Московский государственный университет печати

Голуб И.Б.


         

Стилистика русского языка

Учеб. пособие


Голуб И.Б.
Стилистика русского языка
Начало
Печатный оригинал
Об электронном издании
Оглавление

Предисловие

1.

ЛЕКСИЧЕСКАЯ СТИЛИСТИКА

1.1.

Введение

1.2.

Смысловая точность речи. Выбор слова

1.2.1.

Слово - основа для понимания текста

1.2.2.

Поиск нужного слова

1.2.3.

Речевые ошибки, вызванные неправильным выбором слова

1.2.4.

Лексическая сочетаемость

1.2.5.

Нарушение лексической сочетаемости как стилистический прием

1.2.6.

Нарушение лексической сочетаемости как речевая ошибка

1.2.7.

Речевая недостаточность

1.2.8.

Речевая избыточность

1.2.9.

Повторение слов

1.3.

Стилистическое использование в речи синонимов

1.3.1.

Лексическая синонимия

1.3.2.

Типы лексических синонимов

1.3.3.

Стилистические функции синонимов

1.3.4.

Стилистически не оправданное употребление синонимов

1.4.

Стилистическое использование в речи антонимов

1.4.1.

Лексическая антонимия

1.4.2.

Стилистические функции антонимов

1.4.3.

Стилистически не оправданное употребление антонимов

1.5.

Стилистическое использование в речи многозначных слов и омонимов

1.5.1.

Полисемия

1.5.2.

Омонимия и смежные с ней явления

1.5.3.

Стилистические функции многозначных слов и омонимов

1.5.4.

Индивидуально-авторская омонимия

1.5.5.

Стилистически не оправданное употребление многозначных слов и слов, имеющих омонимы

1.6.

Паронимия и парономазия

1.6.1.

Паронимы

1.6.2.

Отношение паронимов к омонимам, синонимам, антонимам

1.6.3.

Парономазия

1.6.4.

Стилистические функции паронимов и сходных по звучанию разнокоренных слов

1.6.5.

Лексические ошибки, вызванные смешением паронимов

1.7.

Стилистическая окраска слов

1.7.1.

Функционально-стилевое расслоение лексики

1.7.2.

Эмоционально-экспрессивная окраска слов

1.7.3.

Использование в речи стилистически окрашенной лексики

1.7.4.

Неоправданное употребление слов с различной стилистической окраской. Смешение стилей

1.7.5.

Канцеляризмы и речевые штампы

1.8.

Лексика, имеющая ограниченную сферу распространения

1.8.1.

Диалектная лексика. Проникновение диалектной лексики в литературный язык

1.8.2.

Диалектизмы в художественной речи

1.8.3.

Стилистически не оправданное употребление диалектизмов

1.8.4.

Профессиональная лексика

1.8.5.

Использование профессиональной лексики в литературном языке

1.8.6.

Стилистически не оправданное употребление профессионализмов

1.8.7.

Жаргонная лексика

1.8.8.

Использование жаргонной лексики в литературном языке

1.8.9.

Стилистически не оправданное употребление жаргонизмов

1.9.

Устаревшие слова

1.9.1.

Процесс архаизации лексики

1.9.2.

Состав устаревших слов

1.9.3.

Стилистические функции устаревших слов в художественной речи

1.9.4.

Ошибки, вызванные употреблением устаревших слов

1.10.

Новые слова

1.10.1.

Пополнение лексики новыми словами

1.10.2.

Типы неологизмов

1.10.3.

Индивидуально-стилистические неологизмы в художественной и публицистической речи

1.10.4.

Ошибки, вызванные употреблением неологизмов

1.11.

Стилистическая оценка заимствованных слов

1.11.1.

Приток иноязычной лексики в русский язык в 80-90-е годы

1.11.2.

Стилистическая классификация заимствованных слов

1.11.3.

Заимствованные слова в художественной и публицистической речи

1.11.4.

Стилистически не оправданное употребление заимствованных слов

2.

Фразеологическая стилистика

2.1.

[Понятие фразеологической стилистики]Заголовок добавлен составителями электронного издания. - ЦДО.

2.1.1.

Особенности употребления фразеологизмов в речи

2.1.2.

Стилистическая окраска фразеологизмов

2.1.3.

Синонимия фразеологизмов

2.1.4.

Антонимия фразеологизмов

2.1.5.

Многозначность фразеологизмов

2.1.6.

Омонимия фразеологизмов

2.1.7.

Стилистическое использование фразеологизмов в публицистической и художественной речи

2.1.8.

Фразеологическое новаторство писателей

2.1.8.1.

Разрушение образного значения фразеологизмов

2.1.8.2.

Изменение количества компонентов фразеологизма

2.1.8.3.

Преобразование состава фразеологизма

2.1.9.

Речевые ошибки, связанные с употреблением фразеологизмов

2.1.10.

Стилистически не оправданное изменение состава фразеологизма

2.1.11.

Искажение образного значения фразеологизма

2.1.12.

Контаминация различных фразеологизмов

2.2.

Лексические образные средства

2.2.1.

Понятие образности речи

2.2.2.

Определение тропа

2.2.3.

Границы использования тропов в речи

2.2.4.

Характеристика основных тропов

2.2.4.1.

Метафора

2.2.4.2.

Олицетворение

2.2.4.3.

Аллегория

2.2.4.4.

Метонимия

2.2.4.5.

Антономасия

2.2.4.6.

Синекдоха

2.2.4.7.

Эпитет

2.2.4.8.

Сравнение

2.2.4.9.

Гипербола и литота

2.2.4.10.

Перифраза

2.2.5.

Стилистически не оправданное употребление тропов

3.

ФОНИКА

3.1.

Понятие фоники

3.1.1.

Значение звуковой организации речи

3.1.2.

Фонетические средства языка, имеющие стилистическое значение

3.2.

Благозвучие речи

3.2.1.

Понятие благозвучия

3.2.2.

Сочетаемость звуков в русском языке

3.2.3.

Эстетическая оценка звуков русского языка

3.2.4.

Частота повторения звуков в речи

3.2.5.

Длина слова

3.2.6.

Значение благозвучия

3.2.7.

Нарушение благозвучия при создании аббревиатур

3.2.8.

Устранение неблагозвучия речи при стилистической правке текста

3.3.

Звукопись в художественной речи

3.3.1.

Стилистические приемы усиления звуковой выразительности речи

3.3.1.1.

Звуковые повторы

3.3.1.2.

Исключение из текста слов определенного звучания

3.3.1.3.

Использование неблагозвучия речи

3.3.1.4.

Отклонение от средней длины слова

3.3.2.

Стилистические функции звукописи в художественной речи

3.3.2.1.

Звукоподражание

3.3.2.2.

Выразительно-изобразительная функция звукописи

3.3.2.3.

Эмоционально-экспресивная функция звукописи

3.3.2.4.

Смысловая функция звукописи

3.3.2.5.

Композиционная функция звукописи

3.3.2.6.

Понятие звукообраза

3.3.3.

Работа над фоникой в процессе авторедактирования

3.4.

Стилистические недочеты в звуковой организации прозаической речи

3.4.1.

Роль фоники в различных стилях речи

3.4.2.

Случайные звуковые повторы в прозаическом тексте

3.4.3.

Устранение случайных звуковых повторов при стилистической правке текста

3.4.4.

Неуместная рифма. Неоправданная ритмизация прозы

4.

СТИЛИСТИКА СЛОВООБРАЗОВАНИЯ

4.1.

Создание оценочных значений средствами словообразования

4.1.1.

Экспрессивное словообразование в художественной и публицистической речи

4.1.2.

Стилистическое переосмысление форм субъективной оценки в современном русском языке

4.1.3.

Функционально-стилевая закрепленность словообразовательных средств русского языка

4.1.4.

Стилистическое использование книжных и разговорно-просторечных словообразовательных средств писателями

4.2.

Словообразовательные архаизмы

4.2.1.

Окказиональное словообразование

4.2.2.

Устранение недочетов и ошибок в словообразовании при стилистической правке текста

5.

СТИЛИСТИКА ЧАСТЕЙ РЕЧИ

5.1.

