Московский государственный университет печати

Виноградова Л.А.


         

История книжного дела в России (988-1917)

Учебное пособие


Виноградова Л.А.
История книжного дела в России (988-1917)
Начало
Печатный оригинал
Об электронном издании
Оглавление
•  

ПРЕДИСЛОВИЕ

•  

Лекция 1. ВОЗНИКНОВЕНИЕ И РАЗВИТИЕ СЛАВЯНО-РУССКОЙ ПИСЬМЕННОСТИ И КНИГИ

•  

Лекция 2. ПРОИЗВОДСТВО И ПОТРЕБЛЕНИЕ ДРЕВНЕРУССКИХ РУКОПИСНЫХ КНИГ

•  

Лекция 3. НАЧАЛО КНИГОПЕЧАТАНИЯ В РУССКОМ ГОСУДАРСТВЕ. ПЕРВОПЕЧАТНИК ИВАН ФЕДОРОВ

•  

Лекция 4. РУССКИЕ РУКОПИСНЫЕ И ПЕЧАТНЫЕ КНИГИ В XVII в.

•  

Лекция 5. ПРЕОБРАЗОВАНИЯ В КНИЖНОМ ДЕЛЕ РОССИИ В ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ И СЕРЕДИНЕ ХVIII в.

•  

Лекция 6. РАЗВИТИЕ ЧАСТНОПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСКОГО КНИГОИЗДАТЕЛЬСТВА И КНИЖНОЙ ТОРГОВЛИ В РОССИИ В КОНЦЕ XVIII - ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XIX В.

•  

Лекция 7. КНИГОИЗДАТЕЛЬСТВО И КНИЖНАЯ ТОРГОВЛЯ В РОССИИ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XIX В.

•  

Лекция 8. КРУПНЕЙШИЕ РУССКИЕ КНИГОИЗДАТЕЛЬСКИЕ И КНИГОТОРГОВЫЕ ФИРМЫ

•  

Лекция 9. КНИЖНОЕ ДЕЛО РОССИИ В ПРЕДРЕВОЛЮЦИОННУЮ ЭПОХУ

Указатели
266  именной указатель
17  указатель издательств

Лекция 5. ПРЕОБРАЗОВАНИЯ В КНИЖНОМ ДЕЛЕ РОССИИ В ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ И СЕРЕДИНЕ ХVIII в.

Реформы, проводившиеся под руководством царя Петр IПетра I и при его ближайших преемниках, сыграли объективно положительную роль в преодолении вековой отсталости страны, укреплении ее политического, экономического и культурного потенциала. Быстро развивающаяся светская наука, промышленность, образование требовали издания книг по всем отраслям знания. Прежняя, архаичная система печатного и рукописного книжного дела уже не могла справиться с новыми задачами. В самом начале реформ немецкий ученый Лейбниц в письме Петру I советовал: «Для этого потребуются библиотеки, книжные лавки... Все то, что можно будет распространять, чему можно обучаться в стране».

В 1697 г. Петр I дал привилегию Тессинг Я.Яну Тессингу в Амстердаме издавать «земные и морские картины, и чертежи, и всякие печатные листы и персоны (портреты) и о земных и морских ратных людех, математические, архитектурные и городостроительные и иные художественные книги на Славянском и на Голландском языке вместе, также Славянским и Голландским языком порознь по особну... от чего б русские подданные много службы и прибытка могли получити и обучитися во всяких художествах и ведениях».

Выпущенные книги Тессингу разрешалось привозить для продажи в Архангельск «и во все наши великороссийские города куда похочет», торговать без пошлины. В Москве он был обязан предъявлять свои книги на просмотр в Посольский приказ. «Привилегия», которую получил Тессинг, - первый в нашей истории документ, регламентировавший устройство торговли книгами и их ассортимент, и систему поощрительных пошлин, и порядок разрешения торговых споров.

Купец Тессинг не был специалистом книжного дела. Он привлек к печатанию русских книг выходца из Белоруссии Копиевский И.Илью Копиевского, который в его предприятии стал и автором, и переводчиком, и редактором. В 1699-1701 гг. они выпустили 50 книг на русском языке, в том числе много учебников, а также «Притчи Эссоповы» (басни), первое русское литературно-художественное издание.

