Московский государственный университет печати

Андреева О.В.


         

История книги. Хрестоматия. Часть II

Хрестоматия


Андреева О.В.
История книги. Хрестоматия. Часть II
Начало
Печатный оригинал
Об электронном издании
Оглавление

ОТ СОСТАВИТЕЛЯ

1.

КНИГА В ПЕРИОД СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ И ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ

1.1.

Первые шаги советской власти в области книгоиздания и книгораспространения

1.1.1.

Из статьи В.И. Ленина «Как обеспечить успех учредительного собрания (О свободе печати)»

1.1.2.

Предписание № 1424 Петроградского военно-революционного комитета комиссару типографии «Русская воля»Газета 'Русская воля' была основана и существовала на средства крупных банков. Газета вела агитацию против большевиков. (Прим. сост.) С.Г. Кислякову-Уралову

1.1.3.

Из воспоминаний Комиссара типографии «Русская воля» С. Уралова

1.1.4.

Декрет Совета Народных Комиссаров о печати

1.1.5.

Резолюция Правления Петроградского союза рабочих печатного дела от 30 октября 1917 года

1.1.6.

Из постановления общего собрания рабочих Московской типографии Сытина от 30 октября 1917 года

1.1.7.

Декрет Центрального Исполнительного Комитета о государственном издательстве

1.1.8.

Декрет Совета народных комиссаров о революционном трибунале печати

1.1.9.

О свободе печати. Из конституции (основного закона) Российской федеративной социалистической республики, принятой 5 Всероссийским съездом Советов

1.1.10.

Из декрета совета народных комиссаров о порядке реквизиции библиотек, книжных складов и книг вообще

1.1.11.

Из декрета Совета Народных Комиссаров о научных, литературных, музыкальных и художественных произведениях

1.1.12.

Из «Несвоевременных мыслей» М. Горького

1.1.13.

Из послания патриарха Московского и всея России Тихона Совету народных комиссаров 13/26 октября 1918 года

1.1.14.

Из статьи Евг. Замятина «Я боюсь»

1.2.

Книга и печать в гражданской войне

1.2.1.

Приказ председателя Революционного Военного Совета Республики № 114

1.2.2.

Где и как возникла идея об агитпарпоездах

1.2.3.

Из доклада М.И. Калинина на заседании ВЦИК в октябре 1919 г. об итогах поездок по РСФСР в поезде «Октябрьская революция»

1.2.4.

Из книги Н.К. Вержбицкого «Три года Советской власти и печатное слово. 1917-1920 г.»

1.2.5.

Агитационный поезд имени генерала КалединаЗдесь и далее документы по белогвардейскому движению предоставлены И.В. Тихомировой. Документы касаются только Добровольческой армии генерала А.И. Деникина.

1.2.6.

Из приказа командующего Донской армией № 4 от 25 мая 1918 г.

1.2.7.

Реквизиция и распределение бумаги

1.2.8.

Донское отделение Освага1919 г. (Прим. сост.) Осваг - Осведомительное агентство. Отдел пропаганды. (Прим. сост.)

1.2.9.

Резолюция главнокомандующего ВСЮР на сводке № 68 от 7 мая 1919 г.

1.2.10.

Из письма генерала А.М. Драгомирова атаману П.Н. Краснову от 6 января 1919 г.

1.3.

«Военный коммунизм» в книжном деле

1.3.1.

Постановление Наркомпроса от 13 сентября 1918 г.

1.3.2.

Милитаризация «Центропечати»

1.3.3.

Из постановления президиума Московского Совета рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов о порядке удовлетворения индивидуальных требований на книги

1.3.4.

Постановление Совета народных комиссаров об отмене денежных расчетов за произведения печати

1.4.

Муниципализация и национализация в книжном деле

1.4.1.

Из постановления президиума Московского Совета рабочих и красноармейских депутатов о муниципализации книжной торговли и книгоиздательства

1.4.2.

О муниципализации книжной торговли

1.4.3.

Муниципализация книгоиздательств

1.4.4.

Постановление Петроградского Совета рабочих и красноармейских депутатов о муниципализации крупных книгохранилищ

1.4.5.

Декрет Совета народных комиссаров о национализации запасов книг и иных печатных произведений

1.4.6.

ИЗ статьи А. Приградова «О национализации книг»

1.4.7.

Из статьи М. Полянского «Издательская база революции»

1.5.

Создание Госиздата РСФСР

1.5.1.

Из «Положения Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета о Государственном издательстве»

1.6.

Из воспоминаний Н. Мещерякова

1.6.1.

Из циркулярного письма Госиздата всем губисполкомам

1.6.2.

Из статьи М.Б. Вольфсона «Важнейшие этапы развития Госиздата»

1.7.

Частные издательства

1.7.1.

Постановление отдела издательства и книжной торговли Московского совета рабочих и красноармейских депутатов о деятельности частных издательств

1.7.2.

Постановление народного комиссариата по просвещению о частных издательствах

1.7.3.

Из статьи И. Степанова «Государственное издательство и ведомства, художественная литература и советские меценаты»

1.7.4.

Из рукописи А. Блока «Издательство "Алконост"»

1.7.5.

Из книги П. Витязева (Ф.И. Седенко) «Частные издательства в Советской России»

1.7.6.

Докладная записка Всероссийского Союза Писателей Народному Комиссару Просвещения А.В. Луначарскому

1.8.

Распространение книги

1.8.1.

Постановление президиума Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета Советов об учреждении Центрального агентства Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета Советов по снабжению и распределению печати

1.8.2.

Из статьи Б. МалкинаБ.Ф. Малкин - заведующий 'Центропечатью'. (Прим. сост.) «Из недавнего прошлого: воспоминания о работе Центропечати»

1.8.3.

Создание Центропечати

1.8.4.

Инструкции по организации и работе районных агентств Центропечати

1.8.5.

Из доклада иркутского губагентства «Центропечати» от 20 декабря 1920 г.

1.8.6.

Жизнь писателей в Москве

1.8.7.

Из воспоминаний М.А. Осоргина

1.8.8.

Из воспоминаний М.А. Осоргина

1.8.9.

Из книги В. Шершеневича «Великолепный очевидец. поэтические воспоминания 1910-1925 гг.»

1.9.

Судьбы русской книги

1.9.1.

Из книги Аркадия Аверченко «Дюжина ножей в спину революции»

1.9.2.

Из статьи Ф.Г. Шилова «Судьбы некоторых книжных собраний за последние 10 лет (опыт обзора)»

2.

КНИГА В ГОДЫ НОВОЙ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ПОЛИТИКИ

2.1.

Книга и книжное дело в 20-е гг.

2.1.1.

Декрет Совета Народных Комиссаров о платности произведений непериодической печати

2.1.2.

Из постановления Центрального Исполнительного Комитета и Совета Народных Комиссаров СССР о налоговых льготах для издательств и книжной торговли

2.1.3.

Из постановления ЦК РКП (б) «Главнейшие очередные задачи партии в области печати»

2.1.4.

Распределение книг по месту издания (1918-1923)

2.1.5.

Распределение книг по издательствам (1918-1923)

2.1.6.

Постановление ЦК ВКП (б) об улучшении партруководства печатью. задачи и формы работы, подготовка новых кадров и т.д.

2.1.7.

Из постановления ЦК ВКП (б) об обслуживании книгой массового читателя

2.1.8.

Из постановления Совета Народных Комиссаров РСФСР о мероприятиях по рационализации работы книгоиздательств и упорядочению книгопроводящей сети

2.1.9.

Из книги М.Б. Вольфсона «Пути советской книги»

2.1.10.

Борьба за сказку (из архива Корнея Чуковского) из статьи К. Свердловой «О "чуковщине"»

2.1.11.

В Наркомпрос А.В. Луначарскому

2.1.12.

Из дневника К. Чуковского

2.2.

Книжный кризис середины 20-х гг.

2.2.1.

Циркуляр Председателя Совета Труда и Обороны

2.2.2.

Перспективы издательского дела (из беседы с председателем Комитета по делам печати тов. Вердниковым)

2.2.3.

Из статьи ЛибристаПсевдоним Г.И. Поршнева. (Прим. сост.) «Еще об удешевлении книг»

2.2.4.

Из книги Г.И. Поршнева «Этюды по книжному делу»

2.3.

Госиздат РСФСР

2.3.1.

Из плана хозяйственной организации Госиздата (принят Коллегией Наркомпроса 14 ноября 1921 г.)

2.3.2.

Из статьи «Слияние Госиздата и «Красной Нови»

2.3.3.

Из статьи «Ближайшие пути книгоиздательского дела»

2.3.4.

Из книги «О работе Государственного Издательства РСФСР. 1926-1927»

2.3.5.

Продукция Госиздата в 1920 и 1928 гг. по разделам ассортимента (%)

2.3.6.

Рост продукции Госиздата в 1920-1928 гг.Исключены бесплатные издания. (Примеч. авт.)

2.3.7.

Из книги «Работа Госиздата РСФСР и ближайшие перспективы»

2.3.8.

Из книги Г.И. Поршнева «Кризисы и затоваренность в книжном деле»

2.4.

Частные и кооперативные издательства

2.4.1.

Из декрета Совета Народных Комиссаров о частных издательствах

2.4.2.

Циркулярное отношение Центрального планово-экономического Управления ВСНХ РСФСР «Цель учреждения кооперативных издательств»

2.4.3.

Характер частных издательств

2.4.4.

Из воспоминаний М.В. Сабашникова

2.5.

Цензура

2.5.1.

Из «Положения о Главном Управлении по делам литературы и издательства (Главлит)»

2.5.2.

Столов Н. Из практики одного книжного изъятия

2.5.3.

Из воспоминаний М.В. Сабашникова. Политредакция

2.5.4.

Писателям мира

2.6.

Распространение книги

2.6.1.

Из статьи Н. Накорякова «На заре советской книготорговли. Странички из воспоминаний»

2.6.2.

Из статьи М.Ю. Панова «Воспоминания старого библиофила»

2.6.3.

Розничный оборот книжной торговли (1922-1925 гг.)

2.6.4.

Из статьи «Книжный базар в Москве»

2.6.5.

Библиотечный коллектор ГИЗа

2.6.6.

«Книга - почтой»

2.6.7.

Из статьи М. Гуревича «Книжные магазины гор. Москвы»

2.6.8.

Обороты книжных магазинов гор. Москвы за 18 месяцев (с 1/1-26 г. по 1/VII-27 г.) (тыс. руб.)

2.6.9.

Работа ОПКОПК - Отдел продвижения книги Торгсектора ГИЗа. (Прим. сост.) по пропаганде и продвижению книги в 1928 году

2.6.10.

Письмо ЦК РЛКСМ ко всем губкомам, укомам и ячейкам РЛКСМ

2.6.11.