Стилистика имени существительного

5.1.1.

Место имени существительного в разных стилях речи

5.1.2.

Стилистическое использование имен существительных в художественной речи

5.1.3.

Стилистическое использование грамматических категорий имени существительного

5.1.3.1.

Стилистическая характеристика категории рода

5.1.3.2.

Стилистическая характеристика категории числа

5.1.3.3.

Стилистическая характеристика вариантов падежных форм

5.1.4.

Устранение морфолого-стилистических ошибок при употреблении имен существительных

5.2.

Стилистика имени прилагательного

5.2.1.

Место имени прилагательного в разных стилях речи

5.2.2.

Стилистическое использование имен прилагательных в художественной речи

5.2.3.

Стилистическая оценка разрядов имен прилагательных

5.2.4.

Стилистическое использование грамматических форм имен прилагательных

5.2.5.

Стилистическая оценка кратких прилагательных

5.2.6.

Стилистическая характеристика вариантных форм прилагательных

5.2.7.

Синонимия прилагательных и существительных в косвенных падежах

5.2.8.

Устранение морфолого-стилистических ошибок при употреблении имен прилагательных

5.3.

Стилистика имени числительного

5.3.1.

Место имени числительного в разных стилях речи

5.3.2.

Стилистическое использование имен числительных в художественной речи

5.3.3.

Синонимия количественно-именных сочетаний

5.3.4.

Стилистическая характеристика вариантных форм имени числительного

5.3.5.

Устранение морфолого-стилистических ошибок при употреблении имен числительных

5.4.

Стилистика местоимения

5.4.1.

Употребление местоимений в разных стилях речи

5.4.2.

Стилистическая оценка устаревших местоимений

5.4.3.

Стилистическое использование местоимений в художественной речи

5.4.4.

Стилистическая характеристика вариантных форм местоимений

5.4.5.

Устранение морфолого-стилистических ошибок при употреблении местоимений

5.5.

Стилистика глагола

5.5.1.

Место глагола в разных стилях речи

5.5.2.

Стилистическое использование глаголов в художественной речи

5.5.3.

Стилистическое использование грамматических категорий глагола

5.5.3.1.

Стилистическая характеристика категории времени

5.5.3.2.

Стилистическая характеристика категории вида

5.5.3.3.

Стилистическая характеристика категории наклонения

5.5.3.4.

Стилистическая характеристика категорий лица и числа

5.5.3.5.

Стилистическая характеристика категории залога

5.5.4.

Стилистическая характеристика вариантных форм глагола

5.5.5.

Стилистическое использование неспрягаемых форм глагола

5.5.5.1.

Инфинитив

5.5.5.2.

Причастие

5.5.5.3.

Деепричастие

5.5.6.

Устранение морфолого-стилистических ошибок при употреблении глагола

5.6.

Стилистика наречия

5.6.1.

Стилистический аспект в изучении наречия

5.6.2.

Стилистическая оценка разрядов наречий

5.6.3.

Стилистическое использование наречий в художественной речи

5.6.4.

Стилистическая оценка степеней сравнения и степеней качества наречий

5.6.5.

Устранение морфолого-стилистических ошибок при употреблении наречий

6.

Синтаксическая стилистика

6.1.

Стилистическое использование различных типов простого предложения

6.2.

Стилистическое использование порядка слов

6.3.

Устранение речевых ошибок в строе простого предложения

6.4.

Стилистическая оценка главных членов предложения

6.4.1.

Выражение подлежащего и сказуемого

6.4.2.

Варианты грамматической координации форм подлежащего и сказуемого

6.5.

Устранение ошибок в грамматической координации главных членов предложения

6.6.

Стилистическая оценка вариантов согласования определений и приложений

6.7.

Устранение ошибок в согласовании определений и приложений

6.8.

Стилистическая оценка вариантов управления

6.9.

Устранение ошибок в выборе форм управления

6.10.

Стилистическое использование однородных членов предложения

6.11.

Устранение речевых ошибок при употреблении однородных членов предложения

6.12.

Стилистическое использование обращений

6.13.

Стилистическое использование вводных и вставных конструкций

6.14.

Стилистическая оценка разных способов передачи чужой речи

6.14.1.

Стилистическое использование различных типов сложного предложения

6.15.

Устранение стилистических недочетов и речевых ошибок при употреблении сложных предложений

6.16.

Стилистическая оценка параллельных синтаксических конструкций

6.17.

Устранение речевых ошибок с помощью параллельных синтаксических конструкций

6.18.

Синтаксические средства экспрессивной речи

Список условных сокращений

Указатели
521   предметный указатель

Русский синтаксис отличается богатством и разнообразием стилистических средств. Синтаксические единицы характеризуются функционально-стилевой закрепленностью: одни используются в книжных стилях, другие - в разговорном. На синтаксическом уровне ярко проявляется экспрессивная окраска речи.

Стилистика начинается там, где существует возможность выбора, а в русском языке такая возможность постоянно возникает при обращении к различным структурным типам предложений, употреблении параллельных синтаксических конструкций, использования различных способов актуализации отдельных частей высказывания и т.п.

Важнейший аспект синтаксической стилистики представляет стилистическая оценка синтаксических средств языка, выявляющая их функционально-стилевую закрепленность и экспрессивные возможности. При этом в центре внимания находится синтаксическая синонимия.

Изучение стилистического использования различных типов предложений выдвигает на первый план функционально-стилевой аспект. Для стилистической оценки того или иного типа предложения важно определить его употребительность в разных стилях речи. Функциональные стили характеризуются избирательностью употребления простых и сложных, односоставных и двусоставных предложений. Например, для научного стиля показательно преобладание двусоставных личных предложений (их частотность - 88,3% от числа всех Простое предложениепростых предложений), среди односоставных преобладают обобщенно- и неопределенно-личные (5,7%), безличные употребляются реже (4,8%) и как исключение встречаются инфинитивные и номинативные, вместе они составляют 1%. В такой избирательности употребления различных предложений отражается специфика научного стиля: его точность, подчеркнутая логичность, отвлеченно-обобщенный характер.

При стилистическом анализе разных типов предложений важно также показать их экспрессивные возможности, от которых зависит обращение к то или иной конструкции в определенной речевой ситуации. Русский синтаксис предоставляет множество вариантов для выражения одной и той же мысли. Например, при соответствующей интонации стилистический прием тавтологического сочетания придает высказыванию Учитель должен учить известную выразительность. Однако ее можно усилить, избрав более эмоциональные синтаксические конструкции:

    1. Обязанность учителя - учить...

    2. Учитель должен быть у-чи-те-лем.

    3. Учителю надо учить.

    4. Ты учитель - и будь учителем.

    5. Ты учитель - ты и учи!

    6. Что же учителю и делать, как не учить!

    7. Кому и учить, как не учителю?!

Все они выражают субъективно-модальные значения, т.е. все те значения, в которых заключено отношение говорящего к тому, о чем он сообщает. Степень их интенсивности от первого предложения к последующим нарастает, что влияет на их использование в речи. Примеры 1 - 3 могут быть использованы в книжных стилях (1-е тяготеет к официально-деловому), во 2-м и 3-м-книжная окраска последовательно убывает. В 4 - 7-м предложениях выделяется яркая экспрессия, придающая им подчеркнуто разговорный и просторечный характер. Так субъективно-модальные значения дополняют функционально-стилевой аспект в стилистической оценке типов предложений. Исходя из этого перейдем к анализу конкретных синтаксических единиц.

Для русского языка характерна синонимия односоставных и двусоставных предложений. Покажем это на экспериментальных примерах двусоставных предложениях, соотносительных с односоставными.

(Ес.) 7. Вот эта синяя тетрадь с моими детскими стихами (Ахм.). 7. Вот передо мной лежит эта синяя тетрадь с моими детскими стихами.
Односоставные предложения Двусоставные предложения
1. Знаю, выйдешь к вечеру за кольцо дорог, сядем в копны свежие1. Я знаю, ты выйдешь...
2. Что новенького в газетах пишут? (Шол.) 2. Что новенького пишут газеты?
3. Жила я радостно, по-детски - проснешься утром и запоешь (Ч.). 3. ...Я, бывало, просыпалась утром и пела...
4. Мне вздумалось сорвать этот репей (Л. Т.) 4. Я вздумал сорвать этот репей.
5. Все мне видится Павловск холмистый (Ахм.) 5. Все я вижу Павловск холмистый.
6. Мне не жить без России (Пр.). 6. Я не смогу жить без России.
8. Не спится, няня... (П.). 8. Я не могу уснуть.