Начался выпуск новых книг и в России. Центром книгоиздания продолжал оставаться московский Печатный двор, во главе которого был Поликарпов-Орлов Ф.П.Ф.П. Поликарпов-Орлов, один из крупных деятелей в области просвещения России. Там в 1701 г. вышел «Букварь» с начатками греческого и латинского языков, а спустя два года - «Арифметика» Л. Магницкого, труд для своего времени замечательный, отразивший все тогдашние знания в области математики. Это были издания принципиально новые как по содержанию, так и по оформлению. В 1708 г. Печатный двор был переоборудован в соответствии с требованиями полиграфической техники того времени. Во вновь основанной столице - Петербурге были учреждены три крупные типографии гражданской печати.

С января 1703 г. начался выход первой русской печатной газеты «Ведомости о военных и иных делах достойных знания и памяти, случившихся в Московском государстве и во иных окрестных странах». Каждый номер представлял собой тетрадочку небольшого формата, в нем помещались краткие сведения, почерпнутые из иностранных газет и из донесений, поступивших в царскую канцелярию. С особой гордостью, например, «Ведомости» сообщали, что «повелением его величества московские школы умножаются и 45 человек слушают философию и уже диалектику окончили...»Ведомости времен Петра Великого (Факсимильное издание). М., 1903. Вып. I. Табл. IV.. Печатались библиографические данные о книгах, выходящих в свет.

Для освобождения русской книги из-под власти старозаветных традиций и приближения ее к тогдашним мировым стандартам необходимо было заменить церковно-славянскую кириллицу новым начертанием букв, над чем трудился сам Петр IПетр I и его ближайшие помощники. Новый, «гражданский» шрифт был создан на основе бытовавшей в народе «деловой» скорописи и по своему художественному облику напоминал лучшие латинские шрифты Эльзевиров. Сначала было выпущено несколько «пробных» изданий, напечатанных вариантами нового шрифта; в 1708 г. последовал царский указ о печатании книг гражданским шрифтом. Поступила в продажу первая книга нового шрифта «Геометрия словенски землемерие», а в 1710 г. царь утвердил образцы: «Сими литеры печатать исторические и мануфактурные книги»См.: Шицгал А.Г. Русский типографский шрифт: Вопросы истории и практика применения. М., 1974. С. 36.. Церковно-славянская кириллица была оставлена для богослужебных изданий.

Открывались школы, училища, которые нуждались в учебной литературе. Выпущенный в 1717-1722 гг. четырьмя изданиями сборник текстов для упражнений в чтении - «Юности честное зерцало», вместо обычных молитв включал в себя правила поведения молодых людей в обществе.

За первые семнадцать лет гражданской печати (с 1708 по 1725) было напечатано книг больше, чем в предыдущие полтора века от федоровского «Апостола». Изменилось их содержание и внешний облик; появились новые для нашей страны виды произведений печати - атласы, карты, гравированные картины, справочники. Преобразования в культурной жизни страны, особенно высших слоев тогдашнего общества (дворянства, духовенства, купечества) отразились на развитии библиотечного дела. В 1714 г. по распоряжению Петра I была создана крупная коллекция книг в Санкт-Петербургской кунсткамере, которая в 1725 г. была передана вновь основанной Академии наук.

Необходимость распространения книг гражданской печати потребовала по-новому организовать книжную торговлю. Продажа книг в лавках московского Печатного двора приносила убыток. «Табель расходчиков книжной казны» Печатного двора за 1699-1719 гг. свидетельствует, что нераспроданные остатки книг выросли в четыре раза, большие суммы составил «безденежный отпуск» товара, а также «недоимки» - недостачи и долг покупателей.

Чтобы оживить продажу, пытались давать книги на комиссию «книжного ряду купеческим людям». Те должны были представить за себя поручителей, а, продав книги «охочим людям», вырученные деньги «без утайки» сдавать в приказ. На книги назначалась «указная» (оптовая) цена; все, что продавец мог выручить свыше, шло в его пользу.