Письмо в государственное издательствоСтиль и грамматика подлинника сохранены. (Прим. сост.)

2.6.12.

Из статьи Г.И. Анфилова «Книжная торговля в деревне»

2.6.13.

Книга вместо водки (из обращения ЦК ВЛКСМ)

2.6.14.

Из выступления заведующего Госиздатом А.Б. Халатова на Всесоюзном книготорговом совещании (июль 1929 г.)

2.6.15.

Из статьи Я. Янсона «Задачи реорганизации Госиздата»

2.6.16.

Из лозунгов для проведения вечеров книги

2.6.17.

Булгаков М. Новый способ распространения книги. Маленький фельетон

3.

КНИГА В ПЕРИОД ФОРМИРОВАНИЯ КОМАНДНО-БЮРОКРАТИЧЕСКОЙ СИСТЕМЫ

3.1.

Первая пятилетка печати. Реформа издательской системы

3.1.1.

Из книги «Пятилетний план хозяйства печати СССР»

3.1.2.

Сводные показатели книжной продукции в первой пятилеткеДается в сокращении. (Прим. сост.)

3.1.3.

Выпуск книг в союзных республиках (млн. экз.)

3.1.4.

Из постановления ЦК ВКП (б) «О работе Госиздата РСФСР и объединении издательского дела»

3.1.5.

Из «Устава Государственного Объединения книжно-журнальных издательств РСФСР «ОГИЗ»

3.1.6.

Из «Положения о Центре книжно-журнального распространения Государственного Объединения книжно-журнальных издательств в РСФСР»

3.1.7.

Из постановления ЦК ВКП (б) «Об издательской работе»

3.1.8.

Конец издательства М. И С. Сабашниковых

3.2.

Книга и время

3.2.1.

И.В. Сталин о печати

3.2.2.

Из постановления ЦК ВКП (б) об издательстве «Молодая гвардия»

3.2.3.

Из статьи М.Б. Вольфсона «Книгоцентр на идеологическом фронте»

3.2.4.

Из статьи Л. Пивоварова «Оппортунизм на практике (о работе Уральского областного отделения ОГИЗа)»

3.2.5.

Из статьи П. Чагина «Новый этап издательской работы и художественная литература»

3.2.6.

Из статьи И. Семенычева «Нужно преодолеть смешные ведомственные споры»

3.2.7.

Из постановления Объединенного Секретариата областкома и ЛКЛК - Ленинградский комитет. (Прим. сост.) ВКП (б) от 26 ноября 1932 г.

3.2.8.

Издание сочинений классиков марксизма-ленинизма в первой пятилетке

3.2.9.

Из статьи С. Сутоцкого «Грубая политическая ошибка» (о сборнике «Весенний книжный базар»)

3.2.10.

Больше бдительности!

3.2.11.

Из статьи «Будем бдительнее, товарищи!»

3.2.12.

Из статьи «Извлечь уроки из процесса»

3.3.

Цензура

3.3.1.

Положение о Главном Управлении по делам литературы и издательств РСФСР (Главлит) и его местных органах

3.3.2.

Из отчетного доклада Уполномоченного СНК СССР по охране военных тайн в печати и начальника Главлита РСФСР за 1939 год

3.3.3.

Из письма М.А. Булгакова Правительству СССР от 28 марта 1930 г.

3.4.

Книжная торговля

3.4.1.

Из циркуляра НКВД РСФСР от 6 июля 1930 г. «Об арендной плате за помещения, занимаемые под книжную торговлю»

3.4.2.

Из Постановления Наркомторга СССР от 22 июля 1930 г. «Об урегулировании книготорговли»

3.4.3.

Циркуляр Книгоцентра от 21 декабря 1930 г. «О запрещении закупки литературы у частных издательств»

3.4.4.

Из «Устава Всесоюзного Объединения по экспорту и импорту печатных произведений и канцелярских принадлежностей «Международная книга»

3.4.5.

Новая структура Центрального Аппарата КОГИЗа

3.4.6.

Книгоучники на большевистский сев

3.4.7.

Из статьи «За качество работы политотдельской сети»

3.4.8.

Из статьи Б. Евгеньева «Фургоны, книгоноши, базары (из опыта работы Могиза)»

3.4.9.

Продавец-стахановец

3.4.10.

Из статьи М. Кронгауза «Заискивать, улыбаться, кланяться?»

3.4.11.

Каменкович И. «Из дневника»

3.4.12.

Деятельность Книгоцентра - КОГИЗа В 1930-1940 гг.

3.4.13.

Из статьи Б. Гофмана «Об антикварно-букинистической книге»

3.4.14.

Из статьи В. Вольпина «Перестроить букинистическую книготорговлю»

3.4.15.

«Правила торговли букинистической и антикварной книгой»Дается в изложении.

3.4.16.

Письмо представителей в/о «международная книга» от 30 августа 1930 г. в экспортный сектор Наркомторга СССРДокумент предоставлен Д.Н. Бутко. (Прим. сост.)

3.5.

Научная работа в книжном деле

3.5.1.

Из «Временного Положения о научно-исследовательском Институте полиграфической и издательской промышленности»

3.5.2.

Тематический план Книготоргового Сектора НИИ ОГИЗа на 1933 год

3.5.3.

Тематический план Книготоргового Сектора НИИ ОГИЗа на 1934 г.

3.5.4.

Резолюция по докладу т. Новосадского о дискуссии на книговедческом фронте и задачах марксистско-ленинской теории книговедения от 19 октября 1931 г. в Институте книги, документа, письма в комиссии по теории книговедения и истории книги

3.5.5.

Из статьи Я. Керекеза «В борьбе за марксистско-ленинское книговедение (о работе УНИКаУНИК - Украинский научный институт книговедения. (Прим. сост.)

3.6.

Книга в годы Великой Отечественной войны

3.6.1.

Из письма печатников к автору книги «Крымская война» Е.В. Тарле

3.6.2.

Из статьи В. Кетлинской «900 дней героической обороны»

3.6.3.

Из статьи «Букинисты Ленинграда»

3.6.4.

Выпуск книжной продукции в годы Великой Отечественной войны

3.6.5.

Показатели деятельности КОГИЗа в годы Великой Отечественной войны

Задача достижения идейно-социальной монолитности общества, поставленная компартией, требовала единого планирования, единой структуры организации народного хозяйства под тотальным партийно-государственным контролем. В 1929 г. на основе общего пятилетнего плана была разработана пятилетка печати СССР. Она стала первым опытом перспективного планирования в издательском деле.

Планом предусматривалось максимальное увеличение производства бумаги, реконструкция полиграфических предприятий. Была поставлена задача перехода к активному продвижению книги в массы. Вопрос емкости книжного рынка ставился в классовом разрезе, с приоритетным развитием не индивидуального, а коллективного потребления.

Первая пятилетка печати сыграла решающую роль в переходе отрасли на единую плановую основу. Все подотрасли издательского дела включались в систему централизованного бюджетного планирования и финансирования. Была достигнута моноукладность, ликвидированы остатки частного сектора книгоиздания.

В 1930-1931 гг. была проведена реформа издательской системы, которая логически завершала взятый ранее курс на типизацию советских издательств. Было образовано Объединение государственных книжно-газетных издательств РСФСР (ОГИЗ), в состав которого вошли более 20 специализированных издательств. Они освобождались от хозяйственно-финансовых, производственных и распространительских функций. Распространение выпущенной ими печатной продукции концентрировалось в Книгоцентре ОГИЗа.

15 августа 1931 г. было принято постановление ЦК ВКП(б) «Об издательской работе», которое еще более углубляло типизацию издательств, стимулировало приоритетный выпуск политической и технической книги. Книгоцентр был реорганизован в Книготорговое объединение государственных издательств; перед ним была поставлена задача перейти от принципа распределения литературы к системе заказов.

В целом реорганизация диктовалась не столько экономическими причинами, сколько необходимостью приспособить книжное дело к требованиям формируемой командно-административной системы.

Предлагаемый план принципиально отличен от первоначального проекта, составленного летом 1928 г. [...] Это принципиальное отличие состоит о том, что проект 1928 г. определял развитие советской печати не в зависимости от требований, предъявляемых ей всем социалистическим строительством, а в зависимости от конечного состояния бумажных и полиграфических ресурсов, между тем, как и бумажная, и полиграфическая промышленность составляли не только самые отсталые и наиболее медленно развивающиеся отрасли промышленности, но и находились почти на последнем месте внимания в системе работы ВСНХ.

Печатаемый в этой книге план исходит из принципиально противоположных позиций - не из равнения на отсталость бумажной и полиграфической промышленности, а из увязки пятилетки печати с общим перспективным планом развития всего народного хозяйства и всего культурного строительства СССР, а также и из вытекающей отсюда задачи подчинить интересам и требованиям печати развитие тех видов промышленности, которые составляют ее сырье и техническую базу, т.е. подтянуть темпы роста бумажной и полиграфической промышленности до уровня, удовлетворяющего полностью потребности развития печати. [...]

Впервые в этой работе рост печатной продукции дается в классовом разрезе. Все установки, всех проектировок публикуемой пятилетки печати направлены к наиболее полному удовлетворению потребностей рабочего класса, колхозников и бедняцко-середняцкого крестьянства, к усилению их производственной, общественно-политической и культурной энерговооруженности для осуществления пятилетнего «плана великих работ» по строительству социализма в нашей стране.

Впервые в публикуемой работе запроектировано такое развитие издательской деятельности социалистического сектора, которое предполагает полное вытеснение частнохозяйственного сектора из промышленной печати. Надо сказать, что если абсолютное значение частного сектора в издательской деятельности невелико, то по отдельным видам литературы он еще играет весьма заметную роль. Так, например, в детской, технической, сельскохозяйственной, медицинской книжке частник до самого последнего времени проявлял себя весьма активно. Усиление и улучшение объема и качества работы государственных и общественных издательств по этим разделам литературы, намечаемое пятилеткой печати, обеспечивает полностью вытеснение частника в течение ближайших одного-двух лет. [...]

Пятилетка печати предусматривает впервые серьезные качественные изменения в ассортименте книжной продукции, давая очень значительный рост (600-700%) массовой и, в первую очередь, производственно-технической, промышленной и сельскохозяйственной, а также общественно-политической и антирелигиозной книге. Это обязывает государственную и общественную издательскую промышленность к неустанной активной работе как по созданию книжки, целиком отвечающей требованиям социалистической реконструкции, так и по продвижению этого рода литературы в глубочайшие толщи рабочих и крестьян.

М., 1929. - C. V-VI.

