Московский государственный университет печати

Составители Т.Г. Куприянова, О.В. Андреева


         

Хрестоматия по истории книги. Часть I

Хрестоматия для студентов, обучающихся по направлению 520700 «Книговедение»


Составители Т.Г. Куприянова, О.В. Андреева
Хрестоматия по истории книги. Часть I
Начало
Печатный оригинал
Об электронном издании
Оглавление
•  

Предисловие

•  

1. Рукописные книги Древней Руси

•  

Из «Сказания о письменах» Черноризца Храбра

•  

Из «Жития Константина»

•  

Из «Жития Мефодия»

•  

Из «Повести временных лет»

•  

Слово некоего Калоугера о чтении книг

•  

Из Лаврентьевской летописи (6745 год)

•  

Из Новгородской первой летописи (6748-6750 год)

•  

Устав Федора Студейского

•  

Из «Жития преподобного Авраамия Смоленского и службы ему»

•  

Из Новгородской летописи (1382 год)

•  

Из «Слова о лживых учителях»

•  

2. Начало и первые века книгопечатания в русском государстве

•  

Сказание достоверное и краткое написание о добром деле, о печатном изображении и о перерыве в нем

•  

Ответ Соборной о святых иконах и о исправлении книжном

•  

О книжных писцех

•  

О злых ересях...

•  

Из «Беседы валаамских чудотворцев»

•  

Из «Слова отвещательно о исправлении книг русских»

•  

Из предисловия к сборнику «Новый Маргарит»

•  

Послесловие «Апостола» 1564 года

•  

Из послесловия к «Псалтыри» Никифора Тарасиева и Невежи Тимофеева (1568 год)

•  

Официальное заявление... гравера Блазиуса Эбиша...

•  

Из воспоминаний Штадена Генриха о Москве Ивана Грозного

•  

Из «Сказания известно о воображении книг печатного дела»

•  

Из Соборного постановления (ноябрь 1681 года)

•  

3. Книга в России в первой четверти ХVIIIвека

•  

Из жалованной грамоты Петра I Яну Тессингу

•  

Указ о печатании газеты «Ведомости»

•  

Челобитная В.А. Киприанова о заведении гражданской типографии

•  

Указ Петра I о печатании книг гражданским шрифтом

•  

Указ 16 февраля 1721 года

•  

Указ 20 марта 1721 года...

•  

Из Инструкции дозорщикам Московской типографии 1723 года

•  

4. Книга в России во второй четверти ХVIII века

•  

Прошение лейб-медика Д.Л. Блюментроста об открытии академической типографии

•  

Из Указа об учреждении типографии Академии наук

•  

Указ 4 октября 1727 года Верховного Тайного Совета о закрытии типографий

•  

Из Инструкции... наборщикам...

•  

Из Инструкции, по которой книгопродавцу Готлибу Кланнеру поступать

•  

Инструкция Г. Кланнеру от И. Шумахера

•  

Инструкция, которой должны следовать гравировальщики Академии наук, 3 марта 1732 года

•  

Указ о книжной лавке в Москве. 24 сентября 1742 года

•  

Указ Елизаветы Петровны 11 марта 1747 года о запрещении продажи печатных листов

•  

5. Книга в России во второй половине ХVIII века

•  

Указ об учреждении типографии Московского университета от 5 марта 1756 года

•  

М.В. Ломоносов. Мнение об академической Книжной лавке в Москве

•  

Указ о типографии Гартунга. 1 марта 1771 года

•  

Указ о дозволении книгопродавцам... завести собственную Типографию

•  

Указ о вольных типографиях. 15 января 1783 года

•  

О порядке открытия, содержания и передаче заведений другим лицам

•  

О порядке заведения книжных магазинов

•  

Об условиях продажи книг

•  

Акт уничтожения Типографической компании

•  

Указ об ограничении свободы книгопечатания и об упразднении частных типографий. 16 сентября 1796 г.

•  

6. Книга в России в первой половине XIX века

•  

Н.М. Карамзин. О книжной торговле и о любви ко чтению

•  

В. Березайский. Анекдоты древних пошехонцев

•  

Указ Александра I Сенату о разрешении частных типографий 9 февраля 1802 года

•  

Из заметок русского книгопродавца

•  

Устав о цензуре 1826 года

•  

В.Г. Белинский о А.Ф. Смирдине

•  

В.Г. Белинский о А.Ф. Смирдине

•  

7. Книга в России в середине XIX века и в пореформенное время

•  

А.И. Герцен. Письмо к Польской Централизации в Лондоне 20 мая 1853 года

•  

А.И. Герцен. Вольное русское книгопечатание в Лондоне. Братьям на Руси

•  

А.И. Герцен. От издателя

•  

А.И. Герцен. Предисловие к «Историческому сборнику вольной русской типографии в Лондоне»

•  

А.И. Герцен. Объявление о «Полярной звезде». 1855

•  

А.И. Герцен. Из предисловия к «Колоколу»

•  

Н.А. Некрасов о «Красных книжках» (Из письма к торговцу народными изданиями И.А. Голышеву)

•  

Н.Г. Чернышевский о книжном магазине Н.М. Щепкина и К

•  

Письмо деятелей русской культуры А.Ф. Марксу по поводу его договора с А.П. Чеховым

•  

И.Н. Павлов о А.Ф. Марксе

•  

Л.H. Толстой - И.Е. Салтыкову-Щедрину

•  

Л.Н. Толстой - А.Н. Островскому

•  

Л.Н. Толстой - Н.Н. Страхову

•  

И.Д. Сытин об издательстве «Посредник»

•  

8. Книжное дело в конце XIX - начале XX века

•  

Из статьи Н.А. Рубакина «Книжный поток»

•  

Разносная торговля книгами

•  

Центральный книжный склад в Москве

•  

Из статьи «Книжная торговля на Сибирской ж. д.»

•  

Из статьи А. Я. «Грандиозный проект автоматической продажи книг»

•  

«Дом Книги»

•  

Из статьи «По поводу издательской деятельности земств»

•  

Из статьи А.Я. «Последние сведения о провинциальных книжных складах»

•  

Из статьи Н.П. Ложкина «Мои воспоминания об издательской работе Вятского губернского земства»

•  

Из статьи «Книжный склад Саратовского Земства»

•  

Из статьи Г.И. Поршнева «Профобразование книжника за годы революции»

•  

Из статьи П.К. Симони «Как сложился тип русского книжника в старое время»

•  

Из статьи В. Брюсова «Свобода слова»

•  

Из «Именного высочайшего указа Правительствующему Сенату» 24 ноября 1905 года

•  

Из «Именного высочайшего указа Правительствующему Сенату». 18 марта 1906 года

•  

Из «Именного высочайшего указа Правительствующему Сенату». 26 апреля 1906 года

•  

Извлечения из «Устава о цензуре и печати»

•  

Извлечение из «Уложения о наказаниях уголовных и исправительных»

•  

Из книги «Московские печатники в 1905 году»

•  

Январские события 1905 года в Москве

•  

Октябрьские дни и первый легальный Союз печатников

•  

Вооруженное восстание

•  

Из статьи И.А. Мудрова «Книжные работники г. Москвы в революционном и профессиональном движении до октябрьской революции»

•  

Из статьи Б. Дорошевского «Книжное дело в эпоху первой революции (1905-1907 гг.)»

