д. Торопов, Дерунов К.Н.К.Н. Дерунов, Боднарский Б.С.Б.С. Боднарский (почетный член), Иваск У.Г.У.Г. Иваск и др. Среди членов Общества были также ныне всем известные литературоведы, филологи, историки: Венгеров С.А.С.А. Венгеров, Лихачев Н.П.Н.П. Лихачев, Ольденбург С.Ф.С.Ф. Ольденбург, Пиксанов Н.К.Н.К. Пиксанов, Бонди С.М.С.М. Бонди и др.

Деятельность Общества отличалась разнообразием тематики и осуществлялась по двум основным направлениям. Одно можно назвать библиологическим, другое - историко-литературным. Балансирование между Книговедение: Общее понятиекниговедением и историей литературы было предопределено начальными установками Общества, которые потом и пришлось преодолевать.

Разнообразие тематики привело к группировке членов Общества в секции и комиссии. Две из них были книговедческими. Секцию книговедения и печатного дела (1905) возглавлял Лисовский Н.М.Н.М. Лисовский, секцию Библиотековедениебиблиотековедения (1903) - Вольтер Э.А.Э.А. Вольтер. Последняя была настолько определенной в своей деятельности и популярной, что в 1907 г. была преобразована в самостоятельное Общество библиотековедения. Кроме этих двух секций, оправдывавших название всего общества, существовали еще историческая, историко-литературная, филологическая, археологическая, историко-географическая.

Основными формами деятельности Библиологического общества были регулярные заседания и общие собрания с заслушиванием докладов (всего около 300), подготовка и выпуск собственных изданий, участие в проведении литературных юбилеев (Некрасов Н.А.Н.А. Некрасова, Достоевский Ф.М.Ф.М. Достоевского), других юбилейных мероприятий (например, 200-летнего юбилея русской периодической печати). Большую работу осуществляло Общество в деле собирания биобиблиографических материалов о деятелях книги, в подготовке мемориальных заседаний, посвященных памяти или деятельности библиографов, библиотековедов, библиофилов, филологов, историков.

Общество организовало Библиографическое справочное бюро (1900-1901), в задачу которой входила выдача справок как членам Общества, так и другим организациям и частным лицам. Начала осуществляться еще одна практическая библиографическая идея - создание карточного библиографического указателя ко всем русским журналам. Естественно, что немногочисленная группа членов Общества не могла справиться с такой огромной работой даже частично.

Во всех библиографических работах и начинаниях Общество ставило задачу совершенствования классификации и регистрации изданий и стремилось даже историко-литературные разыскания вести не столько в литературоведческом, сколько в библиографическом плане, сохраняя свой статус книговедческой организации.

Результаты деятельности Общества находили отражение в его изданиях. В первые годы существования Общества выходили «Отчеты Русского библиологического общества», которые составлял сам Ловягин А.М.А.М. Ловягин. В 1901-1904 гг. основным печатным органом Общества стал «Литературный вестник», журнал«Литературный вестник», имевший литературоведческий характер.

С 1908 по 1917 гг. вышло 4 выпуска «Докладов и отчетов» Русского библиологического общества (Новая серия). Издание имело книговедческий характер; в нем печатались наиболее интересные доклады, выдержки из протоколов заседаний Общества с названиями всех докладов, иконографический (изобразительный) материал, отчеты правления Общества. В 1915-1916 гг. и в 1918 г. Общество издавало также «Библиологический сборник» (т. 1, вып. 1-4; т. 2, вып. 1-2), в котором материалы были организованы по тематическому принципу. Наиболее интересными представляются два выпуска: в одном содержатся достаточно подробные сведения о книговедческих организациях и обществах в России; во втором - книговедческие работы А.М. ЛовягинаВ него вошли: О содержании библиологии, или библиографии; О труде библиографа и библиолога; 'Периодическая печать' Н.М. Лисовского с точки зрения библиологии: Методологическая заметка..