Показатели  Годы  % роста 
1927/28  1932/33 
Число названий, тыс.  34,8  48,7  140 
Тираж, млн. экз. 265  690  260 
Листаж, млн. печ. л. 1450  4140  285 
Средний объем, печ. л. 5,5  109 
Средний тираж, тыс. экз. 7,6  14,2  187 

Там же. - С. 257.

Республики 

Годы 

Во сколько раз в 1939 г. больше, чем в 1913 г.

1913  1928  1939 
РСФСР  75,2  214,6  588,8 
Украинская ССР  10,0  36,7  51,2 
Белорусская ССР  0,2  2,2  11,3  57 
Азербайджанская ССР  0,1  2,4  7,6  76 
Грузинская ССР  1,0  3,0  7,2 
Армянская ССР  0,1  1,1  4,7  47 
Туркменская ССР  0,0004  0,4  2,7  7* 
Узбекская ССР  0,1  2,6  12,6  126 
Таджикская ССР  не было  0,3  3,4  11* 
Казахская ССР  0,004  1,5  8,3  6* 
Киргизская ССР  не было  0,2  3,4  17* 

* Увеличение показано по отношению к 1928 г.

Цифры, о печати СССР. - 2-е изд. - М., 1939. - С. 22.

25 июля 1930 г.

Госиздат за последний период добился ряда значительных количественных и качественных успехов:

продукция Госиздата за два года выросла более чем вдвое, одновременно укреплялась его идеологическая работа и улучшалось финансово-хозяйственное состояние издательства.

Отметив эти достижения, ЦК партии указал, что развитие издательского дела Госиздата продолжает отставать от требований культурной революции по причинам слабости полиграфической и бумажной промышленности и острого недостатка авторских и редакционно-издательских кадров.

Задачи, стоящие перед издательским делом в эпоху социалистической реконструкции, требуют организационной его перестройки на основе дальнейшей типизации издательств, целиком себя оправдавшей. В связи с этим ЦК ВКП(б) утвердил следующие основные положения об образовании издательского объединения РСФСР ОГИЗ на базе Госиздата РСФСР путем объединения его с наиболее крупными типизированными издательствами:

  1. Основным звеном издательского объединения является государственное типизированное издательство, создающееся путем слияния существующих типизированных издательств с соответствующими редакционно-издательскими секторами ГИЗ РСФСР, осуществляющее редакционно-издательскую работу по созданию данного вида литературы и несущее за него всю полноту ответственности.

    Государственное типизированное издательство является законченным издательским предприятием, работающим на хозяйственном расчете. Деятельность этого издательства осуществляется на основе его промфинплана, утвержденного объединением.

    На издательства возлагается вся массовая работа по изучению читательских интересов и вовлечению широкой советской общественности в дело создания советской книги.

  2. Распространение продукции всех типизированных издательств осуществляется единым «Центром книгораспространения», являющимся самостоятельной хозрасчетной организацией объединения. Издательства никаких самостоятельных сбытовых функций не имеют.

    Сеть книгораспространения объединения «Центр книгораспространения» является единой государственной книгопроводящей сетью, работающей с продукцией РСФСР на всей территории Союза, привлекая для низовой работы сеть кооперации на основе определенных соглашений.

    Хозяйственные взимоотношения «Центра» книгораспределения» с издательствами объединения регулируются специальными соглашениями-договорами, общие основы которых устанавливаются правлением объединения.

  3. Все издательства, входящие в состав объединения, обслуживаются единой полиграфической базой, организованной в трест, создающийся по типу акционерного общества, акционерами которого являются и объединения ВСНХ РСФСР.

    Полиграфтрест образуется из производственной базы ГИЗ и других издательств путем слияния их с основными, обслуживающими издательства предприятиями ВСНХ, что должно связать издательскую полиграфию с издательским делом и обеспечить наиболее планомерное и целесообразное ее развитие и использование. Руководство полиграфтрестом осуществляется ВСНХ РСФСР и правлением объединения совместно, на основе специального положения об этом полиграфтресте, утверждаемого СНК РСФСР по представлению ВСНХ и правления объединения.

  4. Типизированные издательства и «Центр книгораспространения» образуют объединение, возглавляемое правлением и заведующим объединением, являющимся председателем правления. Персональный состав правленияобъединения назначается в установленном порядке, причем в него входят все заведующие типизированными издательствами, заведующий «Центром книгораспространения» и председатель полйграфтреста. Объединение находится в ведении Наркомпроса РСФСР. Главнейшие задачи объединения следующие:

    - планирование производства;

    - планирование и руководство капитальным строительством;

    - организация распространения продукции (через «Центр книгораспространения»);

    - общее руководство хозяйственной и финансовой деятельностью объединения;

    - подготовка и распределение кадров.

    Объединение, оперативно не вмешиваясь в идеологическую работу типизированных издательств, несут общую ответственность и за эту сторону работы издательств. В целях приближения деятельности научно-исследовательских институтов к практическим задачам производства издательскому объединению передаются и им образуются научно-исследовательские институты, занимающиеся вопросами, относящимися к издательскому делу.

Издательское дело в СССР. - С. 146-148.

    I. Общие положения

    1. Для планомерного развития деятельности по изданию и распространению массовой и партийно-политической литературы, произведений науки, литературы и искусства, учебных пособий, национализированных и монополизированных произведений, для усовершенствования деятельности предприятий полиграфической промышленности, обслуживающих книжно-журнальные издательства, для объединения деятельности этих издательств по распространению книг и журналов, а также для организации научно-исследовательской и учебной деятельности в интересах дальнейшего усовершенствования деятельности по изданию и распространению книжно-журнальной продукции, на основании постановления Совета Народных Комиссаров РСФСР от 8 августа 1930 г. учреждается Государственное объединение книжно-журнальных издательств РСФСР, под названием «ОГИЗ».

    2. Объединение «ОГИЗ» состоит при Народном комиссариате просвещения РСФСР и действует в качестве самостоятельного юридического лица на началах хозяйственного расчета.

    Объединению «ОГИЗ» присваиваются права юридического лица со дня регистрации в установленном порядке.

    3. В состав объединения «ОГИЗ» включаются:

    а) Государственное издательство РСФСР, издательство «Земля и фабрика», издательство «Московский рабочий», Государственное техническое издательство. Государственное медицинское издательство, Государственное юридическое издательство, Издательство Коммунистической академии, Издательство советских энциклопедий, издательство «Работник просвещения», издательство «Транспечать», издательство «Молодая гвардия», государственное издательство «Вопросы труда», государственное издательство «Плановое хозяйство», издательство Осоавиахима, издательство «Новый агроном», издательство «Физкультура и спорт», издательство Университета им. Свердлова, издательство «Книгосоюз», издательство «Безбожник», художественное издательство - акционерное общество АХРР, Государственное сельскохозяйственное издательство и Государственное химическое издательство со всеми находящимися в их ведении предприятиями;

    б) полиграфические предприятия в составе, определяемом объединением «ОГИЗ» по соглашению с Президиумом ВСНХ РСФСР;

    в) все учебные заведения, обслуживающие нужды книжно-журнальной издательской промышленности.

    Примечание. С момента слияния с Госиздатом РСФСР объединяемых издательств и передачи объединению «ОГИЗ» предприятий, институтов и учебных заведений, их активы и пассивы переходят к объединению, а их положения и уставы утрачивают силу с момента регистрации объединения «ОГИЗ».

    4. В задачи объединения «ОГИЗ» входит:

    а) планирование книжно-журнальной издательской деятельности и капитального строительства книжно-журнальной издательской промышленности в отношении частей объединения;

    б) техническое руководство предприятиями объединения;

    в) управление предприятиями объединения и, совместно с ВСНХ РСФСР, трестом «Полиграфкнига»;

    г) организация, руководство и наблюдение, а в надлежащих случаях и осуществление капитального строительства;

    д) организация снабжения частей объединения;

    е) организация сбыта продукции;

    ж) финансирование и кредитование частей объединения;

    з) подготовка и распределение кадров. [...]

    II. Функции объединения

    10. В области планирования и регулирования к функциям Объединения относится:

    а) разработка общеэкономических вопросов книжно-журнальной издательской промышленности и вопросов отраслевой политики в связи с другими секторами народного хозяйства;

    б) разработка и составление контрольных цифр, годовых и перспективных планов объединяемой книжно-журнальной промышленности РСФСР и проведение их в надлежащих инстанциях;

    в) распределение годовых планов бюджетного финансирования и банковского кредитования, планов экспортных, импортных и инвалютных, в отношении частей объединения;

    д) составление и представление в надлежащие инстанции промфинплана объединения;

    е) наблюдение за выполнением установленных планов, составление периодических конъюнктурных обзоров о ходе выполнения и оценка работы объединения с точки зрения интересов народного хозяйства;

    ж) разработка проектов по вопросам книжно-журнальной издательской деятельности, требующим законодательной регламентации;

    з) разработка вопросов учета и отчетности;

    и) организация новых производственных предприятий и подсобных производств. [...]

    IV. Структура объединения

    18. Объединение состоит из типизированных издательств, перечисленных в п. 19, краевых (областных) издательских отделений и их центра (Управление краевой книги), полиграфических предприятий и их центра (трест «Полиграфкнига»), предприятий по распространению книг и журналов и их центра (Книгоцентр), управления кадров, финансово-экономического управления, управления капитальных строительств, научно-исследовательских институтов, вузов, втузов, техникумов и ФЗУ, специальных учреждений и предприятий и правления объединения (президиумы) с секретариатом при нем.

    19. В составе объединения действуют следующие типизированные издательства: учебно-педагогические, социально-экономические, массово-политической литературы, научно-техническое, сельскохозяйственное, медицинское, художественной литературы, детское и юношеское, военное, музыкальное, словарно-энциклопедическое и художественной репродукции (изобразительных искусств).

Там же. - С. 150-157.

    I. Общие положения

    1. Для построения единой книгопроводящей сети в целях распространения и сбыта произведений печати и товаров объединения «ОГИЗ», также для обслуживания книгой широких масс населения в составе объединения «ОГИЗ» организуется центр книго-журнального распространения под наименованием «Книгоцентр».

    2. «Книгоцентр» является составной частью объединения «ОГИЗ» и действует под общим руководством правления «ОГИЗа» на началах внутрихозяйственного расчета, особого промфинплана и баланса, на основании этого положения и устава объединения «ОГИЗ».

    3. В задачи «Книгоцентра» входит:

    а) выполнение оперативной работы по реализации продукции товаров;

    б) выявление читательского спроса и экономической емкости рынка в отношении продукции, распространяемой «Книгоцентром»;

    в) библиографическое изучение книжной продукции в целях изыскания путей качественного ее улучшения;

    г) участие в установлении типизированными издательствами ассортимента, тиража, номинала и оформления продукции;

    д) плановое построение и рационализация работы сети книгораспространения как непосредственно аппаратом «Книгоцентра», так и путем привлечения к делу распространения книг и журналов потребительской кооперации;

    е) распространение продукции как по сети, так и по отдельным группам потребителей;

    ж) экспорт и импорт книжно-журнальной продукции на основаниях, установленных законом.