•  

Из статьи В. Русакова «Роль книги в государственном перевороте 17-го октября»

•  

Из статьи С.Р. Минцлова «Четырнадцать месяцев «свободы печати» (Заметки библиографа)»

•  

Из статьи «Разгром книгоиздательств и книжных магазинов в Москве»

•  

Хроника

•  

Хроника

•  

Из статьи «Критическое положение»

•  

Хроника

•  

Из статьи «Наши задачи»

•  

Из «Устава Всероссийского Общества Книгопродавцев и Издателей»

•  

Издание книг в 1908-1916 гг.

•  

Хроника

•  

Из статьи «Книжный мир и обстоятельства современной жизни»

•  

Из постановления Временного правительства «Об учреждениях по делам печати»

•  

Из «Протокола экстренного заседания Комитета Русского Библиографического Общества при Московском Университете (по случаю разгрома Общества)»

•  

Библиотека Сабашниковых

•  

Книжный рынок и революция

•  

Библиографический список

7. Книга в России в середине XIX века и в пореформенное время

В 50-е годы XIX столетия в России наметилась тенденция буржуазного реформирования общественно-политической и экономической жизни страны. В условиях гонения на вольное книгопечатании внутри страны русский «Колокол» зазвучал по всей Европе из Лондона. Основателем вольной типографии за границей был А.И. Герцен. Деятельность этой типографии имела решающее значение для возникновения прогрессивной печати в России и распространения нелегальной революционной литературы.

Отмена крепостного права и изменение политического курса внесли изменения в развитие книгоиздания и книготорговли. Книжное дело развивается по нескольким направлениям. Растут объемы книжной продукции, интенсивно развивается книгоиздание в провинции, расширяется и демократизируется читательская аудитория. В новую эпоху читателями книг становятся студенты, ремесленники, чиновники, промышленная буржуазия, ширится крестьянская читательская среда. Во многом этому способствовали реформы 60-х годов в области образования. Большую роль в этом деле сыграли Комитеты грамотности, которые, следуя идеям народничества, доставляли книги для народного чтения. Малообъемные книжки для массового читателя прочно вошли в издательский репертуар. Доминирующее положение занимает беллетристика - 9,1%, естественные науки - 8.5%, политическая литература - 7,1%, учебные издания - 5,5% Новые капиталистические производственно-экономические отношения в пореформенной России позволили многим выходцам из низшего сословия открыть свои типографии, издательства, книжные магазины. Дух предпринимательства и знание потребностей общества дали возможность предприятиям М.О. Вольфа, А.Ф. Маркса, И.Д. Сытина и другим быстро завоевать книжный рынок. Гибкая издательская политика, ослабление цензурного гнета создали благоприятные условия для роста объемов книгоиздания. В течение 1855-1881 годов в России было выпущено 100000 книг и брошюр, в целом объем книгоиздания вырос в , пять раз (в столицах - в 3,7 раза, в провинции - в 13 раз).

Крупным издателем второй половины XIX века был М.О. Вольф. Одним из первых он начал выпуск детской и юношеской литературы, печатая в серии «Золотая библиотека», «Розовая библиотека», «Зеленая библиотека» произведения русских и зарубежных классиков. Вместе с тем он выступил как популяризатор науки и научных достижений, начав издавать научно-популярные энциклопедии и книги.

А.Ф. Маркс внес свою лепту изданием еженедельного литературного иллюстрированного журнала «Нива» и бесплатных приложений к нему. За счет дешевых книг и журнала «для семейного чтения» число подписчиков неуклонно росло. В 1878 году тираж «Нивы» составил 43 тыс. экземпляров, в 1886 - 102 тыс. экземпляров, в 1894 - 170 тыс. экземпляров. За 30 лет существования журнала на его страницах были опубликованы рукописи 2000 авторов, 13657 картин и рисунков, всего за 48 лет вышло 2483 номера журнала «Нива».

Издания для массового читателя выпускала фирма И.Д. Сытина. Первоначально это были народные календари и лубочные книги. Но с основанием издательства «Посредник» в 1884 году с печатных станов типографии Сытина стали выходить произведения таких крупных писателей, как Н.С. Лесков, Г.И. Успенский, А.И. Эртель, А.П. Чехов, Л.Н. Толстой.

Крупным издателем был А.С. Суворин. Он выпустил 1600 названий книг тиражом 6,5 млн. экземпляров. Его газета «Новое время» имела тираж 50000 экземпляров. Успех предприятия Суворина был основан на росте тиражей и доступности изданий.

К концу XIX века преобладающей формой организации книгоиздания стали паевые товарищества. На их долю приходилось более 70% печатной продукции. Объединение на паях явилось первым шагом к монополизации книжного рынка, формированию его емкости и специализации.

А.И. Герцен. Письмо к Польской Централизации в ЛондонеПольская Централизация в Лондоне - объединение польских эмигрантов-демократов. 20 мая 1853 года

В феврале 1853 мы объявили о своем намерении открыть в Лондоне русскую типографию, чтобы дать русской мысли свободную трибуну, чтобы разоблачать чудовищные деяния петербургского правительства. Мы тогда же призывали всех русских, любящих не только свою родину, но и свободу, присылать нам свои рукописи. Мы были готовы печатать эти рукописи на свой счет, в случае если их обнародование могло оказаться полезным для дела пропаганды.

Этот замысел осуществился. С 1 июня 1853 над печатный станок не прекращал работу, несмотря на все осложнения, порожденные войной, еще более затруднившей пути сообщения. Мы писали, мы печатали: нави друзья из Польской Демократической Централизации распространяли наши издания на берегах Черного и Балтийского морей; наши солдаты (по словам русских пленных), покидая Аландские острова, нашли там наши летучие листки. Китайская стена, которую царь воздвиг вокруг Польши, не помешали нашим листкам проникнуть и туда.

Мы повторяем теперь просьбу присылать нам рукописи и просим позволений представить отчет о деятельности типографии за полтора года.

Вот список наших изданий на русском языке:

    Iskander (A Нerztn). Юрьев день. Юрьев день!«Юрьев день! Юрьев день! Русскому дворянству» - первое издание Вольной русской типографии. Эта прокламация, посвященная крестьянскому вопросу, свидетельствует о том, что издательская деятельность А.И. Герцена с самого начала носила антикрепостнический характер.

    Поляки прощают нас

    Русским воинам в Польше

    Крещеная собственность

    Прерванные рассказы

    Тюрьма и ссылка

    Письма из Франции и Италии

    С того берега

    U. A. Два видения св. Кондратия

    Два письма Е. Пугачева

    N. Sasonoff. Голос с чужбины

    Русский бог <...>

Герцен А.И. Собрание сочинений. В 30 т. Т. 12. М.: Изд-во АН СССР, 1957. С. 237-238.

А.И. Герцен. Вольное русское книгопечатание в Лондоне. Братьям на Руси«Вольное русское книгопечатание в Лондоне. Братьям на Руси», появившееся в виде литографированной листовки в 1853 году, было первым объявлением об открытии Вольной типографии.

Отчего мы молчим?

Неужели нам нечего сказать?

Или неужели мы молчим оттого, что мы не смеем говорить?

Дома нет места свободной русской речи, она может раздаваться инде, если только ее время пришло.

Я знаю, как вам тягостно молчать, чего вам стоит скрывать всякое чувство, всякую мысль, всякий порыв.