Нередко синонимизируются и разные типы односоставных предложений, например определенно-личные - безличные: Дыши последней свободой (Ахм.). - Надо дышать последней свободой; Не мучь меня больше (Ахм.). - Не надо мучить меня больше; неопределенно-личные - безличные: Близким говорят правду. - Близким принято говорить правду; обобщенно-личные - безличные: Говори, да не заговаривайся (посл). - Говорить можно, да не надо заговариваться; Озвереешь в такой жизни (М. Г.). - Можно озвереть в такой жизни; ...Нарочно лезет под колеса, а ты за него отвечай (Дост.). - ...А тебе за него приходиться отвечать; номинативные - безличные: Тишина. - Тихо; Озноб, лихорадка. - Знобит, лихорадит; инфинитивные - безличные: Не нагнать тебе бешеной тройки (Н.). - Невозможно нагнать тебе бешеную тройку. Богатство вариантов создает широкие возможности для стилистического отбора синтаксических конструкций. Причем синтаксические Синонимысинонимы (как это легко было заметить по нашим примерам) далеко не равноценны в стилистическом отношении. Рассмотрим односоставные предложения.

Определенно-личные предложения в сравнении с двусоставными придают речи лаконизм, динамичность; не случайно этот тип односоставных предложений ценят поэты: Люблю тебя, Петра творенье! (П.); Как он [Байрон], ищу спокойствия напрасно, гоним повсюду мыслию одной. Гляжу назад - прошедшее ужасно, гляжу вперед - там нет души родной! (Л.); Всюду родимую Русь узнаю (Н.); Стою один среди долины голой (Ес.).

Определенно-личные предложения придают экспрессию газетными заголовкам: «Не верь глазам своим» (о рекламе); «Здравствуй, добрый человек» (о старожилах); «Ожидаем большой эффект» (о развитии деловых контактов).

Определенно-личные предложения со сказуемым, выраженным формой 1-го лица множественного числа, используются и в научном стиле: Проведем прямую и обозначим на ней точку; Опишем дугу; Обозначим точки пересечения прямых; вычислим среднюю квадратичную ошибку. В таких предложениях внимание сосредоточено на действии безотносительно к его производителю, это сближает их с неопределенно-личными предложениями. Личная форма сказуемого активизирует читательское восприятие: автор как бы вовлекает читателя в решение поставленной проблемы, приобщает его к рассуждениям при доказательстве теоремы; ср. безличные конструкции: если провести прямую...

Лингвисты неоднократно отмечали преимущество определенно-личных односоставных предложений перед синонимичными двусоставными: указание лица в последних придает речи лишь более спокойный тон, делает ее «более вялой, разжиженной», по выражению А.М. Пешковского. Однако в подобных случаях все же употребляются не односоставные предложения этого типа, а двусоставные с подлежащим, выраженным местоимением. Обращение к ним диктуется стилистическими соображениями. Во-первых, мы используем двусоставные предложения, если необходимо подчеркнуть значение 1-го или 2-го лица как носителя действия: Ты живешь в огромном доме; я ж средь горя и хлопот провожу дни на соломе (П.); И этот говорите вы!; Мы послушаем, а вы постарайтесь нас убедить. В подобных случаях местоимения-подлежащие выделяются в устной речи ударением. Во-вторых, двусоставные предложения используются при выражении побуждения с оттенком увещевания: Вы не торопитесь, я подожду; Да вы не тревожьтесь! При этом стилистическое значение имеет порядок слов: в таких конструкциях подлежащее-местоимение предшествует сказуемому. При иной их последовательности и соответствующей интонации двусоставные (побудительные предложения с подлежащим-местоимением 2-го лица (чаще единственного числа) выражают пренебрежение, звучат резко, грубо: Да замолчи ты!; Отстань ты от меня!; Подождите вы!

Неопределенно-личные предложения не имеют особых экспрессивных качеств, которые бы выделили их на фоне других односоставных предложений. Основная сфера употребления неопределенно-личных конструкций - разговорная речь: Стучат!; Продают клубнику; Говорят, говорят... - Ну и пусть говорят!, откуда они легко переходят в художественную речь, придавая ей живые интонации: ...А в комнате метут и убирают... (Гр.); Идет. Ему коня подводят (П.); Вот тащат за ноги людей и кличут громко лекарей (Л.). Подобные односоставные предложения нейтральны в стилистическом отношении и могут быть использованы в любом стиле. Вот, например, предложения из научно-популярной книги: Молоко называют «легкой пищей»; Особенно много вырабатывают у нас кисломолочных напитков, из монографии: Железо получают восстановлением его из окислов, которые входят в состав железных руд; В качестве восстановителя используют окись углерода; из газеты: Рейн уже не раз отравляли промышленными отходами. Но подобного удара реке еще не наносили. Эти примеры убедительно свидетельствуют о том, что для неопределенно-личных предложений нет функционально-стилевых ограничений.

Неопределенно-личные предложения интересны в стилистическом плане тем, что в них подчеркивается действие: Подсудимых куда-то выводили и только что ввели назад (Л. Т.); Сейчас за вами придут (Сим.); Блинами, понятно, не встретят... Вздернут еще... Жгут и вешают народ (Буб.). Употребление таких предложений позволяет акцентировать внимание на глаголе-сказуемом, в то время как субъект действия отодвигается на задний план, независимо от того, известен он говорящим или нет. Особенно выразительны в семантико-стилистическом отношении такие неопределенно-личные предложения, в которых носитель действия представлен как лицо неопределенное: - А завтра меня в кино приглашают. - Кто же это? - спросила мать. - Да Виктор, - ответила Луша (Лид.).

Подчеркнутая глагольность неопределенно-личных предложений придает им динамизм, создает благоприятные условия для использования в публицистическом стиле: Сообщают из Киева...; Из Дамаска передают... Особенно эффективно употребление неопределенно-личных предложений в качестве заголовков газетных материалов: «Наживаются на беспошлинном ввозе сигарет»; «Пятятся назад» (о международной политике); «Неугодных убирают»; «Где отмывают деньги».

В научном стиле использование неопределенно-личных предложений диктуется стремлением автора обратить внимание на характер действия, например при описании опытов: Смесь взбалтывают и подогревают. Затем в сосуд добавляют... Полученную массу охлаждают.

В официально-деловом стиле неопределенно-личные предложения используются наряду с безличными: У нас не курят. - Курить воспрещается; а также с инфинитивными: Не курить!; Просят соблюдать тишину. - Не шуметь! При сопоставлении таких конструкций очевидно, что неопределенно-личные предложения представляют более вежливую форму запрета, поэтому в известных условиях они оказываются предпочтительнее по этическим соображениями.

В отдельных жанрах официально-деловой речи прочно закрепились неопределенно-личные предложения, выражающие побуждение в смягченной, подчеркнуто вежливой форме, например в объявлениях (особенно при трансляции их по радио): Товарища Петрова просят подойти к справочному бюро; Пассажиров приглашают на посадку.

Обобщенно-личные предложения выделяются из всех односоставных личных своей экспрессией: Сердцу не прикажешь; Голой овцы не стригут; Что имеем, не храним, потерявши - плачем. Наиболее характерная форма сказуемого для этих предложений - форма 2-го лица единственного числа, получающая обобщенное значение, - является и самой экспрессивной: За чем пойдешь, то и найдешь; Поспешишь - людей насмешишь; Перед смертью не надышишься. Афористичность и яркость таких высказываний ставит их в ряд высокохудожественных произведений-миниатюр русского фольклора.

Глагол-сказуемое 1-го и 3-го лица в обобщенно-личных предложениях указывает на действие, которое может относиться к любому лицу: В чужом глазу - сучок видим, а в своем и бревна не замечаем; За одного битого двух небитых дают.

