Московский государственный университет печати

Виноградова Л.А.


         

История книжного дела в России (988-1917)

Учебное пособие


Виноградова Л.А.
История книжного дела в России (988-1917)
Начало
Печатный оригинал
Об электронном издании
Оглавление
•  

ПРЕДИСЛОВИЕ

•  

Лекция 1. ВОЗНИКНОВЕНИЕ И РАЗВИТИЕ СЛАВЯНО-РУССКОЙ ПИСЬМЕННОСТИ И КНИГИ

•  

Лекция 2. ПРОИЗВОДСТВО И ПОТРЕБЛЕНИЕ ДРЕВНЕРУССКИХ РУКОПИСНЫХ КНИГ

•  

Лекция 3. НАЧАЛО КНИГОПЕЧАТАНИЯ В РУССКОМ ГОСУДАРСТВЕ. ПЕРВОПЕЧАТНИК ИВАН ФЕДОРОВ

•  

Лекция 4. РУССКИЕ РУКОПИСНЫЕ И ПЕЧАТНЫЕ КНИГИ В XVII в.

•  

Лекция 5. ПРЕОБРАЗОВАНИЯ В КНИЖНОМ ДЕЛЕ РОССИИ В ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ И СЕРЕДИНЕ ХVIII в.

•  

Лекция 6. РАЗВИТИЕ ЧАСТНОПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСКОГО КНИГОИЗДАТЕЛЬСТВА И КНИЖНОЙ ТОРГОВЛИ В РОССИИ В КОНЦЕ XVIII - ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XIX В.

•  

Лекция 7. КНИГОИЗДАТЕЛЬСТВО И КНИЖНАЯ ТОРГОВЛЯ В РОССИИ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XIX В.

•  

Лекция 8. КРУПНЕЙШИЕ РУССКИЕ КНИГОИЗДАТЕЛЬСКИЕ И КНИГОТОРГОВЫЕ ФИРМЫ

•  

Лекция 9. КНИЖНОЕ ДЕЛО РОССИИ В ПРЕДРЕВОЛЮЦИОННУЮ ЭПОХУ

Указатели
266  именной указатель
17  указатель издательств

Лекция 4. РУССКИЕ РУКОПИСНЫЕ И ПЕЧАТНЫЕ КНИГИ В XVII в.

В XVII в. Россия, перейдя через горнило Смутного времени, предстает политически и экономически единым обществом, начинает играть роль великой державы на тогдашней международной арене. Развивается русская культура, которая впитывает в себя лучшее из культуры народов, вошедших в многонациональное Российское государство. Быстрое расширение мануфактурного производства, рост ремесел, необходимость обороны страны требовали развития все новых отраслей знания, а это, в свою очередь, должно было быть обеспечено опережающим прогрессом книжного дела.

Петровские реформы последующего исторического периода, таким образом, были заложены в развитии страны еще в XVII в. Но прогресс сдерживался крайне архаичными, застойными формами социально-экономического строя, общественной жизни. Реакционную роль играла в этом и официальная церковь, идеология и политика самодержавия. Такое положение не могло не отразиться на крайней отсталости русского книгоиздания.

Исследователь утверждает: «В Московской Руси имело место своеобразное явление: книгопечатание здесь не было официально запрещено, но было поставлено в условия, равносильные запрещению»Киселев Н.П. О Московском книгопечатании XVII века //Кн.: Исслед. и материалы. 1960. Сб. 2. С. 123.; в результате печатные книги, выходившие здесь, выполняли только религиозные функции. «Московская типография занималась не изданием книг, а размножением текстов церковных ритуалов при помощи типографского станка, которому избегали давать иную работу»Там же. С. 127..

Типография Федоров И.Ивана Федорова в Москве ("Печатный двор") продолжала работать при Иван ГрозныйИване Грозном и его наследниках (Федор ИоанновичФедоре Ивановиче и Годунов Б.Борисе Годунове), выпуская по одной книге в два-три года и, конечно же, издания богослужебные. В начале XVII в. здесь было три типографские «избы» (видимо, по числу станков), на которых работали мастера Невежа А.Андроник Тимофеев Невежа и его сын Иван Невежин, Радишевский А.Анисим Михайлов Радишевский, Фофанов Н.Никита Фофанов. В 1611 г. этот «печатный дом и вся штамба того печатного дела от тех врагов и супостат разорился и огнем пожжена бысть»Сказание известно о воображении книг печатного дела //У истоков русского книгопечатания. М., 1959. С. 201. во время боев на улицах Москвы.