Открытая, вольная речь - великое дело; без вольной речи - нет вольного человека. Недаром за нее люди дают жизнь, оставляют отечество, бросают достояние. Скрывается только слабое, боящееся, незрелое. «Молчание - знак согласия», - оно явно выражает отречение, безнадежность, склонение головы, сознанную безвыходность.

Открытое слово - торжественное признание, переход в действие.

Время печатать по-русски вне России, кажется нам, пришло. Ошибаемся мы или нет - это покажете вы.

Я первый снимаю с себя вериги чужого языка и снова принимаюсь за родную речь.

Охота говорить с чужими проходит. Мы им рассказали как могли о Руси и мире славянском; что можно было сделать - сделано.

Но для кого печатать по-русски за границею. как могут расходиться в России запрещенные книги?

Если мы будем сидеть сложа руки и довольствоваться бесплодным ропотом и благородным негодованием, если мы будем благоразумно отступать от всякой опасности и, встретив препятствие. останавливаться, не делая опыта ни перешагнуть, ни обойти, тогда долго не придут еще для России светлые дни.

Ничего не делается само собою без усилий и воли, без жертв и труда. Воля людская, воля одного твердого человека - страшно велика.

Спросите, как делают наши польские братья, угнетенные больше вас. В продолжение 20 лет разве они не рассылают по Польше все, что хотят, минуя цепи жандармов и сети доносчиков.

И теперь, верные своей великой хоругви, на которой было написано: «За нашу и вашу вольность», - он протягивают вам руку; они вам облегчают три четверти труда, остальное вы можете сделать сами.

Польское демократическое товарищество в Лондоне, в знак его братского соединения с вольными людьми русскими, предлагает вам свои средства для доставления книг в Россию и рукописей от вас cюда.

Ваше дело найти и вступить в сношение.

Присылайте что хотите, все писанное в духе свободы будет напечатано, от научных и фактических статей по части статистики и истории до романов, повестей и стихотворений.

Мы готовы даже печатать безденежно.

Если у вас нет ничего готового, своего, пришлите ходящие по рукам запрещенные стихотворения Пушкина, Рылеева, Лермонтова, Полежаева, Печерина и др.

Приглашение ваше столько же относится к панславистам, как ко всем свободомыслящим русским. От них мы имеем еще больше права ждать, потому что они исключительно занимаются Русью и славянскими народами.

Дверь вам открыта. Хотите ли вы ею воспользоваться или нет - это останется на вашей совести.

Если мы не получим ничего из России - это будет не наша вина.

Если вам покой дороже свободной речи - молчите.

Но я не верю этому - до сих пор никто ничего не печатал по-русски за границею, потому что не было свободной типографии. С первого мая 1853 типография будет открыта. Пока, в ожидании, в надежде получить от вас что-нибудь, я буду печатать свои рукописи.

Еще в 1849 году я думал начать в Париже печатание русских книгВ обращении к друзьям «Прощайте!» («С того берега»), написанном 1 марта 1849 года в Париже, А.И. Герцен говорил: «Где не погибло слово, там и дело еще не погибло. За эту открытую борьбу, за эту речь, за эту гласность - я остаюсь здесь; за нее я отдаю все, я вас отдаю за нее, часть своего достояния, а может, отдам и жизнь... я здесь полезнее, я здесь бесценсурная речь ваша, ваш свободный орган. ваш случайный представитель» (Герцен А.И. Собрание сочинений: В 30 т. Т. 6. М., 1955. С. 13, 17)., но, гонимый из страны в страну, преследуемый рядом страшных бедствий, я не мог исполнить моего предприятия. К тому же я был увлечен; много времени, сердца, жизни и средств принес я на жертву западному делу. Теперь я себя в нем чувствую лишним.

Быть вашим органом, вашей свободной, бесцензурной речью - вся моя цель.

Не столько нового, своего хочу я вам рассказывать, сколько воспользоваться моим положением для того, чтоб вашим невысказанным мыслям, вашим затаенным стремлениям дать гласность, передать их братьям и друзьям, потерянным в немой дали русского царства.

Будем вместе искать и средств и разрешений, для того чтоб грозные события, собирающиеся на Западе, не застали нас врасплох или спящими.

Вы любили некогда мои писания. То, что я теперь скажу, не так юно ж не так согрето тем светлым и радостным огнем и той ясной верою в близкое будущее, которые прорывались сквозь цензурную решетку. Целая жизнь погребена между тем временем и настоящим; но за утрату многого искусившая мысль стала зрелее, мало верований осталось, но оставшиеся прочны.

Встретьте же меня, как друзья юности встречают воина, возвращающегося из службы, состарившегося, израненного, но который честно сохранил свое знамя и в плену, и на чужбине - и с прежней беспредельной любовью подает вам руку на старый союз наш во имя русской и польской свободы.

Лондон, 21 февраля 1853.

Герцен А.И. Собрание сочинений: В 30 т. Т. 12. М.: Изд-во АН СССР, 1957. С. 62-64.

А.И. Герцен. От издателя

Мы считаем необходимым, предупреждая некоторые вопросы, а может, и упреки, сообщить нашим читателям кой-какие подробности из семейных дел «Полярной звезда» и русской типографии.

В ней опять нет обозрения русской литературы. На этот раз нам нельзя жаловаться на недостаток материалов. За 1856 год мы имели все замечательные периодические издания и газеты, все замечательные книги, вновь вышедшие или перепечатанные: но, долго обдумывая, мы отказались от искушения писать о предмете, столь близком нам и о котором именно теперь есть что сказать.

До тех пор пока мы не убедимся в том, что отзывы «Полярной звезды» не опасны для книг и лиц в России, мы не будем печатать разборов. Скажем одно - что в последние два года литература наша возмужала на десять лет. В ней есть жизнь, движение, цвет, - в ней приводятся к слову действительные интересы и современные вопросы. Каменная плита, лежавшая на стране, сдвинулась, и русская мысль явным образом расправляет крылья. День, в который она окрепнет до того, что сделает ненужным и излишним печатание за границей, будет одним из счастливейших в вашей жизни.

В последнее время мы получили довольно много статей для «Русских голосов»А.И. Герцен предпринял издание сборников «Голоса из России» для того, чтобы помещать на их страницах рукописи, поступавшие главным образом из лагеря либералов, хотя сам Герцен не был полностью согласен с ними. «...В отношении к 'Голосам', - писал он, - мы - типографы, готовые печатать все - исключая одно только писанное с целью упрочить современный порядок дел в России, потому что усилия наши только к тому и устремлены, чтоб его заменить свободными и народными учреждениями» (Герцен А.И. Собрание сочинений: В 30 т. Т. 12. С. 367). «Голоса из России» печатались в 1856-1860 годах; всего вышло девять книжек.. Третья книжка выйдет в июне месяце. Но всего мы не беремся печатать; вам даже кажется, что некоторые из статей присланные к нам по ошибке; их место в «Северной пчеле» или в «Le Nord»«Le Nord» - («Север») - брюссельская газета, субсидировавшаяся русским правительством..

Сверх статей, мы не беремся печатать; нам даже кажется, что некоторые из них исполнены такой теплой, юной симпатии к нам, что мы их прочли глубоко тронутые. Другие больше или меньше писаны с целью исправить дух «Полярной звезда» и направить ее на истинный путь. Мы благодарим писавших за доброе намерение, но следовать их советам не станем.