    4. «Книгоцентр» осуществляет свою деятельность на территории СССР. Правление «Книгоцентра» находится в г. Москве. [...]

    III. Структура «Книгоцентра»

    6. «Книгоцентр» включает в себя: предприятия по распространению книжно-журнальной продукции, оперативный сектор, организационно-планово-финансовый сектор, периодический сектор, экспедиционно-складское управление, управление делами и правление. [...]

    VI. Взаимоотношения «Книгоцентра» с другими частями и отделениями объединения ОГИЗ

    14. «Книгоцентр» распространяет продукцию издательств, входящих в объединение, на условиях хозяйственных соглашений, заключаемых им с издательствами на основе руководящих директив правления объединения «ОГИЗ», коими предусматривается порядок расчета за продукцию, а также порядок участия «Книгоцентра» в установлении ассортимента, номинала, тиража и сроков выпуска продукции.

Там же. - С. 161-165.

25 августа 1931 г.

Гигантский рост политического и культурного уровня рабочих и колхозников, происходящий на основе укрепления и расширения материальной базы социализма, предъявляет все новые требования на книгу во всех областях знания.

Исключительно возросла потребность в произведениях классиков марксизма; задачи воспитания новых кадров требуют увеличения выпуска учебной литературы; подъем к активной политической жизни новых слоев трудящихся увеличивает спрос на массовую политическую книгу; особенно возрастает в период социалистической реконструкции потребность в технической литературе разного типа; развертывание культурной революции повышает воспитательную роль художественной литературы. [...]

Вместе с тем ЦК ВКП (б) считает, что подъем издательского дела отстает от быстро растущих потребностей на книгу, в особенности с увеличением пролетариата и его культурным ростом, развертыванием колхозного движения, созданием кадров пролетарской интеллигенции. В самом издательском деле имеются недостатки, препятствующие своевременному и правильному удовлетворению культурных запросов; издание классиков марксизма ведется в недостаточных тиражах; работа по созданию технической и производственной литературы развертывается с большим запозданием и недопустимо медленно; издательство не проявляют должной активности в привлечении и организации авторских кадров; качество книги также еще значительно отстает от предъявляемых к книге серьезных требований, что объясняется как недостаточным вниманием издательств к этому вопросу, так и плохим подбором редакторских кадров; книгораспространение поставлено бюрократически и не удовлетворяет своевременно и правильно спроса на книгу. [...]

Характер и содержание книги должны целиком отвечать задачам социалистической реконструкции: книга должна быть боевой и актуально-политической, она должна вооружить широчайшие массы строителей социализма марксистско-ленинской теорией и технико-производственными знаниями. Книга должна явиться могущественнейшим средством воспитания, мобилизации и организации масс вокруг задач хозяйственного и культурного строительства; качество книги должно отвечать все возрастающим культурным запросам масс.

Тип книги, ее содержание, язык должны отвечать специальному назначению ее, уровню и потребностям той группы читателей, для которых она предназначена. [...]

О задачах издательской работы

[...] Вся издательская работа должна вестись под углом всесторонней помощи социалистическому строительству, подъема теории на высшую ступень и сочетания ее с практикой, организации и мобилизации масс на построение социализма, разоблачения буржуазных и мелкобуржуазных идеологий, борьбе с ними и с уклонами от ленинской линии.

Издательская работа должна исходить также из задач интернационального воспитания масс. [...]

Книгораспространение

Организовать вместо нынешней практики распределения книг книготорговлю, опирающуюся на изучение спроса и фактической потребности мест. Органы книгораспространения должны перестроить всю свою работу на началах живой связи с основными группами потребителей книги, тщательно изучая культурный и хозяйственный профиль обслуживаемых районов, а также запросы различных групп потребителей книги. [...]

ЦК считает, что выполнение всех вышеуказанных задач требует укрепления издательств квалифицированными и выдержанными работниками, обеспечивающими успешную борьбу с буржуазной и мелкобуржуазной идеологией, борьбу за генеральную линию партии.

КПСС о средствах массовой информации и пропаганды. - С. 383-391.

В 1929 году с окончательным отходом партии от НЭПа, в связи с наступлением всеобщей коллективизации, все «частные» издательства принуждены были закрыться, в том числе и наше «Издательство М. и С. Сабашниковых». Это произошло катастрофически для всех. Но у нас было особенно плохо! Мы не только потеряли то немногое, что оставалось в результате предшествующих крахов и от работы последних лет, но мы не смогли при ликвидации расплатиться со всеми долгами. Да и немудрено, Фининспектор обложил нас налогом, превышающим средства издательства, и, не теряя времени, описал имущество и приступил к принудительной его реализации, как всегда в таких условиях, за бесценок. Опротестовать обложение не у далось. Никакие доводы, выкладки, ссылки на законы ни к чему не служили. Под формой обложения налогом производилась политическая операция - замаскированная экспроприация всех «частников». Дело еще осложнилось тем, что наши покупатели - все госорганизации - внезапно прекратили всякие отношения с частниками. Книги частных издательств книгопроводящая сеть перестала покупать. Этим главная статья нашего актива была низведена внезапно до нуля. Уже много позже удалось реализовать часть книг через товарищество «Север» Шефскому обществу Госиздата по цене 15-20% от номинала, т.е., в общем, вдвое ниже их себестоимости, с получением притом денег в рассрочку. Во время же ликвидации издательства - кассы, причитавшихся получений, на которые было наложено запрещение, спущенных за грош остатков бумаги, обстановки, двух несгораемых шкафов, пишущей машинки и прочей мелочи не хватило на покрытие налога. Инспектор обратил взыскание на мое личное имущество в моей личной квартире. Пришедшие туда были крайне удивлены, убедившись, что вся-то квартира состоит из одной комнаты в 13 кв. м. и что в ней ничего ценного нет.

[...] Как владельцы частного издательства, т.е. частного предприятия, мы с Софией ЯковлевнойС.Я. Сабашникова - жена М.В. Сабашникова. (Прим. сост.) автоматически попадали в 1930 году в разряд лиц, лишенных избирательных прав, каковые подлежали высылке из Москвы с конфискацией имущества. К нам явились сначала «для изъятия ценностей», что могло выразиться после деятельности фининспектора лишь отобранием отреза, припасенного Софией Яковлевной мне на брюки. Когда же явились с ордерами Ягоды на наш арест, у нас уже были на руках полученные за несколько дней перед тем официальные уведомления о восстановлении нас в правах. Не получи мы этого уведомления, мы были бы тогда же арестованы и незамедлительно высланы. Нам обоим было уже шестьдесят лет, понятно, чем это нам угрожало.

Итак, издательство М. и С. Сабашниковых осенью 1930 года закрылось.

Записки Михаила Васильевича Сабашникова / С. 511-513.

Смена социально-политического и экономического курса, происшедшая в стране на рубеже 20-30-х гг., не могла не привести к смене отношения к книге и книжному делу. Коммунистическая партия в первую очередь культивировала одну из функций книги - воспитательную; книжному делу отводилась агитационно-пропагандистская роль. В определенном смысле можно говорить о дегуманизации книгоиздания, имея в виду утилитарно-технократический крен в репертуаре выпускаемой печатной продукции. Первое место по числу названий и тиражам занимал выпуск марксистско-ленинской литературы.

Материалы этого раздела иллюстрируют отношение к книжному делу как к «идеологическому фронту классовой борьбы». Уже с начала 30-х гг. недочеты в организации книгоиздания и книжной торговли стали восприниматься как оппортунизм, ревизионизм, политически вредные и классово чуждые явления.

Печать - единственное орудие, при помощи которого партия ежедневно, ежечасно говорит с рабочим классом на своем нужном ей языке. Других средств протянуть духовные нити между партией и классом, другого такого гибкого аппарата в природе не имеется.

Печатается по: Веритэ И.Г., Литвин А.Б. Печать СССР в первой пятилетке. - М.; Л., 1933. - С. 3.

29 декабря 1931 г.

Борьба за большевистское воспитание юношества и детей в духе ленинизма, за интернациональное воспитание пролетарской и колхозной молодежи Советского Союза требует на данном историческом этапе исключительного внимания к острейшему большевистскому орудию на идеологическом фронте - к литературе для молодежи и детей.

ЦК ВКП (б), заслушав доклад издательства «Молодая гвардия», констатирует некоторые успехи издательства, в частности, в области его организационно-хозяйственной деятельности.

Одновременно с этим ЦК ВКП (б) указывает на издание ряда политически вредных произведений в области художественной, исторической, мемуарной и детской литературы, на ряд идеологических срывов в политучебниках и периодике, а также на выпуск книг, мало способствующих делу воспитания, мобилизации и организации молодежи вокруг задач хозяйственного и культурного строительства и ее коммунистического воспитания.

ЦК ВКП (б) отмечает неудовлетворительное обслуживание нового миллионного пополнения комсомола, значительные недостатки как с количественной, так и с качественной стороны в отношении книги, обобщающей комсомольскую союзную работу и внутрисоюзную практику, и совершенно неудовлетворительное обслуживание совхозно-колхозной молодежи.

ЦК особо отмечает низкий идейный и художественный уровень детской и дошкольной литературы, неудовлетворительность ее технического оформления (иллюстрации, шрифт), а также почти полное отсутствие наглядных пособий для детей дошкольного возраста.

ЦК констатирует, что все эти недостатки работы издательства вытекают из слабости идеологического руководства издательством, неудовлетворительного состава редакционных кадров, крайней слабости воспитательной и организационной работы с авторами и художниками и почти полного отсутствия связи издательства с пролетарской, комсомольской, педагогической и детской общественностью.

Констатируя, что издательство «Молодая гвардия» не развернуло в своей области работы по реализации постановления ЦК ВКП (б) от 15 августа 1931 г. «Об издательском деле», предложить издательству «Молодая гвардия»:

  1. издать ряд книг и серий, организующих комсомол, рабочую и колхозную молодежь под боевым знаменем большевизма, воспитывающих их в духе ленинской непримиримости ко всем мелкобуржуазным шатаниям и уклонам от генеральной линии партии и беспощадной борьбы с классово враждебными пролетариату идеологиями, контрреволюционным троцкизмом и гнилым либерализмом;

  2. создать ряд книг по истории партии и ленинизму, истории советской власти и гражданской войны, связывая их содержание как с конкретными задачами борьбы за построение социализма в нашей стране, так и с общими задачами мировой пролетарской революции. Эти книги должны быть рассчитаны по преимуществу на новое пополнение комсомола, на новичка, вовлеченного в производство;

  3. отобразить в художественной литературе героизм социалистической стройки, участие молодежи в ней, переделку общественных отношений и новых людей - героев социалистической стройки.

