Московский государственный университет печати

Антонова С.Г., Соловьев В.И., Ямчук К.Т.


         

Редактирование. Общий курс

Учебник для вузов


Антонова С.Г., Соловьев В.И., Ямчук К.Т.
Редактирование. Общий курс
Начало
Печатный оригинал
Об электронном издании
Оглавление

ВВЕДЕНИЕ

1.

Глава 1. Зарождение редактирования

1.1.

Природа редактирования и его проявления в дописьменный период

1.2.

Редактирование на раннеписьменном этапе

1.3.

Развитие редактирования в период летописания и становления древнерусской литературы

1.4.

Признаки редакторской правки рукописных книг

1.5.

Развитие редактирования в первопечатнокнижный период

Выводы

2.

Глава 2. Редакторские начала в издательской деятельности России ХVII века

2.1.

Общая характеристика книгоиздания

2.2.

Организационные аспекты подготовки изданий

2.3.

Редакторская подготовка изданий

Выводы

3.

Глава 3. Развитие редактирования в издательской практике России первой половины XVIII века

3.1.

Общая характеристика книгоиздания

3.2.

Редакционно-издательская деятельность Петра I

3.3.

Вклад в развитие редактирования сподвижников Петра I

3.4.

Вклад в развитие редактирования А.Д. Кантемира, В.К. Тредиаковского, М.В. Ломоносова

Выводы

4.

Глава 4. Редактирование в книгоиздании России второй половины XVIII века

4.1.

Общая характеристика книгоиздания

4.2.

Редакторская подготовка изданий

4.3.

Редакционно-издательская деятельность Н.И. Новикова

Выводы

5.

Глава 5. Редакторская деятельность в издательском деле первой трети ХIХ века

5.1.

Общая характеристика книгоиздания

5.2.

Редакторские аспекты подготовки альманахов

5.3.

Редакторские аспекты подготовки журналов

5.4.

Редакторская подготовка книжных изданий

5.5.

А.С. Пушкин - редактор

Выводы

6.

Глава 6. Формирование принципов редактирования в издательской практике 40-50-х годов ХIХ века

6.1.

Общая характеристика книгоиздания

6.2.

Редакторская деятельность в периодических изданиях

6.3.

Вклад В.Г. Белинского в теорию редактирования

6.4.

Н.А. Некрасов - редактор

6.5.

Русская бесцензурная печать А.И. Герцена за границей

Выводы

7.

Глава 7. Развитие редактирования в издательской практике России 60-70-х годов XIX века

7.1.

Общая характеристика книгоиздания

7.2.

Редакторская подготовка книжных изданий

7.3.

Редакторская подготовка журнальных изданий

7.4.

М.Е. Салтыков-Щедрин - редактор

7.5.

Издательская деятельность Н.Г. Чернышевского

7.6.

Просветительская деятельность Д.И. Писарева

Выводы

8.

Глава 8. Развитие редактирования в издательском деле России 80-90-х годов ХIХ века

8.1.

Общая характеристика книгоиздания

8.2.

В.Г. Короленко - редактор

8.3.

Редакторский опыт А.П. Чехова

Выводы

9.

Глава 9. Особенности развития редакторской школы в начале XX века (1900-1917)

9.1.

Общая характеристика книгоиздания

9.2.

Усиление роли редактора в редакционно-издательском процессе

9.3.

Редакторская подготовка сатирических журналов

9.4.

Редакторская подготовка книжных изданий

9.5.

Редактор и литературный процесс

9.6.

Формирование критериев оценки литературно-художественных произведений

Выводы

10.

Глава 10. Редакторский опыт в советский период

10.1.

Общая характеристика книгоиздания

10.2.

Опыт редакционно-издательской деятельности М. Горького, В.Я. Брюсова, А.А. Блока

10.3.

Формирование принципов редактирования в советское время

10.4.

Редакторская подготовка изданий произведений отдельных видов литературы

10.4.1.

Редактирование научной и научно-популярной литературы (С.И. Вавилов, А.Е. Ферсман, В.А. Обручев)

10.4.2.

Редактирование детской литературы (С.Я. Маршак)

10.4.3.

Редактирование художественной литературы

Выводы

11.

Глава 11. Редакторская деятельность в современных условиях

11.1.

Содержание работы редактора

11.2.

Функции и задачи редактора. Его личностные качества

Выводы

Указатели
1137  именной указатель
794  предметный указатель
93  указатель издательств

10.
Глава 10. Редакторский опыт в советский период

10.1.
Общая характеристика книгоиздания

Октябрь 1917 года знаменовал собой и начало долгосрочной тенденции централизации и регламентации Издательское делоиздательского дела в стране, когда редакционно-издательский процесс во всем многообразии функций и задач ставился под контроль государства. Уже в январе 1918 года был создан Революционный трибунал печати, который имел право налагать на издателей штрафные санкции, вплоть до конфискации типографий (только за указанный год в Москве было закрыто по политическим мотивам 150 газет).

Первым шагом к созданию новой централизованной издательской системы был декрет правительства о «Государственное издательство» (Госиздат)Государственном издательстве, от 29 декабря 1917 года, в соответствии с которым издательства при Наркоматах и учреждениях выступали как органы государственной власти. Вторым - положение о «Государственном издательстве», утвержденное ВЦИК 20 мая 1919 года. На Госиздат возлагались функции контроля за другими издательствами (тематическое планирование, финансирование) и др., распределение заказов на типографские работы и лимитов на бумагу, предоставлялось право ограничивать наркоматы и ведомства в части выпуска специальной литературы.

В дальнейшем Госиздат превращается в мощную государственную книгоиздательскую систему, объединявшую более 50 местных отделений. В 20-е годы она выпускала до 60-70% всей печатной продукции. С переходом к нэпу, с введением в конце 1921 года платности произведений печати и заменой принципа распределения принципом свободной торговли, функционировало и возникло вновь много новых издательств, в том числе кооперативных, акционерных, частных. В 1923 году их количество составляло 30% общего числа издательств, а в 1924 году - 39%. Удельный вес их издательской продукции в общем ее объеме был невелик - примерно 7%. Однако в выпуске художественной литературы она составляла треть всего ассортимента. Государство сохраняло за собой монопольное право в книгоиздательском деле. Так, еще в декабре 1921 года Наркомпрос, которому подчинялся Госиздат, принимает «План хозяйственной организации Госиздата», в котором эта структура рассматривается в статусе главного управления по делам печати.

Еще одним этапом формирования советской издательской системы было образование в 1924 году Центральное издательство народов СССР (Центроиздат)Центрального издательства народов СССР (Центроиздат), которое сыграло определенную роль в становлении и развитии национальных издательств. Издательство выпускало литературу на 50 языках народов и народностей страны, на 12 языках -газеты и журналы, наглядные пособия для национальных школ. Издательство представляло собой также методический центр планирования и подготовки кадров редакционно-издательских работников, что способствовало развитию такой специализации, так редактор-переводчик, редактор, работающий над переводами с языка оригинала.

В начале становления советской книгоиздательской системы наиболее заметной и значимой становится организационно-творческая функция издательских и редакционных работников, что объясняется прежде всего теми сложнейшими проблемами, которые им приходилось решать - борьба с неграмотностью, новый читатель, разработка организационно-экономических принципов деятельности и т.д. Показательна, например, в этом отношении, работа в качестве одного из первых руководителей Госиздата Шмидт О.Ю.О.Ю. Шмидта. Еще руководя Главком профессионально-технических школ и высших учебных заведений Наркомпроса, он обращает внимание на практику издания научной литературы и учебников для вузов. По его предложению редколлегия «Государственное издательство» (Госиздат)Госиздата решает создать единую Научную коллегию для устранения дублирования и параллелизма при редактировании и выпуске произведений научной, учебной, производственно-технической литературы.

О.Ю. Шмидт, по сути дела, предпринял первую попытку теоретически и практически обосновать экономические основы советского книгоиздательства. Он, например, не считал, что Госиздат должен быть непременно монополистом, поскольку и частные, и кооперативные издательства могут и должны выполнять часть общекультурных задач. Отстаивая развитие издательской сети, О.Ю. Шмидт утверждал, что монополизм, в отсутствие конкуренции, не выгоден государству и экономически. Заслуживают внимания и его мысли об объединении издательств и типографий в едином предприятии, что помогло бы снять многие производственные вопросы книгоиздания.

Глава «Государственное издательство» (Госиздат)Госиздата не оставлял вне поля зрения и такой вопрос, как вооруженность труда редактора (особенно библиографическими и справочными пособиями и материалами). По свидетельствам работающих с ним, он просил заведующих редакциями составлять и вести справочные картотеки на издаваемые произведения русских классиков. В таких картотеках следовало бы отражать существующие данные об изданиях автора, планируемые работы в соответствии с подготовкой разных видов изданий, этапы редакционно-издательской подготовки.

За рациональное использование более гибких организационных издательских форм (при доминирующей централизации издательского дела) выступал и первый руководитель Госиздата Воровский В.В.В.В. Воровский. Он также считал целесообразным сотрудничество с кооперативными, ведомственными и частными издательствами. Однако в дальнейшем развитие советской книгоиздательской системы все в большей степени подчинялось авторитарным решениям, принимаемым иногда отнюдь не с точки зрения интересов дела, а по конъюнктурным политическим соображениям. Отсюда - многочисленные реорганизационные ситуации, не всегда продуманные перестройки, использование метода проб и ошибок, о чем свидетельствует отечественная история книгоиздания советского периода.

Все это не могло не сказаться и на чисто творческой стороне редакторской деятельности - на формировании методологической базы редактирования, подходов и методов анализа и редакторской оценки и выборе для нее установочных ориентиров.

Редакторский опыт в советский период в полной мере вобрал в себя и достижения, и просчеты, которые характерны для этой области деятельности, отражающей прежде всего специфику социально-общественного развития. В соответствующей для себя форме он, в известной мере, повторял те изгибы и повороты, острые, порой драматические противоречия исторического пути, по которому двигалась страна, и поэтому очень трудно поддается какой-либо одномерной оценке. В разные конкретно-исторические отрезки времени редактирование приобретало лишь свойственные данному периоду черты, позже утрачивая или обогащая их. Однако все это происходило под растущим и ужесточающимся контролем государства, не только осуществляющим политику в области литературы и искусства, но и постепенно формирующим жесткую идеологическую парадигму, рамки которой ограничивали литературное дело и сам литературный процесс.

С точки зрения государственной политики в сфере книгоиздания в первые годы Советской власти важными показателями, влияющими на редакционно-издательскую деятельность, стали: поставленные государством задачи приобщения нового массового читателя (рабочего и крестьянина) к образованию, воспитание у него потребности в книге, в печатном слове, привлечение его через это слово к источникам духовной и материальной культуры и формирование определенного мировоззрения. Указанные общественные установки служили основными ориентирами в деятельности издательств в 20-е годы. В результате наибольшее распространение в этот период получает так называемая Массовая книгамассовая книга, выходившая миллионными тиражами, которая отличается ярко выраженной пропагандистской направленностью. Она стала специфическим типом издания и охватывала, по сути дела, все виды литературы.

Это в основном были брошюры объемом, не превышающим 16-32 страницы, хотя постепенно намечается тенденция к замене их традиционной книгой. Следует отметить, что опыт создания такого рода изданий не знал аналогичных ситуаций в прошлом и поэтому был сопряжен с определенными трудностями, которые определялись организационной и экономической сторонами редакционно-издательского процесса.

Характерна в этом отношении программа, предложенная на конференции, которая состоялась в феврале 1925 года и касалась вопросов создания и распространения книг для самого массового читателя - крестьянина. Для улучшения распространения такой книги программа предлагала отказаться от практики использования частных контрагентов (поскольку книги часто «застревали» в губернских и уездных городах); установить непосредственные связи торговых аппаратов издательств с избами-читальнями, школами, кооперативными организациями; улучшить пропаганду книги и т.д. В программе стоял вопрос об удешевлении книги до 4 коп. за печатный лист в первом полугодии и до 3 коп. - во втором.