Один господин сердится на «Полярную звезду» за ее имя, за ее обертку, за ее тон, за ее статьи и пуще всего за портреты Пестеля, Рылеева и других мучеников 14 декабря; если б, говорит он, вместо статей о социализме были статьи о краже чиновников, а портретов совсем не было, то само правительство с пользой читало бы наше издание.

Если правительство боится обертки и портретов, то оно еще долго не дойдет до чтения вообще и в особенности нашего обозрения. А мы еще дольше не дойдем до издания в Лондоне журнала под заглавием «Андреевская звезда»Андреевская звезда (орден св. Андрея Первозванного) - высший орден царской России. с портретами Клейнмихеля, Бенкендорфа, Чернышева и даже ПолитковскогоА.И. Герцен называет крупных сановников-реакционеров, типичных представителей николаевского режима П.А. Клейнмихель - министр путей сообщения; А.Х. Бенкендорф - шеф жандармов; А.И. Чернышев -военный министр и председатель Государственного совета; А.Г. Политковский - директор канцелярии Инвалидного комитета..

Лондон, 25 марта 1857.

Герцен А.И. Собрание сочинений: В 30 т. Т, 12. М.: Изд-во АН СССР, 1957. С. 359-360.

А.И. Герцен. Предисловие к «Историческому сборнику вольной русской типографии в Лондоне»

Вольная русская типография в Лондоне будет время от времени издавать небольшими книжками «Исторический сборник»Вышло два сборника - в 1859 и 1861 годах. разных документов и статей, актов и писем, невозможных для печатания в России, несмотря на улучшение ценсуры понятыми от каждого министерства, ценсурными комитетами общественного спасения, рядом нелепых циркуляров отсталых министров, тупых ректоров и николаевских воспоминаний.

«Сборник» наш будет ограничиваться прошлым веком и нынешним, предоставляя допетровскую Русь ее истинным собственникам - славянофилам и их ученым соперникам. К тому же в воспоминаниях о Руси Киевской и Московской коса самого ценсора Елагина не нашла бы ни травинки.

В первой книжке читатели найдут документы, принадлежащие к четырем последним царствованиям. Из времени Павла I помещен единственный интересный эпизод его царствования - рассказ о его смерти, написанный современником.

Екатерининская эпоха в этой книжке является заступивши одной ногой в гроб; письмо императрицы к Салтыкову важно потому, что бросает свет на семейную жизнь императорской фамилии.

Александровская и николаевская эпоха, совсем напротив, отражаются в первой книжке «Сборника» во всей своей противоположности и притом чрезвычайно характеристичноВ «Исторических сборниках» были помещены, например, материалы о реакционном Священном союзе, заключенном Александром I с Австрией и Пруссией, о восстании декабристов и их казни, резкое письмо к Николаю I и записки о Сибири сосланного туда декабриста В.И. Штейнгеля и т.д..

29 марта 1859.

Лондон. Вольная русская типография.

Герцен А.И. Собрание сочинений: В 30 т. Т. 14. М.: Изд-во АН СССР, 1958. С. 76-77.

А.И. Герцен. Объявление о «Полярной звезде». 1855

Да здравствует разум!

А.С. Пушкин

Полярная звезда скрылась за тучами николаевского царствования.

Николай прошел, и «Полярная звезда» является снова, в день нашей Великой пятницы, в тот день, в который пять виселиц сделались для нас пятью распятиями»А.И. Герцен хотел приурочить выход первой книги литературного и общественно-политического сборника «Полярная звезда», названного так в память декабристов, ко дню, когда исполнялась 29-я годовщина казни декабристов 13 июля старого стиля 1855 г.)..

Русское периодическое издание, выходящее без ценсуры, исключительно посвященное вопросу русского освобождения и распространенно в России свободного образа мыслей, принимает это название, чтоб показать непрерывность предания, преемственность труда, внутреннюю связь и кровное родство.

Россия сильно потрясена последними событиями. Что бы ни было, она не может возвратиться к застою; мысль будет деятельнее, новые вопросы возникнут - неужели и они должны затеряться, заглохнуть? Мы не думаем. Казенная Россия имеет язык и находит защитников даже в Лондоне. А юная Россия, Россия будущего и надежд, не имеет ни одного органа.

Мы предлагаем его ей <...>

<...> Из России потянуло весенним воздухом. Мы и прежде не сомневались в народе русском, все написанное и сказанное нами с 1849 года свидетельстует об этом. Основание типографии еще больше свидетельствует. Вопрос шел о времени, он разрешился в нашу пользу.

Только не следует ошибаться в одном; обстоятельства - многое, но не все. Без личного участия, без воли, без труда - ничего не делается вполне. В этом-то и состоит все величие человеческого деяния истории. Он творит ее, и исполнение ее судеб зависит от его верховной воли. Чем обстоятельства лучше, тем страшнее ответственность перед собой и перед потомством.

Мы призываем к труду. Это не много, но физиологически важно; мы сделали первый шаг, мы раскрыли калитку - идти ваше дело!..

Первый том «Полярной звезды» выйдет двадцать шестого июля (7 августа), второй - к Новому году.

Мы не хотим открывать подписки прежде декабря месяца; для подписки нам необходимо знать, будут ли нам посылать статьи, будем ли мы поддержаны из России? Тогда только мы и будем в возможности определить, три или четыре тома можем мы издавать в годНесколько раз в год издавать «Полярную звезду» Герцену не пришлось; сначала не хватало материала, а с 1857 года начал выходить «Колокол». С 1855 по 1862 год было издано семь книжек «Полярной звезды» (седьмая в двух выпусках). Затем в Женеве после нескольких лет перерыва появилась «Полярная звезда» на 1869 год..

План наш чрезвычайно прост. Мы желали бы иметь в каждой части одну общую статью (философия революции, социализм), одну историческую или статистическую статью о России или о мире славянском; разбор какого-нибудь замечательного сочинения и одну оригинальную литературную статью; далее идет смесь, письма, хроника и пр.

«Полярная звезда» должна быть - и это одно из самых горячих желаний наших - убежищем всех рукописей, тонущих в императорское ценсуре, всех изувеченных ею. Мы в третий раз обращаемся с просьбой ко всем грамотным в России доставлять нам списки Пушкина, Лермонтова и др., ходящие по рукам, известные всем («Ода на Свободу», «Кинжал», «Деревня», пропуски из «Онегина», из «Демона», «Гавринлиада», «Торжество смерти», «Поликрат Самосский»...).

Рукописи погибнут наконец - их надобно закрепить печатью.

Первый том наш богат. Писатель необыкновенного таланта и резкой диалектики прислал нам, только что разнесся слух о «Полярной звезде», превосходную статью под заглавием «Что такое государство?» Мы перечитывали ее десять раз, удивляясь смелости и глубине революционной логики автора.

Другой аноним прислал нам «Переписку Белинского с Гоголем». Переписку эту мы знали прежде от самого Белинского, она наделала некоторый шум в 1847 году. Во всяком случае, нет никакой нескромности ее напечатать, она прошла через столько рук, даже полицейских, что, печатая ее, мы, собственно, печатаем известное. Белинский и Гоголь не существуют более. Белинский и Гоголь принадлежат русской истории; полемика между ними слишком важный документ, чтоб не обнародовать его из малодушной деликатности.

С этими двумя статьями наш первый том обеспечен. Мы печатаем в нем, сверх того отрывки из «Былое и думы», разбор книги Мишле «La Renaissance» и tutti frutti - смеси.

25 марта (6 апреля) 1855.