    Немедленно развернуть работу по созданию массовой, хорошо изданной технической книги для молодежи.

  4. выпустить ряд книг для пионерского движения, особо обратив внимание на качество книги, форму изложения и ее оформление. Пионерская книга должна мобилизовать массы пионеров как ведущий детский актив на выполнение задач по вовлечению детворы в общественную жизнь, по политехнизации школы, по коммунистическому воспитанию детей, в особенности по организации физкультуры, игр и развлечений;

  5. решительно ликвидировать основные недостатки детской литературы: игнорирование специфических запросов детей, сухость и неувлекательность изложения. Беспощадно бороться с халтурой, проникающей под флагом создания новой детской книги.

К созданию детской книги должны быть привлечены крупнейшие писательские силы и художники. Привлекая к созданию детской книги пролетарских писателей, необходимо в то же время бережно относиться к писателям и художникам - попутчикам, стремящимся к созданию советской детской книги, вовлекая их в работу, обеспечивая им политическую консультацию и квалифицированную товарищескую критику.

Детская книга должна быть большевистски бодрой, зовущей на борьбу и победу. В ярких и образных формах детская книга должна показать социалистическую переделку страны и людей и воспитывать детей в духе пролетарского интернационализма. Коренным образом улучшить качество оформления детской книги и иллюстраций, следя за тем, чтобы они не приводили к извращению политического смысла книги и к искажению задач художественного воспитания детей.

КПСС о средствах массовой информации и пропаганды. - С. 392-394.

Что представляет собой Книгоцентр по своей экономической и политической природе? Если на этот вопрос дать чисто формальный ответ, - что Книгоцентр является торговым аппаратом и только, - то получится полное искажение исторической перспективы, не будет уловлена динамика и изменчивость форм распределения книги, будет совершенно смазано своеобразие, специфичность идеологической роли Книгоцентра, как орудия массового знания на новом этапе, в период реконструкции, индустриализации, коллективизации и культурной революции. Чем тогда Книгоцентр отличался бы от Торгсектора, который тоже был «торговым аппаратом». [...] Новое название отвечает новой роли аппарата книгораспределения в период резкого поворота к ликвидации капиталистических элементов и к развернутому строительству социализма. [...]

Издательские ревизионисты [...] пытались доказать, что мелкие издательские производства доброкачественнее крупного, что конкуренция способствует улучшению качества книжной продукции, что она открывает широкую дорогу начинающим авторам и т.д. [...]

Ревизионисты дальше говорили: при множестве издательств умножается и ассортимент, а это есть идеологический плюс, ибо это создает разнокачественную продукцию, удовлетворяющую самые разнообразные запросы. Это утверждение - полнейший и вреднейший вздор. [...]

Социалистическая стройка в масштабе всего народного хозяйства и культурная революция создали все условия успешного развития социалистического издательского хозяйства - быстро организующееся и все больше поддающееся планированию народного хозяйства объединение издательских хозяйств и почву для планомерного тиражирования и книгораспространения. Книгоцентр как орган планового распределения мог возникнуть только на почве социалистического издательского хозяйства и именно в такую пору, когда во всех отраслях народного хозяйства плановое начало стало возобладать над стихийностью, социалистическое хозяйство

- над пережитками капитализма, задачи книгораспространения, как процесса распределения по потребностям народного хозяйства и культурной революции, - над задачей книготорговли в узком смысле слова, осуществляемой методами «книгопродавчества». [...]

Книгоцентру придется ассимилировать кооперативную книготорговую сеть, сделать ее органической частью целого, всей своей книгораспределительной сети. Лозунгом Книгоцентра должно стать: «Книжная кооперация - часть Книгоцентра, а не книгораспространение - часть кооперации». Почему? Потому, что Книгоцентр не сможет осуществлять плановое распределение книги, если такая важная область хозяйства, как сельское, и такой широкий круг трудящегося населения, как деревня, будут обслуживаться органом, не гармонирующим и органически не связанным с целым, с распространительским организмом, со всей системой.

На книжном фронте. - 1930. - № 24-25. - С. 5-10.

Рабочий класс Урала под руководством коммунистической партии большевистскими темпами строит Большой Урал.

Не одну страницу героизма вписал рабочий класс в историю Урала в форме ударничества, соцсоревнования, образцовых методов труда.

Отделение ОГИЗа, призванное запечатлеть весь этот опыт, описать героизм рабочих, показать всему миру, оппортунистам всех мастей, всем классовым врагам извне и внутри, как рабочий класс воздвигает гиганты социалистической стройки, - оставалось в стороне; в результате мы до сих пор не имеем ни одной местной брошюры, иллюстрирующей великую стройку Урала, героизм рабочих, обмен опытом.

Почему так получилось? Потому, что у руководства стояли оппортунисты, которые дальше своего носа не видели и не хотели видеть, потому что у руководства стояли люди, боявшиеся ответственности, критики и самокритики, как огня. [...]

Отсюда совершенно не случайно в издательской работе протаскивание чуждой идеологии. Примером может служить книга Гусенникова (идеалистический взгляд на строение материи), книга «Мастер на лесозаготовках» (поднятие производительности труда поставлено в зависимость только от качества инструментов и жилищно-бытовых условий), книга Соловьева «О технике безопасности» (предисловие трактует исключительно защитные формы труда без увязки с труд дисциплиной, соцсоревнованием и т.п.).[...]

(От редакции)

Вместо большевистского упорства в обслуживании книгой сотен тысяч пролетариев Урала [...] руководство Уральского отделения ОГИЗа разлагалось в оппортунистическом болоте.

Вымести из наших рядов всех оппортунистов, чуждых советскому строительству людей, вредителей и нытиков, мобилизовать массы книжников вокруг лозунгов партии, развить большевистские темпы в обслуживании книгой строителей социализма - вот боевая задача всей общественности Книгоцентра.

На книжном фронте. - 1931. - № 10. - С. 35-36.

Литературно-художественную книгу у нас все еще издает всякий, кому не лень. И если сам ГИХЛ делает это дело далеко не под указанным ЦК партии углом «развертывания культурной революции», «повысившейся воспитательной роли художественной литературы, глубокого и полного отображения героизма социалистической стройки и классовой борьбы», то чего же можно требовать от таких издательств, как «Федерация», Московское и Ленинградское товарищества писателей, «Недра», «Никитинские субботники», где, как общее правило, коммунистическое влияние и марксистско-ленинские установки еще слабее, чем в ГИХЛе. [...]

Государственное издательство художественной литературы, весь его редакционный аппарат [...], его рабочий редсовет должны выступать перед все более дифференцирующимся в ходе развития классовой борьбы в стране советским писательством в роли сознательных передатчиков «социального заказа» эпохи, в роли организаторов диалектике-материалистического мировоззрения у пролетарских и союзнических писателей, в роли активных помощников в их переключении на идущую по руслу интересов и запросов пролетариата тематику. Конечно, выполнение столь крупной роли ГИХЛом предполагает как сильнейшее повышение качественного уровня его наличных редакционно-издательских кадров и их очищение от оппортунистически-самотечных и деляческих элементов, так и пополнение ГИХЛа новыми квалифицированными, теоретически подкованными и понимающими специфику художественной литературы работниками.

На литературном посту. - 1931. - № 30. - С. 11-12.

Несмотря на бурный рост нашего книгоиздательства, мы все сильнее и сильнее испытываем недостаток в книгах, книжный голод. Почему так получается? - Получается так потому, что мы распыляем книжную продукцию, главным образом путем продажи в индивидуальное пользование, через прилавок книжного магазина и киоска. [...]

Несомненно, что мы должны и будем распространять массовую, справочную и некоторый процент другой литературы путем продажи, но в основном мы должны пустить книгу главным образом по линии коллективного книгопользования - через библиотеки. Так нужно сделать не только потому, что книга, проданная в индивидуальное пользование, обычно используется (а часто лежит неразрезанной) только одним лицом, а книга библиотечная прочитывается десятками, а иногда и сотнями лиц, но и потому, что книга должна быть использована нами в полной мере целенаправленно, умелой рукой библиотечного работника как инструмент идеологической, культурной работы.

Библиотекарь. - 1931. - № 9. - С. 9.

  1. За безответственное и деляческое отношение к изданию ленинской литературы (издание старого, непроданного в 1929 году сборника речей Ленина с извращенным текстом в обложке 1932 года) и за опубликование работ Ленина без согласования с Институтом Маркса, Энгельса и Ленина заведующего соцэком Леногиза тов. Анисимова снять с работы и дело передать в обл. КК-РКИОбл. КК-РКИ - Областной комитет контроля - Рабоче-крестьянская инспекция. (Прим. сост.). [...]

  2. Отметить, что несмотря на письмо тов. Сталина в журнале «Пролетарская революция», указывающее на необходимость усиления внимания к делу издания классиков марксизма и ленинизма, Леногиз не сделал всех нужных выводов из этого письма для своей практической работы. Указать парторганизации Леногиза на необходимость решительной борьбы с безответственностью и небрежностью, имеющими до сих пор место в работе издательств.

Московский книжник. - 1932. - № 23-24. - С. 39.

Всего с 1928 г. по 16 ноября 1932 г. в РСФСР выпущено сочинений Маркса, Энгельса, Ленина и Сталина около 88 млн. экз. общим объемом свыше 788 млн. листов-оттисков.

Для того, чтобы издать это количество классиков, потребовалось около 17 тыс. тонн печатной бумаги (1,5 тыс. вагонов), что равняется 1/5 годовой продукции всех бумажных фабрик СССР по печатным сортам в 1932 г.

При оценке места, которое классики марксизма-ленинизма занимают во всей книжной продукции СССР, необходимо иметь в виду, что наряду с классиками за годы пятилетки 1928-1931 гг. выпущено 890 млн. экз. и 2275 млн листов-оттисков социально-экономической и партийной литературы, которая в основном посвящена популяризации или интерпретации классиков марксизма-ленинизма. [...]

Классики, составлявшие в книжном потоке РСФСР в 1928 г. 1/20 часть, в 1931 г. довели свою мощность до 1/10 части всей книжной продукции РСФСР, которая сама за те же годы возросла в два раза. [...]

Число выпущенных печатных единиц и тираж классиков распределяются между отдельными авторами следующим образом:

  Количество изданий  Тираж, млн. экз. Средний объем книги, п. л.
Маркс-Энгельс  177  6,2  16,1 
В.И. Ленин  478  30,5  16,6 
И.В. Сталин  514  51,0  3,5 

Веритэ И.Г.. Литвин А.Б. Печать СССР в первой пятилетке. - С. 24-26.

