Московский государственный университет печати

Виноградова Л.А.


         

История книжного дела в России (988-1917)

Учебное пособие


Виноградова Л.А.
История книжного дела в России (988-1917)
Начало
Печатный оригинал
Об электронном издании
Оглавление
•  

ПРЕДИСЛОВИЕ

•  

Лекция 1. ВОЗНИКНОВЕНИЕ И РАЗВИТИЕ СЛАВЯНО-РУССКОЙ ПИСЬМЕННОСТИ И КНИГИ

•  

Лекция 2. ПРОИЗВОДСТВО И ПОТРЕБЛЕНИЕ ДРЕВНЕРУССКИХ РУКОПИСНЫХ КНИГ

•  

Лекция 3. НАЧАЛО КНИГОПЕЧАТАНИЯ В РУССКОМ ГОСУДАРСТВЕ. ПЕРВОПЕЧАТНИК ИВАН ФЕДОРОВ

•  

Лекция 4. РУССКИЕ РУКОПИСНЫЕ И ПЕЧАТНЫЕ КНИГИ В XVII в.

•  

Лекция 5. ПРЕОБРАЗОВАНИЯ В КНИЖНОМ ДЕЛЕ РОССИИ В ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ И СЕРЕДИНЕ ХVIII в.

•  

Лекция 6. РАЗВИТИЕ ЧАСТНОПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСКОГО КНИГОИЗДАТЕЛЬСТВА И КНИЖНОЙ ТОРГОВЛИ В РОССИИ В КОНЦЕ XVIII - ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XIX В.

•  

Лекция 7. КНИГОИЗДАТЕЛЬСТВО И КНИЖНАЯ ТОРГОВЛЯ В РОССИИ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XIX В.

•  

Лекция 8. КРУПНЕЙШИЕ РУССКИЕ КНИГОИЗДАТЕЛЬСКИЕ И КНИГОТОРГОВЫЕ ФИРМЫ

•  

Лекция 9. КНИЖНОЕ ДЕЛО РОССИИ В ПРЕДРЕВОЛЮЦИОННУЮ ЭПОХУ

Указатели
266  именной указатель
17  указатель издательств

Лекция 6. РАЗВИТИЕ ЧАСТНОПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСКОГО КНИГОИЗДАТЕЛЬСТВА И КНИЖНОЙ ТОРГОВЛИ В РОССИИ В КОНЦЕ XVIII - ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XIX В.

В царствование Екатерина IIЕкатерины II российская самодержавно-крепостническая империя переживает наивысший подъем своего развития.

Растет численность населения: в 1762 г. на основной территории (Великороссии и в Сибири) ревизией было учтено 19,2 млн. душ обоего пола; в 1796 г. - на той же территории 29 млн. и на вновь присоединенных землях 7 млн., т.е. 36 млн. душ обоего пола. Наблюдается рост городов (с 336 в 1725 г. до 634 к началу XIX в., т.е. почти в два раза), развитие ремесел, промышленности, отрыв от земледелия значительного числа крестьян, превращение ряда сел в промышленные центры.

Основными потребителями книг этого периода были дворяне-помещики, военные, чиновники; авторами книг выступали, как правило, дворяне. Жестокий крепостнический гнет, полное бесправие народных масс, бюрократизм чиновников, мракобесие церковников - таковы особенности этого времени. Однако в тот же период массовым покупателем становится также мещанин-ремесленник, торговец, мелкий чиновник.

Рост промыслов, развитие торговли стимулировали частнокапиталистическую инициативу, в том числе и в книжном деле, казенное книгоиздательство (государственные, церковные, академические типографии) и книжная торговля в середине XVIII в. показали себя неспособными удовлетворить быстро расширяющийся спрос населения на печатную продукцию. В 1769 г. Академия наук даже постановила: поскольку она занята учеными делами, и следить за продажей книг не может, книги продавать с аукциона «за какую бы цену не пошли».

Отсутствие правильно налаженной системы торговых скидок, накладных расходов приводило к явлению, которое мы бы теперь назвали спекуляцией: в Москве, например, петербургские книги продавались с надбавкой в 25-50 процентов. По позднейшему сообщению Новиков Н.И.Н.И. Новикова, «напечатанная в Санктпетербурге книга через трое или четверо рук дойдет, например, в Малую Россию и если в Санктпетербурге стоила 1 рубль, то приходит туда в три рубля».