Народно-поэтический оттенок обретают строки из художественных произведений, в которых писатели прибегают к обобщенно-личным предложениям: Глядишь и не знаешь, идет или не идет его величавая ширина (Г.); В себя ли заглянешь? - там прошлого нет и следа... (Л.) Экспрессивность подобных конструкций отчасти достигается переносным употреблением форм лица: 2-лицо глагола указывает на самого говорящего. В иных случаях действенность речи усиливается использованием формы давнопрошедшего времени: Эх, бывало, заломишь шапку, да заложишь в оглобли коня... (Ес.)

Яркая экспрессивность таких конструкций ограничивает их функционирование. Кроме разговорной и художественной речи, для них открыт Стиль публицистическийпублицистический стиль. В критических статьях, публицистике обобщенно-личные предложения придают суждениями большую объективность: На каких весах взвесишь, измеришь, например, это маленькое стихотворение...; Писать, о чем думаешь (из газ.).

Наименее экспрессивны среди обобщенно-личных предложений конструкции со сказуемым в форме 3-го лица множественного числа: Льет дождь. На даче спят два сына, как только в раннем детстве спят (Паст.). По структуре и семантике такие предложения близки к неопределенно-личным, но, в отличие от них указывают на действие, которое может принадлежать всякому (все спят, каждый в детстве так спит). Эта структурная схема односоставных предложений находит применение и в научном стиле.

Безличные предложения отличаются особым разнообразием конструкций и их стилистическим применением в речи. Среди них есть такие, которые типичны для разговорной речи: Хочется есть; Больно!; Не спится; Морозит; Ни души; Нет денег; Пора домой; Стыдно сказать, и такие, которые выделяются канцелярской окраской: Воспрещается без согласия усыновителей... выдавать выписки из книг регистрации актов гражданского состояния; О сохранении правоотношений с одним из родителей... должно быть указано в решении об усыновлении. Есть лирические по эмоциональной окраске, излюбленные поэтами конструкции: И скучно и грустно, и некому руку подать (Л.); Все помнится, и кажется, и мнится, что осень прошлых лет была не так грустна (Бл.); Легко проснуться и прозреть, словесный сор из сердца вытрясть и жить, не засоряясь впредь (Паст.); Быть твоею сестрою отрадной мне завещано давней судьбой (Ахм.), и есть предложения, используемые в публицистической речи, предназначенные для обычной информации: Строителям предстоит возвести санно-бобслейный комплекс; Ответ надо искать всем заинтересованным организациям. Правда, журналисты черпают из состава безличных конструкций и эмоциональные, которые необходимы для усиления действенности речи: Стоя приветствовали болельщики чемпиона, и не было конца восторгам; Нужно было бы искать ему [спортсмену] замену, а достойных кандидатов в сборной нет; На равных бороться ему не по силам; Побеждать всегда приятно, но не разумнее ли отвлечься на время от дня сегодняшнего и заглянуть чуть дальше?

Отдельные группы безличных предложений постоянно используются в научном стиле: Известно, что...; Приходится признать, что...; Начинать опыт следует с вливания наименее концентрированного раствора и переходить к более концентрированным; За один опыт рекомендуется применять не более 7-10 раздражений кислотой. Отличающий этот функциональный стиль безличный принцип изложения обусловливает сравнительно частое использование безличных предложений со сказуемыми, выражающими различные оттенки долженствования, необходимости: При установлении исходного функционального состояния организма следует обратить внимание на объективные физиологические данные; С подобной неоднозначностью приходится сталкиваться при всех прямых методах решения структур. Возможно использование здесь и безлично-предикативных слов в роли сказуемых: Можно заметить следующую закономерность...; Для характеристики пегмалитового поля одного образца недостаточно.

При стилистической оценке безличных предложений важно учитывать, с одной стороны, возможность замены их другими конструкциями, что создает конкуренцию этих синонимов, и, с другой стороны, полное отсутствие такой возможности, что снимает проблему стилистического выбора.

Поясним эту мысль. Нельзя предложить какие-либо замены для безличных предложений такого типа: И стало страшно вдруг Татьяне (П.); Ах, в самом деле рассвело (Гр.); Ему стало приятно от этой мысли (М. Г.); На небе ни облака (Ч.); Ногу ломит; Везет же людям!; Писем нет. Иные же безличные предложения легко трансформировать в двусоставные или односоставные неопределенно- или определенно-личные; ср.: Сегодня тает. - Снег тает; Следы засыпало снегом. - Следы засыпал снег; Метет. - Метет пурга; Хочется есть. - Я хочу есть; Где тебя носило? - Где ты был?; Следует уступать места старшим. - Уступайте места старшим; Полагается принимать лекарство. - Принимайте лекарство; Про батарею Тушина было забыто. - Про батарею Тушина забыли; Решено начать атаку на рассвете. - Атаку решили начать на рассвете; Меня там не было. - Я там не был.

При возможности двоякого выражения мысли следует учитывать, что «личные конструкции содержат элемент активности, проявления воли действующего лица, уверенности в совершении действия, тогда как безличным оборотам присущ оттенок пассивности, инертности»Розенталь Д.Э. Практическая стилистика русского языка. М., 1987. С. 223.. Кроме того, в отдельных типах безличных предложений заметна функционально-стилевая окраска, хотя порой и слабая. Так, подчеркнуто разговорные предложения: Где тебя носило?; Везет же людям!; В доме ни души. Книжную окраску имеют такие: Следует уступать...; Полагается принимать...; Решено начать...

Инфинитивные предложения предоставляют значительные возможности для эмоционального и афористического выражения мысли: Чему быть, того не миновать (посл.); Кого любить, кому же верить? (Л.); Так держать!; От судьбы не уйти; Быть бычку на веревочке! Поэтому они используются в пословицах, в художественной речи, эта конструкция приемлема даже для лозунгов: Работать без брака! Однако основная сфера их функционирования - разговорный стиль: Сказать бы об этом сразу!; А не вернуться ли нам?; Берега не видать. Последняя конструкция (распространенная дополнением со значением объекта) имеет просторечную окраску.

Художники слова обращаются к инфинитивным предложениям как к средству создания непринужденно-разговорной окраски речи: Ну, куда тебе возиться с женой да нянчиться с ребятишками? (П.)

Экспрессивная окраска препятствует использованию Конструкции инфинитивныеинфинитивных конструкций в книжных стилях. В художественной и публицистической речи эти предложения вводятся в диалоги и монологи, насыщенные эмоциями: Подать свежих шпицрутенов! (Л. Т.); Унять старую ведьму! - сказал Пугачев (П.). Эти конструкции ценят поэты: Февраль. Достать чернил и плакать! Писать о феврале навзрыд... (Паст.); Светить всегда, светить везде, до дней последних донца, светить - и никаких гвоздей! (Маяк.) При соответствующем интонационном оформлении инфинитивные предложения несут огромный экспрессивный заряд и выделяются особой напряженностью.

Номинативные предложения по сути своей как бы созданы для описания: в них заложены большие изобразительные способности. Называя предметы, расцвечивая их определениями, литераторы рисуют картины природы, обстановку, описывают состояние героя, дают оценку окружающему миру: Смятенье, обморок, поспешность, гнев, испуга! (Гр.); Золото холодное луны, запах олеандра и левкоя... (Ес.); Черный ветер, белый снег (Бл.); Вот оно, глупое счастье с белыми окнами в сад (Ес.). Однако подобные описания не отражают динамики событий, так как номинативные предложения указывают на статическое бытие предмета, даже если номинативы - отглагольные существительные и помощью них рисуется живая картина: Бой барабанный, клики, скрежет, гром пушек, топот, ржанье, стон... (П.) Здесь, как на фотографии, запечатлено одно мгновение, один кадр, так как линейное описание событий номинативными предложениями невозможно: они фиксируют только настоящее время. В контексте оно может получать значение настоящего исторического, но грамматическое выражение форм прошедшего или будущего времени переводит предложение в двусоставное, ср.: Бой. - Был бой. - Будет бой.