Культуртрегер ПоршневРечь идет об известном книговеде Г.И. Поршневе, который в это время был незаконно репрессирован. Автор статьи С. Сутоцкий - его бывший ученик. (Прим. сост.) аплодирует базару 1927 г.: значительный шаг вперед... оборот на 100% больше оборота базара 1926 г., «по содержанию оборот и спрос книжного базара имели довольно значительный уклон в дореволюционную удешевленную книгу. «Развалы», где преобладала эта литература, выручили около 60 тыс. руб. (40% общего оборота базара! - С.С.). На втором месте стоял спрос на классиков».

И все! Таковы итоги! Ну, а издания пореволюцюионного периода, современная массовая политическая и техническая литература?

О работе с этой литературой Поршнев дает «указания» в следующем разделе статьи - «Перспективы на 1928 год». Приступая к ассортиментированию базара 1928 г., Поршнев «советует» к дореволюционной литературе... «прибавлять» (!) книги, изданные после Октябрьской революции; «их можно бы (!) попробовать (1) разместить по типизированным киоскам...» «Время от времени (!) желательно (!) с ними проводить кампании или делать удар на отдельные книги...»

Кому из действительно советских книжников не ясна вредительская сущность этих «указаний»?

Поршнев не оставил без «внимания» и потребителя наших базаров.

«Массовые издания, - пишет он, - найдут сбыт благодаря дешевизне, а любительские - вследствие их библиографической ценности». Рафинированный покупатель, покупатель-библиофил выбирает книги, смотри на их содержание или оформление, а массовый потребитель ищет книг подешевле - так выходит по Поршневу. Так клеветнически «ориентирует» Поршнев книготорговых работников в вопросе покупательского спроса. [...]

От редакции

Во время нахождения в производстве настоящего № ж-ла «Книжный фронт» на имя зав. КОГИЗом тов. Д.В. Шварца получено нижепубликуемое письмо т. В.И. ВольпинаВ.И. Волышин - бывший сотрудник Г.И. Поршнева. (Прим. сост.):

В бюллетене «Весенний книжный базар», изданном МОГИЗом, помещена составленная мною библиографическая сводка литературы о книжных и колхозных базарах.

В эту сводку, содержащую 161 название книг и статей, по моему недосмотру были включены две работы Г.И. Поршнева.

Имя Поршнева - яркой вредительской фигуры, оставившей по себе недобрую память в книготоргово-издательском деле - мне, как старому книжному работнику, конечно, было хорошо знакомо, и поэтому включение его статей в библиографический перечень, который имел прикладное значение для книготорговых работников, нужно рассматривать как грубую политическую ошибку, допущенную мною, как я уже указывал, лишь по недосмотру, в обстановке спешной редакционной работы.

Признавая эту ошибку, я считаю, что бюллетень «Весенний книжный базар» следует из обращения изъять. 10 июля 1933 г. В.И. Вольпин».

Печатая письмо т. В.И. Вольпина, редакция ж-ла «Книжный фронт» еще раз подтверждает свое полное согласие со статьей тов. Сутоцкого. Грубая политическая ошибка допущена редакцией сборника «Весенний книжный базар», выразившаяся в помещении библиографического указателя, включающего работы вредителя Поршнева. Мы еще раз подтверждаем, что никакая спешка не может служить оправданием помещения в Указатель работ вредителей.

Книжный фронт. - 1933. - № 7. - С. 39-40.

Продажа книг зиновьевско-троцкистских контреволюционных агентов, а тем более «рекомендация» этих книг, благодаря выставлению их в витринах, включению в рекомендательные списки и т.п., есть не что иное, как предоставление трибуны классовому врагу для враждебной нам агитации. Это тяжелый проступок. Разумеется, что виновные в совершении таких поступков наказаны и будут наказываться в дальнейшем со всей строгостью. Разумеется, что пособникам зиновьевско-троцкистских агентов буржуазии нет, не может быть места в рядах советских книжников.

Обязанность всех честных работников советской книжной торговли - выявлять пробравшихся в наши ряды классовых врагов и изгонять их вон.

Обязанность всех книжников - так организовать свою работу, чтобы совершенно исключить какую-либо возможность проникновения на книжный прилавок вредной нам литературы.

Все книжники должны понять, что проработка актов на списание книг в макулатуру, выполнение распоряжений о задержании тех или иных изданий - не техническое дело, а работа большого политического значения.

Книжный фронт. - 1935. - № 4. - С. 3.

Руководство КОГИЗа в продолжение ряда лет держало у себя в аппарате заядлых врагов партии и рабочего класса, защищая их как незаменимых специалистов. Впоследствии органы НКВД разоблачили этих «специалистов» как врагов партии и народа. Лишь благодаря вмешательству Железнодорожного районного комитета партии г. Москвы удалось вскрыть отстутсвие большевистской принципиальности и бдительности в парторганизации КОГИЗа, семейственность и отсутствие самокритики во всей системе КОГИЗа.

Вследствие такой засоренности центрального аппарата и всей книготорговой сети врагами партии и рабочего класса, чуждыми людьми и расхитителями социалистической собственности КОГИЗ за последние годы своей деятельности принес государству убытка более чем на сто миллионов рублей.

Советский книжник. 1936. - № 15-16. - С. 4.

Из показаний участников этой подлой шайки бандитов-троцкистов, представших перед пролетарским судом, видно, что бывший в свое время руководителем Огиза ТомскийМ.П. Томский - государственный деятель. В 1932-1936 гг. был заведующим ОГИЗом. (Прим. сост.), позорно кончивший жизнь самоубийством, сколотил вокруг себя немалые троцкистские кадры. Это обязывает парторганизации и всех честных беспартийных всей книготорговой сети, каждого из нас еще раз заняться вплотную изучением кадров, выявлением остатков всей той сволочи, которая еще вредит делу торговли книгами как в городе, так и в деревне. [...]

После первого процесса контрреволюционной троцкистско-зиновьевской банды в ряде областных и краевых отделений Когиза были выявлены ныне исключенные из партии ярые троцкисты, злейшие враги рабочего класса, обманным путем пролезшие в ряды ВКП(б) и в нашу систему [...], которые вредили, допускали торговлю контрреволюционной литературой, а актуальную политическую литературу, речи вождей партии и правительства, решения съездов и пленумов ЦК ВКП(б) уничтожали и списывали в макулатуру.

Но необходимых выводов из этого дела парторганизация Когиза, общественность, лучшие передовые работники не сделали. Продажа контрреволюционной литературы имеет место и сейчас. В Калининском центральном магазине, например, к ленинским дням продавалась изъятая из продажи книжка.

Советский книжник. - 1937.- № 4. - С.9.

В 30-е гг. еще более усилилась роль цензуры в издательском деле. Согласно новому «Положению» о Главлите, полномочия цензуры были расширены, увеличился ее кадровый состав. Вводились должности уполномоченных Главлита и местных «лито» при каждом издательстве и в редакциях крупных газет. Уполномоченные и политредакторы (политконтролеры) Наркомпроса содержались за счет издательств.

Контрольно-репрессивная деятельность советской цензуры не ограничивалась областью книгоиздания. Одной из функций книжной торговли была так называемая идеологическая очистка ассортимента, то есть изъятие «классово чуждой» литературы. В сеть поступали циркуляры о списании или, наоборот, о «восстановлении из макулатуры» ошибочно списанных изданий.

Постановление СНК РСФСР от 6 июня 1931 года.

  1. Для осуществления всех видов политико-идеологического, военного и экономического контроля за предназначенными к опубликованию и распространению произведениями печати, рукописями, снимками, картинами и т.п., а также за радиовещаниями, лекциями, выставками в составе Наркомпроса РСФСР образуется главное управление по делам литературы и издательств (Главлит).

  2. Главлиту для осуществления возлагаемых на него задач предоставляется воспрещать издание, опубликование и распространение произведений:

    а) содержащих агитацию и пропаганду против советской власти и диктатуры пролетариата,

    б) разглашающих государственные тайны,

    в) возбуждающих националистический и религиозный фанатизм,

    г) носящих порнографический характер.

  3. На Главлит возлагается:

    а) общее руководство и инспектирование местных органов и уполномоченных Главлита;

    б) предварительный и последующий контроль над выходящей литературой как с политико-идеологической стороны, так и с военной и экономической стороны, а также над радиовещанием, лекциями, выставками;

    в) конфискация изданий, не подлежащих распространению;

    г) выдача разрешений на открытие издательств и периодических органов печати, закрытие издательств и изданий, запрещение и разрешение вывоза за границу литературы, картин и т.п. в соответствии с действующими узаконениями;

    д) издание правил, распоряжений и инструкций по предметам своего ведения, обязательных для всех учреждений, организаций и частных лиц;

    е) рассмотрение жалоб на решения местных органов и уполномоченных Главлита;

    ж) выработка, совместно с соответствующими ведомостями, перечней сведений, являющихся по своему содержанию специально охраняемой государственной тайной и не подлежащих опубликованию или оглашению;

    з) составление списка запрещенных к изданию и распространению произведений;

    и) привлечение к ответственности лиц, нарушивших требования Главлита, его органов и уполномоченных.

Предварительный контроль (п. «б» ст. 3) осуществляется Главлитом через уполномоченных при издательствах, редакциях периодических изданий, типографиях, радиовещательных организациях, при телеграфных агентствах, таможнях, главных почтамтах и т.п. учреждениях.

Уполномоченные назначаются и смещаются Главлитом и содержатся за счет ораганизаций, при которых они состоят.

Предварительный контроль продукции государственных издательств, входящих в систему ОГИЗа, осуществляется заведующими этими издательствами, являющимися уполномоченными Главлита и действующими на основании особой инструкции, утверждаемой Наркомпросом РСФСР. Для оперативной работы по контролю заведующие издательствами ОГИЗа назначают ответственных политредакторов, утвержденных Главлитом.

Главлиту предоставляется в необходимых случаях устанавливать предварительный контроль как над всей продукцией в целом, так и над отдельными видами литературы, издаваемой государственными издательствами ОГИЗа через особо назначаемых уполномоченных Главлита.

Фогелевич Л.Г. Основные директивы и законодательство о печати. - М., 1934. - С. 93-94.

В 1939 году органами цензуры контролировалось: газет 7194 с количеством номеров 898418, разовым тиражом 35517000 экземпляров (без печати РККА и ВМФ); журналов 1762 объемом 83035 авторских листов, тиражом 268590 тысяч экземпляров в год; книг 41000, объемом 247066 авторских листов, тиражом около 600 миллионов; все материалы ТАСС; 92 вещательные радиостанции, 1400 радиоузлов с собственным вещанием; иностранной литературы 2357803 бандероли; библиотек 70000, из которых органы Главлита изымают политически вредную литературу; типографий 4681, в которых контролировался порядок производства и выпуска в свет произведений печати. Весь этот объем контролировал аппарат цензуры в количестве 6027 человек, из которых руководящего состава 203, цензоров 4279 (из них 2199 совместителей в районах), обслуживающего персонала 545.