Много сделал для организации торговли книгами новой печати московский книготорговец, «библиотекариус» Киприанов В.А.В.А. Киприанов (ок. 1669-1723). Человек незнатного происхождения, мещанин Кадашевской слободы, он выдвинулся как гравер и математик, составитель таблиц к «Арифметике» Л. Магницкого. Его приблизил к себе петровский вельможа граф Брюс Я.В.Я.В. Брюс, один из образованнейших людей того времени. Вместе они составили и напечатали «Календарь неисходимый» - первое русское печатное издание энциклопедического типа. Календарь содержал разнообразные сведения по астрономии, математике, географии, истории, а также гороскопы, разгадывание снов, предсказание судьбы и т.п. В течение всего XVIII в. и даже в XIX в. так называемый «Брюсов календарь» пользовался неизменным спросом и переиздавался. В.А. Киприанов выгравировал также карту звездного неба под названием «Глобус небесный», построенную в соответствии с системой Коперника. Под его руководством печатались географические карты, царские портреты, «куншты» (гравюры).

По протекции Я.В. Брюса царь разрешил В.А. Киприанову открыть Гражданскую типографию, куда были переданы два стана с московского Печатного двора. Ему же были даны права цензора: никто не мог продавать в Москве ни книг, ни «листов», пока они не будут просмотрены В.А. Киприановым «ради несовершенного в них разума или неподлинного ради лица изображения или неправого ради грамматического содержания» и не получат его штампа о разрешении к продаже.

В.А. Киприанов должен был также собирать образцы всех старых и новых книг. Был подготовлен проект «Всенародной библиотеки» (т.е. общедоступной, публичной библиотеки), который, однако, не был осуществлен. На Спасском мосту, среди ветхозаветных книжных лавчонок В.А. Киприанов организовал торговлю новыми книгами (1714).

Надежды «худофамильных» людей на то, что петровские реформы приведут к коренным демократическим переменам, не оправдались. Царь издал указ о том, чтобы все выходцы из «тяглового сословия», получившие образование и чины, были возвращены в слободы и деревни. Чуть было не угодил обратно в Кадашевскую «сотню» и Киприанов В.А.В.А. Киприанов, его спасло заступничество графа Брюс Я.В.Я.В. Брюса. Царское правительство решило книгопечатание не передоверять частным лицам, и в 1721 г. все печатни, в том числе и Гражданская типография В.А. Киприанова, были переданы в ведение Синода - высшего церковного учреждения.

В 1727 г. сын и наследник В.А. Киприанова, ссылаясь на опыт и заслуги своего отца, а также на беспорядок и бесхозяйственность в казенных типографиях, обратился в Синод с просьбой о передаче ему в личную аренду московского Печатного двора. Киприанов В.В. (младший)В.В. Киприанов просил о предоставлении ему монополии книжной торговли: «...чтобы книги продавать в оной библиотеке, а в других местах, как то: в книжном ряду, по Спасскому мосту, в Спасских воротах и за ними в Кремле и в разнос на лотках не торговать и по Спасскому мосту рундуки и лари сломать...». В.В. Киприанов надеялся наладить продажу книг и в провинции, прося также «разрешить библиотеке... посылать с книгами, картинами и листами на ярмарки Свинскую и Макарьевскую особых торговцев, а другим таковую торговлю воспретить». Как арендатор он просил в свою пользу «с каждого рубля по гривне», т.е. 10 процентов от суммы проданных книг. Несмотря на всю выгодность «кондиций» В.В. Киприанова-младшего, его предложение долго рассматривалось, и было отклонено, сам он продолжал торговать в своей «полатке» на Спасском Крестце и в 1728-1731 гг. числился московским комиссионером по продаже изданий Академии наук.