Использование в речи номинативных предложений разнообразно. Они выполняют и чисто «техническую» функцию, обозначая место и время действия в пьесах, называя декорацию постановки: Декорация первого акта. Восемь часов вечера. Звонок (Ч.). Но и в драматургии художественное значение номинативных предложений может увеличиваться, если ремарки указывают на поведение героев, их душевное состояние: Пауза. Смех. Ропот и шиканье (Ч.). В новом жанре драматургии - киносценариях - номинативные предложения стали сильным средством художественных описаний: Открытое пространство большого аэропорта, залитого солнцем. Грандиозная перспектива самолетов, выстроенных к параду. Оживленные группы военных летчиков. Чкалов неторопливым шагом идет вдоль линии самолетов.

Номинативные предложения могут звучать и с большим напряжением, выполняя экспрессивную функцию при соответствующем интонационном оформлении. Это относится прежде всего к оценочно-бытийным и желательно-бытийным предложениям, которые выделяются в составе номинативных: Какая ночь! Я не могу... (Ес.); Только бы силы!; Если бы не уверенность!

Наглядно изобразительная функция номинативных предложений была продемонстрирована писателями еще в прошлом веке. Вспомним знаменитые строки А. Фета, поразившие современников: Шепот, робкое дыханье, трели соловья, серебро и колыханье сонного ручья... - все стихотворение состоит из одних номинативов, что возводит в принцип их стилистическое применение. Можно назвать поэтов и нового времени, которые питали особую склонность к номинативным предложениям. Так, многие стихи А. Ахматовой открывают номинативы: Пустых небес прозрачное стекло; Двадцать первое. Ночь. Понедельник. Очертанья столицы во мгле; Чугунная ограда, сосновая кровать. Как сладко, что не надо мне больше ревновать; Вот и берег северного моря, вот граница наших бед и слав... У Б. Пастернака целые строфы состоят из подобных конструкций:

Осень, сказочный чертог,

Весь открытый для обзора.

Просеки лесных дорог,

Заглядевшихся в озера.

Как на выставке картин:

Залы, залы, залы, залы

Вязов, ясеней, осин

В позолоте небывалой.

Липы обруч золотой,

Как венец на новобрачной.

Лик березы под фатой

Подвенечной и прозрачной.

Для многих поэтов стилистическое использование номинативных предложений стало важным художественным приемом.

Интересно сравнить разные редакции произведений, свидетельствующие о том, что в процессе авторедактирования поэт порой отказывается от двусоставных предложений, отдавая предпочтение номинативным, например у А.Т. Твардовского:

Черновой вариант

Кому жизнь, кому смерть, кому слава.

На рассвете началась переправа.

Берег тот был, как печка, крутой,

И, угрюмый, зубчатый,

Лес чернел высоко над водой,

Лес чужой, непочатый.

А под нами лежал берег правый, -

Снег укатанный, втоптанный в грязь,

Вровень с кромкою льда.

Переправа

В шесть часов началась.

Окончательная редакция

Переправа, переправа...

Берег левый, берег правый,

Снег шершавый, кромка льда...

Кому память, кому слава,

Кому темна вода, -

Ни приметы, ни следа...

Как видим, номинативные предложения создают динамизм, выхватывая из развернувшейся панорамы главные штрихи, детали обстановки, способные отразить трагизм событий. Более распространенное описание, построенное из двусоставных предложений, при сопоставлении проигрывает, оно кажется растянутым, обремененным несущественными подробностями. Таким образом, в подобных случаях номинативные предложения явно предпочтительнее.

В наши дни номинативные предложения привлекают внимание и журналистов, которые видят них средство лаконичных и образных описаний обобщающего характера:

Тайга, рассеченная бетонными трассами. Мох и лишайник, содранные гусеницами. Гнилые черные лужи с пленкой нежнейшего спектра. Сырые цветы кипрея на гарях. Легчайшие, как аэростаты, серебряные цистерны. Раскрытый дерн под ногой и короткий изгиб трубы с дрожащим манометром, будто глянуло око земли.

Такие протяженные описания, насыщенные номинативами, характерны в первую очередь для очерков, но этим не ограничиваются стилистические рамки использования этой конструкции. К ней обращаются авторы научно-популярных книг.

Стилистические возможности русского синтаксиса расширяются и благодаря тому, что с полными предложениями, рассмотренными нами, могут успешно конкурировать предложения неполные, имеющие четкую функционально-стилевую закрепленность и яркую экспрессивную окраску. Их стилистическое использование в речи определяют экстралингвистические факторы и грамматическая природа.

Неполные предложения, образующие диалогические единства, создаются непосредственно в процессе живого общения: - Когда ты придешь? - Завтра. - Одна или с Виктором? - Конечно, с Виктором. Из разговорной речи они проникают в художественную и публицистическую как характерная особенность диалога: - Какие новости? - спросил офицер. - Хорошие! (Л. Т.); - Прекрасный вечер, - начал он, - так тепло! Вы давно гуляете? - Нет, недавно (Т.). Журналисты используют неполные предложения чаще всего в интервью: - Но, как и в любой другой стране, у вас, очевидно, тоже есть проблемы. В чем они? - Наиболее актуальная из них - переломный период в нашей экономике. Однако обращение к контекстуально неполным предложениям, представляющим собой реплики и ответы в момент беседы, в публицистическом стиле весьма ограничено, а в других книжных стилях практически невозможно. Здесь даже при диалогизации стиля используются полные предложения, характерные для синтаксиса письменной речи.

Неполные предложения, представляющие собой части сложносочиненных и сложноподчиненных предложений, употребляются в книжных стилях, и прежде всего в научном: Считалось, что геометрия изучает величины сложные (непрерывные), а арифметика - дискретные числа. Обращение к ним диктуется стремлением избежать повторения однотипных структур.

Иными мотивами обусловлено предпочтение эллиптических предложений - они выступают как сильное средство эмоциональности речи. Основная сфера их применения - разговорная речь, однако они неизменно привлекают и художников слова. Конструкции эллиптическиеЭллиптические конструкции придают описаниям особый динамизм: Григорий Александрович взвизгнул не хуже любого чеченца, ружье из чехла - и туда; я за ним... А бывало, мы его вздумаем дразнить, так глаза кровью и нальются, и сейчас за кинжал (Л.); Я к ней, а он в меня раз из пистолета (Остр.); Аксинья - в лавку! (М. Г.); К барьеру! (Ч.); Назад, домой, на родину... (А. Т.) Соотносительные с такими эллиптическими предложениями полные, имеющие сказуемые со значением движения, побуждения, желания, бытия, восприятия, речи и др., значительно уступают им в экспрессии.

Для поэтов синонимия эллиптических конструкций и полных предложений открывает возможности выбора варианта, удобного для версификации:

Зима прошла. Я болен.

Я вновь в углу, средь книг.

Он, кажется, доволен,

Досужий мой двойник.

Да мне-то нет досуга

Болтать про всякий вздор.

Мы поняли друг друга?

Ну, двери на запор.

(А.А. Блок)

Употребление сказуемого в выделенных предложениях удлинило бы сроку, что в стихотворной речи недопустимо.

Предложения с пропуском слов, не представляющих ценности в информативном отношении, получили большое распространение и в газетном языке: «К вашему столу»; «Только для женщин»; «Магазин - на диване»; «Технические средства обучения - в классы»; «Вычислительную технику - в аудитории»; «Вся власть - правительству» - вот типичные заглавия газетных статей. В таких неполных предложениях обозначены лишь целевые слова данного высказывания, все остальное восполняется текстом, речевой ситуацией. Разнообразные эллипсы, используемые в заглавиях, в наше время стали синтаксической нормой в их структуре. Они формулируют мысль в предельно сжатой форме, обладают функционально-стилевой и экспрессивной окраской, что останавливает внимание читателя. Однако увлечение подобными неполными предложениями таит в себе и опасность: в них может возникнуть неясность, эстетическая неполноценность.

При стилистическом изучении порядка слов в предложении возникают разные аспекты - использование Порядок словпорядка слов для правильного и стилистически оправданного выражения мысли, усиление действенности речи с помощью инверсии, особенности словорасположения в разных функционально-смысловых типах речи. При этом важнейшее значение имеет изучение порядка слов как средства смысловой организации предложения.