Качество работы цензуры определяется количеством предупреждений (вычерков), сделанных цензорами в произведениях печати и материалах радиовещаний после подписи этих произведений к печати редакторами.

За отчетный год органами цензуры было произведено по Союзу 66126 вычерков сведений, не подлежащих оглашению в открытой печати и материалах радиовещаний. [...]

В произведениях печати, особенно в газетах, много политических искажений под видом так называемых «опечаток». Анализ сводок цензорских вычерков показал, что наиболее характерными искажениями являются следующие:

Следовало напечатать:  Напечатано: 
намечают  намекают 
исторический  истерический 
социализм  капитализм 
отразит  разит 
классовый  кассовый 
бесстрашный  страшный 
порочность  прочность 
объединение  разъединение 
председатель  предатель 
превращение  прекращение 

За два года Главлитом и его местными органами издано 199 приказов на изъятие произведений 1860 авторов 7809 названий книг; 4512 книг отдельных авторов, 2833 сборников и 1299 названий списано в макулатуру. Всего таким образом 16453 названия. В стране из библиотек и книготорговой сети изъято по этим приказам 21138799 экземпляров.

Уполномоченный СНК СССР по охране военных тайн в печати и начальник Главлита Н. Садчиков

Печатается по: Московские новости. - 1992. - № 32. - С.20.

Борьба с цензурой, какая бы она ни была и при какой бы власти она ни существовала, мой писательский долг, так же как и призывы к свободе печати. Я горячий поклонник этой свободы и полагаю, что, если кто-нибудь из писателей задумал бы доказывать, что она ему не нужна, он уподобился бы рыбе, публично уверяющей, что ей не нужна вода.

Своевременные мысли, или Пророки в своем Отечестве. - С. 88.

Система Книгоцентра (затем КОГИЗа) сложилась в 30-е гг. как единая государственная структура, полностью вписанная в централизованную иерархию руководства книжным делом. В отличие от периода нэпа, издательства не выполняли самостоятельных торговых функций. Распространение произведенной печатной продукции шло через сеть КОГИЗа.

На протяжении предвоенного десятилетия происходило расширение книготорговой сети. В условиях индустриализации и коллективизации особое внимание уделялось обслуживанию промышленных предприятий, новостроек, машинно-тракторных станций, совхозов и колхозов. Открывались специализированные магазины политической, технической, детской книги. Внедрялись разнообразные массовые формы книгораспространения и пропаганды книги.

С начала 30-х гг. книжная торговля стала восприниматься партией как важнейший участок «идеологического фронта», инструмент агитационно-пропагандистской работы.

Отдельную группу в данном разделе составляют документы, касающиеся организации букинистической торговли. К 1930 г. частный сектор здесь был полностью ликвидирован. В новых условиях не могла более существовать свободная рыночная цена на книги, и в середине 30-х гг. в целях унификации ценообразования КОГИЗ начал разработку ценников и каталогов-прейскурантов. Был создан первый регламентирующий документ - «Правила торговли букинистической и антикварной книгой».

Следует обратить внимание на архивный документ, касающийся экспорта книг в начале 30-х гг. В январе 1928 г. было принято постановление Совнаркома СССР о расширении экспорта антиквариата в целях обеспечения валютных поступлений на закупку машин и оборудования для сверхубыстренной индустриализации. Наряду с широкой распродажей за границей музейных произведений искусства, шла активная торговля ценными букинистическими изданиями. Эту работу вели В/О «Международная книга» и специализированное объединение «Антиквариат».

Ввиду того, что в ряде мест имеют место случаи установления высоких ставок арендной платы для книготоргующих организаций, что осложняет работу последних, НКВД предлагает установить для книготоргующих организаций льготные тарифы арендной платы в пределах лимитов, установленных законом.

Фогелевич Л.Г. Основные директивы и законодательство о печати. - С. 159.

В целях максимального удешевления непериодической литературы Наркомторг СССР постановляет:

  1. Обязать все издательства на обложке каждого экземпляра выпускаемой ими непериодической литературы, предназначенной для продажи, проставлять его номинал (твердую продажную стоимость).

  2. Установить для всех государственных, кооперативных, общественных и частных издательств и книготорговых предприятий при продаже непериодической литературы с датой издания 1930 г. и позднейших годов книготорговым предприятиям масштаба не ниже районного скидки с номинала не свыше 20% на учебники и не свыше 28% на все остальные издания. [...]

  3. В целях максимального развития низовой (деревенской) книготорговой сети и наиболее полного снабжения литературой социалистического сектора сельского хозяйства, установить для книготоргующих организаций, располагающих низовой книготорговой сетью, дополнительную скидку 5% на ту часть изданий, которая предназначена для распространения в сельских местностях. [...]

  4. При продаже указанной в ст. 2 литературы книготорговым предприятиям в сельских местностях установить твердые скидки с номинала в размере 18% на учебники и 23% на прочую литературу. [...]

  5. При продаже центральными издательствами литературы из своих отделений книготорговым предприятиям в месте нахождения этих отделений расходы продавца на фрахт возмещаются понижением установленных в ст. 2 скидок: при отдаленности отделения от пункта нахождения правления издательства 200-500 километров - на 1% и при расстоянии свыше 500 - на 2%.

    При продаже центральными издательствами литературы книготорговым предприятиям, находящимся на территории Закавказской ССР, Казакской АССР, Туркменской ССР, Узбекской ССР, Таджикской ССР, Киргизской ССР, Сибирского края и Бурят-Монгольской АССР, в целях возмещения им повышенных расходов на фрахт, установленные в ст. 2 скидки увеличиваются на 4%, а при продаже литературы книготорговым предприятиям, находящимся на территории Якутской АССР и Дальневосточного края - на 9%.

  6. Настоящее постановление распространяется на выпускаемую на всех языках в СССР непериодическую литературу и поступающие в розничную продажу подписные и периодические издания, кроме газетной продукции.

  7. При продаже литературы учреждениям и организациям, приобретающим литературу не для перепродажи, а также индивидуальным потребителям скидки не допускаются.

Там же. - С. 146-148.

Согласно постановлению ЦИК и СНК СССР от 2/IX 1930 г. о налоге с оборота предприятий обобществленного сектора (заменившего промналог), ОГИЗ должен будет уплачивать налог по продаже товаров в том случае, если товары эти закуплены у частных лиц и частных предприятий.

В связи с этим категорически воспрещается закупать товары у частного сектора (в том числе и у артелей, не входящих в кооперативную систему).

В исключительных случаях необходимости пополнения ассортимента закупки могут производиться только по специальному разрешению Книгоцентра в каждом отдельном случае.

Пятидневка Книгоцентра. - 1931. - № 1. - С.7.

Утвержден НКВД 16 апреля 1932 г.

    1. Всесоюзное объединение «Международная книга» имеет задачей:

    а) осуществление на монопольных началах операций по экспорту из СССР и реализации на внешних рынках и импорту в СССР из-за границы печатных произведений и канцелярских принадлежностей;

    б) покупку и продажу в СССР печатных произведений как заграничной, так и внутренней продукции;

    в) издание книг на русском и иностранных языках, за исключением учебных пособий, с целью экспорта;

    г) сбор объявлений от заграничных фирм для помещения их в издания СССР, а равно объявлений организаций СССР для помещения их в заграничных изданиях.

Фогелевич Л.Г. Основные директивы, и законодательство о печати. - C. 172.

В целях устранения недостатков, имеющихся в работе КОГИЗа, вытекающих из неправильного смешения функций опта и розницы, для наиболее полного обслуживания потребителя, развертывания подлинно советской книготорговли центральный аппарат КОГИЗа перестраивается следующим образом.

Главные конторы по оптовой торговле

Взамен существующих сейчас литсекторов научно-технической, транспортной, сельскохозяйственной, детской и юношеской, партийной, военной, учебно-педагогической литературы, изобразительной и музыкальной продукции в Когизе организуется сеть главных контор по оптовой торговле:

Главная контора по оптовой торговле научно-технической, транспортной и сельскохозяйственной литературой. В этой конторе выделяется специальный отдел сельскохозяйственной литературы.

Главная контора по оптовой торговле партийной, комсомольской и военной литературой. В этой конторе выделяется специальный отдел, на который возлагается вся работа по обслуживанию литературой РККА.

Главная контора по оптовой торговле учебно-педагогической литературой.

Главная контора по торговле художественной и детской литературой.

Главная контора по оптовой торговле изобразительной и музыкальной продукцией. В этой конторе выделяется специальный отдел музыкальной продукции.

Главные конторы на основе изучения спроса и потребности рынка покупают у соответствующих издательств книжную продукцию и производят оптовую продажу ее республиканским, краевым, областным отделениям Когиза, а также другим книготоргующим организациям на территории всего СССР, заключая для этого договоры и разовые сделки. Главные конторы находятся на хозяйственном расчете и имеют самостоятельные балансы и расчетные счета в Госбанке.

Территориальные управления сетью Когиза.

Для руководства розничной торговлей в Когизе организуются три территориальных управления сетью:

Первое управление, руководящее розничной торговлей в Московском, Ленинградском, Северном, Ивановском, Ярославском, Западном, Калининском, Воронежском, Горьковском, Кировском, Сталинградском и Саратовском отделениях.

Второе управление, руководящее розничной торговлей в Хабаровском, Приморском, Николо-Уссурийском, Еврейском, Амурском, Сахалинском, Камчатском, Якутском, Восточносибирском, Западносибирском, Омском, Красноярском, Свердловском, Челябинском, Куйбышевском, Оренбургском отделениях.

Третье управление, руководящее розничной торговлей в Татарском, Киргизском, Узбекском, Туркменском, Алма-Атинском, Актюбинском, Южноказахстанском, Карагандинском, Харьковском, Киевском, Днепропетровском, Донбасском, Черниговском, Одесском, Винницком, Белорусском, Азово-Черноморском, Северокавказском, Закавказском отделениях Когиза.

Управление сетью осуществляет общее руководство, планирование, регулирование, рассмотрение отчетов, инструктирование и инспектирование деятельностью прикрепленных к ним отделений Когиза.

Отделы планово-финансовый и учета и отчетности

Функции планово-финансового отдела и отдела учета и отчетности по новой структуре определяются следующим образом:

Планово-финансовый отдел разрабатывает общие вопросы планового и финансового порядка, плановые нормы и директивы для управления сетью, главных контор и других частей Когиза, рассматривает их планы и отчеты и дает по ним заключения руководству, оставляет сводные планы и экономические отчеты по Когизу в целом.