Общественная инициатива, независимая от казенных порядков, начинает проявляться в издательском деле России в 1760-е годы. Возникают научные общества, издававшие книги по определенным вопросам, связанным с их деятельностью. В 1765 г. возникло «Вольное экономическое общество», цель которого состояла в том, чтобы поднять и улучшить сельское хозяйство, приходившее в упадок в связи с надвигающимся кризисом крепостного хозяйства. Оно издавало свои «Труды» - первый в России экономический и сельскохозяйственный журнал. В 1768 г. основано было «Собрание, старающееся о переводе иностранных книг», имевшее целью познакомить русского читателя с произведениями передовых мыслителей своего времени.

Важнейшую роль в развитии книгоиздания сыграл указ «О вольных типографиях», опубликованный в начале 1783 г. Указ разрешал частным лицам свободно заводить типографии, для чего достаточно было разрешения местной «управы благочиния», т.е. полиции.

Указ способствовал расширению издательского дела и развитию в нем капиталистических начал, им воспользовались и люди свободомыслящие, рассматривавшие книгу, книжное дело как средство для пропаганды прогрессивных идей.

Будучи вынужденным допустить частную инициативу в книжном деле, царское правительство, однако, относилось к этому с большим опасением. В 1772 г. Сенат, отвечая на прошение Шнор И.К.И.К. Шнора об аренде им типографии, отметил: «Чрез сие размножение не столько от издания полезных книг выгода, сколько от тайного печатания запрещенных последовать может вреда». Царская полиция зорко следила за продукцией «вольных типографий».

Пользуясь слабостью отечественного капитала, на русский книжный рынок проникают экономически более мощные и опытные иностранные предприниматели. В 1771 г. в Петербурге была открыта первая в стране частная типография Гартунг И.И. Гартунга, в 1776 г. - Вейтбрехт И.Я.И. Вейтбрехта. Первым иностранцем, начавшим стационарную торговлю в России, причем не только зарубежными, но и русскими изданиями, был И.Я. Вейтбрехт, открывший книжную лавку в Петербурге в 1768 г.

К концу XVIII в. определяются целые группы общественности, стремящиеся наладить печатание и распространение книг сообразно своим взглядам и идеям. Среди них мы видим «вольтерьянцев», людей, настроенных демократически, разбуженных громом Великой французской революции. «Вольтерьянец» Рахманинов И.Г.И.Г. Рахманинов в своем имении в селе Казинке пытался печатать вольнодумные сочинения и поплатился за это разорением и ссылкой. Его младший современник Радищев А.Н.А.Н. Радищев , пользуясь правом, предоставленным указом 1783 г., напечатал свое знаменитое «Путешествие из Петербурга в Москву» и приступил к его распространению, но также был остановлен властями и отправился в заключение и ссылку.

Влиятельной общественной группой в условиях того времени были масоны («франк-масоны»), в числе которых были многие знаменитые и талантливые люди и которые привлекали к себе действенной проповедью самоусовершенствования и равенства. В ряды масонов входил Н.И. Новиков, известнейший русский просветитель, журналист, издатель и организатор книжной торговли, за свою действительно необыкновенную активность и предприимчивость также получивший от царицы одно - крепостьСм.: Западов А.В. Новиков. 2-е изд. М., 1984. (ЖЗЛ)..

Тем не менее «вольность» частного книгопечатания преодолела все препоны, и в 1802 г. в журнале «Вестник Европы» молодой тогда историк и общественный деятель Карамзин Н.М.Н.М. Карамзин отметил относительное обилие частных типографий и книжных лавок в России, на фоне подъема экономической и культурной жизни тягу к грамотности, просвещению, книге.

В 1807 г. правительство распорядилось открыть во всех губернских городах казенные типографии. По данным Сопиков В.С.В.С. Сопикова, в Петербурге в 1813 г. было 18 типографий (в том числе 8 частных), в Москве - 8, в провинции - 39.