В последние десятилетия значительно расширились знания о зависимости порядка слов от смысловой структуры предложения, которая в свою очередь отражает семантические отношения, возникающие в речи между отдельными предложениями, зависящими друг от друга. Сильным импульсом к исследованию данных проблем явилось учение об актуальном членении высказывания, созданное в конце 40-х годов чешским лингвистом В. МатезиусомМатезиус ввел для обозначения коммуникативной единицы речи термин высказывание (vypoved). По мнению ученого, всякое предложение, используемое в речи с определенным коммуникативным заданием, становится высказыванием. Обязательными условиями этого «превращения» являются особая смысловая организация его состава и соответствующее интонационное оформление, получающее на письме отражение в пунктуации (в конце предложения ставится точка, вопросительный знак, восклицание, которые характеризуют его коммуникативную направленность)..

Чтобы уяснить важность теории актуально членения высказывания для изучения порядка слов в предложении, рассмотрим пример: Редактор прочитал рукопись. Значение этого простого предложения до конца прояснится лишь в речи, потому что оно может быть употреблено в различных ситуациях и в неоднозначных контекстах. Возможны такие варианты:

    1. Нам известно о том, что рукопись у редактора, но мы не знаем, прочитал ли он ее. Это можно выяснить в таком диалоге. - Редактор прочитал рукопись? - Редактор прочитал рукопись.

    2. Тому, кто спрашивает, неизвестно, что прочитал редактор (рукопись или отзыв рецензента). Тогда смысл вопроса и ответа в диалогическом единстве изменится: - Редактор прочитал рукопись? - Редактор прочитал рукопись .

    3. Задающий вопрос знает, что кто-то уже прочитал рукопись, и хочет уточнить, кто же это сделал (редактор или рецензент): - Рукопись прочитал редактор? - Рукопись прочитал редактор .

Употребление предложения в речи обязательно требует приспособления его грамматической структуры к выражению той или иной информации. В этом и выражается актуальное членение высказывания, под которым следует понимать смысловое членение для данного контекста или ситуации.

Какие же части мы выделим при актуальном членении наших высказываний? В зависимости от содержания ответа в них выделяются разные части. В первом случае смысл информации передает словосочетание прочитал рукопись; во втором - только слово рукопись (так как спрашивающему известно, что редактор что-то прочитал, но, может быть, это был не рукопись, а рецензия...); в третьем - слово редактор. Как видим, при актуальном членении высказывание делится на две части: в первой содержится уже ранее известное - тема высказывания, во второй-то, что сообщается о ней - рема. Сочетание темы и ремы и составляет предмет сообщения.

Актуальное членение, в отличие от грамматической организации предложения всегда двучленно, причем обе части высказывания могут объединять несколько членов предложения и включать в свой состав то главные, то второстепенные члены в разных сочетаниях (см. примеры). Основное содержание высказывания заключено в реме; в теме указывается то, что уже известно (или вполне очевидно, или вытекает из предшествующего контекста). Тема лишь устанавливает связь данного высказывания с предшествующим, а рема содержит основное сообщение. Любое высказывание должно иметь рему, а тема может быть и не указана. Так, в наших примерах возможны были ответы в виде неполных предложений; ср.: - Редактор прочитал рукопись? - Прочитал; - Рукопись прочитал редактор? - Редактор. Тема может быть восстановлена из контекста, а может и просто отсутствовать. Например, она не выделяется в высказываниях, содержащих лишь сообщение о том или ином факте, событии: Прошел год; Снег идет; Ночь. Улица. Фонарь. Аптека (Бл.).

Возможно и многоступенчатое актуальное членение высказывания, если оно достаточно распространено: Редактор / прочитал рукопись внимательно и с большим интересом. Выделив как тему слово редактор, мы можем в реме дополнительно выделить «вторую рему» - внимательно и с большим интересом.

Какова же связь тема - рематического членения высказывания с порядком слов в предложении? На этот вопрос можно ответить, рассмотрев наши примеры: в них тема на первом месте, а рема - на втором; не случайно в третьем диалоге порядок слов изменился: подлежащее, ставшее ремой, заняло свое место. Таким образом, порядок слов нельзя рассматривать в отрыве от актуального членения высказывания, «понятия «прямой» и «обратный» Порядок словпорядок слов означает не последовательность расположения грамматических членов предложения (подлежащего, сказуемого, определения и обстоятельства), а последовательность расположения темы и ремы и их компонентов»Валгина Н.С. Синтаксис современного русского языка. М., 1991. С. 149..

При прямом порядке слов тема стоит на первом месте в предложении, а рема - на втором, как это было в каждом из трех наших примеров. При этом употребление подлежащего на втором месте (3-й пример) может соответствовать норме: в таком случае подлежащее является ремой, в нем заключена новая информация. Для аналогичного высказывания препозиция подлежащего была бы не оправдана. Однако подобное построение предложения возможна, но в нем необходимо интонационно выделить рему, компенсируя логическим ударением утрату актуализирующей функции порядка слов: Редактор прочитал рукопись [а не кто другой!]. этот порядок слов для данного конкретного случая будет Инверсияинверсией.

Таким образом, в свете учения об актуальном членении высказывания изменяется традиционные понятия прямого и обратного порядка слов: к прямому порядку слов относятся все случаи перехода от темы к реме. Для синтаксического строя русского языка наиболее характерна препозиция подлежащего. Обычно такое положение соответствует и актуальному членению высказывания, так как подлежащее чаще всего является темой: Николай / взял два письма. Одно / было от матери, другое / - от Сони (Л. Т.); Поймать леща или окуня / - это такое блаженство! (Ч.); Киев / - город моего детства; День / солнечный и теплый. Такой порядок слов традиционно рассматривается как прямой. В то же время следует иметь в виду, что в русском языке немало конструкций с прямым порядком слов, в которых подлежащее и постпозитивно. К ним относятся прежде всего те, в которых сказуемое относится темой: Есть / другое средство: вы можете отыграться(П.); Ближе всех были / Федор Васильевич и Петр Иванович (Л. Т.); Утешение служили / письма многочисленных учеников (Леон.). Препозитивное сказуемое вместе с подлежащим может образовать рему, неделимую в смысловом отношении, а темой в этих случаях явится стоящее впереди имя в косвенном падеже: Яковом, / видимо, овладевало упоение (Т.); Меня / тотчас охватила неприятная, неподвижная сырость (Т.); Светлое северное небо / слабо озаряла туманная луна (Каз.). Такова же последовательность главных членов предложения в конструкциях с нулевой темой, которые с точки зрения актуального членения неделимы: Был теплый июнь, стояли белые ночи (Пауст.); Шел дождь; Началась жатва; Зазвонил телефон.

Обычно препозитивно сказуемое в вопросительных и восклицательных предложениях: Будете ли вы или нет?; Не заступятся ли за меня дедушка или тетушка (П.); Какое приятное занятие эти танцы! (Остр.); Как худо его лицо, как коротки его волосы! Как длинны руки! Как изменился он с тех пор, как он оставила его! (Л. Т.) Правда, актуальное членение таких предложений особое; в них рема на первом месте и логическое ударение выделяет ее.

Наконец, возможны конструкции с препозитивным подлежащим, в которых тем не менее порядок слов обратный: Только случайное обстоятельство уберегло его от падения (Фад.) - здесь рема занимает необычное положение - стоит вначале, ее подчеркивает интонация и усилительная частица только, что компенсирует нарушение порядка слов.

Определяя место второстепенных членов предложения, следует иметь в виду, что предложение обычно строится из словосочетаний, которые используются с их привычным словорасположением: согласуемые слова предшествуют стержневому слову, а управляемые следуют за ним. При таком порядке компонентов «словосочетание представляет собой единую номинацию, обозначает одно понятие»Сиротинина О.Б. Лекции по синтаксису русского языка. М., 1980. С. 124.. Нарушение Порядок словпорядка слов в словосочетании лишает его единства или даже разрушает словосочетание. Например, обязательно расположение слов в высказывании в каждой детали из никеля делается отверстие, так как при иной последовательности - «в детали делается отверстие из никеля» возникают новые связи, которые искажают смысл. Обычно словосочетания в составе высказывания получают определенную коммуникативную функцию, выступая в качестве либо темы, либо - ремы; ср.: в детали из никеля - тема, делается отверстие - рема.