Никита Фофанов на короткое время (1613-1614) наладил книгопечатание в Нижнем Новгороде, куда успел вывезти свой станок из Москвы. В 1613 г. он напечатал книжку малого объема (12 страниц), в которой описывались злодеяния захватчиков и выражалась радость по поводу освобождения Москвы. Это издание, в современной науке называемое «Нижегородский памятник», хотя и предназначалось, по-видимому, для вплетения в какой-нибудь богослужебный сборник, явилось первым русским политическим печатным изданием и вместе с тем первой брошюрой в нашем книжном деле.

С 1615 г. книгопечатание возвратилось в освобожденную Москву. На Никольской улице близ Кремля был построен сначала деревянный (1620), а потом каменный (1645) Печатный двор. Число его «изб» (или «штамб», т.е. печатных станков) росло: в 1622 г. - 4, в 1624 - 8, в 1633 - уже 14. К этому времени здесь работало около 160 человек - работников разных специальностей, среди которых были наборщики, тередорщики (т.е. печатники), батырщики (они накладывали краску на наборную форму), резчики пунсонов для отливки литер, переплетчики и др. Работа шла интенсивно, «денно и нощно», как сообщали работники в своих челобитных на имя царя.

Для руководства книгопечатанием и продажей книг было создано специальное государственное учреждение - первоначально «Изба» при Печатном дворе, а с 1620 г. - Приказ книгопечатного двора или Печатный приказ. Ввиду особой важности развернувшейся на Московском Печатном дворе работы, правительство было заинтересовано в том, чтобы она выполнялась людьми наиболее просвещенными или, как сказано в царской грамоте 1616 г., «духовными и разумичными, которые подлинно и достохвально извычни книжному чтению и грамотику и риторику знаючи»См.: Румянцев В.Е. Древние здания московского Печатного двора. М., 1869. С. 12.. Такими людьми были справщики (редакторы), переводчики, авторы книг и составители «лексиконов» (словарей). Распоряжался редакционно-издательской частью Печатного приказа сам патриарх.

Во второй половине XVII в. Москва становится центром складывающегося всероссийского книжного рынка. Московский печатный двор к этому времени - крупнейшее казенное предприятие, средоточие централизованного книжного дела.

Первой провинциальной печатней в Московской Руси можно считать типографию Иверского монастыря. Созданная по указу патриарха Никона, она действовала в 1655-1665 гг. близ города Валдая. Одно из ее значительных изданий, долгое время не известных, - книга «Брашно духовное» («Пища для раздумий») 1661 г.

В 1679 г. в Москве была создана типография на территории Кремля - так называемая «Верхняя типография». Руководителем ее стал Полоцкий С.Симеон Полоцкий (1629-1680) - видный просветитель («западник» по убеждениям), педагог и поэт. Эта типография, по воле царя не зависевшая от патриарха и управления Печатного двора, просуществовала четыре года. В ней было напечатано шесть книг, в основном это сочинения самого Симеона Полоцкого (например, «Букварь языка словенска»), а также переводы с греческого и немецкого языков («Тестамент Василия, царя греческого к сыну его Льву Философу», «История о Варлааме и Иосафе»). Издания Верхней типографии, среди которых первые русские печатные издания художественной литературы, снабжены фронтисписами, исполненными углубленной гравюрой на меди. Над оформлением этих книг работали выдающийся художник XVII в. Ушаков С.Симон Ушаков и выдающийся русский гравер Трухменский А.Афанасий Трухменский. Ненависть, которую «главы церкви» испытывали к изданиям Симеона Полоцкого, вышедшим без «благословения» патриарха, прорвалась в «Слове поучительном» на московском соборе 1690 г. Патриарх Иоаким утверждал: «Толико убо той Симеон, освоеволився, дерзне за неким попущением, яко и печатным тиснением некия своя книги издати... Сих ради вин... запрещаем всем православным сыновом... тех книг, яко позор и ереси имущих, яко не благословенных, никакоже, дерзати народно и в церквах прочитати...»Остен. Памятник русской духовной письменности XVII века. Казань 1865 С. 138..