В начале XIX в. начинается печатание книг (главным образом, религиозных) на языках национальных меньшинств. В 1825 г. в России было выпущено 583 наименования книг, выходило более 70 газет и журналов. Расширяется соответственно и продажа книг. В Петербурге, где в 1792 г. было только 4 книжные лавки, в 1810 г. уже, судя по газетной рекламе, насчитывалось 244 места, где продавались книги, в том числе 45 книжных лавок частных, 5 - «казенных», а также 126 лиц, продававших книги по объявлениям у себя на дому.

Тяга к знаниям распространялась повсеместно. Карамзин Н.М.Н.М. Карамзин рассказывал о мастеровых-пирожниках: «пятеро складываются и берут московские газеты или книги, хотя четверо неграмотны, а пятый разбирает буквы и они слушают». Даже сельские дворянки, по уверению Карамзина, теперь «на Макарьевской ярмарке запасаются не только чепцами, но и книгами».

Правда, основная масса читателей была еще далека от чтения классической или научной литературы. Сопиков В.С.В.С. Сопиков жаловался: «Нельзя не заметить почти общего крайнего равнодушия наших русских читателей даже к превосходным и единственным в своем роде творениям... из коих многие, продаваясь по самой дешевой цене в течение 20, 30, 40 и даже 50 лет, не были раскуплены и, к удивлению, после проданы были пудами на оберточную бумагу, а некоторые не проданы еще и доныне. Напротив того, "Сонники", "Оракулы", "Чародеи", "Хиромантии"... и прочие имеют удивительный расход». И все же спрос на книгу в целом увеличивается, понемногу растут тиражи.

Первое издание «Истории государства Российского» Карамзин Н.М.Н.М. Карамзина, выпущенное в 1816 г. тиражом 3 тыс. экземпляров, было распродано в один день. Тиражи 5-10 тыс. перестали быть редкостью. Совершенствуется техника печатания.

Развивается государственное книжное дело, во-первых, при вновь открываемых университетах, затем при губернских правлениях и обществах, совершенствуется традиционное книгоиздательство Академии наук. Они не дерзают в своих изданиях перейти границы верноподданничества и казенного патриотизма, однако создается развитое общественное мнение, которое проявляет себя в многочисленных газетах, альманахах, журналах, книжных изданиях. Расширяется библиотечное дело. Кроме появления новых крупных библиотек богатых дворян-меценатов (Мусин-Пушкин А.И.А.И. Мусина-Пушкина, Румянцев Н.П.Н.П. Румянцева, Толстой Ф.А.Ф.А. Толстого, Шереметьев Н.П.Н.П. Шереметьева и др.), для этого периода характерно открытие и быстрое пополнение таких книгохранилищ, как библиотеки университетов (Петербургского, Казанского, Киевского, Дерптского, Харьковского), военных и технических учебных заведений, народных училищ. Нашествие неприятеля в 1812 г. привело к гибели многих крупных и ценных книжных собраний, однако, они вскоре были пополнены, в основном благодаря пожертвованиям общественности.

Исключительную роль сыграло открытие в 1814 г. в Петербурге Публичной библиотеки, подготовка к которому велась 20 лет, и которое справедливо рассматривалось как крупнейшее событие для развития русской культуры. В Публичной библиотеке в период ее формирования работали такие виднейшие деятели отечественного книжного дела как, А.Н. Оленин, Крылов И.А.И.А. Крылов, Сопиков В.С.В.С. Сопиков, Анастасевич В.Г.В.Г. Анастасевич, Кеппен Ф.П.Ф.П. Кеппен; в ней были разработаны первые в нашей стране системы классификации книжных изданий, принципы каталогизации и библиографического описания. Главным явлением для российского книгоиздательства и книжной торговли начала XIX в. надо назвать, однако, развитие крупных частнопредпринимательских фирм, опирающихся иногда на иностранный капитал, часто носящих семейный, наследственный характер. Их деятельность, соблюдая формы просветительства, патриотических устремлений, в целом носит ярко выраженный коммерческий характер.

Плюшары (отец и сын)Отец и сын Плюшары, выходцы из Швейцарии, основали типографии в Петербурге и Москве. В 1835-1841 гг. они предприняли выпуск первого в России «Энциклопедического лексикона» (словаря), предприятие, которое высоко оценил Пушкин А.С.А.С. Пушкин. На «Лексикон» подписалось 6 тыс. подписчиков, число, по тем временам, огромное. Однако отсутствие опыта подготовки подобных изданий привело к тому, что словарь оказался растянут, переполнен маловажными сведениями и прекратился на семнадцатом томе (буква Д).