Первая книжная лавка в Петербурге была открыта в январе 1714 г. при казенной типографии и помещалась в Гостином дворе. Во главе лавки поставили типографского рабочего Евдокимов В.Василия Евдокимова, которого сменил происходивший из московских мастеровых Васильев М.Михаило Васильев. В ней продавались книги как гражданской, так и церковной печати. За весь 1714 г. от продажи книг выручили всего 192 рубля 58 копеек, на которые покупались бумага, свечи, дрова и оплачивались расходы типографии. В дальнейшем обороты Петербургской книжной лавки несколько возросли, так как книги для продажи стали поступать из Москвы и даже из Киева. И все же сделанный в 1722 г. учет показал, что за восемь лет в лавку поступило книг на 30122 рубля, а продано было только на 12495 рублей. Кроме того, отпущено «по указам» государственным учреждениям книг на 982 рубля.

Реформы Петр IПетра I, проводимые в интересах дворянско-крепостнической верхушки, не облегчили участи трудящихся. Просвещение, культура петровской эпохи, хотя и имели колоссальное значение для последующей истории России, в то время оставались чуждыми большинству народа.

Это сказалось в крайней слабости книжной торговли петровского времени. Книги стоили дорого - бумага ввозилась из-за границы, там же заказывались шрифты и гравюры, тиражи не превышали 1000-2000 экземпляров. Только учебные издания печатались большими тиражами (Азбука 1722 г. - 14292 экземпляра; Азбука 1725 г. - 11840).

Круг покупателей книг петровской эпохи был узок, что сказалось на расходимости книг: «Рассуждение» П.П. Шафирова (о войне со шведами), отпечатанное тиражом 20 тыс. экземпляров, разошлось всего в количестве 50 экземпляров, «Лексикона голландско-русского» 1717 г. не было продано вообще ни одного экземпляра. Не помогали и сравнительно большие скидки, предоставляемые торговцам. «Ныне на все книги цены повышены, - жаловался Киприанов В.В. (младший)В.В. Киприанов, - от чего и купцов мало и денег в казне нет, что и жалование книгами, а не деньгами принуждены из казны давать, а они для выручки денег, в тягость себе, дешевле казенной продажи по площади продают и тем казенную продажу останавливают».

После смерти Петра I в условиях надвигающейся реакции уменьшается число типографий, снижается количество выпускаемых книг, усиливается цензура. Было запрещено и уничтожено даже несколько сочинений архиереев, в которых авторы дерзнули высказывать собственное понимание церковных догматов. Типографии выпускали роскошно изданные описания коронаций, придворные вирши.

Центром культурной жизни страны в это сложное время была Санкт-Петербургская Академия наук, основанная в год смерти Петра I (1725). При ней в 1726 г. была организована особая печатня, оснащенная оборудованием бывшей Санкт-Петербургской типографии, начавшая печатать книги не только на русском, но и на иностранных языках и на языках народов, населявших Россию: татарском, молдавском, калмыцком.

В Академию наук были приглашены виднейшие ученые Европы; в академической гимназии и университете должны были готовиться молодые кадры русской науки, академические научные экспедиции отправлялись во все концы страны. Интенсивная работа Академии требовала издания большого числа переводных сочинений, учебников, научных отчетов и публикаций. Издательская деятельность Академии началась 3 января 1727 г. выпуском на немецком языке новой газеты «Санкт-Петербургские ведомости». В 1728 г. начал выходить русский вариант этой газеты, а также ежемесячные «Примечания», являвшиеся, по существу, научно-популярным журналом для широкой публики. Выпускались «Календари» (первый - на 1726 г.), где помещались статьи научно-популярного характера, заметки, расширяющие кругозор читателей.

Всемирно известным изданием той эпохи были «Комментарии Санкт-Петербургской императорской Академии наук» (1728-1806) - продолжающееся научное издание академических трудов на латинском языке. Была сделана попытка переиздания их и на русском языке - «Краткое описание Комментариев Академии наук» (1728).

По инициативе Ломоносов М.В.М.В. Ломоносова в 1755 г. начался выпуск первого русского литературно-научного журнала «Ежемесячные сочинения к пользе и увеселению служащие», где сотрудничали историк Миллер Г.Ф.Г.Ф. Миллер, писатели Сумароков А.П.А.П. Сумароков, Тредиаковский В.К.В.К. Тредиаковский.