Значительный вклад в развитие книжного дела был внесен украинскими типографиями после воссоединения Украины с Россией. Таковы, например. Киевская типография при Киево-Печерской лавре, работавшая еще с 1616 г. и типография в Новгороде-Северском, основанная Лазарем Барановичем, где в 1674-1679 гг. было выпущено несколько изданий на славянском и польском языках. В 1680 г. эта типография возобновила свою деятельность в Чернигове; до 1700 г. здесь вышло около 40 изданий. Братская типография в Вильно, основанная еще при участии Мстиславец П.Петра Мстиславца, из-за выпуска антикатолических книг была закрыта польскими властями в начале XVII в. Ее оборудование и шрифты были перевезены славяно-русскими мастерами в монастырь Евье, неподалеку от Вильно. Здесь кроме церковных книг было напечатано несколько учебников, в том числе первое издание знаменитой «Грамматики» Смотрицкий М.Мелетия Смотрицкого.

Большой спрос на литературу научного, познавательного, художественного содержания, на переводные произведения не мог быть обеспечен в тогдашних условиях печатным производством, Продолжалось развитие рукописного книжного дела.

В Москве появились государственные и монастырские центры (мастерские) по переводу, размножению, или «строению», рукописных книгСм.: Костюхина Л.М. Из истории рукописного дела в России XVII века //Археологический ежегодник за 1964 год. М., 1965. С. 68-69.. Большое количество рукописных книг светского содержания «строилось» в Посольском приказе, где подьячие и переводчики готовили переводы с древних и новых языков. В монастырских мастерских монахи использовали для переводов, в основном, имеющиеся в их распоряжении печатные и рукописные греческие книги. Во второй половине XVII в. в Москве существовали и частные мастерские по производству рукописных книг. Так, в мастерской Деревянин П.П.П.П. Деревянина работало несколько писцов и рисовальщиков, которые занимались перепиской (но не переводами) и иллюстрированием книг, пользовавшихся большим спросом: житийные сборники, апокалипсисы, космографии и др.

Возникшая в стране потребность в увеличении числа образованных людей привела к созданию во второй половине века нескольких государственных школ, в том числе по подготовке служащих для центральных учреждений, для Печатного двора, Аптекарского приказа; в 1687 г. в Москве было открыто первое высшее учебное заведение - Славяно-греко-латинская академия, где учили «от грамматики, пиитики, риторики, диалектики, философии... до богословия», готовили священников и чиновников.

Для правительственных кругов Москвы в Посольском приказе началось изготовление «курантов» - выборочных переводов иностранных известий. «Куранты» стали рукописным предшественником первой русской газеты.

Началось создание первых государственных библиотек с собраниями книг как русских, печатных и рукописных, так и изданий на иностранных языках.

Ко второй половине XVII в. крупная библиотека сложилась при Печатном Дворе. В ней находились русские печатные книги, различные манускрипты, издания типографий Западной Европы. Закупки книг производились за рубежом, комплектование шло за счет поступлений из Посольского Приказа, из Большого дворца, из монастырей; вливались личные собрания справщиков; личные библиотеки Полоцкий С.Симеона Полоцкого, Медведев С.Сильвестра Медведева, Ростоцкий Д.Дмитрия Ростоцкого и других русских книжников XVII в. Во время организованной Никоном грандиозной работы по правке русских богослужебных книг в библиотеку Печатного Двора поступило большое число греческих рукописей. Только в 1655 г. иеромонах Арсений привез 498 греческих рукописных книг с Афона. Однако лишь малая часть такого огромного по тем временам собрания греческих книг была переведена. Переводчики второй половины XVII в., среди которых знаменитые Грек А.Арсений Грек, Славинецкий Е.Епифаний Славинецкий, ЕвфимийЕвфимий и другие, использовали в основном печатные книги.См.: Киселев Н.П. О московском книгопечатании XVII века //Кн.: Исслед. и материалы. 1960. Сб. 2. С. 137.