Владелец словолитни Семен А. (Р.)Август (Рене) Семен изготовлял шрифты по образцам Дидо; он арендовал государственные типографии, в которых выпускал произведения А.С. Пушкина, В.А. Жуковского, А.С. Грибоедова.

Глазуновы (братья)Братья Глазуновы имели типографии и книжные лавки в Москве и Петербурге. За 50 лет (1800-1849) они выпустили 289 наименований книг, в том числе многотомные издания: «Памятник законов» (1805) в 15 томах, «Военная библиотека» (1835) в 8 томах, «Собрание образцовых русских сочинений» (1821-1824) в 12 томах под редакцией В.А. Жуковского и А.Ф. Воейкова. Глазуновы впервые издали «Героя нашего времени» М.Ю. Лермонтова и собрание сочинений поэта.

Глазуновым была присуща коммерческая хватка и предприимчивость. Они хорошо знали спрос, предвидели запросы завтрашнего дня, большое значение придавали рекламе. В 1808 г. они скупили в ликвидируемой книжной лавке Академии наук по 4 рубля 5 копеек за пуд веса не находившие спроса издания по механике, технике, истории, ценные переводные и отечественные труды. Глазуновы организовали широкую рекламу в печати, стали проводить выставки-продажи и вскоре реализовали все с большой выгодой. Оборотный капитал Глазуновых только в Москве оценивался в 1812 г. в сумме 11 тыс. рублей, а стоимость их имущества - лавок, складов, типографий - превышала 95 тыс. рублей. Не обладавшие такой торговой сметкой и изворотливостью издатели-меценаты, в конце концов, свои тиражи за бесценок отдавали Глазуновым. Любопытен каталог книг («Роспись»), продающихся у Глазуновых, который насчитывает 2602 названия, а между страниц там вставлены чистые листы, чтобы можно было сделать заказ.

Бывший крепостной Селивановский С.И.Семен Иоанникиевич Селивановский (1772-1835), организатор крупнейшей в России типографии и словолитни, прославился образцовыми шрифтами и типографским оформлением книг. Он участвовал в первом издании «Слова о полку Игореве» (1800), издал «Историю государства Российского» Н.М. Карамзина (1815) и заплатил автору гонорар 6 тыс. рублей - стоимость целого имения.

Плавильщиков В.А.Василий Алексеевич Плавильщиков (1768-1823), взявший в аренду театральную типографию в Петербурге, издавал книги о театре, пьесы, альманахи, которые продавал в своей лавке. Лавку Плавильщикова, таким образом, можно считать первым специализированным книготорговым предприятием в нашей стране. Особую известность получила его общедоступная платная библиотека, насчитывавшая 7 тыс. томов.

Петербургский книготорговец и издатель альманахов Сленин И. В.Иван Васильевич Сленин (1789-1836), которому, по преданию, посвящено знаменитое стихотворение Пушкина «Разговор книгопродавца с поэтом», превратил свое предприятие в литературный клуб. Поэт Измайлов восклицал: «О, лавка дорогая! В нее как ни войдешь, всегда словесников найдешь!».

Находился в дружеских отношениях со многими писателями и поэтами и петербургский книготорговец Лисенков И.Т.Иван Тимофеевич Лисенков (ок. 1810-1881). Он оказывал им помощь, способствовал изданию их произведений.

Сопиков В.С.Василий Степанович Сопиков (1765-1818), талантливый самоучка, происходивший из купеческой семьи, в молодости служил сидельцем в книжных лавках преемников Новикова. Разбогатев, в 1788 г. открыл в Петербурге собственную книжную торговлю, библиотеку, читальный зал, стал издавать книги.

Впервые в русской книжной торговле в лавке Сопикова книги предварительно изучались, велись подробные каталоги. Перейдя в 1803 г. на работу в Петербургскую Публичную библиотеку, В.С. Сопиков предпринял труд огромного значения - составление полного каталога книг, когда-либо напечатанных в России. В основу его он положил заметки, которые делал на протяжении 20 лет книготорговой деятельности. В 1813 г. его труд под заглавием «Опыт российской библиографии» начал выходить в свет.