Комиссия по описанию журналов XIX в. издала «Литературно-исторический сборник», журнал«Литературно-исторический сборник» под редакцией Ильинский Л.К.Л.К. Ильинского. В 1922 г. совместно с Общество библиофилов, ЛенинградПетроградским (с 1924 г. - Ленинградским) обществом библиофилов Русское библиологическое общество выпустило три номера журнала «Библиографические листы», журнал«Библиографические листы», которые, однако, не содержали существенных материалов, интересных в книговедческом плане.

Деятельность Общества и издаваемая им специальная литература, несомненно, способствовали повышению популярности и общественной значимости книговедения, укреплению престижа новой области знания.

Собственно книговедческое теоретическое направление Русское библиологическое обществоРусского библиологического общества в дореволюционный период отражено в докладах и публикациях Ловягин А.М.Александра Михайловича Ловягина (1870-1925)Биографические сведения об А.М. Ловягине см.: Колмаков П.К. Александр Михайлович Ловягин: К столетию со дня рождения //Книга: Исслед. и материалы. 1970. Сб. 21. С. 209 - 220., который, наряду с Лисовский Н.М.Н.М. Лисовским, был одним из первых отечественных систематиков книговедения. Теоретические взгляды его легли в основу сегодняшнего понимания науки о книге.

Теоретические изыскания А.М. Ловягин начал с выяснения объема и содержания понятий Библиография«библиография» и Библиология»библиология» и в 1900 г. утверждал: «Ввиду теоретических и практических неудобств в проведении границ между библиографией и библиологией следует полагать наиболее правильным полное отождествление значения обоих терминов»О содержании библиологии, или библиографии (1900) //Ловягин А.М. Библиологические очерки. Пг., 1916. С. 16.. Правда, в этой же статье А.М. Ловягин, вслед за Н.М. Лисовским, предпринимает попытку систематизировать знания о книге и конструирует «энциклопедию библиологии», состоящую из 4 разделов и 12 подразделов.

Раскрывая содержание каждого из 4 разделов, А.М. Ловягин называет внутри них такие подразделы, как библиотековедение, архивоведение, историю и организацию книжной торговли, практическую библиографию, историю и современное состояние книгоиздательского дела, историю и современное состояние законодательства о печати, и др. Иными словами, библиографию рассматривает как часть предлагаемого им комплекса дисциплин, составляющих «энциклопедию библиологии».

Это было началом эволюции взглядов Ловягин А.М.А.М. Ловягина. В 1914 г. в статье «О труде библиографа и библиолога» (Ловягин А.М.)«О труде библиографа и библиолога» ученый разделил понятия «библиография» и «библиология» и наметил границы между ними и историей литературы.

Существенно в этой статье также рассуждение о разных уровнях в структуре любой науки: «...в любой науке есть работники разных разрядов: есть собиратели материала, есть классификаторы его, есть мастера анализа и синтеза»О содержании библиологии, или библиографии (1900) //Ловягин А.М. Библиологические очерки. Пг., 1916. С. 24..

Конкретизируя эту мысль применительно к выявлению соотношения между Библиографиябиблиографией и Библиологиябиблиологией, А.М. Ловягин пишет: «...Когда библиограф соберет за известную эпоху весь имеющийся материал об отдельных книгах и отдельных писателях, он может независимо от историка литературы и от историко-литературных приемов подвергнуть этот материал библиологической обработке»О содержании библиологии, или библиографии (1900) //Ловягин А.М. Библиологические очерки. Пг., 1916. С. 25.. Иными словами, если библиографическая работа-это уровень анализа, то библиология-это уровень синтеза, обобщения.

Здесь Ловягин А.М.А.М. Ловягин уже отказался от отождествления библиологии и теории библиографии, вывел библиологию на уровень общей науки о книге и определил так или иначе место библиографии в ней. Более четко это выражено ученым в его докладе «Библиология, или общая наука о книге» (Ловягин А.М.) «Библиология, или общая наука о книге», сделанном на заседании Русского библиологического общества (1920). А в монографии «Основы книговедения» (Ловягин А.М.)«Основы книговедения» (1925) А.М. Ловягин с полной определенностью утверждает: «не впадая в ошибку, можно говорить „библиология“ и „библиологический“ вместо „книговедение“ и „книговедческий“. Но ошибкой будет, если мы скажем вместо слова „библиология“ - „библиография“» (с. 4).