Герцен А.И. Собрание сочинений: В 30 т. Т. 12. М.: Изд-во АН СССР, 1957. С. 269-271.

А.И. Герцен. Из предисловия к «Колоколу»«Колокол» - первая русская революционная газета, издававшаяся А.И. Герценом и Н.П. Огаревым с 1857 по 1867 г. сначала в Лондоне, а потом (с 1865 г.) в Женеве. Вышло 245 номеров. В 1960-1964 гг. Академия наук СССР осуществила факсимильное воспроизведение газеты.

«Полярная звезда» выходит слишком редко, мы не имеем средств издавать ее чаще. Между тем события в России несутся быстро, их надобно ловить на лету, обсуживать тотчас. Для этого мы предпринимаем новое повременное издание. Не определяя сроков выхода, мы постараемся ежемесячно издавать один лист, иногда два, под заглавием «Колокол».

О направлении говорить нечего; оно то же, которое в «Полярной звезде», то же, которое проходит неизменно через всю валу жизнь. Везде, во всем, всегда быть со стороны воли - против насилия, со стороны разума - против предрассудков, со стороны науки - против изуверства, со стороны развивающихся народов - против отстающих правительств. Таковы общие догматы наши.

В отношении к России мы хотим страстно, со всею горячностью любви, со всей силой последнего верования, - чтоб с нее спали наконец ненужные старые свивальники, мешающие могучему развитию ее. Для этого мы теперь, как в 1855 году, считаем первым необходимым, неотлагательным шагом:

ОСВОБОЖДЕНИЕ СЛОВА ОТ ЦЕНСУРЫ!

ОСВОБОЖДЕНИЕ КРЕСТЬЯН ОТ ПОМЕЩИКОВ!

ОСВОБОЖДЕНИЕ ПОДАТНОГО СОСТОЯНИЯ ОТ ПОБОЕВ!

Не ограничиваясь, впрочем, этими вопросами, Колокол, посвященный исключительно русским интересам, будет звонить, чем бы ни был затронут, - нелепым указом или глупым гонением раскольников, воровством сановников или невежеством сената. Смешное и преступное, злонамеренное и невежественное - все идет под Колокол.

А потому обращаемся ко всем соотечественникам, делящим нашу любовь к России, и просим их не только слушать наш Колокол, но и самим звонить в него!

Появление нового русского органа, служащего дополнением к «Полярной звезде», не есть дело случайное и зависящее от одного личного произвола, а ответ на потребность; мы должны его издавать <...>

Герцен А.И. Собрание сочинений: В 30 т. Т. 12. М.: Изд-во АН СССР, 1957. С. 7-8.

Н.А. Некрасов о «Красных книжках»«Красные книжки» (книжки в красных обложках) предназначались для народа. Первая вышла в 1862 году, вторая - в 1863. В них были напечатаны стихотворения Н.А. Некрасова «Коробейники», «Огородник», «Забытая деревня», «Школьник». Издание «Красных книжек» прекратилось из-за цензурного запрещения. (Из письма к торговцу народными изданиями И.А. Голышеву)

28 марта 1862 г.

Милостивый государь!

Послав Вам 1500 экземпляров моих стихотворений, назначающихся для народа. На обороте каждой книжечки выставлена цена - 3 копейки за экземпляр, - потому я желал бы, чтобы книжки не продавались дороже, чтобы из 3-х копеек одна поступала в Вашу пользу и две в пользу офеней (продавцов) - таким образом, книжка и выйдет в три копейки, не дороже. После Пасхи я пришлю к Вам еще другие, о которых мы тогда и поговорим.

Желаю Вам полнейшего успеха в Ваших делах

Н. Некрасов

Некрасов Н.А. Полное собрание сочинений и писем. Т. 10. М.; Гослитиздат, 1952. С. 472.

Н.Г. Чернышевский о книжном магазине Н.М. Щепкина и К

В одно время с «Атенеем»Обозрение начинается с сообщения об основании журнала «Атеней», в котором должны были принять участие видные литературные силы того времени. Н.Г. Чернышевский приветствует появление этого журнала. основывается в Москве другое предприятие, также заслуживающее всех добрых желаний успеха и процветания, также имеющее несомненную вероятность успеха и процветания. В последних числах ноября открыт в Москве книжный магазин Н.М. Щепкина и Комп. Известно, в какой тесной связи с правильностью и добросовестностью книжной торговли находится развитие литературы и даже национального просвещения; известно также, хорошо ли соответствует полевение русской книжной торговли потребностям дела, служительницею которой она должна быть. Между нашими книгопродавцами найдется довольно людей честных, желающих вести свою торговлю правильным образом, найдутся несколько людей предприимчивых, есть даже несколько человек, имеющих достаточные капиталы. Но обыкновенно бывало до сих пор, что фирма, удовлетворяющая одному из этих необходимых условий, лишена другого. Надобно упомянуть еще об одном условии, самом важном: истинный книгопродавец должен быть человеком очень образованным; ему необходимо иметь такую степень умственного развития, чтобы в состоянии быть самому довольно верно оценивать литературные достоинства книги: без того он или попадет в сети спекулянтов, пользующихся его слепым доверием, или принужден перебиваться изданиями книжек вроде [«Тайны женского»] [«Руководство и атака женских сердец»] серобумажных изделий, которых стыдится литература, но которые приносят верный барыш при посредстве толкучего рынка. До сих пор мы не имели фирмы, которая удовлетворила бы всем этим условиям: у одного недостает предприимчивости, у другого капиталов, третий никак не может принять мысли, что торговля, достойная этого имени, основывается не на проделках, которые свойственны мелким барышникам, а на строгой добросовестности; наконец, почти ни у кого нет той образованности, которая необходима книгопродавцу по европейским понятиям.

Очевидно, какую полезную для публики и для успехов просвещения перемену могло бы произвести принятие нашею книжною торговлею характера, приличного деду, ведущемуся на широких и правильных коммерческих основаниях. Такова именно цель, с которою основывается книжный магазин Н.М. Щепкиным, сыном нашего знаменитого артиста и товарищам г. СолдатенковаН.Г. Чернышевский очень высоко ценил К.Т. Солдатенкова как издателя. В 80-е годы он переводит для издательства К.Т. Солдатенкова «Всеобщую историю» Вебера и готовит «Материалы для биографии Н.А. Добролюбова». В письме к брату Н.А. Добролюбова Н.Г. Чернышевский говорит: «Издание 'Материалов для биографии Н.А. Добролюбова' взял на себя Кузьма Терентьевич Солдатенков, не имеющий надобности и не желающий получать денежную выгоду от своих! изданий и без неудовольствия принимающий ш себя убытки, наносимые ему большею частью, издаваемых им книг» (Чернышевский Н.Г. Полное собрание сочинений: В 15 т. Т. 15. М.: Гослитиздат, 1950. С. 837). по изданиям, заслужившим такое одобрение публики и прекрасным выбором издаваемых книг и умеренностью цены. Прежде всего надобно сказать, что основатели новой фирмы - люди, по своему образованию принадлежащие к лучшему кругу нашего общества, в котором пользуются заслуженным уважением; с тем вместе, это люди, имеющие дохода, совершенно независимые от нового своего предприятия, на которое они обращают часть своих капиталов вовсе не из надобности или желания искать особенной прибыльности в нем лично для себя, а по убеждению, что это дело нужное для облегчения успехов нашей литературы и просвещения. Надобно прибавить, что капиталы, которыми располагает новая фирма, таковы, что размер предприятия ограничивается только пределами потребности, чем шире понадобится сделать размер предприятия, тем приятнее для его основателей.. Теперь ясна для читателей цель, с которою основывается книжный магазин Н.М. Щепкина и КО. Это будет на благо родных принципах широкого коммерческого предприятия, учреждающегося для того, чтобы дать правильность нашей книжной торговле, удешевить цену хороших книг, облегчить их издание, содействовать их распространению. От предприятия г. Щепкина и КО надобно ожидать многого хорошего для публики.