Большие библиотеки были собраны также в Посольском и Аптекарском приказах. Владели книжными собраниями члены царской семьи, представители духовенства, монахи, служилые люди. Любопытна, например, история книг из собрания Соловецкого монастыря, перешедшего в 70-е годы после подавления соловецкого восстания в виде трофея сначала к воеводе И. Мещеринову, затем к другим воеводам. Владельцами частных библиотек были крупные государственные и политические деятели, среди которых руководители Посольского приказа А.С. Матвеев, В.В. Голицын.

Из 483 книг, напечатанных в Московской Руси в XVII в., только 7 - не церковного содержанияКудрявцев С.А. Русские гравированные книги XVII-XVIII вв. //Кн.: Исслед. и материалы. 1964. Сб. 9. С. 141-177.. Первая из них - переводная - «Учение и хитрость ратного строения пехотных людей» (1647-1649). Книга была подготовлена к печати; «посольского приказу золотописцем» Благушин Г.Григорием Благушиным нарисован заглавный лист, отпечатанный в Голландии, там же выполнены таблицы и схемы военных действий. Эта книга, представлявшаяся как «ударное военное задание», служила задачам обучения армии. Вторая светская переводная книга - «Тестамент или завет Василия, царя греческого, сыну своему Льву Философу» (два издания 1661/63, 1680) представляла собой свод этических придворных правил. Первое ее издание было напечатано на Печатном дворе; второе - в Верхней типографии, в него вошли новые части: стихотворное сочинение Полоцкий С.Симеона Полоцкого «Оувещевание о родителях и детях» и пояснения к тексту книги «Типографом избранное...».

Начавшаяся подготовка грамотных людей вызвала появление московского издания учебной книги Смотрицкий М.Мелетия Смотрицкого «Славянская грамматика» (1648). Это издание было снабжено введением «О пользе грамотности» митрополита Петра Могилы и «Предисловием о пользе грамматики и философского учения» из сочинений Максима Грека. «Славянская грамматика» была издана в срочном порядке за два месяца и для нас не потеряла научной ценности как памятник истории языка.

Официальным изданием было «Уложение царя Алексея Михайловича», иначе называемое «Соборное Уложение» (1649). Это издание - первый печатный свод законов Московского государства, пришедший на смену распространявшейся в списках «Русской правде».

Начавшееся развитие внешних торговых связей сопровождалось выходом «Грамоты о таможенных пошлинах» (1654), впервые регламентирующей внутреннюю и внешнюю торговлю. Кроме того, потребность в развитии техники торгового дела вызвало издание подобия таблицы умножения или коммерческой арифметики - «Считание удобное» (1682).

Наконец, в конце XVII в. появилось учебное пособие, в котором были применены прогрессивные методы наглядного обучения, - «Букварь словено-российских письмен» (1696), сочиненный смотрителем Печатного Двора Истомин К.Карионом Истоминым. «Букварь» вначале был изготовлен рукописно в нескольких экземплярах для царских детей, а потом уже издан («оттиснут») в гравированном виде в 20 экземплярах.

Таким образом, не церковных книг было издано очень мало. Есть мнение исследователей, что к светским изданиям можно отнести также книгу «История о Варлааме и Иоасафе» (издание Верхней типографии, 1680). В ней, как и в большинстве религиозных книг XVII в. сначала идет «служба» святому (в данном случае двум святым), но затем - их житие, по объему в 30 раз длиннее «службы».

Только с 40-х годов печатание литургических книг постепенно начинает сменяться изданием книг, предназначенных собственно для чтения, догматического и нравоучительного содержания. В основном это были переводные писания византийских авторов. В это время вышли "Пролог" (в двух томах), «Маргарит» и другие «соборники» (сборники) речений и «поучительных слов» - издания, пользовавшиеся большой популярностью. По многу раз выпускались «Псалтирь» (44), «Псалтирь с восследованием» (21), «Служебник» (28), «Часовник», «Евангелие напрестольное» (22) - книги, по которым традиционно на Руси учились грамоте.