Академия наук печатала большое число трудов ученых математиков; механиков и физиков, имеющих международное значение. Среди них выделяются труды выдающегося математика Леонарда Эйлера. В изданиях Академии наук было опубликовано 450 его работ.

Некоторые издания обобщали результаты экспедиций Академии. К ним относится, например, «Описание земли Камчатки» C.Н. Крашенинникова, напечатанное на русском и латинском языках, «Атлас Российской империи, состоящий из девятнадцати карт», составивший целую эпоху в отечественной науке.

Пользовались успехом многочисленные переводы и переделки секретаря Академии наук Волчков С.С.С.С. Волчкова, издавшего книги: «Балтазара Грациана придворный человек» (1739), «Совершенное воспитание детей» (1747), «Наука счастливым быть» (1759), в особенности знаменита его «Флоринова Экономия» (1738) - первая русская энциклопедия домоводства. В ней среди фантастических сведений о природе и медицине (разлитие мокрот, лечение становой жилы, заговор с пришептыванием) дается множество полезных советов: как усадьбу строить, как дочерям дать светское воспитание, как править слугами, наконец, как солить огурцы и лечить скотину. «Флоринова Экономия» имела небывалый по тому времени успех, выдержав подряд пять изданий.

Спрос на книги по усадебному домостроительству в середине XVIII в. не случаен. Он свидетельствует о том, что в качестве основного контингента покупателей вместо прежних крупных феодалов-вотчинников, духовенства или религиозно настроенной верхушки крестьянства выдвигается служилое дворянство. В результате петровских реформ служилые дворяне получили поместья в наследственную собственность. Теперь они усиленно обстраивались, обзаводились хозяйством, думали и о воспитании детей. Начиналась эпоха формирования усадебных дворянских библиотек, давшая толчок усилению спроса на книги уже во второй половине XVIII в.

В проекте устава Академии наук, разработанном при жизни Петра I, было указано: «Тако же установляем, да Академия имеет свою собственную типографию, с такою привилегией, да вся та яже или ко умножению учений служащая, или к приращению, или к славе прислужащая быти Академия рассудит, в печать издаются и продаются». Лейпцигские книготорговцы предложили сдать им на откуп торговлю изданиями Академии наук в России и за границей. Фактический руководитель Академии, небезызвестный Шумахер И.Д.И.Д. Шумахер, отклонил их предложение, желая организовать книжную торговлю собственными силами.

26 ноября 1728 г. в «Санкт-Петербургских ведомостях» появилось первое упоминание об академической книжной торговле: голштинские принцы, посетив Академию, «потом были в той палате, в которой книги продаются». Сохранившиеся чертежи и рисунки показывают, что Книжная палата в здании Академии наук на берегу Невы занимала центральный вестибюль. В северном крыле здания имелся «магазейн» (книжный склад), занимавший три сводчатые залы. В штате Книжной палаты состояло четыре человека.

В 1730 г. И.Д. Шумахер пригласил из-за границы специалиста для руководства книжной торговлей. Это был лейпцигский книготорговец Кланнер Г.Готлиб Кланнер (1701-1762). При нем академическая книжная палата достигла своего расцвета как государственное книготорговое и книгоиздательское учреждение, умело применявшее передовые для того времени формы и методы распространения книг.

Однако в 1739 г. по поводу личного конфликта с И.Д. Шумахером Г. Кланнер подал в отставку и уехал на родину. После его отъезда академическая Книжная палата работает все хуже и хуже, что, конечно, объясняется не причинами личностных отношений ее руководителей, а глубинным экономическим и общественным кризисом, который разыгрался в России в 40-е годы XVIII в.

Памятником этого кризиса осталось нам специальное постановление Сената, которое требует "академическую книжную лавку привести в такое состояние, чтоб как Академия наук, так и народ большую против прежнего пользу от нее имели". В 1743 г. руководители Академии наук Нартов А.К.А.К. Нартов и Волчков С.С.С.С. Волчков обратились с письмом в Сенат, посвященным состоянию торговли книгами: «Только российские книги изредка покупаются, а на иностранных языках почти никто не купит чего ради оные книги принуждены несколько лет лежать втуне, а положенный в оные книги капитал напрасно тратится». Академия предлагала радикальные меры - законодательно обязать, чтобы высшие чиновники и генералы «хотя бы со ста рублев жалованья на пять или шесть рублей книг партикулярно, для собственного чтения и полезного наставления детям своим, купят». Предлагалось также, чтобы «коллегии» покупали книги на казенный счет, а купечество покупало бы «по порции своего торгу».