Помимо создания оптимальной организационно-экономической среды для эффективного воздействия массовой книги конкретные требования предъявляются и к тем ее функциональным элементам, которые учитывает редактор, работая над преобразованием авторского оригинала в издательский. Так, отмечалось, в частности, что в книге для массового читателя, только-только преодолевшего неграмотность, «шрифт должен быть четким, крупным, не менее цицеро. Корпус, а тем более боргез и петит допустимы только в редких случаях... Ширина набора должна быть в 6,5 квадратов (около 10 см). Соответственно высота набора должна быть 8 квадратов (около 14,5 см)... Размер книги нормально должен быть в 1 лист, максимально 2-2,5 листа... Она должна быть снабжена иллюстрациями... Желательно снабжать книги художественными красочными обложками, преимущественно иллюстративными или плакатными».

Получают свою оценку лингво-стилистические и композиционные средства. Так рекомендуется пользоваться языком, близким к разговорному, «но недопустимо подделываться под простонародный». «В случае... употребления иностранных слов, научных терминов и новых понятий, смысл их должен быть ясен из контекста или специально разъяснен в тексте. Следует избегать дробей, по возможности округляя цифры. Недопустимо сокращение слов, даже самых обычных, т.к. они требуют привычки. Желательны короткие фразы, разделенные точками. Для облегчения усвоения прочитанного рекомендуется чаще разбивать текст на абзацы и главы с заголовками, подзаголовками и лозунгами... Не следует злоупотреблять формою сказок и побасенок в деловых серьезных вопросах»ЦГАНХ, ф. 478, оп. 5, д. 3500, л. 22, 25..

По мере ликвидации неграмотности (в 1920 году процент грамотных в возрасте 9-49 лет составлял 44,1, в 1926 - 56,6, в 1939 году - 87,4) и роста уровня профессионального образования в значительной мере меняются и редакционно-издательские задачи. Постепенно теряет свое значение ориентировка на полуграмотного читателя, на первый план выдвигается разработка адекватных видов и типов изданий. Начало этого процесса наблюдается уже в 20-е годы. Так если в 1920 году брошюры составляли 55,9% всей книжной продукции, то в 1921 году -47,4%Пакуль Н.М. Книга. Харьков, 1923. С. 114.. В дальнейшем потребность в видотипологическом разнообразии издательского репертуара значительно увеличивается.

Особенно заметной эта проблема становится в области издания нехудожественной литературы. В постановлении ЦК ВКП (б) от 28 декабря 1928 года «Об обслуживании книгой массового читателя» указывается на необходимость увеличения выпуска массовой производственной литературы, способствующей повышению уровня технических знаний рабочих и крестьян. Этой цели призваны были служить производственные пособия, учебники и справочники. Более широкой профессиональной постановкой вопроса отличалось постановление ЦК ВКП (б) от 15 августа 1931 года «Об издательской работе». В нем было сформулировано положение о соответствии типа книги, ее содержания и языка целевому назначению, уровню и потребностям различных групп читателей, которым она призвана была служить. Данное положение ставило перед редактором задачи предъявления адекватных требований к произведениям литературы, обоснования связи целевого назначения и качества различных компонентов произведения. Редактор получает управляющие функции по отношению к труду автора. Причем сам он действует не столько исходя из собственных знаний, сколько опираясь на решения, постановления, указы государственных и партийных органов.

Появилась проблема «новый читатель -постоянно обогащающийся производственный материал - автор». Дело в том, что многие авторы-специалисты далеко не всегда могли писать так, чтобы их понимали читатели - рабочие или крестьяне. С другой стороны, неспециалисты-популяризаторы часто прибегали к слишком упрощенному изложению специфического производственного материала, снижая его научную и практическую ценность. Поэтому, как писал журнал «Красная печать», издательства «ставят себе цель создать не только новую книгу, но и нового автора»Красная печать, 1927. № 9. С. 77..

Эта работа растянулась на долгое время, и постепенно сформировался корпус редакторов и авторские активы различных издательств. За годы Советской власти накоплен огромный опыт подготовки и выпуска в свет классиков мировой и отечественной литературы и искусства, научного, учебного, справочно-энциклопедического книгоиздания.

С 1918 по 1986 годы в стране было выпущено свыше 381 тыс. изданий художественной литературы (включая детскую) общим тиражом более 21 млрд экз., 335,8 тыс. изданий по естественным наукам тиражом 7,3 млрд экз.; 142, 3 тыс. изданий детской литературы тиражом 12,5 млрд экз. Только за 1940-1986 годы выпуск в стране учебной литературы составил 359 тыс. изданий тиражом 13,3 млрд экз. Были созданы основы национального книгоиздания народов, входящих в состав СССР. За 1928-1986 годы было выпущено 3,4 млн изданий общим тиражом 62 млрд экз. на языках народов страны.

Значительный размах получила Система издательствсистема издательств. Основными тенденциями ее развития были укрупнение книгоиздательских предприятий и их специализация. В 1986 году в стране насчитывалось более 225 издательств и значительное количество издающих организаций. Сложилась и довольно четкая иерархическая структура книгоиздательской сети. Она охватывала все звенья книгоиздания, включая универсальные и специализированные на определенной тематике выпуска книгоиздательские предприятия разной подчиненности.

Так, верхний уровень книгоиздательской системы представляли Издательства центральныецентральные книгоиздательства, подчиненные или непосредственно Госкомиздату СССР («Высшая школа»«Высшая школа», «Мысль»«Мысль», «Советская энциклопедия»«Советская энциклопедия», «Экономика»«Экономика», «Машиностроение»«Машиностроение», «Медицина»«Медицина», «Недра»«Недра» и др.), или общественным организациям и ведомствам. Например, «Правда»«Правда» - издательство ЦК КПСС, «Известия»«Известия» - Президиума Верховного Совета СССР, «Наука»«Наука» - Академии наук СССР, «Воениздат»«Воениздат» - Министерства обороны СССР, «Советский писатель»«Советский писатель» - Союза писателей СССР, Издательство ЦК ДОСААФиздательство ЦК ДОСААФ и т.д.

Второй уровень составляли Издательства республиканскиереспубликанские издательства. Например, в РСФСР - «Детская литература»«Детская литература», «Просвещение»«Просвещение», «Современник»«Современник», «Россельхозиздат»«Россельхозиздат»; на Украине - «Веселка» («Paдуга»)«Веселка» («Paдуга»), «Каменяр» («Каменщик»)«Каменяр» («Каменщик»), «Здоровья» («Здоровье»)«Здоровья» («Здоровье»), «Карпаты»«Карпаты», в Белоруссии - «Полымя» («Пламя»)«Полымя» («Пламя»), «Юнацтва» («Юность»)«Юнацтва» («Юность») и др., в Казахстане - «Мектеп» («Школа»)«Мектеп» («Школа»), «Кайнар» («Родник»)«Кайнар» («Родник»), в Грузии - «Ганатлеба» («Просвещение»)«Ганатлеба» («Просвещение»), «Мецниереба» («Наука»)«Мецниереба» («Наука»), «Сабчота Аджара» («Советская Аджария»)«Сабчота Аджара» («Советская Аджария»), «Хеловнеба» («Искусство»)«Хеловнеба» («Искусство») и т.д.

В России существовали еще два уровня Книгоиздание: Системакнигоиздательской системы. Это - Издательства межобластныемежобластные и Издательства местныеместные издательства. Первые - были подведомственны Госкомиздату РСФСР и представлены, главным образом, универсальными издательствами, выпускающими издания массово-политической, научной, научно-популярной, учебной, справочной, производственной, художественной и детской литературы. К ним относились, в частности, Алтайское, Волго-Вятское, Восточно-Сибирское, Дальневосточное и другие книжные издательства.

Местные издательства подчинялись управлениям по делам издательств, полиграфии и книжной торговли Советов Министров автономных республик и соответствующим подразделениям в структурах местных органов власти (край- и облисполкомов Советов народных депутатов). Как правило, они также являлись универсальными книгоиздательскими предприятиями (например, Бурятское книжное издательствоБурятское, Дагестанское книжное издательствоДагестанское книжные издательства, «Ир» («Осетия»)«Ир» («Осетия»), «Карелия»«Карелия», Омское книжное издательствоОмское, Ростовское книжное издательствоРостовское издательства и т.д.).

Развитие достаточно жестко регулируемой государственной книгоиздательской системы потребовало централизованной подготовки специалистов редакционно-издательского профиля. В 1930 году на базе Высшего художественно-технического института был создан Московский полиграфический институт, который в дальнейшем превратился в крупный учебный и научный центр, готовящий соответствующие квалифицированные кадры для издательского дела, полиграфии и книжной торговли. В разное время в нем работали известные специалисты и ученые в этих областях Былинский К.И.К.И. Былинский, Гончаров А.Д.А.Д. Гончаров, Георгиевский В.Т.В.Т. Георгиевский, Истрин В.А.В.А. Истрин, Попрядухин П.А.П.А. Попрядухин, Пуськов В.В.В.В. Пуськов, Сидоров А.А.А.А. Сидоров, Синяков Н.И.Н.И. Синяков, Сикорский Н.М.Н.М. Сикорский и др.

Заметной тенденцией становится дифференциация Редакционно-издательская деятельностьредакционно-издательской деятельности прежде всего как реакция на специализацию различных отраслей книгоиздательского дела. Так, еще в 1923 году на базе издательского отдела ВСНХ было создано Государственное издательство технической литературы, которое обслуживало читателей различной квалификации, занятых в разных областях экономики. В этом же году в рамках специализации возникает трест «Транспечать»«Транспечать», позже - издательство «Связь»«Связь». В 1924 году принимается решение об издании Большой Советской Энциклопедии, для подготовки которой в 1925 году учреждается акционерное общество «Советская энциклопедия»«Советская энциклопедия», специализировавшееся на выпуске фундаментальных справочно-энциклопедический изданий.

В конце 30-х годов появляются такие отраслевые издательства, как «Энергоиздат»«Энергоиздат», «Металлургиздат»«Металлургиздат», «Химиздат»«Химиздат» и др. В 1933 году на базе соответствующих секторов Государственного издательства художественной литературы и издательства «Молодая гвардия»«Молодая гвардия» создается специальное издательство для выпуска детской литературы - «Детиздат»«Детиздат». В первые послевоенные годы возникает еще ряд новых издательств, в частности в 1945 году - «Госкультпросветиздат»«Госкультпросветиздат» и «Географиздат»«Географиздат», в 1950 году - «Знание»«Знание». В конце 50-х годов вновь происходит расширение книгоиздательской сети - в 1957 году возникают такие издательства, как «Советская Россия»«Советская Россия», «Детский мир»«Детский мир», ряд областных издательств, в 1958 году - Издательство восточной литературыИздательство восточной литературы, «Атомиздат»«Атомиздат», в 1959 году - «Высшая школа»«Высшая школа» и т.д.

Несмотря на принимаемые меры по централизации и концентрации книгоиздательского дела (например, в 1963 году вместо 239 издательств было создано 161 - укрупненное, а вместо 62 центральных - 44), и в дальнейшем заменен был процесс разукрупнения универсальных издательств и создания типизированных книгоиздательских предприятий, как в центре, так и в республиках. Например, в 1968 году возникают издательства «Планета»«Планета», «Изобразительное искусство»«Изобразительное искусство», в 1970 году - «Современник»«Современник», в 1974 году - «Русский язык»«Русский язык», «Плакат»«Плакат», в 1982 году - «Радуга»«Радуга».

Редакторская деятельность проявляется и имеет определенные характеристики в зависимости от конкретных условий политического, экономического и социального устройства, прогресса и культуры общества. В советское время была создана государственная издательская система, которая отличалась жестокой монополизацией и скоординированностью деятельности. Она включала по состоянию на 1988 год более 40 тысяч редакторов, не считая тех, кто состоял в многочисленных издающих организациях в ведомствах, учреждениях, вузах, в органах периодической печати и средств массовой информации. Как профессиональные работники они в основной своей массе сформировались в тех социально-политических условиях, в той общественно-нравственной атмосфере, которые были порождены командно-бюрократической системой и заидеологозированностью издательского дела.