Сдерживая и даже прямо запрещая издание и распространение книг светского содержания, официальная церковь всемерно стимулировала выпуск священных и богослужебных книг, стремясь вытеснить из обихода соответствующие рукописные издания, в которых могли бы быть описки и вольные толкования.

И все же в XVII в. московское книгоиздание предприняло выпуск светских книг. «Это был первый, пусть самый малый, шаг в том направлении, чтобы сделать содержание книги предметом чтения и обдумывания; первая брешь, пробитая в барьере чисто литургического печатания; первый толчок в сторону раскрепощения печати»Киселев Н.П. О московском книгопечатании XVII века //Кн.: Исслед. и материалы. 1960. Сб. 2. С. 148..

Рукописная книга противостояла духовному гнету самодержавия и церкви, выражавшемся в строго подцензурном, религиозном характере книгопечатания. В XVII в. она не только сосуществовала с печатной, но даже шире обращалась среди населения, а зачастую и стоила дешевле. Рукописная книга не поддавалась контролю со стороны властей и поэтому в целом была гораздо прогрессивней, чем печатная.

В большом числе размножались политические сочинения протопопа Аввакума и других представителей оппозиции, комедии и стихи Полоцкий С.Симеона Полоцкого, народные сатиры и сказания. В ходе народных восстаний Ивана Болотникова, Степана Разина и других распространялись рукописные листовки, носившие название «прелестных» или «подметных» писем. «На Москве всяких чинов люди, - негодовали церковные власти, - пишут в тетрадех и на листах и в столбцах... и продают у Спасских ворот и в иных местах... Паче же вырастает из того на святую церковь противление»Соборное постановление 1681 г. Цит. по кн.: Забелин И.В. История города Москвы. Ч. 1. 2-е изд. М., 1905. С. 638..

В рукописной книге воплощались социальные мотивы. «Городовое» дворянство, мелкие служилые и посадские люди обращались к новой книге - бытовой повести. Особенной популярностью пользовались «О Ерше Ершовиче», «Праздник кабацких ярыжек», «Калязинская челобитная», «Азбука о голом и небогатом человеке» и многие другие.

Широкую оппозицию правящему режиму представляло собой старообрядчество. Социальной базой его было крестьянство, под знаменем раскола восставшее против феодального угнетения, хотя верхушка старообрядчества стремилась придать ему чисто догматический характер.

Старообрядцы (раскольники) не признали церковных реформ Никон (патриарх)патриарха Никона (1653), в том числе исправления богослужебных книг. Массы народа отказались принимать официальные издания типографий. «Четыре бо книги новые, - отмечает современник, - меняют христиане на одну старую». Раскольники организовали в скитах за Волгой (в Керженце) тайные мастерские по переписке богослужебных книг по «дониконианским» текстам.

В 1682 г., опираясь на стрельцов, возведших на престол «правительницу» Софью, старообрядцы потребовали публичного диспута об «истинности» тех или иных книг. «Спор о вере» состоялся в кремлевском соборе. Попы-старообрядцы принесли с собой старинные книги «киевского и суздальского письма». Раскольники подали челобитную с вопросом: «За что старые книги возненавидели?». Знаменитое прение о старых и новых книгах кончилось, естественно, победой властей. В пылу спора старообрядцы дерзнули назвать самого патриарха и справщиков (переводчиков, редакторов) Печатного двора плутами, произошла кулачная потасовка. Главари раскольников были схвачены и сожжены вместе с принесенными книгами. После прихода к власти Петр IПетра I гонения на старообрядчество усилились, было разорено множество скитов, книжных собраний, часть книг сожжена.

В 1607 г. была переведена с немецкого языка «Воинская книга», в которой изложены правила приготовления пороха, стрельбы из пушек и пищалей, даны сведения о траектории полета ядер, удельном весе вещества и др. Своеобразной энциклопедией научных знаний в области математики, механики, физики и химии стал «Устав ратных, пушечных и других дел, касающихся до воинской науки, состоящий в 663 указах или статьях...» (1620), составителем которого по иностранным источникам был Радишевский О.Онисим Михайлов (Радишевский)Соболевский А.И. Переводная литература Московской Руси XIV-XVII вв. СПб., 1903. С. 105.. В Посольском приказе был «построен» целый ряд книг военной тематики: «Книга огнестрельного художества» (переведена с французского и немецкого языков на русский по указу царя Петра I), «Книга морского плавания», «Описания о художных огнедеяниях», несколько «огнестрельных книг».

Многочисленные травники, лечебники, врачебники и т.д. - компиляции различных древних и средневековых авторов, часто весьма фантастического содержания, - подготовлялись переводчиками Посольского и Аптекарского приказов, среди которых и знаменитые «справщики» - Истомин К.Карион Истомин, Славинецкий Е.Епифаний Славинецкий, Сатановский А.Арсений Сатановский. Аптекарский приказ покупал книги и рукописи по монастырям, за границей, у иноземцев-аптекарей. В библиотеке этого Приказа были собраны книги по биологии и медицине на немецком, польском и латинском языках.

В области естествознания выделяются книги М. Скотта «Великан и предивная наука» и Р. Люлля «Краткая наука». В 1692 г. в Посольском приказе с «фряской», т.е. итальянской, книги были составлены учебные «Книга скотов и зверей», «Книга птиц», «Книга рыб и гадов».

В середине XVII в. в Россию начали проникать и труды, знакомившие с гелиоцентрической системой Коперника. Среди них была «Селенография» данцигского астронома Гевелия, переведенная в 1679 г. с латинского языка.

Крепнущие международные связи Московского государства пробудили интерес к вопросам всеобщей географии. В Посольском приказе развернулся перевод разнообразной литературы такого характера: различных описаний, путешествий, атласов, космографии и географий. В 1637 г. была переведена книга Г. Маркатора «Космография сиречь всего света описание». В середине столетия в России стал известен шеститомный атлас Вильгельма и Иоганна Блеу - «Позорище всея Вселенныя или Атлас новый». Перевод был осуществлен монахами из окружения патриарха Никона.

Литература общественно-политическая в ассортименте рукописных изданий была представлена в первую очередь переводами схоластических, богословских сочинений еще византийского времени. Таков, например, «Хрисмологион», переведенный в 1673 г. с греческого языкаСм.: Кудрявцев И.М. «Издательская» деятельность Посольского приказа //Кн.: Исслед. и материалы, 1963. Сб. 8. С. 200-202.. Тогда же была закончена «Книга о сивиллах, колика быша и киими имяны и о предречениях их». «Сия повесть о сивиллах пророчицах, выписано из книги Гранографа, сиречь описание всех государств...» и другая - Василиологион или «История о мужественнейших и воинских ополчениях ассирийских, перских, еврейских, греческих, римских царей, великих князей и великих государей царей российских» были «построены» в Посольском приказе в 1673-1674 гг. Книги украшены орнаментом из листьев и плодов и миниатюрами на холсте, изображающими в одном случае сивилл, а в другом - двадцать шесть «персон государских», то есть портретов. Там же была переведена и знаменитая «Александрия» (повесть о деяниях Александра Македонского), текст которой в сербской редакции был известен на Руси еще в XV в.См.: Розов Н.Н. Русская рукописная книга. Л., 1971., книга поляка Горчина «О короле Владиславе IV», фундаментальные сочинения: «Летопись» Пясецкого, «История 4-х монархий» Слейдана, «Древнейшая история Чехии», «История Эфиопии» Иова Людовика, «История Иудейской войны» Иосифа Флавия, «История Никейского собора» Альфонса Пидана, «Хронологические таблицы» (по 1619) и многие другие.

Крупным центром рукописной книжности в Москве стала Славяно-греко-латинская академия, основанная в 1687 г. Академия давала своим слушателям определенные положительные знания по целому ряду предметов, несмотря на схоластический характер преподавания. Учебные книги были в подавляющем большинстве рукописными, составлялись самими преподавателями. Первым учебником по истории Руси стал "Синопсис" - труд киевского монаха Гизель И.Иннокентия Гизеля, руководителя Киевской типографии при Киево-Печерской лавре.