Охарактеризуем Порядок словпорядок слов в словосочетаниях, которые наиболее часто используются в русских конструкциях.

I. В сочетаниях имен существительных с прилагательными последние обычно препозитивны: хороший человек, веселая прогулка, абстрактное мышление. Постпозитивное прилагательное выделяется в семантико-стилистическом отношении и подчеркивается интонацией: Здесь вы встретите бакенбарды единственные, пропущенные с необыкновенным и изумительным искусством под галстук, бакенбарды бархатные, атласные, черные как соболь или уголь… Здесь вы встретите усы чудные, никаким пером, никакою кистью не изобразимые… Здесь вы встретите улыбку единственную, улыбку - верх искусства (Г.). При этом важно заметить: если словосочетание с постпозитивным прилагательным входит в состав темы, то это не влияет на актуальное членение высказывания: Улица пустая вообще производит ужасное впечатление, а тут еще где-то под ложечкой томило и сосало предчувствие (Булг.). Но прилагательное может в постпозиции нести и основную смысловую нагрузку, и тогда оно становится ремой: Белинский был человек сильный и решительный (Черн.). В таких случаях прилагательное сильно подчеркивается интонацией: В деревне жизнь началась днями мирными, очаровательными (Бун.).

Стилистические интерес представляют конструкции, в которых постпозитивные прилагательные не получают особого смыслового значения в контексте и, следовательно, не несут на себе логического ударения. В этом случае их необычное положение в словосочетании придает ему разговорную окраску: Мох седой далеко вокруг нивы, на сотни верст лежит, на нем сосенки курносые в рост человека и березки корявые могут только расти (Пришв.); в иных контекстах - поэтический оттенок:

Тучки небесные, вечные странники!

Степью лазурною, цепью жемчужною

Мчитесь вы, будто как я же, изгнанники

С милого севера в сторону южную.

(М. Лермонтов);

народно-поэтический колорит:

Вот нахмурил царь брови черные

И навел на него очи зоркие,

Словно ястреб взглянул с высоты небес

На молодого голубя сизокрылого

(М. Лермонтов.)

Если в предложении нарушается целостность словосочетания и прилагательное отделяется от существительного глаголом, то независимо от тема-рематического членения высказывание такое прилагательное всегда сильно инверсировано: Скука меня томила страшная (Т.); Ранний перепадал снежок (Шол.). Однако вариант с поэтической окраской представляет только коммуникативно нерасчлененные предложения (в них прилагательное связано по смыслу лишь с существительным, а глагол обладает незначительной информативностью): Сильная крутила метель (Сейф.); Большие зеленеют почки (Пришв.); Невидимый звенел жаворонок (Наг.). Именно такие варианты словорасположения широко распространены в стихотворной речи.

II. В словосочетаниях из двух существительных зависимая словоформа, как правило, постпозитивна: любовь матери, прогулка при луне, путь к победе. Однако зависимая форма существительного в родительном падеже, указывающая на внешний вид, размер, цвет и другие свойства предмета, может быть и препозитивной, выступая всегда в обязательном сочетании с прилагательным: [Собакевич] …ему на этот раз показался весьма похожим на средней величины медведя . (Г.); На голове была надета высокая, с плоским верхом папаха … (Л. Т.) Такая зависимая словоформа в препозитивном положении часто оказывается в ряду однородных определяющих членов: Лукавый, изменчивый, непроницаемый, тонкого ума, легкого очарования и большого упрямства человек, он умел заставить считаться с собой даже Наполеона (Наг.).

Зависимое существительное всегда предшествует другому в устойчивых словосочетаниях типа гвардии старший лейтенант, красного дерева буфет; во фразеологизмах - одного поля ягода.

Важно подчеркнуть, что в субстантивных словосочетаниях с препозицией зависимого существительного появляется разговорная окраска, если это инверсированное существительное получает в контексте особое смысловое значение и, следовательно, выделяется логическим ударением: Стоял раз полк в первой линии; целую неделю с турками перестрелка была… (Гарш.) Однако при таком же словорасположении, но с интонационно-смысловым выделением стержневого существительного такие словосочетания получают поэтическую окраску: Затягивает тина морская белых ночей решето (Леон.). Подобная Инверсияинверсия применяется в «орнаментальном», украшенном стиле: Ей казалось, что дней доцветенье приходит (А. Б.). В публицистической речи такое словорасположение создает риторический оттенок: «Героев славные имена», «Кубка граней многоцветье» (заглавия газетных статей).

III. В словосочетаниях со стержневым словом-прилагательным на первом месте обычно стоит наречие: очень добрый, смертельно бледный, неправдоподобно большой. Такое же положение занимает и существительное, указывающее на качественный признак прилагательного: на редкость терпеливый, в корне неправильный. Однако существительные с иными значениями в косвенных падежах обычно препозитивны: Старик с черной с проседью бородой… неподвижно стоял, держа чашку с медом (Л. Т.); Никогда не видела скупая на цвета северная природа такого богатого сочетания красок (Шол.).

Далее, не задерживая внимания на именных словосочетаниях, отметим, что порядок слов имеет важное смысловое значение в сочетаниях количественных числительных с существительными. При точном обозначении числа числительное препозитивно: два часа, сто рублей, двадцать шагов; ср.: Я три тарелки съел (Кр.); иной порядок слов указывает на приблизительность количества: часа два; ср.: Я внутренне хохотал и даже раза два улыбнулся (но он, к счастью, этого не заметил) (Л.).

IV. В глагольных словосочетаниях с зависимой падежной формой существительного оно, как правило, на втором месте: люблю грозу, пишу карандашом, подошел к окну. Однако возможна и препозиция существительного, если оно указывает на качество или способ действия: Быстрыми шагами она шла к дому (Г. Ник.); Потом он тем же изучающим взглядом оглядел Кочаряна и Митю (Кетл.). Если к глаголу относятся два существительных, то непосредственно после него ставятся словоформы со значением адресата или обстоятельственным, орудийным значением: написал для студентов пособие, взял в шкафу бумагу, открыл ключом дверь; конечную же позицию занимает словоформа, которая по смыслу теснее связана с глаголом: получил из редакции ответ, пишет друзьям письма . Такое словорасположение объясняется тем, что при отсутствии в речи специального коммуникативного задания «в языке действует тенденция к устранению с конечной позиции такой словоформы, которая потенциально может стать самостоятельной ремой»Русская грамматика: Синтаксис. М., 1980. Т. 2. С. 207.. В зависимости от актуального членения высказывания порядок слов в подобных глагольных словосочетаниях может меняться: Рецензент вернул рукопись редактору и Рецензент вернул редактору рукопись (конечную позицию занимает рема).

ИнверсияИнверсия зависимой словоформы, подчеркнутой логическим ударением, создает яркую экспрессию: Судьбы свершился приговор (Л.); Но дочь преступница… преданья Об ней молчат. Ее страданья, Ее судьба, ее конец Непроницаемою тьмою от нас закрыты (П. Полтава), а в иных случаях придает речи разговорную окраску: Наталья вечера просиживала, вывязывая жениху традиционный шарф (Шол.); Слышала, как сказал комиссар: - Кто обидит, будет с ротой дело иметь (Песк.).

В сочетаниях глаголов с наречиями Порядок словпорядок слов зависит от смыслового членения высказывания: наречия постпозитивны, если на них приходится основная смысловая нагрузка и, следовательно, логическое ударение: Работал он артистически (М. Г.); Встретились приятельски (Фурм.); Костер горел жарко (Ч.). Если же наречие исключено из состава ремы, то оно препозитивно по отношению к глаголу: Издалека доносилась песня (А. Т.); Быстро сохнет трава (Т.). Разговорную окраску имеют словосочетания, в которых наречие следует за глаголом, но интонационный центр сохраняется на глаголе: …Того Степан Аркадьевич никогда не мог понять хорошенько (Л. Т.). При одинаковом интонационном выделении обоих компонентов словосочетания в подобных случаях может возникнуть и поэтический оттенок речи: …И вся дубрава зашумит широколиственно и шумно (П.).