Чернышевский Н.Г. Полное собрание сочинений: В 15 т. Т. 4. М., Гослитиздат, 1948. С. 865, 957-968.

Письмо деятелей русской культуры А.Ф. Марксу по поводу его договора с А.П. Чеховым

В настоящий момент, когда вся Россия приготовляется праздновать четвертьвековой юбилей А.П. Чехова, с особенной силой выдвигается вопрос, которым в последнее время болезненно интересуется русское общество и товарищи Антона Павловича. Дело заключается в поразительном и недопустимом несоответствии между деятельностью и заслугами Антона Павловича перед родной страной, с одной стороны, и необеспеченностью его материального положения - с другой.

Двадцать пять лет работает А.П. Чехов, двадцать пять лет неустанно будит он совесть и мысль читателя своими прекрасными произведениями, облитыми живою кровью его любящего сердца, и он должен пользоваться всем, что дается в удел честным работникам, - должен, иначе всем нам будет стыдно. Создав ряд крупных ценностей, которые на Западе дали бы творцу их богатство и полную независимость, Антон Павлович не только не богат - об этом не смеет думать русский писатель, - он просто не имеет того среднего достатка, при котором много проработавший и утомленный человек может спокойно отдохнуть без думы о завтрашнем дне. Иными словами, он должен жить тем, что зарабатывает сейчас - печальная и незаслуженная участь для человека, на которого обращены восторженные взоры всей мыслящей России, за которым, как грозный укор, стоят двадцать пять лет исключительных трудов, ставящих его в первые ряды мировой литературы. Совсем недавно, на наших глазах, маленькая страна, Польша, сумела проявить дух великой человечности, щедро одарив Генриха Сенкевича в его юбилейный год, - неужели в огромной России Антон Павлович будет предоставлен капризу судьбы, лишившей его законнейших его прав?

Нам известен ваш договор с А.П. Чеховым, по которому все произведения его поступают в полную вашу собственность за 75000 рублей, причем и будущие его произведения не свободны: по мере появления своего они поступают в вашу собственность за небольшую плату, не превышавшую обычного его гонорара в журналах, - с тою только огромной разницей, что в журналах они печатаются раз, а к вам поступают навсегдаДоговор А.Ф. Маркса с А.П. Чеховым ярко характеризует положение писателя в дореволюционной России и его зависимость от произвола издателей. В одном из своих писем к литератору П.А. Сергеенко от 1988 года А.П. Чехов говорит: «В договоре есть один странный пункт: 4) Чехов предоставляет, однако, Марксу право отказаться от приобретения в собственность какого-нибудь из новых его, Чехова, произведений, если оно по своим литературным качествам будет найдено неудобным для включения в полное собрание его сочинений... Кем найдено? Ведь это такая ширь для произвола! Есть и еще один странный пункт: 75. Чехов обязуется и не далее как в течение шести месяцев собрать все без исключения произведения свои и доставить полный их текст с обозначением, по возможности, где, когда и с каков подписью каждое из произведений было напечатано. Это все равно, если бы Маркс захотел, чтобы я точно оказал, где, и в какой день, и в котором часу я поймал каждую из всех рыб, какие только я поймал в течение всей своей жизни, я, удивший в своей жизни более 1000 раз. И договор также требует, чтобы я приготовил все к июлю! Да ведь это каторга! Каторга не в смысле тяжести труда, а в смысле его невозможности, ибо редактировать можно только исподволь, по мере добывания из пучин прошлого своих, по всему свету разбросанных, детищ. Ведь я печатался целых 20 лет. Поди-ка, сыщи! Но все это не беда, можно столковаться в конце концов, но вот где беда: ты забыл упомянуть в договоре про доход с пьес! Ведь если не Маркс, то его наследники сцапают мои пьесы, - и вдова моя пойдет по миру. Меня сей пункт весьма и весьма беспокоит» (Чехов А.П. Полное собрание сочинений и писем. Т. 18. М.: Гослитиздат, 1949. С. 53).. Мы знаем, что за год, протекший с момента договора вы в несколько раз успели покрыть сумму, уплаченную вами А.П. Чехову за его произведения: помимо отдельных изданий, рассказы Чехова, как приложение к журналу «Нива», должны были разойтись в сотнях тысяч экземпляров и с избытком вознаградить вас за все понесенные вами издержки. Далее, принимая в расчет, что в течение многих десятков лет вам предстоит пользоваться доходами с сочинений Чехова, мы приходим к несомненному и печальному выводу, что А.П. Чехов получил крайне ничтожную часть действительно заработанного им. Бесспорно нарушая имущественные права вашего контрагента, указанный договор имеет и другую отрицательную сторону, - не менее важную для общей характеристики печального положения Антона Павловича: обязанность отдавать все свои новые вещи вам, хотя бы другие издательства предлагали неизмеримо большую плату, должна тяжелым чувством зависимости ложиться на А.П. Чехова и несомненно отражаться на продуктивности его творчества. По одному из пунктов договора Чехов платит неустойку в 5000 рублей за каждый печатный лист, отданный им другому издательству17 октября 1903 года А.П. Чехов писал A.M. Горькому: «...я теперь точно сутяга всю свою жизнь во всем должен ссылаться на пункты. В договоре моем с Марксом пункт I) я сохраняю только право на обнародование их (т.е. моих произведений) однократно в повременных изданиях или литературных сборниках с благотворительной целью; VIII) ...обязуется он (т.е. я) уплатить Марксу неустойку в размере пяти тысяч рублей за каждый печатный лист своих произведений... в том случае, если произведений этих в собственность Марксу он не передаст, а воспользуется ими иным, чем указано в первом пункте сего договора, способом (Чехов А.П. Полное собрание сочинений и писем. Т. 20. М.: Гослитиздат, 1951. С. 324).. Таким образом, он лишен возможности давать свои произведения даже дешевым народным издательствам. И среди копеечных книжек, идущих в народ и на обложке своей несущих имена почти всех современных писателей, нет книжки с одним только - дорогим именем А.П. Чехова.

И мы просим вас, в этот юбилейный год, исправить невольную, как мы уверены, несправедливость, до сих пор тяготевшую над А.П. Чеховым. Допуская, что в момент заключения договора вы, как и Антон Павлович, могли не предвидеть всех последствий сделки, мы обращаемся к вашему чувству справедливости и верим, что формальные основания не могут в данном случае иметь решающего значения. Случаи расторжения договоров при аналогичных обстоятельствах уже бывали - достаточно вспомнить Золя и его издателя Фескеля. Заключив договор с Золя в то время, когда последний не вполне еще определился как крупный писатель, могущий рассчитывать на огромную аудиторию, Фескель сам расторг этот договор и заключил новый, когда Золя занял во французской литературе подобающее ему место. И новый договор дал покойному писателю свободу и обеспеченность.

Для фактического разрешения вопроса мы просим принять наших уполномоченных: Н.Г. Гарина-Михайловского и Н.П. Ашешова.