На основе опубликованной схемы Лисовский Н.М.Н.М. Лисовского Ловягин А.М.А.М. Ловягин продолжил разработку принципиальных основ Книговедение: Общее понятиекниговедения. В небольшой статье «Методологическая заметка» (1915) он отметил слабые места в концепции Н.М. Лисовского и попытался интерпретировать предмет Библиологиябиблиологии: «Технология - наука, коммерческие знания тоже имеют научный характер, но в то же время техника книжного производства и книжная коммерция обладают только точками соприкосновения с библиологией, но не входят в нее целиком со всеми своими деталями. Библиология изучает книгу прежде всего по ее содержанию и значению для читающих ее и интересуется техническим производством книги как товара лишь постольку, поскольку технические совершенства или несовершенства влияют на проявление в ней человеческой мысли и распространение этой мысли среди человечества. Если мы не будем упускать из виду основных целей библиологии, то мы можем говорить, оставаясь библиологами и не становясь техниками, и о бумаге, и о наборных машинах, и о лавках букинистов, но эти предметы будут интересовать нас с существенно иной точки зрения, чем типографа, бумажного фабриканта или лицо, заведующее книжным магазином»См.: О содержании библиологии, или библиографии (1900) //Ловягин А.М. Библиологические очерки. Пг., 1916. С. 36 - 37..

И если определение предмета, данное А.М. Ловягиным, сегодня нельзя принять безоговорочно, то мысль его о том, что единство многодисциплинарной науки в единстве ее методологии, в единстве предмета, была плодотворной и смелой. Только в 70-е гг. она начнет обосновываться в теории книговедения.

Положительный опыт, накопленный отечественным Книговедение: Общее понятиекниговедением за дореволюционный период развития, выразился в том, что:

  • определился статус книговедения как науки, а не механической суммы разрозненных сведений, имеющих отношение к книге;

  • возникли первые специальные книговедческие организации, ведшие активную теоретическую и практическую книговедческую работу;

  • выявлено содержательное соотношение понятий книговедение - библиология - библиография - библиотековедение;

  • книговедение осознано как многосоставная наука, в которой фиксированы дисциплины, соответствующие основным сферам книжного дела (книгоиздательскому, книготорговому, библиографическому, библиотечному), и намечено соотношение между ними;

  • появились работы методологического уровня (Лисовский Н.М.Н.М. Лисовского и Ловягин А.М.А.М. Ловягина), в которых наметились первые принципиальные схемы науки о книге, методы исследований; предпринимаются попытки выявить Книговедение: Предмет и методпредмет книговедения, намечается структура книговедения (история, теория, методика);

  • не вполне отчетливо, но все-таки наметилось выделение в составе книговедения общей теории науки о книге (прообраз общего книговедения) как синтезирующего теоретического раздела, рассматривающего наиболее общие вопросы;

  • в трудах крупнейших книговедов (Н.М. Лисовского и Ловягин А.М.А.М. Ловягина) намечена проблема соотношения книговедения с другими дисциплинами и в первую очередь с историей литературы;

  • началось преподавание книговедения как учебной дисциплины в Петербургском (Петроградском) и Московском университетах.

Вместе с тем сегодня нельзя не видеть и исторической ограниченности этих достижений, которая обусловливалась тем, что ученые-книговеды не задавались целью исследовать сущность книги и вполне удовлетворялись формальными определениями книги как материальной вещи, предмета; книгу трактовали как универсальный памятник культуры, Классовый характер книгиклассовой сущности книги даже не фиксировали, проявляя, с сегодняшней точки зрения, «мировоззренческое равнодушие».

© Центр дистанционного образования МГУП