Изучение последовательности компонентов в словосочетаниях не может, однако, составить полного представления о порядке слов в предложении, так как виды синтаксической связи в нем многообразнее, шире.

На уровне предложения следует рассмотреть порядок слов при употреблении однородных членов, связанных сочинительной связью. Особый стилистический интерес представляет употребление нескольких определений, занимающих в предложении одинаковые синтаксические позиции: По широкой большой бесшоссейной дороге шибкою рысью ехала высокая голубая венская коляска цугом (Л. Т.). Как видно из примера, ближе к существительным ставятся прилагательные, называющие более важный признак. Если при этом сочетаются качественное и относительное прилагательные, то непосредственно рядом с существительным окажется последнее: бесшоссейная дорога, венская коляска. Если же все прилагательные качественные, то надо учитывать их значения и ставить рядом с существительным те, которые указывают на более постоянный признак: теплые летние вечера, красивые серые глаза. В случае, если все определения выражены относительными прилагательными, «обычно они располагаются в порядке восходящей смысловой градации (от более узкого понятия к более широкому)»Розенталь Д.Э. Практическая стилистика русского языка. С. 238.: иллюстрированный детский журнал, еженедельные редакционные совещания. Если в ряду однородных определений оказывается местоимение, оно выдвигается вперед: На голове у него был картуз (из барашкового меха) какой-то странной формы (Ч.); Да я еще коменданта не видал, а мне надо сдать кой-какие казенные вещи (Л.); Но и все ж возвращаться не надо, потому и достался не в срок, как любовь, как печаль, как отрада твой красивый рязанский платок (Ес.).

Особое внимание надо обратить на Порядок словпорядок слов в предложении при употреблении детерминантов - второстепенных членов, формально не связанных с другими словами в предложении, характеризующихся некоторой независимостью функционирования и относящихся ко всему предложению в целом: К вечеру метель усилилась; Ночью над рекой опустился туман (Пауст.). В качестве детерминантов обычно выступают обстоятельства и дополнения, которые, однако, не зависят от глагола-сказуемого, а относятся ко всему предложению как свободные словоформы. Связь их с другими членами предложения носит характер свободного присоединения. Детерминирующие члены предложения обычно препозитивны. Как однородные члены они могут выстраиваться «цепочкой»: А далеко за вокзалом, за домами, за заводами, словно нарисованное на краю неба, виднелось белое здание университета (Ант.).

При инверсии детерминирующие члены предложения оказываются в его конце: Шелестит плющ у балкона и возится сонная птица в кустах (А. Т.); Женщина истинно любит только однажды (Гонч.).

Добавочное замечание можно сделать о порядке слов в предложении при употреблении инфинитива. Зависимый Инфинитивинфинитив всегда постпозитивен: Саша… покраснела, готовая заплакать (Ч.); Я хотел бы жить и умереть в Париже, если б не было такой земли - Москва (Маяк.); Ей пока не угрожала опасность остаться вдовой (Марк.). Препозитивное употребление инфинитива придает речи разговорную окраску: Куплю, куплю, только ты плакать-то перестань; У меня ведь недолго, я и на кухню горшки парить пошлю (Остр.) - или архаический оттенок: Ветр в лесах шуметь забыл (Лом.).

Наблюдения над вариантами словорасположения в предложении и словосочетании неоднократно обращали нас к инверсии - стилистическому приему, состоящему в намеренном изменении обычного порядка слов с целью эмоционального, смыслового выделения какой-либо части высказывания: Славная бекеша у Ивана Ивановича (Г.); Сей Дубровский, отставной поручик гвардии, был ему ближайшим соседом (П.); Необъятным казалось звездное небо над этой непонятной землей (А. Т.). ИнверсияИнверсия является сильным стилистическим средством создания эмфатической интонации. Если прямой порядок слов, как правило, не имеет стилистического значения, то инверсионный - всегда стилистически значим. Правомерно задать вопрос: как оценивается инверсия в разных функциональных стилях?

Инверсия возможна лишь в экспрессивной речиМы не касаемся порядка слов в разговорной и поэтической речи, которые строятся по иным законам.. Этот стилистический прием ценят не только писатели, но и публицисты:

Места заповедные.

Лежит в нижегородском Заволжье Светлояр-озеро, хранящее одну из самых поэтичных легенд Древней Руси - сказание о невидимом граде Китеже. Когда четверть века назад пришел я на его берега студентом, собиравшим фольклор, озеро поразило заповедным покоем… Казалось, упал когда-то в чащобу огромный колокол и наполнился родниковой свежестью…

(Ю. Андрианов)

В научном и официально-деловом стилях, как правило, порядок слов не используется в экспрессивной функции и потому Инверсияинверсия не может быть оправдана. Что же касается предпочтения конструкций с препозицией или постпозицией подлежащего, то их выбирают, учитывая характер изложения материала. В научной речи порядок слов выполняет важную смысловую функцию, подчеркивая логическое членение текста.

По свидетельству специалистов, большинство предложений в научной речи начинается не с подлежащего, а с обстоятельства, дополнения или предикативного члена: За последние годы в исследованиях, касающихся нисходящих влияний мозжечка, используется… реакция спинного мозга; В этом районе было проведено два испытания.

В официально-деловом стиле преобладают иные конструкции: подлежащее, как правило, препозитивно; причем в тексте обычно повторяются однотипные конструкции: Родители обязаны воспитывать своих детей, заботиться об их физическом развитии и обучении, готовить к общественно полезному труду, растить достойными членами общества; Родители являются законными представителями своих несовершеннолетних детей и выступают в защиту их прав и интересов…; Отец и мать имеют равные права и обязанности в отношении своих детей. Такое построение высказываний не только способствует предельной ясности формулировок, но и служит достижению единообразия в изложении, что приводит к строгой стандартизации языковых средств, характерной для подобных жанров официально-делового стиля.

Специальный стилистический интерес представляет использование порядка слов в различных функционально-смысловых типах речи. В этом случае противоборствуют две конструкции: подлежащее - сказуемое, сказуемое - подлежащее. В повествовании, описании, рассуждении эти конструкции используются по-разному.

Еще Н.М. Карамзин, немало потрудившийся над разработкой порядка слов в русской художественной прозе, дал образец двух конструкций, типичных для русского языка: Колокольчик зазвенел, лошади тронулись (препозиция подлежащего) и Светит солнце; Наступила осень; Идет дождь (препозиция сказуемого). Обе конструкции отражают прямой порядок слов, однако их стилистическое применение различно. Предложения первого типа используются чаще в повествовании:

Мы плыли довольно медленно. Старик с трудом выдергивал из вязкой тины свой длинный шест… Наконец мы добрались до тростников, и пошла потеха. Утки шумно поднимались, «срывались» с пруда, испуганные нашим неожиданным появлением в их владениях, выстрелы дружно раздавались вслед за ними… эти кургузые птицы кувыркались на воздухе, тяжело шлепались об воду… Легко подраненные ныряли; иные, убитые наповал, падали в такой густой майер, что даже рысьи глазки Ермолая не могли открыть их; но все-таки к обеду лодка наша через край наполнилась дичью.

(И.С. Тургенев)

Эти конструкции живо передают движение, развитие действия, как нельзя лучше отражая динамику событий.

Предложения с препозитивным сказуемым употребляются при описании обстановки, констатации того или иного факта, наличия предмета:

Был прекрасный июльский день… Весело и величаво, словно взлетая, поднимается могучее светило. Около полудня обыкновенно появляется множество круглых высоких облаков… Кое-где протянутся сверху вниз голубоватые полосы: то сеется едва заметный дождь… На всем лежит печать какой-то трогательной кротости…

(И.С. Тургенев)

Такой Порядок словпорядок слов характерен для эпического, спокойного тона речи; он наиболее приемлем для создания статических картин.

Не останавливаясь специально на особенностях порядка слов в иных функционально-смысловых типах речи, отметим, что и в рассуждении, и в диалогическом единстве тема-рематическое членение высказывания зависит от коммуникативной установки и характера предшествующего текста.

© Центр дистанционного образования МГУП