Были и среди провинциальных книготорговцев люди, стремившиеся придать делу просветительский характер - в Одессе Клочков Н.А.Н.А. Клочков организовал в 1830 г. при своей лавке библиотеку-читальню, в Воронеже Кашкин Д.А.Д.А. Кашкин, друг замечательного народного поэта Кольцов А.В.А.В. Кольцова, оказывал поддержку литераторам и учащимся.

Общее же состояние книжного рынка России первых десятилетий XIX в. отчасти характеризует в своих воспоминаниях книготорговец Овсянников Н.Г.Н. Овсянников: «Развитие книжной торговли... вообще шло тихо и по недостатку разнообразия книг и по недостатку на них покупателей: одна только мода иметь в аристократических и богатых домах библиотеки исключительно поддерживала торговлю. Зажиточное купечество ничего не читало, среднее сословие читало мало, а аристократия читала исключительно иностранные книги»Материалы для истории русской книжной торговли. СПб., 1879. С. V. .

Крупнейшим историческим событием первой половины XIX в., определившим весь дальнейший ход политической и культурной жизни России, было восстание декабристов в 1825 г. В стране шли непрерывные крестьянские восстания, нарастал социально-экономический кризис. Правительство Николай IНиколая I усилило репрессивную политику, в том числе цензурный гнет. Министр просвещения - реакционер Шишков А.С.А.С. Шишков - предупреждал царя: «Французская революция подготовлена была и произошла от слабого смотрения правительства за свободою книгопечатания». В 1826 г. был введен новый цензурный устав, за свою жестокость прозванный «чугунным».

Усиливая «запретительные» меры, царское правительство пыталось создать свою собственную, верноподданническую «охранительную» литературу. В лице Булгарин Ф.В.Ф.В. Булгарина, Греч Н.И.Н.И. Греча, издававших газету «Северная пчела», а также Сенковский О.И.О.И. Сенковского («Барон Брамбеус») оно нашло верных защитников своих интересов.

Против «охранительных» порядков вели самоотверженную борьбу демократические журналы: «Современник», издававшийся в 1836-1837 гг. Пушкин А.С.А.С. Пушкиным, а с 1846 г. - Некрасов Н.А.Н.А. Некрасовым и Панаев И.И.И.И. Панаевым; «Отечественные записки», издателем которых был журналист Краевский А.А.А.А. Краевский, а редактором (1840-1846) - Белинский В.Г.В.Г. Белинский. По выражению Герцен А.И.А.И. Герцена, эти журналы были «властителями дум» молодежи.

В 30-х годах XIX в. в России насчитывалось более 100 частных книжных лавок, так как к этому времени и академические и университетские лавки также перешли в руки частных владельцев. Подавляющее большинство их носило старозаветный, патриархальный характер. Никакой расстановки, порядка, библиографической обработки не признавалось. Господствовали самые недобросовестные приемы торговли: обман некомпетентных покупателей, скупка редких книг по домам за бесценок и перепродажа их по баснословным ценам.

Во второй четверти XIX в. предпринимаются попытки реформ книгоиздательства и книжной торговли в духе капиталистического хозяйствования, связанные с именем А.Ф. Смирдина.

Смирдин А.Ф.Александр Филиппович Смирдин (1794-1857) с тринадцати лет работал продавцом в московских книжных лавках. Грамоте его учил дьячок, он сам приобрел большие знания путем систематического и упорного чтения. С 1817 г. он служил приказчиком у Плавильщиков В.А.В.А. Плавильщикова в Петербурге, а затем стал его наследником.

А.Ф. Смирдин выдвинулся в ряды виднейших издателей Петербурга. Крупное состояние позволило ему не считаться с затратами. «Живой капитал есть душа литературы», - не раз провозглашал А.Ф. Смирдин. Общительный характер, предприимчивость, относительно широкий кругозор привлекали к нему многих писателей, поэтов, ученых, общественных деятелей. А.С. Пушкин, В.А. Жуковский, И.А. Крылов пытались влиять на А.Ф. Смирдина, направляя его издательскую деятельность в демократическую, просветительскую сторону.

Смирдин принялся за создание нового ассортимента книг, который состоял бы из лучших произведений русской литературы. «У меня есть желание издать полные собрания сочинений всех писателей», - признавался он друзьям. Смирдиным было выпущено в свет более 70 собраний сочинений русских писателей.