Отдел учета и отчетности руководит бухгалтерским и оперативным учетом в системе Когиза, составляет сводные бухгалтерские и оперативные отчеты по управлениям и Когизу в целом, руководит и проводит работу по организации инвентаризации товарных остатков и составляет счета покупателям главным контор при помощи специальной группы на машино-счетной фабрике.

В связи с организацией этих отделов ликвидируются следующие части и сектора Когиза: планово-экономический, финансовый, главная инспекция, сектор учета и отчетности и бюро инвентаризации.

Отделы хозяйственно-административного обслуживания

Взамен существовавших Управления делами и хозяйственной части организуется Административно-хозяйственный отдел. Снабстройсектор реорганизуется в Контору по ремонту и снабжению - «Снабремонтконтора», - состоящую на хозрасчете с самостоятельным балансом.

«Снабремконтора» проводит снабжение центра и периферии упаковочными и различными фондируемыми материалами, оборудованием и инвентарем, а также производит ремонтные работы в центре по договорам с управлениями и частями Когиза.

* * *

Ныне существующие части Когиза: Главканцторг, Главная контора периодических и подписных изданий, отдел пропаганды и рекламы, отдел капитального строительства, Спецотдел, Группа библиотечного обслуживания («Бибгруппа»), Группа отраслевого снабжения, отдел кадров, Центральная экспедиция и Московская книжная база - сохраняются.

При Когизе состоит группа инспекторов по контролю исполнения, секретариат и группа консультантов. Ленинградская контора Когиза реорганизуется в Ленинградскую книжную базу, обслуживающую все главные конторы с покрытием ими расходов по содержанию базы согласно заключаемым договорам.

Все расчеты с издательствами по принимаемой Ленбазой продукции, а также экспедируемой в адреса покупателей и отделений Когиза производят соответствующие конторы Когиза.

Советский книжник. - 1936. - № 9. - С. 6-7.

Учащиеся II книгораспространительной группы школы «Книгоуч» выехали в провинцию для проведения 2-й большевистской весны. В течение месяца до выезда мы получили должную закалку. Закаляясь теоретическими и практическими знаниями, мы с честью выполнили возложенные на нас задачи. Поможем наладить работу наших слабых районных отделений ОГИЗа как один из важнейших центров культурного строительства. Будем активными участниками в проведении большевистской весны. Путем налаживания работы с книгой выполним решения XVI съезда партии, проведем по-боевому 2-ю большевистскую весну.

Подписано: Учащиеся Егоров, Иванов, Водорезов.

На книжном фронте. - 1931. - № 6. - С. 35.

Редакцией газеты «Большевистская смена» введен «орден книжной крысы».

Этот орден редакция обещает преподносить тем руководителям киосков, которые не перенимают опыта работы политотдела, которые работают по-канцелярски, без инициативы, которые не связаны с массами колхозников, маринуют газеты и книги в самом киоске неделями и месяцами, которые допускают затоваривание киоска, отдавая фактически книги на съедение крысам. Орден книжной крысы - это позорнейший орден для каждого работника киоска. [...]

17/X 1933 г. весь материал сменной полосы дается под лозунгом «Перенимайте опыт передовых киосков, добивайтесь первенства». Материал об опыте работы лучших киосков. Вот что пишет о своей работе киоскер Растовецкой МТС т. Зозуля:

«Когда я включился в краевой конкурс на лучшее обслуживание книгой и газетой колхозов, я рассчитал свои силы. Я решил на деле стать помощником политотдела в проведении уборочной и осенне-посевной кампании.

Большое внимание я уделил внешнему и внутреннему оборудованию и оформлению киоска. Киоск украшен лозунгами, плакатами. Снаружи висит доска вырезок из газет.

С коллективными потребителями литературы, каковыми являются 7 колхозов и коммуна, я заключил договора на плановое пополнение вновь выходящей литературой стационарных бригадных библиотечек.

Считая основной своей и повседневной задачей развертывание массовой работы в колхозах с помощью политотдела, я сумел вместе с колхозными и бригадными организаторами организовать продажу книг и газет не только в станице, но и в степи, в бригаде, около молотилок.

В книгораспространении принимают участие рядовые колхозники, женщины-ударницы уборки урожая. Так, в колхозе им. Ворошилова бригадным организатором печати во второй бригаде является ударница, жена красноармейца Анна Зайцева.

Некоторые председатели колхозов хнычут о том, что нет культфондов, нет денег на покупку книг, газет и т.д. Я рассказываю им о работе лучших колхозов, о том, как изыскиваются фонды. Мы добились того, что лучшие колхозники в бригадах отчисляют деньги на укрепление стационарных библиотек.

Вот та работа, которую я проделываю, как участник конкурса».

Книжный фронт. - 1934. - № 3. - С. 20.

Книжные фургоны давно уже освоены районной сетью Могиза, они получили самое широкое применение в Московской области как одна из наиболее активных форм низового книгопродвижения и завоевали прочные симпатии у колхозного потребителя.

Следует отметить, что работа фургонов в основном заключается именно в обслуживании индивидуального сельского потребителя.

Большие затруднения встречаются при получении тягловой силы для передвижения фургонов, но, несмотря на это, большинству райотделений все же удается регулярно отправлять фургоны по колхозам, а в тех районах, где нет возможности получить лошадей, организуются книжные вылазки силами сотрудников райотделений. [...]

Распространение книг при содействии книгораспространителей (из фабрично-заводского актива), вылазки работников городской и областной книготорговой сети в колхозы, в цеха, на фабрики, заводы, устройство книжных базаров и так называемых «развалов книг» - все эти формы массового книгопродвижения также широко применяются многими книготорговыми точками Могиза.

Книгоноши работают не только в деревне, но и в городе.

Интересно, например, отметить опыт магазина № 46, организовавшего 15 мая, в день годовщины пуска московского метрополитена им. Л.М. Кагановича, обслуживание пассажиров метро книгами на 11 станциях через книгонош. Работали 27 учеников книгоуча. Книгоноши имели сумки с маркой «Могиз» и ленты с надписью «Книги о метро».

На улицах Москвы в дни революционных праздников во время демонстраций можно было видеть книгонош Могиза, продающих массовую литературу, песенники и ноты.

Не менее активно работают и книгоноши районных отделений области.

В качестве книгонош работают письмоносцы, студенты педтехникумов, колхозные активисты и т;д.

Но независимо от книгонош работники магазинов и райотделений, продавцы и киоскеры, не ограничиваясь обслуживанием потребителя в стенах своих магазинов или киосков, брали книги и шли с ними в цеха, общежития, колхозы и совхозы. [...]

Все перечисленные активные формы обслуживания потребителя широко применялись торговой сетью Могиза в период стахановского двухдекадника и стахановского месячника и закрепляются сейчас в повседневной работе магазинов, киосков райотделений Могиза.

Советский книжник. - 1936. - № 24.- С. 12-13.

Стахановец в области книготорговли - это тот ударник, который, применяя новые творческие методы, двигает книготорговое дело вперед, перестривает его на основе указаний партии и правительства.

Стахановцы книготорговли должны отличаться:

    а) достаточно высокой общекультурной, политической и специальной подготовкой;

    б) отличным знанием ассортимента книг (особенно продавцы и товароведы);

    в) такой организацией ассортиментной работы, при которой в магазине, в отделе, у продавца всегда обеспечен возможно полный, соответствующий изученному и выявленному спросу покупателя подбор книг, ведется систематическая работа по освежению ассортимента и продвижению малоходных книг;

    г) отличной организации труда и знанием техники книготоргового дела;

    д) внимательным, культурным, заботливым, квалифицированным обслуживанием потребителя, уменьем обеспечить максимально возможные удобства для него;

    е) резким выполнением норм реализации.

Советский книжник. - 1936. - № 5-6. - С. 3.

По-моему, американские методы к нашим условиям не подходят.

Наш покупатель не барин, продавец не лакей. Заискивать, улыбаться, кланяться... Кому это нужно?

Наш покупатель - советский рабочий человек, он первый покраснеет, когда увидит такое раболепство со стороны культурного книжного работника.

Книжный фронт. - 1935. - № 10. - С. 28.

Март, 1939 г.

С огромной, непередаваемой радостью встретили мы сообщение об открытии XVIII съезда ВКП (б) - 10 марта 1939 г.

Вспоминаем мы работу комсомольской бригады. Где только не были мы с литературой по выборам: у избирателя, на предвыборных собраниях, с агитавтомобилем выезжали на окраины, к вокзалам, к речной пристани, летели к избирателям-колхозникам на самолете... Книги и брошюры с нами. Теперь мы обсуждали планы новых работ...

Апрель

Начинает поступать литература XVIII съезда ВКП (б). Еще в марте мы уже проводили распространение тезисов докладов товарищей Молотова и Жданова, организовали бригаду по распространению литературы съезда.

14 апреля

Ездил в политотдел Сталинской железной дороги. Там нас уже знают. Во время избирательной кампании 1937-38 гг. политотдел доверил нам большую работу. Начальник сектора агитации и пропаганды политотдела т. Демехин выслушал нас. Обсудил наши планы. Нам выдают удостоверения, в которых указывается, что мы являемся членами бригады Когиза по распространению литературы XVIII съезда ВКП(б) среди пассажиров поездов линий Новомосковск, Баглей, Синельникове, Мизково и т.д. На наших удостоверениях сказано: «Просьба к поездным бригадам оказывать содействие в работе».

Сегодня заказал нарукавники. Каждый член бригады будет на рукаве иметь красный нарукавник с вышитой бронзовой ниткой надписью «КОГИЗ. Книгу в массы». Этого в прошлом году мы не делали.

Вечером собрал совещание бригады. Товарищи требуют включить их в работу бригады в свои выходные дни. Настаивают на принятии коллективного обязательства.

Советский книжник. - 1939. - № 19-20. - С. 30.

Годы  Число торговых единиц  Товарооборот, млн. руб. Товарооборот на 1 торг. ед., тыс. руб.
магазинов  киосков  всего 
1930  710  2663  3373  119,7  35,8 
1931  1346  5296  6642  208,5  31,4 
1932  1384  5291  6675  242,1  36,3 
1933  1275  3565  4840  268,0  55,4 
1934  1270  3760  5030  301,5  59,9 
1935  1671  2474  4145  359,8  86,8 
1936  1865  1823  3628  383,8  103,4 
1937  1752  1677  3427  420,2  122,8 
1938  1799  1507  3306  451,7  136,6 
1939  1778  1024  2802  448,3  168,3 
1940  1773  899  2672  456,2  170,7 

Говоров А.Л. