Московский государственный университет печати

Пронин В.А., Толкачев С.П.


         

Современный литературный процесс за рубежом

Учебное пособие


Пронин В.А., Толкачев С.П.
Современный литературный процесс за рубежом
Начало
Печатный оригинал
Об электронном издании
Оглавление
•  

Немецкая история в настоящем времени

•  

Модель мира в творчестве австрийских писателей

•  

Вариативность личности в прозе и драматургии швейцарских писателей

•  

Постэкзистенциалистский французский роман

•  

Английская литература в поисках нового герой

•  

Американская литература: элитарная и массовая

•  

Магический реализм латиноамериканского романа

•  

Философская притча в японской прозе

•  

Заключение

•  

Учебно-методические материалы по дисциплине

•  

Тексты

•  

Учебная и методическая литература

•  

Темы рефератов

Указатели
879  именной указатель
95  предметный указатель

Заключение

Какой будет литература завтрашнего дня, а точнее - двадцать первого века? Об этом стали задумываться на протяжении последних лет не только писатели, но и философы, высказавшие ряд гипотез относительно перспектив литературного процесса, который они видят отнюдь не в радужном свете. Так, по мнению профессора Жана Бодриара, автора монографий Бодриар Ж. «О соблазне»«О соблазне» (1979), Бодриар Ж. «Фатальные стратегии»«Фатальные стратегии» (1983), Бодриар Ж. «Экстаз коммуникации»«Экстаз коммуникации» (1987), в которых наиболее последовательно изложена теория Постмодернизмпостмодернизма, литературе угрожает избыточная информация, передаваемая через прессу, телекоммуникации и Интернет и литератураИнтернет. Перенасыщенность информацией вызывает равнодушие реципиентов, эмоциональную пассивность, что является во многом результатом того, что массовый зритель оторван непосредственно от событий, принимая факты через посредников, владеющих информационными каналами. Современный человек, по его наблюдению, живет в мире репродукций и цитат, что сказывается и на литературе постмодернизма, создаваемой во многом на основе имеющихся текстов. Признаком литературы рубежа столетий становится то, что она представляет собой цитату цитат. Мысль философа парадоксальна: утрата реальности или превращение реальности в виртуальность происходит посредством ее множественного копирования, а отсюда вытекает дистанцирование от действительности автора, а тем более читателя.

Другая опасность для литературного развития, сильно преувеличенная Ж. Бодриаром, таится в утрате чувства пола. В работе Бодриар Ж. «О соблазне»«О соблазне» он припугнул своих почитателей: «Сегодня нет ничего менее надежного, чем пол... Стадия освобождения пола есть также стадия его индетерминации. Нет больше никакой нехватки, никакого запрета, никакого ограничения: начисто утрачиваются все принципы соотнесения с реальностью». Маститый философ завуалированно предостерегает от того, чему посвятил свои автобиографические опусы Жене Ж.Жан Жене. Но человечеству в целом необходимо и свойственно здоровое начало, иначе оно давно бы погибло. Что же касается унисекса, то это как хворь в детстве: поболев, выработали иммунитет. Чувство пола - пусть будет так, а не просто любовь, - всегда остается мощным стимулом творчества. Кстати, читал ли французский мэтр сочинения Коллонтай А.М.А.М. Коллонтай и других теоретиков свободной любви? Показательно, что давно известное и давно забытое, аукнувшись с Запада, воспринимается нами порой новацией мысли. А между тем, ведь это своего рода «постсоцреализм».

Термин Постмодернизм«постмодернизм» ввел в оборот Лиотар Ж.Ф.Жан Франсуа Лиотар первоначально применительно к истории. Усомнившись в идее прогрессивного развития рациональности и свободы, он справедливо заметил, что периодически человечество делает шаги назад, что находит самое непосредственное отражение в искусстве. Так, постмодернизм в архитектуре характеризует «изобилие цитат-элементов, заимствованных из предшествующих стилей и периодов, как классических, так и современных; недостаточное внимание к окружению и т.д.». Нетрудно заметить, что эти признаки вполне применимы и к новейшей литературе.

Во \французской литературе теоретические трактаты всегда несколько опережали художественную практику. Достаточно вспомнить Буало Н. «Поэтическое искусство»«Поэтическое искусство» Н. Буало в эпоху классицизма или Гюго В. «Предисловие к драме «Кромвель»«Предисловие к «Кромвелю» В. Гюго, явившееся предисловием к романтизму. Склонность к теоретизированию сохраняется и усиливается.

Жорж Батай в Батай Ж. «История глаза»«Истории глаза» и других манифестах пытался доказать, что будущее литературы - в нигилизме: смерть, секс, смех и отрицание Бога аккумулируются в литературе. Другой авторитетный ученый, Жиль Делез, в работах Делез Ж. «Логика смысла»«Логика смысла», Делез Ж. «Различие и повторение»«Различие и повторение» рассматривал литературный текст как знаковую систему, допускающую бесчисленное количество вариаций.

У каждого из названных выше теоретиков современного литературного процесса, безусловно, есть свое рациональное зерно. Но прогнозы редко сбываются, не будем забывать, что все-таки литература отражает жизнь, а жизнь хороша своей непредсказуемостью.

Вместе с тем, вглядываясь в литературный процесс рубежа веков - двадцатого и двадцать первого, - нельзя не обнаружить ряд заметных тенденций.

Прежде всего это возвращение к традиционным ценностям, нравственным основанием которых являются Библия, Коран, Талмуд. В той или иной мере - в цитатах, реминисценциях, аллюзиях - возникают идеи священных книг, дабы напомнить современнику о непреходящих духовных ценностях.

В современном искусстве все более очевидно проявляется предпочтение этики эстетике. Отсюда, по-видимому, неизбежно должно наступить охлаждение к экспериментам, которые подошли уже к последней грани, что грозит разрушением словесного или изобразительного искусства.

Хотим мы этого или не хотим, однако все более заметна тенденция к снятию всех и всяческих табу как в плане сюжетном, так и в плане языковом. Вседозволенность проникает в печатный текст, не говоря уж об Интернет и литератураИнтернете. Интернет оказывает огромное влияние на литературу уже хотя бы тем, что сегодня любой человек может заявить о себе как о писателе, застолбив свой сайт. Однако это еще не означает, что у него появятся читатели и соответственно ниша в литературном процессе. Ничему, кроме усиленной конкуренции, это явление способствовать не может.

Очевидно, что изначально возможно появление произведений, синтезирующих слово и образ. Возможны и другие пограничные явления. Однако пессимистические прогнозы Маклюэн Х.М.Маршалла Маклюэна, объявившего о конце Гутенберговой эры, не сбылись. Надо думать, что компьютер не ликвидирует печатный станок и книгохранилище. Альянс книги и монитора вполне реален.

В наше время наблюдается общий спад интереса к беллетристике, четко разделившейся на элитарную и массовую, притом что несомненно происходит интенсивное взаимовлияние. Однако любому вымыслу грозит соперничество с фактом и документом. «Non fiction» способна победить фантазию. Объясняется это изменением целевых установок читателя, обращающегося к тексту не для удовольствия, а ради образования. Отсюда и явное предпочтение классике по сравнению с современным литературным процессом. Однако и современные шедевры станут классикой в двадцать первом веке.

© Центр дистанционного образования МГУП