В поисках массового покупателя он обратился к социальной группе, на которую до тех пор почти не обращали внимания русские издатели и книготорговцы. В эту группу входили интеллигенты-разночинцы, выходцы из разных сословий - купечества, мещанства, духовенства, крестьянства, а также из чиновничества и дворянства. Уже в начале XIX в. они были активной, хотя и небогатой частью покупателей книжных лавок.

До Смирдин А.Ф.А.Ф. Смирдина литературный труд считался не профессией, а забавой, прихотью, делом досуга богатых людей. В XIX в. происходит демократизация литературы: писателями становятся обедневшие дворяне, разночинцы, выходцы из низших классов общества. Смирдин А.Ф.А.Ф. Смирдин ввел постоянную выплату гонорара, чтобы писатель мог посвятить себя целиком литературному труду. «Не продается вдохновенье, но можно рукопись продать!» - как раз в эти годы воскликнул поэт.

Однако здесь речь идет именно о продаже рукописи для издания, а не о торговле уже напечатанной книгой. Отделение книгоиздательства от книжной торговли в нашей стране фактически не состоялось вплоть до Октябрьской революции. Каждый самый мелкий книготорговец стремился издать хотя бы одну-две доходные книжки. Каждый крупный владелец типографии заводил собственные лавки или книжные склады. Не произошло разделения этих понятий и в общественном сознании, термин «издатель» воспринимался как синоним слова «книгопродавец». Поэтому в отношении, первой половины XIX в. предпринимателей книжного дела правильнее было бы называть «книгопродавец-издатель». Это и есть то самое правило: «Торговец во главе производства», которое считается одним из главных условий развитой капиталистической мануфактуры эпохи первоначального накопления.

Если еще в конце XVIII в. в бумажных мануфактурах, словолитнях, печатнях использовался подневольный труд, цена на книги устанавливалась произвольно, изданий предпринимались в убыток, за счет прибавочной стоимости, создаваемой трудом крепостных крестьян, то к середине XIX в. капиталистические начала мануфактурного производства в русском книгоиздании уже преобладают.

В 1831 г. Смирдин перенес свою книжную лавку и библиотеку на Невский проспект. «Русские книги в богатых переплетах стоят горделиво за стеклом в шкафах красного дерева и важные приказчики, руководствуя покупающих своими библиографическими сведениями, удовлетворяют потребность каждого с необыкновенной скоростью», - писала газета «Северная пчела». В мрачных условиях николаевской России он был своеобразным литературным клубом, одним из немногих общедоступных мест для встреч и обмена мнениями.

Историческую оценку деятельности Смирдин А.Ф.А.Ф. Смирдина еще при его жизни дал Белинский В.Г.В.Г. Белинский, с некоторым оттенком иронии назвавший современную ему литературную эпоху «смирдинским периодом русской словесности», подразумевая, очевидно, те нововведения А.Ф. Смирдина, особенно в части систематической выплаты гонорара, которые способствовали профессионализации писательского труда. К этому В.Г. Белинский добавил: «Нельзя создать деньгами таланта...».

Правда, отбором для выпуска книг в издании А.Ф. Смирдина и редактированием его журналов руководили представители «охранительного» направления русской литературы, люди достаточно беспринципные, часто буквально грабившие своего издателя. Однако в «Северной Пчеле» и других газетах и журналах они делали ему шумную рекламу, помещали о нем хвалебные статьи.

В 40-50 годах в России разразился сильнейший кризис, связанный с упадком экономической системы помещичье-крепостнического хозяйства. Жестокий гнет николаевского режима, усиление бессмысленной цензуры и жандармских преследований, «мрачный век книгоненавиденья», - все это принесло гибель и смирдинскому либеральному книжному делу. Число покупателей резко сократилось, тем более, что А.Ф. Смирдин сделал ставку на покупателя-разночинца, а время господства, разночинцев в культурной жизни России еще не наступило. Он пытался хозяйствовать капиталистическими методами, а хватки капиталиста все же не имел. Попытка совместить капиталистические принципы в книжном деле с задачами просветительскими, демократическими не удалось.

© Центр дистанционного образования МГУП