Характерно рукописное составление и размножение большого числа двуязычных и даже трех-четырехъязычных словарей (лексиконов), что свидетельствует об общественном интересе к классической и современной мировой культуре. В 1642 г. был составлен «Лексикон латинский», в 1685 г. издан его сокращенный перевод; в учебных целях составлялся «Лексикон греко-славяно-латинский»; в 1670 г. появился «Лексикон языков польского и славенского скорого ради изображения и уразумения»; затем был переведен Лексикон российско-латинско-шведский.

В 80-90-е годы XVII в. в Посольском приказе началось «строительство» календарей, предназначенных для царского двора. Такие календари, как, например, «Новый и старый календарь течений небесных... на 1689 г.», «Календарь домашний и лекарственный, такожде о войне и миру... на 1690 г.», «Календарь о малобываемых вещах на 1695 г.» и другие переводились с польского, немецкого и других языков.

Появились и рукописные издания переводных книг искусствоведческого, художественного содержания. Надо отметить здесь весьма плодотворную деятельность переводчиков Посольского приказа Спафарий Н.Николая Спафария и Долгово П.Петра Долгово. "Книга о девяти музах и семи свободных художествах" (1672) вводила читателей в мир античной мифологии, давала обзор наук и искусств, раскрывала их смысл и значение. Значительные событием начала века был перевод книги «Биография Эзопа и его басни» с греческого толмачом Касьянов Ф.Федором Касьяновым сыном Годвинским (1607), а вскоре появился и перевод «Метаморфоз» Овидия.

Растущий интерес русского читателя к занимательному чтению должны были удовлетворять переводные повести и романы, широко распространившиеся в Московской Руси в XVII в. Широкую известность получили легенды, повести и сказки - «Римские деяния»; рыцарские романы - «История благоприятная о благородной и прекрасной Мелюзине», о рыцаре Петре Златые Ключи, о цесаре Оттоне. Посадские люди, ремесленники часто выступали переписчиками популярных сказок и повестей, таких как «Сказание об Индийском царстве и пресвятом Иоанне», «Слово о купце Басарге», «Сказки о Соломоне», «Сказка о Вавилоновом царстве» и другие, так называемые потешные книги. Одной из наиболее характерных является «История о Бове Королевиче» - поэма-хроника средних веков, происходящая из итальянского романа. Но в списках XVII в. сюжет и текст книги претерпели весьма заметное русское влияние; имя Бовы - широко известное и даже личное имя в Московской Руси.

Укреплялась практика перевода «летучих листков» (предшественников газеты), распространенных в Западной Европе и представлявших интерес для Московского правительства. Сообщения о движении воюющих сторон во время войны, об открытии новых земель и других необычных событиях в мире, содержащиеся в «летучих листках», делали этот интерес все более широким. Автор рукописной «Повести о внезапной кончине царя Михаила Федоровича» (1647), жалуясь на неосведомленность русских о зарубежных событиях, пишет: «В странах немецких пишут и печатают в книгах и на листах о военных действиях. Почему же мы ленимся, боимся или срамимся писать или печатать?».

Власти, однако, стремились пресечь широкое распространение как печатных, так и рукописных книг, не носивших церковного характера. Правительство снаряжало целые экспедиции для вылавливания «ложных» изданий, а заодно и списков произведений польской и немецкой литературы, оказывавшихся у русских людей во время военных походов. Одному из калужских воевод было приказано: «На посаде и в слободках и в уезде... всяких чинов людям учинить заказ крепкой с большим подкреплением, чтобы те люди польские и латинские печати книг... ни кто у себя в домех втай и явно не держали, приносили б и отдавали...». В московском Разрядном приказе были специальные дьяки, которые руководили изъятием книг.

Рукописные издания Посольского и других приказов в Москве переписывались и украшались, конечно, для весьма узкого круга потребителей - царской семьи и «ближних» бояр. «Потешная» книга была гораздо более демократичным распространенным явлением культуры. Рукописная русская книга XVII в. - весьма своеобразное явление. Она подготавливала процессы «обмирщения», общей демократизации русской книжности, в том числе и печатной, в следующую историческую эпоху.

© Центр дистанционного образования МГУП