Подписали бумагу: Федор Шаляпин, Леонид Андреев, Ю. Бунин, И. Белоусов, А. Серафимович, Е. Гославский, Сергей Глаголь, П. Кожевников, В. Вересаев, А. Архипов, Н. Телешов, Ив. Бунин, Виктор Голъцев, С. Найденов, Евгений ЧириковОпубликовав это письме, в своих «Записках писателя», Н.Д. Телешов рассказывает о том, как над его составлением трудились A.M. Горький и Л.Н. Андреев. Предполагалось собрать подписи всей писательской и артистической общественности Москвы и Петербурга. Письмо до адресата не дошло. «Не вспомню теперь, - говорит Н.Д. Телешов, - как именно произошло все это: показали ли Чехову; копию письма, или вообще передали ему о предполагаемом обращении к Марксу по поводу его освобождения, но только вскоре выяснилось, что дальнейшие подписи собирать не надо, потому что Антон Павлович, узнав про письмо, просил не обращаться с ним к Марксу. Не ручаюсь за достоверность, но вспоминается мне, что говорилось тогда приблизительно о таких словах самого Антона Павловича при отказе: - Я своей рукой подписывал договор с Марксом, и отрекаться мне от него неудобно. Если я продешевил, то, значит, я и виноват во всем: я наделал глупостей. А за чужие глупости Маркс не ответчик. В другой раз буду осторожнее. Тем дело и кончилось.» (Телешов Н. Избранные сочинения: В 3 т. Т. 3. С. 87-88)..

Телешов Н. Избранные сочинения: В 3 т. Т. 3. М.: Гослитиздат, 1956. С. 85-87.

И.Н. Павлов о А.Ф. МарксеХудожник И.Н. Павлов, работая гравером в журнале А.Ф. Маркса «Нива», по всей вероятности, не имел возможности в полной мере представить себе и всесторонне оценить А.Ф. Маркса как издателя и человека.

«Нива»«Нива» - еженедельный иллюстрированный журнал «для семейного чтения»; издавался в Петербурге товариществом А.Ф. Маркса в 1870-1917 годах. Тираж «Нивы», для того времени огромный, превышал 200 тысяч экземпляров. была самым солидным и материально обеспеченным иллюстрированным журналом. Издавал ее Адольф Федорович Маркс, человек степенный и серьезный, педант, отличный предприниматель, наживший на этом журнале огромнейшее состояние. Маркс был издателем исключительного трудолюбия и работоспособности; дни и ночи безвыходно он проводил в редакции, следя за малейшими деталями дела и внимательно изучал читательские требования. Приехав из Германии в Россию, Маркс служил приказчиком у Вольфа, но мечта о собственном издательском предприятии не покидала его ни на минуту. Он задумал издавать иллюстрированный семейный журнал. Так появилась наша русская «Нива».

В отличие от остальных петербургских журналов, «Нива» была поставлена очень культурно, приложения к, ней давали читателю ценный литературный материал. К каждому номеру журнала Маркс прилагал по одной книге полного собрания сочинений классиков и лучших писателей современностиВ качестве приложения к «Ниве» вышли собрания сочинений М.Ю. Лермонтова. И.А. Гончарова, Ф.М. Достоевского, И.С. Тургенева, А.П. Чехова, А.К. Толстого, Ф.И. Тютчева и других русских писателей. В целях рекламы А.Ф. Маркс называл эти собрании сочинение «полными», хотя полнота их была весьма относительной.. Выписывая «Ниву», подписчик составлял себе целую библиотеку выдающихся произведений русской и мировой литературы. Распространяя эти книги в тираже более ста тысяч экземпляров, Маркс способствовал пропагандированию классической литературы и воспитанию художественного вкуса публики.

«Нива» печаталась на специальной бумаге, изготовлявшейся на фабрике Печаткина, и имела приятную внешность; журнал выпускался в собственной типографии, печать всегда была чистой. Редакция работала как часы, - случаев задержки выпуска журнала не бывало.

Успех и прибыльность журнала давали возможность Марксу организовать и книгоиздательскую деятельность. Покупая собрания сочинений и отдельные произведения для журнала и приложений, он стал печатать их и специальными изданиями.

Подбор сотрудников в «Ниве» был хороший. У Маркса работало немала крупных деятелей литературы и искусства. Не боялся он и начинающих талантов: у него, например, в мое время в качестве художественного критика выступал молодой Храбров (Игорь Грабарь).

В голове моей давно уже возникла мысль предложить Марксу издавать специальные номера «Нивы, посвященные крупным художникам; здесь должны быть очерк о жизни и творчестве мастера и большое количество репродукций с его произведений.

Чуткий издатель сразу же ухватился за мою идею.

- Вы дали мне хорошую мысль. Но вы и начнете эту работу. Я знаю, вы очень любите Маковского... Я хочу просить вас обратиться к Маковскому, чтобы он дал право на гравюры с его картин. Сам я платить Маковскому не буду. Я думаю, что Маковский согласится. Ну, вот и вы и получаете от меня первый заказ!

Специальный номер Нивы, посвященные Маковскому, вышел в ноябре 1895 года (это был № 46). В нем помещены были только четыре гравюры, нарезанные Мультановским: этюд, мастерская Маковского и типы Москвы. Остальные шестнадцать гравюр с картин Маковского были мои. Номер получился очень содержательный и богатый и имел большой успех у читающей публики.

Маковский был награвирован мной в лучших его произведениях: «Не пущу!», «Невеста», «На толкучем рынке в Москве», «Оптимист и пессимист», «Игра в карты», «Деспот семьи», «Ворожея», «Девочка с гусями» и другие.

Гравюры, выполненные мною по заказу «Нивы», я считаю лучшими по технике за весь петербургский период моей жизни Из них наиболее сложными и интересными были: «Запорожец в зимней одежде» Ижакевича (1896), «Каменный век» - фреска В.М. Васнецова в Историческом музее (1896), «Жакерия» с картины Ромгросса (1897), «Утро стрелецкой казни» В.В. Сурикова (1897), «У сапожника» И.С. Козакова... «В скиту» с картины А.Е. Архипова (1899), «Торговец» с акварели Я.Е. Репина (1900), «Боярыня Морозова» В.И. Сурикова (1901), «Шуты императрицы Анны Иоанновны» В.И. Якоби (1903).

Гравировал я в 1900 году я картины В.В. Верещагина из его цикла «Наполеон в России».

Хорошо оплачивал своих постоянных сотрудников. Маркс не любил их совместительства и требовал монопольного участия в его журнале. Он неоднократно мне заявлял об этом, когда я в 1896 и 1897 годах обслуживал своими гравюрами почти все основные иллюстрированные журналы Петербурга. Но далеко не каждый их нас выдерживал педантичность Маркса и его вмешательство в творческую работу художникаТак, например, сам И.Н. Павлов вспоминает о том, как однажды А.Ф. Маркс, которому не понравился размер доски «Запорожец», гравированного И.Н. Павловым с картины И.Е. Репина, бросил готовую форму в камин, и она погибла..

Вспоминая сейчас о Марксе, я хочу сказать несколько слов об отношении его к Сытину. Сытин частенько наезжал в Петербург и покупал у Маркса использованные гальваноклишеГальваноклише (гальвано) - рельефная копия деревянной или цинковой печатной формы, изготовленная путем электролиза. («Нива», как правило, все иллюстрации печатала с гальвано).