В течение многих лет, начиная с первых шагов культурной революции, сложилось представление о редакторе как помощнике (и даже воспитателе) автора, работнике идеологической сферы, должностном лице, представляющем КПСС и обязанном контролировать авторский труд. Само понятие идейности при этом, как правило, ограничивалось узкими рамками догматического восприятия определенных положений.

Такое положение привело к тому, что Редактированиередактирование стало рассматриваться главным образом как работа, сводимая к правке литературного произведения. В профессиональных требованиях к редактору на первое место ставилась идеологическая бдительность. То, что основу редактирования должна составлять работа над текстом произведения, было зафиксировано в нормативных документах, действовавших в издательской практике.

Отдавая основное время работе над текстом, редактор не располагал возможностью всерьез заняться книгой в целом, формированием ее аппарата, решением организационно-управленческих и информационных задач. Планирование его работы, которое осуществлялось на основе учета количества отредактированных авторских листов, не стимулировало к этому. Выделение в нормах выработки основной части рабочего времени редактора на совершенствование авторского оригинала по существу ориентировало его на активное вмешательство в авторский текст, что нельзя считать правомерным, поскольку это противоречит природе творческого труда, не согласуется с пониманием произведения как его оригинального результата и ведет к нарушению авторского права.

Проблема совершенствования работы редактора и повышения его роли в редакционно-издательском процессе назрела настолько, что в период так называемой перестройки, в январе 1988 года, она стала предметом рассмотрения на коллегии Госкомиздата СССР. В результате было принято решение, направленное на радикальное изменение роли редактора во всей деятельности издательства. В целях повышения роли и ответственности Редакторредактора, расширения его прав и самостоятельности ставилась задача создания условий для превращения его в ключевую фигуру издательского процесса. На редактора возлагались функции «подлинного директора книги», ведущего ее от творческого замысла и поиска автора через редакционные и типографские этапы к читателю. Наиболее квалифицированным редакторам могло быть предоставлено право самостоятельной подписи подготовленных ими рукописей: «в набор», «в печать», «в свет». В издательствах предусматривались следующие категории редакторского состава: ведущий редактор издательства; старший редактор, редактор, редактор-стажер, младший редактор. Было определено, чтобы редактор участвовал в работе издательского редсовета и его секций, в составе редколлегий библиотек, серий, альманахов. Ему представлялось право быть титульным редактором при составлении сборников; он должен быть готовым к составлению предметных, именных и других указателей, предисловия, послесловия, комментариев.

Это постановление показало несостоятельность ситуации, при которой редактор является лишь исполнителем решений, принимаемых без его участия. Кроме того, оно раскрыло возможности редакторского труда и некоторые его направления. Нужно сказать, что уже в первые годы Советской власти постепенно накапливался уникальный редакторский опыт, который позднее был положен в основу разработки теории редактирования. В области подготовки и издания произведений художественной литературы примером тому может служить прежде всего редакционно-издательская деятельность Горький А.М.М. Горького, Брюсов В.Я.В.Я. Брюсова, Блок А.А.А.А. Блока. Остановимся на некоторых аспектах этой деятельности.

10.2.
Опыт редакционно-издательской деятельности М. Горького, В.Я. Брюсова, А.А. Блока

С именем Горький А.М.М. Горького связаны многие ценные издательские начинания. Уже в начале 1900-х годов он руководит «Знание»издательством «Знание». Горький объединил вокруг издательства лучшие литературные силы того времени. Большой популярностью пользовалась серия «Дешевая библиотека товарищества «Знание», серия«Дешевая библиотека товарищества «Знание» и другие серийные издания. В 1905-1906 годах при участии Горького выходит один из острых сатирических «Жупел», журналжурналов «Жупел». В 1912-13 годы М. Горький редактирует «Современник», альманахжурнал «Современник». В 1915 году, как уже говорилось, он организует «Парус»издательство «Парус» с широкой демократической программой книгоиздания, которая была призвана охватывать современные проблемы науки, философии, социально-политической жизни, этики и морали.

Горький занимался подбором авторов и разрабатывал концепцию многих будущих изданий. Стремясь обеспечить высокий уровень редакционно-издательской подготовки литературных произведений, он приглашает для редакторской деятельности Брюсов В.Я.В.Я. Брюсова и Бунин И.А.И.А. Бунина (последний, правда, ответил отказом). В «Парус»«Парусе», по сути дела, впервые разрабатываются принципы издания авторов, представлявших художественную культуру народов, которые входили в состав Российской империи. Для этого были созданы специальные редакционно-издательские национальные комитеты. Вышедшие в издательстве сборники армянской литературы (1916), латышской литературы (1916), финляндской литературы (1917) являли собой новый Типы изданийтип издания. Они заменили традиционно бытовавшие обычные собрания отдельных переводов книгой, созданной на иной концептуальной издательской основе. Главная идея сводилась к тому, чтобы дать читателю наиболее цельное и полное представление о национальной литературе. Особое внимание уделялось научно-справочному аппарату, в частности, вступительной статье, представляющей очерк об истории развития национальной литературы, и библиографическим спискам, отражающим общественную и культурную жизнь нации.

Забота о сохранении лучших литературных и редакционно-издательских традиций характерна и для издательской деятельности Горького в советский период. В 1918 году он становится во главе организованного им издательства «Всемирная литература»«Всемирная литература», цель которого познакомить читателя с образцами мировой литературной классики (здесь работают редакторами Брюсов В.Я.В.Я. Брюсов, Блок А.А.А.А. Блок, Чуковский К.И.К.И. Чуковский и др.). До своего отъезда за границу Горький А.М.Горький редактирует целый ряд журналов («Северное сияние», журнал«Северное сияние», «Наш журнал», журнал«Наш журнал», первый «толстый» литературно-общественный журнал «Красная новь», журнал«Красная новь» и др.).

Находясь за границей, он руководит выходящим в Берлине «Беседа», журналжурналом «Беседа» (1923-1925 годы). После возвращения из-за границы он входит в состав многих редакционно-издательских советов, выступает инициатором и редактором ряда коллективных и серийных изданий («История фабрик и заводов», серия«История фабрик и заводов», «Жизнь замечательных людей», серия«Жизнь замечательных людей», «Библиотека поэта», серия«Библиотека поэта», альманахи «Год шестнадцатый», альманах«Год шестнадцатый», «Год девятнадцатый», альманах«Год девятнадцатый» и др.).

Хрестоматийно-канонический ореол, который длительное время сопутствовал писателю, отнюдь не способствовал объективному исследованию ни его литературного творчества, ни драматических страниц его биографии, ни пониманию его как живой человеческой личности, подверженной иногда жестоким образом влиянию окружающего мира. Как не способствуют тому и нарочитые попытки непременного свержения его с возведенного пьедестала, откровенные поиски слабости и грехов, которые бы перевесили чашу добродетелей. Как редактор, Горький исповедывал те принципы и опирался на те традиции, которые формировались в процессе развития классической русской литературы и которые определяли взгляд на литературное произведение как на целостную художественную систему со сложным равновесным взаимодействием всех ее функциональных элементов.

Сам перенесший «болезни» литературного роста и становления, прошедший редакторскую школу Короленко В.Г.В.Г. Короленко, Горький А.М.Горький прекрасно знал цену каждому из слагаемых литературного мастерства. С этой точки зрения Горький-редактор действительно «создавал автора». Как полагают, им написано около 20000 писем, причем наибольшая их часть - начинающим писателям. Проблемы литературного мастерства Горький всегда рассматривает в контексте множественности и многозначности его критериев. Редактируя «Наши достижения», журналжурнал «Наши достижения» (1929-36 годы), Горький А.М.Горький, например, много сделал для развития одного из популярнейших жанров публицистики - Жанры литературы: Очеркочерка. Однако для него жанровые особенности - это не литературные каноны, это и ритм, и интонация, и манера повествования, и язык, и стиль - в единстве.

Еще находясь в Сорренто, он пишет одному из начинающих авторов: «Попробуйте написать небольшой очерк, пришлите мне. Но пишите не мудрствуя, а - просто, как будто Вы рассказываете человеку, который знает столько же, сколько Вы. Читатель наш, современный, - именно такой знающий человек. Рассказывайте так, чтоб читатель видел то, о чем вы говорите. Избегайте многословия»А.М. Горький и начинающие писатели // Встречи с прошлым. Сб. материалов ЦТГАЛИ. Вып. 2. 2-е изд. 1986. С. 207.. Ключевой принцип оценки для Горького - «чтоб читатель видел то, о чем Вы говорите». Не случайно А.В. Луначарский очень точно назвал Горького «художником показывающим». В замечаниях и советах писателя видится преемственность и литературной, и редакторской школы XIX века.

С 1930 года под редакцией М. Горький А.М.Горького начинает выходить «Литературная учеба», журналжурнал «Литературная учеба» (1930-1941). Для Горький А.М.Горького, редактора и наставника молодых авторов, характерно равное внимание ко всем элементам литературного произведения - от заголовка до детали описания простого факта. Один из литераторов, прошедший школу Горького, вспоминал: «Ветер от быстрого хода поезда, - написано у меня, - отдувал по сторонам травы, которые в то время были еще такими же, как при Гоголе - выше коня и всадника». Описание это относилось по времени к концу прошлого века. Горький по своим собственным наблюдениям знал, как выглядела в ту пору украинская степь, и он указал автору»: «Неверно»Бондарин С. Красный карандаш Горького // Редактор и книга. Сб. ст. М., 1963. Вып. 4. С. 198-199..

Однако более важно даже, чем тонкая филигранная работа над языком литературного произведения (а Горький А.М.Горький редактировал таких признанных мастеров, как Пришвин М.М.М. Пришвин, Тренев К.К. Тренев, Иванов В.В.Вс. Иванов, Федин К.А.К. Федин, Гладков Ф.В.Ф. Гладков, Панферов Ф.И.Ф. Панферов, Паустовский К.К. Паустовский), его умение видеть контекст реальной действительности, в котором это произведение родилось, глубоко понимать процесс отражения в нем творческой личности, определять меру ее духовного потенциала и возможности его реализации.

Проблема «личность и общество» - одна из центральных в развитии духовной культуры человечества. Затрагивая ее социально-психологический аспект, Горький А.М.Горький писал в 1918 году о том, что «нам в плоть и кровь привита привычка надеяться на помощь извне, от Николая Угодника, от хорошей погоды, либеральных чиновников..., сейчас - наш рядовой обыватель ожидает помощи тоже откуда-то со стороны. У нас всегда сколько угодно «ориентаций», нет только самой лучшей - ориентации на самого себя, на свои силы»Горький М. О гражданском воспитании // Вопросы литературы. 1990, апрель. С. 273.. Однако полностью избежать плена этих «ориентаций» не удалось и самому Горький А.М.Горькому. Это дало повод, в частности, русскому поэту и переводчику Ходасевич В.Ф.В.Ф. Ходасевичу, близко знавшему писателя, жестко написать о том, что Горький А.М.Горький из писателя и друга писателей превратился в надсмотрщика за ними.

Вместе с тем нельзя отрицать и того, что Горький А.М.Горький сохранил проницательную силу художника и аналитика, равно как и способность отстаивать те объективные критерии, которым соответствуют образцы подлинного искусства. Красноречивым примером тому может служить его оценка творчества такого своеобразного писателя, как Бабель И.Э.И. Бабель. Его «Конармия», увидевшая свет в 1926 году, действительно стала заметным явлением литературы первого послереволюционного десятилетия, но как и всякое нерядовое событие вызвала много противоречивых, порой противоположных суждений в печати и профессиональной литературной критике.

Резко отрицательное отношение к книге выказал, в частности, ряд штабных офицеров Первой Конной. И вот здесь показательна позиция М. Горького. Исследователи указывают на тот факт, что «Горький А.М.Горький взял Бабель И.Э.Бабеля под защиту, обратив внимание общественности прежде всего на талантливость писателя, сумевшего украсить буденовцев изнутри даже «лучше, правдивее, чем Гоголь запорожцев». Спор Горький А.М.Горького о «Конармии» имел принципиальное значение для развивающейся советской литературы. Интересно, что и позднее, в тридцатые годы, Горький отвечал оппонентам Бабеля однозначно: «Такие произведения, как «Конармия» нельзя судить «с высоты коня». Прошли годы, и время расставило необходимые акценты в полемике»Поварцов И. Бабель и его правда // Неделя. 1989. № 27. С. 20..

Проблема преемственности традиций редактирования нашла свое отражение и в редакционно-издательской деятельности Брюсов В.Я.В.Я. Брюсова. Как издатель и редактор (об этом говорилось в предыдущей главе) В.Я. Брюсов сформировался в дореволюционное время. Основные этапы его пути на этом профессиональном поприще - это руководство издательством «Скорпион»«Скорпион», редактирование журналов «Русский архив», журнал«Русский архив» (1899-1902 годы). «Весы», журнал«Весы» (1904-1912 годы), «Русская мысль», журнал«Русская мысль» (1910-1912 годы) сотрудничество в «Парус»издательстве «Парус».

Выработанные за эти годы принципиальные позиции издателя и редактора, методы и приемы трансформации литературного произведения в издания нашли свое выражение и в его редакционно-издательской практике советского периода - в редактировании журнала «Художественное слово», журнал«Художественное слово» (1920-1921 годы), в подготовке к изданию сочинений Пушкин А.С.А.С. Пушкина (Полн. собр. соч. Т. 1. Ч. 1. 1919), серии «Народная библиотека», серия«Народная библиотека» (1919), произведений Верхарн Э.Э. Верхарна (1923), По Э.Э. По (1924), в многочисленных статьях, записках, рецензиях, отражающих взгляды писателя на природу литературного творчества и его оценки.

В богатой и активной редакционно-издательской деятельности В.Я. Брюсова обычно выделяют три направления - собственно редакционно-издательское, стилистическое и текстологическое. Главное кредо, которое исповедывал он как редактор и издатель - это глубокое знание предмета литературной работы и привлечение максимального количества источников для его пополнения.

Характерный в этом отношении эпизод описывает в своих воспоминаниях Шершеневич В.Г.В.Г. Шершеневич: «В одной из своих теоретических книг («Футуризм без маски») я, защищая положение, что современные поэты не знают природы и не должны писать о ней, как раз указал на Брюсов В.Я.Брюсова, поэта очень точного и все же допустившего ошибку. Описывая реку, Брюсов написал: «Льнет рыба к свинцовому грузику», - между тем рыба на солнце играет и льнет к леске, к поплавку, но никак не к грузику, лежащему на дне. Года через два, дожидаясь Валерия Яковлевича... я увидел на столе подаренный мною томик «Футуризма». Я перелистал его. Против ряда абзацев были возражающие пометки, а против «грузика» было четко написано: «Бывает». Я не знал, что «бывает». Бывает, что и я, Брюсов, ошибаюсь? Мне не очень верилось, что Валерий Яковлевич признал свою ошибку, он этого не любил. Когда Брюсов вернулся домой, я спросил его о значении пометки. Он ответил:

- Спрашивал рыбаков. Говорят, если вода неглубока, то рыба играет и с грузиком.

- А вы сами это видели, Валерий Яковлевич?

- Если писать только о том, что видишь сам, тогда не надо ни читать, ни говорить с людьми»В.Я. Брюсов глазами современника // Встречи с прошлым. Сб. матер. ЦТГЛИ. Вып. 2. 2-е изд. М., 1986. С. 146-147..

Высокой компетентности как одному из основных требований в редакционно-издательской работе Брюсов В.Я.В.Я. Брюсов следовал, в частности, при подготовке и редактировании «Поэзия Армении с древнейших времен до наших дней», сборниксборника «Поэзия Армении с древнейших времен до наших дней», изданного Московским Армянским комитетом в 1916 году. Известен первоначальный отказ Брюсов В.Я.Брюсова Комитету именно в силу того, что представлялось невозможным редактировать книгу, относящуюся к той области знания, которая была ему малоизвестна. Позже он соглашается редактировать сборник лишь при условии, что ему помогут изучить армянский язык и историю армянского народа. В дальнейшем Брюсов изучает огромное количество источников, освещающих историю этой страны на русском, французском, немецком, английском, латинском и итальянском языках, едет в Ереван и Тифлис, где получает возможность непосредственного общения с представителями науки, литературы и искусства.

Принцип высокой компетентности реализуется редактором Брюсов В.Я.Брюсовым и в самом подборе авторов переводов. Для него важно, чтобы увидел свет не ремесленно обработанный подстрочник, а подлинное произведение армянской поэзии, освещенное настоящим поэтическим даром проникновения в глубины человеческой души. Не случайно в числе поэтов-переводчиков антологии мы встречаем целое созвездие поэтических имен - Блок А.А.А. Блока, Бальмонт К.Д.К. Бальмонта, Бунин И.А.И. Бунина, Иванов Вяч.И.Вяч. Иванова, Сологуб Ф.К.Ф. Сологуба, Ходасевич В.В. Ходасевича.

Брюсов - издатель, чрезвычайно внимательно относящийся к выбору средств реализации авторского произведения в издании. Для него работа в этом направлении начинается с разработки концепции (плана) издания, системы размещения материала, структуры и содержания научно-справочного аппарата (комментарии, примечания, указатели и т.д.). Например, уже в одном из первых изданий, подготовленных Брюсовым - «Письма Пушкина и к Пушкину»«Письма Пушкина и к Пушкину», выпущенных «Скорпион»издательством «Скорпион» в 1903 году, примечания к ранее не публиковавшимся официальным документам содержали подробное описание подлинника - вид бумаги, характеристику способа печати, сведения о пометках и приписках, расхождении факсимиле с подлинником, об учреждениях, в которых хранится документ, шифре, названиях авторитетных ранних изданий, где он был опубликован, и другие. Весьма требователен Брюсов к эстетике издания - к выбору шрифта, бумаги, подбору иллюстраций, к композиционным средствам.

Работа Брюсов В.Я.В.Я. Брюсова над лексико-стилистическими средствами носит печать той глубокой идейно-художественной и духовной эволюции, которая сопутствовала ему как мастеру и теоретику литературы. В процессе его творческого развития шла смена приоритетов в оценке стилистических достоинств литературного произведения - от мелодичной ритмики и внутренней музыкальности текста к конкретности и ясности поэтической мысли, той простоте выражения, которая и является признаком наивысшего мастерства.

Ценным источником изучения редакторского наследия Брюсова могут служить Издательские рецензии: Внутренниевнутренние издательские рецензии, написанные им в период работы в Госиздате в 1919-1920 годах. Другой источник - многочисленные работы, которые присылали ему молодые авторы с его пометками и замечаниями. Вот некоторые из тех, которые дают представление о характере оценок Брюсова. Так, сравнение росы со слезами он справедливо классифицирует как литературный штамп, на риторический вопрос автора: «Быть может на другой планете мы горим теперь двумя свечами на одном алтаре?», Брюсов иронически отвечает вопросом же: «А есть ли на других планетах свечи и алтари?», в выражениях «останешься в вышине» и «неужели же» дважды подчеркивает близко стоящие согласные и т.д.Дашкевич НА., Хомутова Е.В. Валерий Яковлевич Брюсов - редактор // Книга. Исследования и материалы. Сб. 27. М., 1973. С. 86..

Как редактор-текстолог наиболее ярко, по мнению исследователей редакторского наследия Брюсов В.Я.В.Я. Брюсова, он проявил себя, работая над Полное собрание сочинений А.С. Пушкинаполным собранием сочинений А.С. Пушкина, издание которого было предпринято Литературно-издательский отдел НаркомпросаЛитературно-издательским отделом Наркомпроса в 1918 году. Брюсов отдал изучению творчества великого поэта 25 лет своей жизни, и к тому времени опубликовал о нем свыше 80 работ. Специальная комиссия совместно с Брюсовым разработала подробный план будущего издания, охватив такие вопросы, как его состав, критическая проверка текстов, историко-литературный комментарий для крупных произведений, свод важнейших вариантов ко всем произведениям, критико-биографический очерк жизни Пушкина, определение грамматических норм издания, расположение произведений и т.д.

Вместе с тем это издание не имело четкого Читательский адресчитательского адреса. Оно предназначалось и специалистам, и малоподготовленному читателю. Поскольку множество черновых набросков и замечаний Пушкина (которые в таком виде и опубликованы в предшествующих изданиях) Брюсов счел «непонятными иероглифами» для читателя-неспециалиста, он предпринял попытку «дописать» их, воссоздать их «полными стихами и полными строфами». Это «досоздание» пушкинских текстов вызвало резко отрицательную реакцию таких известных текстологов, как Томашевский Б.Б. Томашевский, Жирмунский В.В. Жирмунский, Бонди С.С. Бонди и др.

Можно по-разному относиться к неудаче Брюсов В.Я.В.Я. Брюсова, но, скорей всего, причины ее - в конкретно-исторической обстановке того времени, известной растерянности издателей перед новой читательской аудиторией, в отсутствии четких представлений о структуре ее запросов. Позже это понял и Брюсов, сказав о данном издании Пушкина, что «... оно желало быть одновременно и научным, и популярным, и через то не стало ни тем, ни другим»Дашкевич НА., Хомутова Е.В. Валерий Яковлевич Брюсов - редактор // Книга. Исследования и материалы. Сб. 27. М., 1973. С. 89..

Суть, однако, не в отдельных, вполне объяснимых и неизбежных неудачах, а в наследовании лучших традиций редакторского искусства многими представителями нового поколения редакторов и издателей. Этому способствовала и редакционно-издательская деятельность Блок А.А.А.А. Блока.

Поэт непродолжительное время выступал в качестве редактора периодических изданий. До революции он возглавляет отдел поэзии в журнале, который издавал самобытный русский театральный режиссер Мейерхольд В.Э.В.Э. Мейерхольд, - «Любовь к трем апельсинам», журнал«Любовь к трем апельсинам» (1914-1916). После революции он в 1918 году является главным редактором периодического издания «Репертуар» - органа репертуарной секции при театральном отделе Наркомпроса. Однако под его редакцией выходит лишь один номер, поскольку Блок А.А.А.А Блок убедился в том, что ему не дадут возможности воплотить в жизнь его издательские замыслы. В основном его редакторская деятельность связана с подготовкой и выпуском отдельных изданий или собраний сочинений мастеров литературы. В истории редактирования А.А. Блок занял свое место главным образом как редактор оригинальных поэтических произведений и редактор переводов.

В дооктябрьский период наиболее значительная его редакторская работа - подготовка к изданию сочинений Григорьев А.А.А. Григорьева в Издательство Некрасова К.Ф.издательстве Некрасов К.Ф.К.Ф. Некрасова. Книга вышла в 1916 году под названием «Стихотворения Аполлона Григорьева. Собрал и примечаниями снабдил Блок А.А.Александр Блок». Блоку принадлежит замысел этого издания в целом, конкретные разработки состава и композиционного решения сборника, его научно-справочного аппарата и художественного оформления. В полной мере при этом проявилось умение Блока-редактора при помощи редакционно-издательских средств воссоздавать для читателя индивидуальный образ автора, бережно относясь к его творческой воле.

Блок А.А.Блок включил в книгу 6 частей. Первые две повторяли в композиционном отношении сборник «Стихотворения Аполлона Григорьева», вышедший при жизни автора в 1846 году. Редактор позволил себе переместить «рассказ в стихах «Олимпий Радий» в раздел «Поэмы», где были собраны произведения аналогичного жанра, поскольку сам термин «поэма» у А. Григорьева нигде не встречался. Остальные 4 части полностью составлены самим Блок А.А.Блоком, который проделал огромную работу, разыскивая и атрибутируя журнальные публикации поэта. Столь же тщательно Блок работал и над научно-справочным аппаратом: отбором вариантов, сверкой текстов, примечаниями и т.д.

Однако важен сам по себе даже не факт такой работы, выполненной на высоком профессиональном уровне, а именно стремление редактора раскрыть перед читателем полнокровный образ поэта, творчество которого к тому времени было незаслуженно забыто. В одном из писем к своему другу - поэту, переводчику, мемуаристу Пяст В.А.В.А. Пясту (Пестовскому) Блок писал: «...мой Григорьев подвигается, напечатано 10 листов (а всего будет до 35-ти!). Это - не только сложные корректуры, но еще и держание в душе всей книги (то есть всей жизни его) и влияние на издателей. Пока выходит чисто»«Я лучший доли не искал ...» (Судьба А. Блока в письмах, дневниках, воспоминаниях). М., 1988. С. 397..

Концептуальный подход к замыслу издания и реализации в нем литературного произведения остается ведущим для Блок А.А.Блока и в постреволюционный период, когда он возглавляет сектор немецкой литературы, входит в состав гетевской и поэтической коллегий издательства «Всемирная литература»«Всемирная литература», работает над однотомником лермонтовских стихотворений в издательстве Гржебин З.И.З.И. Гржебина.

Редактируя переводы Гете И.В.Гете и Гейне Г.Гейне, Блок как бы вслушивается в звучание авторского оригинала и затем стремится передать его поэтическую суть в естественном звучании русской речи. Он не допускает никакого «угла отклонения» от подлинника, ему чужды его «переосмысливания», «перевыражения», «осовременивания» со стороны переводчика.

Разрабатывая Издание: План изданияплан издания произведений Г. Гейне, Блок А.А.Блок останавливается на типе Собрание сочинений избранноеизбранного собрания сочинений, который, по его мнению, позволяет представить поэта новому читателю лучшими творениями великого мастера и передать неповторимость его поэтической манеры. Хотя в начале XX века в России вышло 4 собрания сочинений Гейне, Блок считал, что русский язык еще почти его не знает. Поэтому главный смысл его помет на полях переводов - необходимость глубокого знания творчества Гейне, сохранение стихотворного размера и ритма, снятие русифицированного налета при переводе немецкой лексики (с редакцией А. Блока вышли два тома Г. Гейне - 5-й (1919) и 6-й (1922) - уже после смерти поэта).

Блок А.А.А.А. Блок был первым, кто после революции подготовил и издал Лермонтов М.Ю.М.Ю. Лермонтова («Избранные сочинения в одном томе» М.Ю. Лермонтова«Избранные сочинения в одном томе» / Редакция, вступительная статья и примечания Александра Блока. - Берлин-Пг.: Издательство З.И. Гржебина, 1921). Учитывая Читательский адресчитательский адрес, А.А Блок поставил задачу открыть поэта широкой, но мало подготовленной аудитории. Этой задаче он подчинил и редакционно-издательские средства.

Его комментарии и примечания минимальны. Он ограничивается необходимой библиографической информацией, не включает материал, содержащий полемические суждения литературоведов и текстологов, и, наоборот, насыщает примечания множеством биографических фактов. В своей совокупности иногда они полнее, чем в научных изданиях. Цель очевидна - показать читателю живого Лермонтова - ироничного, а иногда саркастичного, нравственного максималиста, отважного и беззащитного, рисовальщика и мистификатора.

Замыслом создать образ земного Лермонтова, доступного и понятного простому человеку, продиктован и выбор иллюстративных средств, в частности, карандашного наброска портрета поэта, выполненного Пален Д.Д. Паленом, где он выгладит, по словам Чуковский К.И.К.И. Чуковского «очень русским», простым офицером в измятой походной фуражке. К.И. Чуковский вспоминал: «Блок сидел рядом со мной и перелистывал Гржебинское издание «Лермонтова», вышедшее в свет под его, Блока, редакцией. «Не правда ли, такой Лермонтов, только такой, - спросил он, указывая на портрет, приложенный к изданию. - Другие портреты - вздор, только этот...»Чуковский Корней. Дневники // Новый мир. 1990. № 8. С. 136..

Редакторская деятельность крупнейших мастеров слова, воспитанных предшествующей эпохой, не только сохраняла преемственность идейно-эстетических и литературно-художественных традиций подлинной культуры, но и цементировала ее ценностные основы, которые устояли вопреки разрушительным попыткам «переосмысления» всего прошло опыта.

10.3.
Формирование принципов редактирования в советское время

Формирование принципов редактирования в советский период - процесс неоднозначный. Его основные этапы вполне соответствуют тем конкретно-историческим периодам в жизни общества, которые структурно выделяют на основе действия целого ряда факторов. В 20-е годы на практике редактирования несомненно сказываются «бунтарские» течения в самом литературном процессе. По воспоминаниям Шаламов В.Т.В.Т. Шаламова «... двадцатые годы - это время литературных сражений, поэтических битв... Имажинисты, комфуты, ничевоки, крестьянские поэты; «Кузница», Леф, «Перевал», РАПП, конструктивисты, оригиналисты-фразари и прочие, им же имя легион...»Шаламов Варлам. Двадцатые годы // Юность. 1987. № 11. С. 37..

Наиболее заметным литературным течением был имажинизм. Исповедывавшие его литераторы (Есенин С.А.С.А. Есенин, Ивнев Р.Р. Ивнев, Мариенгоф А.Б.А.Б. Мариенгоф, Шершеневич В.Г.В.Г. Шершеневич и другие) имели свое издательство «Имажинисты»«Имажинисты», выпускали одноименные сборники и «Гостиница для путешествующих в прекрасном», журналжурнал «Гостиница для путешествующих в прекрасном» (1922-1924 годы). Имажинисты привнесли в палитру редакторских оценок литературного произведения естественную образность русской речи, пристальное внимание к предметной детали, изобразительной подробности, тропам, системе мелодической и ритмической организации текста, с одной стороны, и чисто формалистические подходы - с другой.

Широкое использование образных литературных средств позволяло талантливым представителям этого направления часто достигать прекрасного выразительного эффекта в художественной характеристике человека и окружающей его действительности. Вот, например, как «видел» С.А. Есенин С.А.Есенина его соратник по литературному цеху Мариенгоф А.Б.А.Б. Мариенгоф:

Есенин с навыком степного пастуха

Пасет столетья звонкой хворостиной...Савин О. Имажинист // Вопросы литературы. 1989. № 12. С. 274.

Однако уже в 20-е годы (в контексте острых дискуссий) постепенно начинает складываться система жесткой регламентации издательского дела. В июне 1922 года было образовано Главное управление по делам литературы и издательств (Главлит), а на местах губ- и обллиты, то есть органы цензуры. Постепенно начинает формироваться идеологический догмат, провозглашается примат политических целей и задач государства не только в материальной, но и духовной сфере. Характерно в этом отношении совещание «О политике партии в художественной литературе», которое было проведено Отделом печати ЦК РКП (б) в мае 1924 года. Как справедливо отмечают историки литературы, по существу, дискуссия сводилась к тому, «каким быть искусству после революции: сохранять ли ему свою специфику в познании мира или подчиняться политике, отождествиться с нею в видении мира и способах его интерпретации»Белая Г. «О политике партии в художественной литературы» // Вопросы литературы. 1990. Март. С. 154..

С точки зрения общего подхода к Редактирование: Оценка произведенияредакторской оценке литературного произведения, вопрос сводился к тому, что считать основным - его художественные достоинства, прежде всего, как предмета искусства, или его идейность, понимаемую как реализацию автором политической линии государства. Хотя на данном совещании вторая точка зрения пока не получила общей поддержки, в дальнейшем именно она стала доминантной. Идея служения художника обществу вульгаризаторски трансформировалась в понятие «социального заказа». При этом само слово «заказ» воспринималось в грубо утилитарном, практически буквальном смысле при полном игнорировании очевидной истинности того, что этот заказ дается «не сухим и рассудочным путем, в виде приказа извне, а органически присутствует в творческом «я» писателя, выражается из его подсознательных глубин»Цит. по ст. Белая Г. Угрожающая реальность // Вопросы литературы. 1990. Апрель. С. 17..

Требования к литературному произведению, канонизированные затем ортодоксальными представителями редакторского корпуса, окончательно были сформулированы и приняты (в Уставе Союза советских писателей) на 1-м Всесоюзном съезде писателей в 1934 году. Основным методом советской литературы на съезде был провозглашен метод социалистического реализма. Уже само указание на то, что этот метод «основной», придавало ему как бы дисциплинарную обязательность. Что касается его сути, то он требовал от художника правдивого, исторически конкретного изображения действительности в ее революционном развитии в сочетании с задачами идейной переделки и воспитания трудящихся в духе социализма. Наряду с этим, он провозглашал обеспечение художнику полной творческой инициативы, выбора разнообразных форм, стилей и жанров.

Следует отметить, что уставные требования к художнику уже сами по себе входят в противоречие со свободой творчества. Кроме того, их жесткая формулировка провоцировала в ряде случаев примитивно-абсолютистское понимание общенаучных подходов, принципов и методов в оценке продуктов творческого процесса. Так, исторический метод, принцип историзма, историзма мышления, данный в виде предписаний «сверху» и подразумевающий анализ лишь одной составляющей развития общества - революционной, часто приводил к обедненным, а в конечном счете не объективным и не научным оценочным ориентирам.

Вместе с тем, по точному выражению писателя Можаев Б.Б. Можаева, историзм мышления необходим и автору, и редактору, так как «для того, чтобы описывать, оценивать, анализировать и даже предвосхищать события, прежде всего нужно знать, видеть и понимать объективно существовавшую и существующую картину развития общества и страны»Литературная газета, 1988. 2 ноября.. Непременным условием для этого является право автора и редактора, как соучастника творческого процесса, на собственное (а не по указке) осмысление жизни.

Идейно-эстетический и мировоззренческий монополизм, облеченный в форму непреложных постулатов, норм, правил, который господствовал в духовной сфере, отрицательно сказался на подготовке и выпуске не только художественной, но и других видов литературы, отражающих живое развитие человеческой мысли. В частности, в книгоиздательском репертуаре не находили места издания, посвященные целым научным школам и направлениям в области естественнонаучного знания, философии, социологии, экономики. В результате в массиве изданий сложился целый поток так называемой конъюнктурной литературы.

Глубокие оценки этого явления принадлежат известному советскому литературоведу и писателю Гинзбург Л.Я.Лидии Яковлевне Гинзбург. «Конъюнктурное искусство, - писала она, - ближе всего к классицизму - есть такое ходовое утверждение. Совершенно неверное. Классицизм (особенно XVIII века) - структура воспитательная, дидактическая, с заданными оценками и заранее известными выводами. Все так. Но притом классицизм обладал философскими предпосылками и выражал с блистательной точностью соответствующее общее сознание. Оды, которые восхваляли, не выражая мировоззрения, считались низкопробными шинельными стихами.

Эту же литературу создают люди, прошедшие опыт XIX века (оставим в стороне неграмотных и просто взыскующих легкого заработка). Невозможно полностью устранить воздействие этого опыта на психику. Разрыв между психикой и продукцией усугублен тем, что чтение русских классиков не возбраняется, даже поощряется. Конъюнктурная литература - уникальный социальный факт, изолированная система, включаясь в которую сразу начинают играть по ее правилам.

Помню свои разговоры с молодыми литераторами 30-х годов. Меня поражало, что они в своем роде честны, хотя думают и пишут разные вещи. Это был двоемирие, и другой мир литературы обладал для них своими, заведомо другими не только эстетическими, но и социальными закономерностями»Маршак С. Письма // Вопросы литературы. 1966. № 9. С. 104..

Эти суждения направлены, прежде всего, против упрощенного подхода к оценке прошлого духовного опыта, требующего (как никакой другой) тщательного анализа на разных уровнях и социальных срезах.

Конъюнктурная литература как социальное явление советской эпохи является лишь одной, хотя и достаточно характерной чертой книгоиздания того периода, - она не может определять его в целом.

10.4.
Редакторская подготовка изданий произведений отдельных видов литературы

10.4.1.
Редактирование научной и научно-популярной литературы (С.И. Вавилов, А.Е. Ферсман, В.А. Обручев)

В результате типизации книгоиздательского дела сформировался высококвалификационный, многопрофильный в своей деятельности редакторский корпус, специализированный на выпуске изданий широкого тематического спектра. Особое значение для этого имела редакционно-издательская и литературная деятельность крупнейших ученых (Вавилов С.И.С.И. и Вавилов Н.И.Н.И. Вавиловы, Ферсман А.Е.А.Е. Ферсман, Обручев В.А.В.А. Обручев, Вернадский В.И.В.И. Вернадский и др.), продолживших и творчески развивших лучшие отечественные традиции научного и научно-популярного книгоиздания, во многом определяющего принципы и методы подготовки изданий нехудожественной литературы.

Редакционно-издательская деятельность выдающегося ученого физика, с 1945 года президента АН СССР Вавилов С.И.С.И. Вавилова удивительно многогранна. С.И. Вавилов практически всю жизнь плодотворно сочетал научно-исследовательскую работу ученого с творческой работой писателя, редактора, рецензента. Им лично написаны многие оригинальные научные работы, получившие мировое признание, и более 150 ярких по своей изобразительной силе научно-популярных книг и статей (в том числе «Солнечный свет и жизнь Земли», «Глаз и Солнце» и ряд других). Он был редактором или членом редколлегий целого ряда научных журналов («Успехи физических наук», научный журнал«Успехи физических наук», «Журнал экспериментальной и теоретической физики», научный журнал«Журнал экспериментальной и теоретической физики», «Вестник Академии наук СССР», научный журнал«Вестник Академии наук СССР»), с 1945 года являлся председателем редакционно-издательского Совета АН СССР, а с 1949 года - Редактор: Главныйглавным редактором 11-го издания  Большая советская энциклопедияБольшой советской энциклопедии.

В течение 18 лет, начиная с 1933 года, он руководил Комиссией АН СССР по изданию научно-популярной литературы и серии «Итоги и проблемы современной науки». Значительным явлением в издательской жизни страны стали концептуально разработанные Вавилов С.И.С.И. Вавиловым и осуществленные под его руководством новые Серия научно-популярнаянаучно-популярные серии - «Классики науки», серия«Классики науки», «Мемуары», серия«Мемуары», «Литературные памятники», серия«Литературные памятники», «Биографии», серия«Биографии», «Массовая серия», серия«Массовая серия». Большое место в его редакционно-издательской деятельности занимала работа в научно-популярных периодических изданиях. На протяжении 17 лет (с 1933 по 1950 год) он был председателем редакционной коллегии журнала «Природа», журнал«Природа», входил в состав редколлегий таких популярных журналов, как «Наука и жизнь», журнал«Наука и жизнь» и «Знание-сила», журнал«Знание-сила». С.И. Вавилову принадлежит инициатива создания Общество «Знание»Всесоюзного общества по распространению политических и научных знаний (с 1963 года - общество «Знание»), первым председателем которого он являлся более 3 лет. За это время одноименным издательством общества был налажен выпуск научно-популярных книг и брошюр около 2,5 тыс. названий.

В редакционно-издательской практике Вавилов С.И.С.И. Вавилова нашла воплощение глубоко осмысленная им стройная система принципов и методов подготовки научного издания - от замысла и проекта до оценки каждого из его системных элементов (текстовой и не текстовой материал, научно-справочный аппарат, полиграфическое исполнение и т.д.). Особое внимание он уделял критерию научности, воспринимаемому как мерило истинности научного знания. В архивах редакций, в которых научным редактором выступал С.И. Вавилов, сохранились авторские оригиналы, свидетельствующие о неуклонном следовании им этому критерию.

Вот, например, правка, сделанная С.И. Вавиловым в текстовом материале, посвященном проблемам атомной физики. У автора было написано следующее: «...химические изотопы совершенно тождественны, но их физические свойства из-за различия в массе различны». Редактор Вавилов предлагает следующий вариант: «...химические изотопы практически совершенно тождественны, но их некоторые физические свойства из-за различия в массе заметно различны». Вставлены, как видим, лишь два слова - «практически» и «некоторые», но в результате мы имеем иной фактический материал. Правка оправдана тем, что а) изотопы не могут быть совершенно тождественны, если их физические свойства различаются в зависимости от массы; б) они не могут быть тождественны и в том случае, если их все (как у автора) физические свойства различны в зависимости от массы.

Как редактор и писатель-популяризатор научного знания Вавилов С.И.С.И. Вавилов разработал и предложил совершенно новый для своего времени тип научно-популярного издания - небольшую компактную Монография научно-популярнаямонографию для ученых и специалистов, работающих в смежных областях науки. Примером тому могут служить и его собственные работы («Исаак Ньютон», «Микроструктура света»). Наблюдая и предвосхищая дальнейшую дифференциацию научного знания, он формулирует один из основополагающих принципов научной популяризации - показывать сам процесс роста древа познания, а не фиксировать статично какие-то его этапы.

Например, в последнем прижизненном издании своей знаменитой книги «Глаз и Солнце», книга С.И. Вавилова«Глаз и Солнце», обращаясь к читателям, он предостерегает их от разочарования в том, что автор не дал исчерпывающего ответа на вопрос о природе света. Более того, загадка оказалась еще более сложной, чем во времена Ньютона и Ломоносова. Но автор честен, ибо он показал, что чем ближе мы подходим к истине, тем более обнаруживается ее неисчерпаемость.

Вавилов С.И.С.И. Вавилов обогатил практику создания и подготовки Популярное издание о наукепопулярного издания о науке множеством оригинальных приемов использования образных средств при изложении научного материала, стилистических фигур, лексических находок. Однако главное, что привнес он в научную популяризацию, - это научное предвидение, - то, что сейчас называют научным прогнозированием, которое опирается на глубокую аналитическую оценку закономерностей развития естественного мира. К этому он и приобщает читателя.

С редакционно-издательской деятельностью был тесно связан и известный ученый минералог и геохимик Ферсман А.Е.А.Е. Ферсман, оставивший после себя не только классические образцы научной прозы, но и прекрасные Научно-популярные книги и статьи А.Е. Ферсмананаучно-популярные книги и статьи («Занимательная минералогия», «Занимательная геохимия», «Путешествие за камнем», «Рассказы о самоцветах», «Воспоминания о камне» и др.). Он принимал активное участие в организации (1912) и редактировании одного из наиболее известных научно-популярных журналов «Природа», журнал«Природа». Позже работал в редакционном отделе частного Издательство Гржебина З.И.издательства З.И. Гржебина (1919-1923), состоял членом-пайщиком кооперативного издательства «Время»«Время» (1922-1934) - «издательской артели работников науки, литературы, книжной графики и издательского дела», выступал как автор, редактор, рецензент. А.Е. Ферсман был первым руководителем Издательство Российской академии наук«Издательства Российской академии наук» и одновременно академической типографии.

Ферсман А.Е.А.Е. Ферсман создал целую школу научной популяризации, значительно дополнив лучший опыт, накопленный ранее в этой области. При написании научно-популярного произведения, рассказывающего о, казалось бы, бесстрастной и холодной неживой природе, он исходил из принципа единства органического и неорганического мира и их взаимосвязей, которые под взглядом ученого и одновременно художника, открываются своими неожиданными гранями.

Этому подходу у А.Е. Ферсмана подчинено использование и сюжетно-композиционных, и изобразительно-выразительных средств. Его произведения написаны по материалам научных экспедиций. Для Ферсмана-исследователя, когда он рассказывает, например, в «Занимательной минералогии» о диковинных кристаллах-гигантах, жидких и летучих камнях и т.д., добиться удивления читателя или его простой заинтересованности не является самоцелью. Главное для него - заставить читателя задуматься, приобщить его к сложному процессу миропознания. Именно поэтому, когда он пишет о своих наблюдениях над изменением цвета природных минералов («иногда ...камень блекнет, подобно цветку»), то параллельно говорит и о научных экспериментах, цель которых получить заданную окраску некоторых ценных минералов.

Ферсман А.Е.А.Е. Ферсман значительно дополнил содержание понятия «занимательность», которое выступает непременным компонентом в редакторском восприятии модели научно-популярного издания. Занимательность у него достигается не пресловутым «оживлением», не притянутыми для этого случайными, но сенсационными фактами, не искусственными построениями сюжета. Одухотворяет рассказы писателя о мертвой природе прежде всего яркая, неординарная личность автора, его необычное видение предмета, о котором он говорит, доверительность интонации самого рассказа.

Обращение А.Е. Ферсмана не только к разуму, но и к чувству читателя позволяет ему в полной мере использовать все разнообразие образных средств, художественных деталей, даже пейзажных описаний. Особенно он точен и самобытен в создании зримых образов при помощи стилистических приемов. Например, минерал беломорит (разновидность полевого шпата) у него - лунно-загадочный мерцающий камень, который мог родиться только у Белого моря, где вся природа проникнута белыми ночами Севера.

Нефрит у него бархатный, густо-зеленый камень мрачных саянских стремнин, который дает все оттенки листвы: от нежно-зеленых до насыщенных темных цветов. Говоря о красочном мире крымских минералов, А.Е. Ферсман разворачивает перед читателем почти осязаемую картину - одни камни, как кожа, мягкие, волокнистые, другие - удивительной красоты прозрачные кристаллы, третьи - пестрые, полосатые, как шелк или ситец.

Значительно раздвинул рамки редакционно-издательских представлений о подготовке и выпуске научно-популярных изданий известный ученый, геолог и географ, исследователь Сибири, Центральной и Средней Азии Обручев В.А.В.А. Обручев. Как популяризатор науки он начал свою деятельность еще в 1890 году, опубликовав в журнале «Север», журнал«Север» свои путевые заметки «По Бухаре». Позже он становится постоянным автором «Природа», журналжурнала «Природа». В 1920 году его привлекают к сотрудничеству с отделом научно-популярной литературы Госиздата наряду с такими учеными, как Анучин Д.Н.Д.Н. Анучин, Берг Л.С.Л.С. Берг, Комаров В.Л.В.Л. Комаров, Тимирязев К.А.К.А. Тимирязев. В 20-е годы В.А Обручев выпускает несколько научно-художественных и научно-популярных приключенческих романов, среди которых наибольшую известность получают «Плутония» (1924) и «Земля Санникова» (1926). Всего же им написано 150 научно-популярных книг и статей.

Для редакторской практики, главное в которой формирование образа будущего издания на основе системного анализа всех элементов литературного произведения, несомненное значение имел целый ряд приемов популяризации, которые использовал в своем творчестве этот талантливый писатель-ученый. Например, избрав, как и А.Е. Ферсман, преимущественно жанр - Жанры литературы: Путешествия«путешествия», Обручев В.А.В.А. Обручев для развития сюжетной основы прибегает и к художественному вымыслу, легендам и мифам.

Так в «Плутонии» используется гипотеза о пустотности Земли и предположение о том, что среди льдов Арктики существует вход в эту внутреннюю полость. В «Земле Санникова» - легенда о том, что севернее Новосибирских островов лежит неизвестная земля, которую еще в 1811 году видел промышленник Санников Я.Яков Санников, а позже - известный полярный исследователь Толь Э.В.Э.В. Толь. Здесь же «обыгран» миф о том, что когда-то существовало загадочное племя онкилонов, жившее вдоль берега Северного Ледовитого океана и потом исчезнувшее таинственным образом.

Герои этих книг, путешествуя и попадая то ли внутрь Земли, то ли достигая неизвестной Земли Санникова, открывают для себя удивительный мир прошлого, отстоящий от нас на тысячи и миллионы лет. Это позволяет автору воссоздать для читателя в «Плутонии» научно-достоверную картину развития фауны и флоры Земли примерно 200 миллионов лет назад; в «Земле Санникова» - дать яркие этнографические картины жизни и быта людей каменного века.

Вымысел, миф, легенда и подлинные научные данные создают в произведениях В.А. Обручева прочный сплав, что делает его рассказы о науке и научно достоверными, и фантастическими одновременно. Возникает своеобразный эффект романтики самого научного поиска. Весьма показательно и отношение ученого к созданию научно-популярной книги - труду, по его мнению, чрезвычайно сложному и ответственному. В качестве примера можно привести историю написания им работы «От Кяхты до Кульджи» (1940). После научной экспедиции по одноименному маршруту В.А. Обручев пишет короткое сообщение, проходит 7 лет и он публикует научное описание части исследованного района, через 20 лет создает обобщающий научный труд, и в итоге лишь через 46 лет рождается научно-популярная книга.