Сенат, естественно, не принял решения о принудительной покупке книг дворянами и купцами. Но и санкционированные Сенатом меры (открытие академической книжной лавки в Москве, систематическая реклама книг губернаторами и воеводами, посылка академических книг в Сибирь с «оказиями») не принесли результата. Архангельский губернатор, например, сообщал, что при получении академических каталогов он приказывал «оными печатными росписями через барабанный бой публиковать», как обычно объявлялись царские указы, но и при этом в городе не нашлось охотников покупать книги.

Между тем торговля книгами понемногу становилась выгодной, ею начали заниматься ради приработка самые разнообразные люди: переплетчики, офицеры, чиновники, сами авторы книг, например, известный поэт Тредиаковский В.К.Василий Тредиаковский.

В 1755 г. был основан Московский университет, при нем была учреждена типография, руководителем которой стал писатель Херасков М.М.М.М. Херасков, известный своими прогрессивными взглядами. Через год открылась и книжная лавка, которой заведовали купцы-арендаторы. Университет следил за ее ассортиментом и методами торговли; во второй половине XVIII в. эта книжная лавка становится наиболее культурным книготорговым предприятием России. Известный ученый и мемуарист того времени Болотов А.Т.А.Т. Болотов следующим образом характеризовал ее: «Сколь радость и удовольствие мое увеличились, когда я нашел тут лавку, подобную почти во всем такой, какую видел я в Пруссии и в которой продавалось великое множество всякого рода книг в переплете и без переплета. Я спросил каталог и как мне его подали, то спешил отыскать в нем и потом пересматривать все экономическое...».

Первым, кто правильно понял, что путь к разрешению кризиса в русском книгоиздательском деле и книготорговле XVIII в. лежит через разгосударствление его форм и внедрение в них капиталистических, частнопредпринимательских начал, был Ломоносов М.В.М.В. Ломоносов. В молодости он, наравне с другими мелкими служащими Академии, получал жалованье книгами и вынужден был заботиться об их продаже «пропитания ради». Это позволило ему хорошо узнать нужды и недостатки книжной торговли. Став советником Академии, М.В. Ломоносов пытался влиять и на деятельность академической Книжной палаты. По его инициативе впервые в России начался выпуск многотомных капитальных изданий по подписке, доступных из-за рассрочки и для небогатого покупателя (1751). В числе первых подписных изданий были сочинения М.В. Ломоносова, Тредиаковский В.К.В.К. Тредиаковского, Сумароков А.П.А.Л. Сумарокова.

М.В. Ломоносов первый подал мысль о реорганизации русской книжной торговли на капиталистических началах. Еще в 1757 г. в общем проекте реорганизации Академии наук он предложил Книжную палату упразднить, а торговлю академическими изданиями отдать "на откуп" частным торговцам, предоставляя им торговую скидку. В 1763 г. М.В. Ломоносов вновь направил в Сенат предложение - академическую книжную торговлю передать купцам. «Будут книги расходиться удобнее... всякий купец, сняв несколько сот экземпляров по указанной цене, всячески будет стараться товар свой с рук сбыть скорее, довольствуясь прибылью станет рассылать и развозить по городам, где у него есть торг или корреспонденты». В 1764 г. Ломоносов М.В.М.В. Ломоносов предложил все государственное книгоиздательство и книжную торговлю выделить в особую «Директорию», предоставив ей большие права. Его предложения не получили поддержки у правительства Екатерины II, занятого не вопросами просвещения, а заботой о сохранении и укреплении самодержавного помещичьего строя. Но ход развития тогдашнего книжного дела объективно оказался именно таким, каким предсказал его великий ученый.

© Центр дистанционного образования МГУП