В один из наездов московского издателя Маркс сказал мне:

- Вы знаете, Павлов, был Сытин. Он очень опасный человек!

В чем тут было дело, я тогда не понимал. Впоследствии в редакции «Нивы» мне рассказали, что Сытин приезжал со специальной целью: предложить Марксу объединиться и быть монополистами в книжном деле.

Но самолюбие Маркса было сильно задето возможностью такого «мезальянса».

Предчувствия издателя «Нивы» все же сбылись: после смерти Маркса его вдова при содействии Руманова соединила свое дело с сытинским. В новой акционерной компании в 1916 году большинство акций Маркса попало в руки Сытина.

Павлов И.Н. Моя жизнь и встречи. М.: Искусство. 1949. С. 103-104, 106, 108-110, 112-113.

Л.H. Толстой - И.Е. Салтыкову-Щедрину

1885 г. декабря 1-3?

<...> Пишу вам о деле вот каком: может быль вы слышали о фирме «Посредник» и о Черткове. Письмо это передаст вам В.Г. Чертков и сообщит вам те подробности об этом деле, которые могут интересовать вас. Дело же мое следующее: с тех пор, как мы с вами пишем, читающая публика страшно изменилась, изменились и взгляды на читающую публику. Прежде самая большая и ценная публика была у журналов - тысяч 20 и из них большая часть искренних, серьезных читателей, теперь сделалось то, что качество интеллигентных читателей очень понизилось - читают больше для содействия пищеварению и зародился новый круг читателей, огромный, надо считать сотнями тысяч, чуть не миллионами. Те книжки «Посредника», которые вам покажет Чертков, разошлись в полгода в ста тысячам экземплярах каждая, и требования на них все увеличивается. Про себя скажу, что, когда я держу корректуру писаний для нашего круга, я чувствую себя в халате, спокойным и развязным, но когда пишешь то, что будут через год читать миллионы и читать так, как они читают, ставя всякое лыко в строку, на меня находит робость и сомнение. - Это впрочем не к делу. К делу то, что мне кажется, вспоминая многое и многое из ваших старых и теперешних вещей, что если бы вы представили себе этого мнимого читателя и обратились бы к нему, и захотели бы этого, вы бы написали превосходную вещь или вещи и нашли бы в этом наслаждение, то, которое находит мастер, проявляя свое мастерство перед настоящими знатоками. Если бы я сказал вам все, что я думаю о том, что именно вы можете сделать в этом роде по моему мнению, вы бы не смотря на то, что не считаете меня хитрым человеком, наверно бы приняли за лесть. У вас есть все, что нужно - сжатый сильный, настоящий язык, характерность оставшаяся у вас одних, не юмор, а то, что производит веселый смех, и по содержанию - любовь и потому, знание истинных интересов жизни народа. В изданиях этих есть не направление, а есть исключение некоторых направлений. Но я напрасно говорю это. Мы называем это так, что мы издаем все, что не противоречит христианскому учению; но вы, называя это может быть иначе, всегда действовали в этом самом духе и потому то вы мне и дороги, и дорога бы была ваша деятельность, и потому вы сами всегда будете действовать так. А можете доставить миллионам читателей драгоценную, нужную им и такую пищу, которую не может дать никто кроме вас.

Л.Т.

Л.Н. Толстой - А.Н. Островскому

1886 г. мая 22?

Письмо это передаст тебе мой друг Владимир Григорьевич Чертков, издающий дешевые книга для народа. Может быть ты знаешь наши издания и нашу программу, если нет, то Чертков сообщит тебе. Цель наша издавать то, что доступно, понятно, нужно всем. а не маленькому кружку людей, и имеет нравственное содержание, согласное с духом учения Христа. - Из всех русских писателей ни один не подходит ближе тебя к этим требованиям, и потому мы просим тебя разрешить печатание твоих сочинений в нашем издании и писать для этого издания, если бог тебе это положит на сердце. Обо всех подробностях, если ты согласишься (о чем я очень прошу и в чем почти уверен), то о всех подробностях что, как печатать и многом другом переговори с Чертковым. Я по опыту знаю, как читаются, слушаются и запоминаются твои вещи народом и потому мне хотелось бы содействовать тому, чтобы ты стал теперь поскорее в действительности тем, что ты есть несомненно - общенародным в самом широком смысле писателем.

Л.Н. Толстой - Н.Н. Страхову

1886 г. октября 19

<...> Помогите предприятию ПосредникаХотя М.Е. Салтыкову-Щедрину претило толстовское учение о непротивлении злу насилием, которое получило отражение и в работе «Посредника», он послал в издательство несколько сказок. Однако напечатаны они не были: одни Салтыкову-Щедрину предложили переделать, на что он не согласился, другие были отвергнуты издательством. изданию научных книг. <...> Мне представляется желательным и возможным (отнюдь не легким и даже очень трудным) составление книг, излагающих основы наук в доступной только грамотному человеку форме - учебников, так сказать, для самообучения самых даровитых и склонных к известному роду знаний, людей из народа; таких книг, которые бы вызвали потребность мышлений по известному предмету и дальнейшего изучения. Такими мне представляются возможными - арифметика, алгебра, геометрия, химия, физика. - Мне представляется, что изложение должно быть самое строгое и серьезное.

Толстой Л.Н. Полное собрание сочинений. Т. 63. М.; Л.: Гослитиздат, 1934. С. 307-308, 360-361, 397-398.

И.Д. Сытин об издательстве «Посредник»

Шел ноябрь 1884 года. В один счастливый день в лавку зашел молодой человек в изящной дохе и предложил, не хочу ли я издавать для народа более содержательные книжки. Посредничество между авторами и издателем он берет на себя. Книжки эти будут произведения лучших авторов - Толстого, Лескова, Короленко, Гаршина и др. Издателю обойдутся они дешево. Часть литературного материала будет бесплатная. Но издавать их обязательно в одну цену с дешевыми народными книжками. Если народные листовки продаются по 80 коп. за сотню, то и эти должны быть в ту же пену. Они должны иметь дешевого потребителя и идти взамен существующих пошлых изданий. Предлагавший эти условия был В.Г. Чертков.

С большим интересом выслушал я это предложение. Поблагодарил его за такое милое внимание к читателю лубка. В.Г. предложил мне сейчас же издать книжки: «Чем люди живы», «Бог правду видит» Л.Н. Толстого, «Христос в гостях у мужика» Лескова и еще одну. Эта первая серия шла бесплатно. Дальнейшие книжки могли быть платными, причем авторский гонорар должен быть выше существовавшего тогда гонорара для дешевых народных книг. В то время авторам за печатный лист народных листовок платили от 3 до 5 руб., при этом рукопись приобреталась в полную собственность. Печать, бумага и др. расходы по изданию составляли 65 к. на сотню листовок, а продавались по 80 коп. за сотню. Дальнейшие условия с В.Г. Чертковым были такие: издатель обязан уплачивать авторам гонорар, если материал платный, также и художникам за рисунки. На Черткове лежала работа по редакции, корректуре и художественной части изданий. Здесь он был полный хозяин. Расходы по оплате гонорара уравновешивались бесплатным материалом, благодаря чему книжки можно было продавать не дороже лубочных. Книжки, поступившие через Черткова, были всеобщей собственностью. Издатель права собственности на них не имел. Достояние было общее.

Так начались издания «Посредника».

© Центр дистанционного образования МГУП