10.4.2.
Редактирование детской литературы (С.Я. Маршак)

Непреходящее значение в создании методологии и методики редакторской работы в области детской литературы имела редакционно-издательская деятельность Маршак С.Я.С.Я. Маршака. Она была направлена прежде всего на преодоление утилитарно-догматического подхода к воспитанию человеческой личности, бытовавшего в то время, и основывалась на глубоком и тонком понимании эмоционально-психологической природы восприятия ребенком окружающего мира. Отсюда те идеи, а также методы и средства их реализации, которым следовал С.Я. Маршак, руководя ленинградской редакцией детского отдела ЛенгосиздатЛенгосиздата (1924-1937), сотрудничая в качестве автора и редактора в целом ряде Детские периодические изданиядетских периодических изданий («Воробей», «Чиж», «Новый Робинзон», «Костер»).

Одной из самых сильных сторон его редакторского дарования было необыкновенное умение «открывать» для детской литературы новых авторов. В одном из писем к Горький А.М.А.М. Горькому с некоторым оттенком иронии С.Я. Маршак высказался так: «Про меня говорят, что я стремлюсь всех превратить в детских писателей. Ну и что же, попробуем»Маршак С. Письма // Вопросы литературы. 1966. № 9. С. 104.. Эта проба оказалась более, чем удачной. С одной стороны, С.Я. Маршак утверждал, что «большую литературу для маленьких» (по его любимому выражению) должны делать талантливые профессиональные писатели, которые просто не подозревают о своих в этом отношении возможностях. Задача же редактора - убедить автора. Именно С.Я. Маршаку детская литература обязана такими именами, как Федин К.А.К.А. Федин, Пришвин М.М.М.М. Пришвин, Толстой А.Н.А.Н. Толстой, Зощенко М.М.М.М. Зощенко, Заболоцкий Н.А.Н.А. Заболоцкий, Мандельштам О.Э.О.Э. Мандельштам и многими другими.

С другой стороны, С.Я. Маршак постоянно заботился о притоке в детскую литературу свежих сил, так называемых бывалых людей, людей с богатым и интересным жизненным опытом, мастеров и профессионалов не в области литературного творчества, а в своем деле. Задача редактора - угадать в таком человеке писателя, рассказчика, способного раскрыть перед ребенком неизвестные ему стороны взрослой, настоящей жизни, разнообразные сферы человеческой деятельности. Делал это Маршак с необычайным чутьем и тактом. «Маршак не уговаривал меня сделать книжку для детей, - вспоминал один из таких авторов Григорьев Н.Ф.Н.Ф. Григорьев, - нет. Он вообще никогда никого не уговаривал. Самуил Яковлевич говорил: «Вы сможете писать для детей, - и это звучало в его устах так, словно вы удостаивались наивысшего человеческого знания»Григорьев Н. Из первых дней творенья // Редактор и книга. Вып. IV. М., 1963. С. 261.. Так, благодаря С.Я. Маршаку, в детской литературе появились Житков Б.С.Б.С. Житков, Бианки В.В.В.В. Бианки, Золотовский К.Д.К.Д. Золотовский, Ларри Я.Л.Я.Л. Ларри, Пантелеев А.А. Пантелеев.

Как Редактор-издательредактор-издатель Маршак С.Я.С.Я. Маршак не только сделал шире проблемно-тематические горизонты детской литературы, но и обогатил ее жанровое содержание, широко используя, например, возможности публицистики, научно-популярной и научно-художественной прозы. Причем его новаторство питалось лучшими традициями, сложившимися в прошлом. Так, работавшая редактором вместе с Маршаком и написавшая интереснейшие воспоминания о методах и принципах его деятельности Чуковская Л.К.Л.К. Чуковская писала о том, что «образцом же для прозы научно-художественной... были для Маршака «описания» и «рассуждения» Толстой Л.Н.Льва Толстого. Он подчеркивал в беседах с редакторами и авторами, что о чем бы ни говорил Толстой в своих «описаниях» - о гальванизме, о кристаллах или о магните, он, объясняя любое явление, не отказывался от художнического глаза, художнического метода. Вот на эту дорогу сочетания науки с художеством упорно и настойчиво звал и выводил Маршак тех ученых, которые по его просьбе пытались писать для детей»Чуковская Л. В лаборатории редактора, 2-е изд., испр. и доп. М.: Искусство, 1963. С. 233..

Она же отмечает, как много внимания отдавал С.Я. Маршак поиску оригинальных решений традиционных вопросов подготовки и выпуска произведений детской литературы, что находило отражение в его статьях и докладахЧуковская Л. В лаборатории редактора. 2-е изд., испр. и доп. М.: Искусство, 1963. С. 246.. Например, какой должна быть современная сказка для детей младшего возраста, чтобы она не теряла своего волшебного ореола и в то же время опиралась на жизненную достоверность, которую никогда не утрачивает подлинная народная сказка. Какие произведения эпоса, народной поэзии и по каким критериям и принципам следует отбирать для детей, и какие издательские средства. Каковы должны быть структура и содержание справочного аппарата в изданиях произведений классиков, чтобы подростку хотелось их прочесть, а не пропустить, не удостоив вниманием.

Маршак С.Я.С.Я. Маршак обладал профессиональным системным видением литературного произведения. Для того, чтобы редактору стать соучастником творческого процесса, принять полноправное участие в создании новой художественной информации, он прежде всего должен глубоко проникнуть в авторский замысел, оценить приемы и средства его реализации.

Именно такое умение позволяло С.Я. Маршаку, по образному выражению одного из его авторов, «наполнять ветром чужие паруса». Рахманов И.И. Рахманов пишет: «Он не редактировал рукописи в обычном смысле, не исправлял «масла масляного», а входил в самый замысел вещи, показывая, как лучше воплотить его. И каждый чувствовал, что с минуты встречи с Маршаком в его судьбе что-то переменилось, что-то стало другим, ты словно бы перешел в следующий класс своей профессии и отныне то, о чем ты лишь смутно грезил, чудеснейшим образом вдруг стало явью»Рахманов И. Редактор замыслов // Редактор и книга. Вып. IV. М.: Искусство, 1963. С. 256..

Творческая щедрость, бескорыстная радость от каждой авторской удачи или находки сочеталась в Маршаке-редакторе со строгой принципиальностью, если он видел, что автор забывает о своей читательской аудитории, искусственно «расцвечивает» свой живой рассказ при помощи банальных литературных приемов. Воспринимая литературное произведение как художественную систему, С.Я. Маршак требовал от автора, чтобы не только художественное описание, деталь, фраза, но и каждое слово работало на идею, интонацию, сюжет, описываемые характеры. Показательный в этом отношении случай вспоминает Ларри Я.Л.Я.Л. Ларри, автор известной повести-сказки «Необыкновенные приключения Карика и Вали», которую в первой редакции он снабдил понравившимися ему лирическими отступлениями.

У С.Я. Маршака возникло иное мнение, которое было apгyментировано следующим образом: «Это же плохо! - грустно улыбнулся он. - Плохо не потому, что плохо написано, а потому только, что эти отступления не в стиле произведения... Ну, подумайте сами: работают ваши лирические отступления на идею повести? Нет! На развитие сюжета? Нет! Может быть усиливают настроение? Обогащают читателя какими-то знаниями?... Что же, не спорю, написано красиво, но коль скоро эта красота бесцельная, так это уже не красота, а только красивость. Второй галстук на сорочке. Галстук нарядный, но абсолютно не нужный»Ларри Я. Поиски прозрачного слова // Редактор и книга. Вып. IV. М.: Искусство. 1963. С. 251..

Высокая редакторская требовательность Маршак С.Я.С.Я. Маршака основывалась на точных представлениях об особенностях восприятия ребенком жизненных реалий и художественно-образного выражения их в литературе. Особенно чувствителен и строг он был к лингвостилистическим средствам языка, находя для своих замечаний очень емкую, но лаконичную форму. Например, он считал, что в подлинном произведении читатель не замечает графический рисунок слов, а видит, как через волшебный кристалл, лишь людей и весь тот мир, который создал автор, и целиком погружается в этот мир.

Безликий, тщательно отфильтрованный автором язык он называет не литературой, а гладкописью. Вторая же отличается от первой так же, как деревянная лошадь от настоящей. С.Я. Маршак призывает авторов не только не употреблять «зализанные» и «заезженные» литературные шаблоны и штампы, но и с достаточным чувством меры подходить к использованию экспрессивной лексики и тропов. Так, по его мнению, очень часто метафора лишь удивляет, но очень редко действительно волнует. Редакционно-издательская деятельность была органической частью его творческой жизни, и оставила заметный след в развитии теории и практики редактирования в целом.

10.4.3.
Редактирование художественной литературы

Исторически ценный опыт редактирования в области художественной литературы накоплен в результате редакционно-издательской деятельности многих профессиональных литераторов. На разных этапах советского периода развития общества в качестве редакторов-издателей, рецензентов, литературных критиков выступали, в частности, Маяковский В.В.В.В. Маяковский, Серафимович А.С.А.С. Серафимович, Гладков Ф.В.Ф.В. Гладков, Вишневский В.В.В.В. Вишневский, В.В. Иванов В.В.Иванов, Катаев В.П.В.П. Катаев, Полевой Б.Н.Б.Н. Полевой (Кампов) и многие другие писатели. Опыт их работы, исследованный с разной степенью полноты и глубины, является не только живым свидетельством противоречий той эпохи. Он позволяет также проследить и за эволюцией общественного сознания, которая в конечном счете формирует требования к редактору, устанавливает истинную ценность созданных традиций.

Противоречивые, часто трагические коллизии того времени не могли не накладывать свой отпечаток и на внутренний мир личности, особенно личности художника. Таковым предстает, например, Панферов Ф.И.Ф.И. Панферов, главный редактор журнала «Октябрь», журнал«Октябрь» с 1931 по 1960 годы (с небольшими перерывами). С одной стороны, «благополучный», официальный писатель, обласканный властями, автор известного романа «Бруски», считавшегося классическим произведением социалистического реализма.

С другой стороны, по свидетельству близко знавших его сотрудников, сложный человеческий характер, смелый и стойкий редактор, обладавший профессиональной находчивостью и инициативой. «Однажды ночью у костра в Мещере, - пишет Фролов В.В. Фролов, - размечтавшись, он «нафантазировал» новый облик нашего журнала, как органа совести гражданина мира, свободного от давления сверху. «Журнал, - говорил он, - если он хочет сказать правду, должен находиться в оппозиции к власти, критически и самостоятельно осмысливать процессы народной жизни, защищать людей от коррупции, бюрократизма, лицемерия и лжи»Фролов В. Федор Панферов и журнал «Октябрь» // Вопросы литературы. 1990. Сентябрь. С. 220.. Особо ценен редакционно-издательский опыт писателей, продолжающих и развивающих лучшие традиции редакторского искусства в условиях приказного одномыслия и порождаемой им конъюнктуры. К таковым следует отнести Симонов К.М.К.М. Симонова, который с 1946 по 1950 год и с 1954 по 1958 год был главным редактором журнала «Новый мир», журнал«Новый мир», в 1938 году и с 1950 по 1954 год редактировал «Литературная газета»«Литературную газету», являлся членом Редакционный советредакционного совета «Советский писатель»издательства «Советский писатель». Анализ редакторской практики писателя говорит о том, что ему был глубоко чужд конъюнктурный подход к оценке достоинств литературного произведения. Не голая злободневность тематического плана, а мастерство художественного воплощения выступает у К.М. Симонова основным мерилом ценности настоящей литературы.

Оценивая процесс редактирования с его творческой стороны, он выступал за равноправное сотворчество автора и редактора, за необходимость принятия согласованных художественных решений в каждом конкретном случае. Симонов К.М.К.М. Симонов никогда не был редактором-диктатором, безапелляционным судьей, он всегда признавал, что его оценки могут быть и неверными, что могут существовать и иные, более убедительные суждения.

Особый интерес вызывают критерии оценки Симонов К.М.К.М. Симоновым военно-исторической прозы. На первый план он выдвигает здесь проблему сохранения исторического контекста, охватывающую все - от реалий быта до обрисовки характеров персонажей, включая психологическую мотивацию поступков и поведения, образ мыслей, эмоционально-чувственный строй личности и т.д. «Думаю, - писал он, - что все мы должны больше доверять своим тогдашним чувствам. История показывает, что они бывают отнюдь не всегда безошибочны, но в то же время - они часть истории. Больше того - история, игнорирующая эти чувства, на мой взгляд, вообще не заслуживает полного доверия»Цит. по ст. Михельсон В.В. Симонов-редактор // Книга. Исследования и материалы. М., 1987. Сб. 55. С. 192..

Для воссоздания подлинного исторического контекста К.М. Симонов особую роль отводил Справочный аппарат изданиянаучно-справочному аппарату издания, в частности, Элементы аппарата: Комментарийкомментарию. Последний он считал важнейшим средством восстановления исторической правды. В полной мере использовал он это средство, готовя к выпуску и свою собственную книгу «Незадолго до тишины. Записки 1945 года. Март-апрель-май» К. Симонова«Незадолго до тишины. Записки 1945 года. Март-апрель-май», которая увидела свет в 1974 году. С позиции историзма К.М. Симонов считал совершенно недопустимым «осовременивание» существовавших в прошлом реалий, замену или искажение бытовавших слов, фразеологических выражений, оборотов речи и т.д. Он справедливо утверждал, что все такого рода детали служат исторической характеристике времени, которое нельзя уточнить задним числом, тем более в угоду нынешним представлениям предвзятых интерпретаторов.

Симонов К.М.Симонов-редактор исходил из того, что любой исторический опыт должен служить сегодняшнему дню, поэтому историзм он понимал как «справедливый суд над прошлым». Применительно к литературному творчеству это означает, что «самое главное для писателя - сознательное решение судить по справедливости и само ушедшее время, и людей прошлого, видеть то, что составляло их силу и в чем были их слабости, их ограниченность»Цит. по ст. Михельсон В.В. Симонов-редактор // Книга. Исследования и материалы. М., 1987. Сб. 55. С. 193..

Яркая страница в истории развития редактирования в советский период вписана Твардовский А.Т.А.Т. Твардовским. Редакционно-издательская деятельность А.Т. Твардовского на посту главного редактора «Новый мир», журнал«Нового мира» (с 1950 по 1954 год и с 1958 по 1970 год) стала заметным явлением в общественной жизни и была направлена на восстановление в правах свободного выражения взглядов и идей, касающихся современных проблем духовной и материальной культуры.

А.Т. Твардовского по праву можно отнести к тем крупным редакторам, которые были способны во многом (хотя, может быть и не во всем) преодолеть собственный субъективизм философско-идеологических и художественно-эстетических оценок, сплотить вокруг себя коллектив единомышленников, действовавших на четкой и твердой общественной позиции. Благодаря этому, увидели свет на страницах «Нового мира» и получили огромный общественный резонанс такие, например, «немыслимые» до того времени произведения, как повести Солженицын А.И.А.И. Солженицына «Один день Ивана Денисовича» и «Матренин двор», военные повести белорусского писателя Быков В.В. Быкова, заставившие читателя совершенно по-новому взглянуть на лик войны, «Районные будни» Овечкин В.В. Овечкина, путевые очерки Некрасов В.В. Некрасова и многие другие.

Твардовский А.Т.A.T. Твардовский как редактор, критик, литературовед оставил большое наследие. Оно включает хранящиеся в архивах рукописи с его правкой, огромную переписку (более 12 тысяч писем авторов к нему и свыше 2 тысяч ответов писателя), статьи и выступления, посвященные литературному мастерству Пушкин А.С.А.С. Пушкина, Бунин И.А.И.А. Бунина, Блок А.А.А.А. Блока, Маршак С.Я.С.Я. Маршака и др. А.Т. Твардовский, безусловно, имел право на собственные литературные пристрастия. Конечно, на его редакторском опыте не могли не сказаться черты времени, однако сохранившиеся материалы в целом дают представление о целостной системе подлинных литературно-художественных ценностей, которые служили для него ориентирами в работе над авторским оригиналом.

В высказываниях А.Т. Твардовского редактор предстает не просто исполняющим свои служебные обязанности служащим, а живым, способным к эмоциональному сопереживанию человеком. «Человек, по роду своей работы знакомящийся с той или иной литературной новинкой..., - писал он, - не лишен способности чисто по-читательски воспринимать прочитанное, быть взволнованным, растроганным или восхищенным. Иными словами, редактор - тоже читатель, и прежде всего, - читатель»Твардовский А.Т. Собр. соч. Т. 5. Статьи и заметки о литературе. Речи и выступления (1933-1970 гг.). М., 1980. С. 402.. Вместе с тем, в понимании А.Т. Твардовского, редактор - это человек, обладающий подлинным художественным чутьем, обостренным социальным зрением, своеобразным даром восприятия реальности. По Твардовский А.Т.его мысли «это драгоценный дар - чувство существенного в жизни, глаз и слух на все, что недоступно глазу и слуху авторов, пишущих не от потребности сказать правду, а из соображений сказать то, что будет „в соответствии“...»Твардовский А.Т. Собр. соч. Т. 5. Статьи и заметки о литературе. Речи и выступления (1933-1970 гг.). М., 1980. Т. 6. С. 76.. Выступая против превратно понимаемого «социального заказа» в литературе, конъюнктурной мотивации в творчестве, примата в нем идеологического начала, A.T. Твардовский неоднократно подчеркивал, что забвение законов литературного мастерства в угоду «новизне жизненного материала» при оценке произведения, то есть невнимание писателя к форме всегда способно обернуться невниманием читателя и к содержанию.

Особое значение придавал А.Т. Твардовский проблеме авторской индивидуальности. Причем эта проблема рассматривалась им не в узком, а в самом широком смысле. Именно в ее фокусе, лежат, по его мнению, все другие вопросы, связанные с оценкой литературного произведения и принципами трансформации его в печатное издание - от интонационно-ритмической организации текста до его образной системы. Этим объясняется и пристальное внимание Твардовского к личности автора. С одной стороны, его оценки корректно холодны и даже могут показаться безжалостными, когда речь идет о тщетности и бесплодности литературных упражнений лишенных дарования корреспондентов «Нового мира». С другой, Твардовский предельно внимателен и заботлив к любому, кто действительно обладает «божьей искрой», но лишь осваивает азы литературного мастерства. Он не приемлет и чрезмерную авторскую уступчивость, усматривая в ней лишь форму подавления творческой личности. «Вы пишете, - обращается он к одному из своих корреспондентов, - что «готов сделать любые исправления» ради опубликования вещи в «Новом мире». Никогда не говорите и не делайте так. Нужно делать только те исправления, какие Вам - автору - представляются необходимыми, а не кому-либо иному»Твардовский А. Письма о литературе. М., 1985. С. 83..

Работая с авторами, особенно начинающими, Твардовский А.Т.А.Т. Твардовский, если есть хоть малейшая возможность, никогда не старается вынести суровый вердикт относительно их дальнейшей литературной судьбы. Например, справедливо указав одному из них на несоответствие избранной им поэтической формы (пятистопный ямб) содержательному материалу («школа, экзамены, школьно-вузовская лексика, для всего этого он громоздок»), на слабость и вялость поэмы в целом, он тем не менее так отвечает на поставленный автором вопрос, стоит ли ему писать в дальнейшем: «На вопрос Ваш... не отвечаю, потому, что не знаю, не беру на себя этого. Бывает, что начинают и слабее Вашего, а толк получается - и наоборот. Было бы очень легко входить в литературу, заранее обеспечив себя такой «гарантией» относительно успеха»Твардовский А. Проза, статьи, письма. - М., 1974. - С. 692-693..

Одну из главных причин появления безликих, серых, примитивных и по замыслу, и по исполнению, произведений А.Т. Твардовский видел в том, что молодые литераторы часто пренебрегают вопросами мастерства, и, по его выражению, с ходу пишут толстенные романы, потому что нет желания довести «до совершенной отделки, в меру дарования автора небольшой рассказ». Отсюда «заданные» одноплановые персонажи, использование расхожих сюжетных узлов и линий, избитой лексики и фразеологии. «Очень плохо, - отвечает А.Т. Твардовский одному из авторов, - что с первых страниц уже видно, что один из персонажей повести «эгоист» и «ревизионист», а проще говоря, человек своекорыстный, пошлый и дурной. Дальнейшие обоснования этой характеристики уже представляются излишними»Твардовский А. Проза, статьи, письма. М., 1974. С. 693-694..

Другому начинающему литератору он указывает на то, что в присланных им в редакцию стихах «видна главная забота автора, чтобы все было «как у людей», как в других стихах, известных из печати, - заботы о внешних приметах так называемой литературно-технической грамотности - соблюдении размера, рифмы, обязательной «образности», что влечет за собой и использование чужого, и давно уже освоенного другими поэтического словаря (зори, росы, косы, пороши, березки и т.п.). «Преодоление этой чужой, заемной, а следовательно - мертвенной фактуры стиха (под этой фактурой я разумею словарь, ритмические интонации, «образность») и обретение своей, - пишет Твардовский А.Т.А.Т. Твардовский, - дело нелегкое»Твардовский А. Проза, статьи, письма. М., 1974. С. 697..

Чрезвычайно корректным и осторожным было его отношение к вопросу о вмешательстве редактора в авторский текст. Об одном из редких случаев непосредственного внесения А.Т. Твардовским правки в поэтический текст вспоминает известный поэт Ваншенкин К.К. Ваншенкин:

«Дважды он сам, без меня, исправлял всего по одному слову. Я принес стихи, он был в отъезде и прочел их уже в верстке. Заведовавшая отделом поэзии Караганова С.Г.С.Г. Караганова, встретив меня, сказала: «Все в порядке, Твардовский А.Т.Александр Трифонович заменил у вас одно слово. Я не помню где, но очень хорошо.

А я сразу понял - какое, но не догадался - каким. Там было стихотворение «Дом» и в нем четверостишие:

Не диван, не кровать,

Не обоев краски.

Нужно дом создавать

С верности и ласки.

Мне не нравилось слово «создавать», звучащее здесь как-то казенно и выспренне. Я поставил «затевать», но оно тоже было в данном случае не мое и коробило едва уловимым оттенком лихости, развязности. Я оставил «создавать». А он зачеркнул и написал «начинать»:

Нужно дом начинать

С верности и ласки.

Насколько лучше! Так и печатается»Воспоминания об А. Твардовском. М., 1982. С. 242-244..

А.Т. Твардовский значительно упрочил творческое начало редакционно-издательской деятельности, резче очертил ее гражданскую направленность, способствовал повышению ее социальной эффективности и профессионализма.

Выводы

В итоге следует отметить, что процесс развития редактирования в советский период носит конкретно-исторический характер. Он обусловлен действием целого ряда идеологических, социально-экономических, художественно-эстетических, социально-психологических и других факторов, действовавших на разных этапах жизни общества. В начальный период на нем в значительной мере сказываются классические традиции редакторской школы прошлого. В дальнейшем идет формирование жесткой централизованной книгоиздательской системы, полностью подконтрольной государству, распространившему свой диктат и на сферу духовной жизни.

Несомненный ущерб редактированию принесли догматизм в понимании процессов творчества, слепое следование идеологическим догмам, искаженные, но одобренные «сверху» представления о социальных функциях литературы. Вместе с тем, в советский период получают достаточно широкое развитие такие функциональные виды литературы, как научная, научно-популярная, справочная, учебная, обогащается практика издания произведений детской и художественной литературы. Специализация книгоиздательских предприятий способствовала формированию профилированных по видам деятельности высококвалифицированных редакционно-издательских кадров. Значительно обогатила теорию и практику редактирования деятельность в этой области крупных писателей и ученых.

© Центр дистанционного образования МГУП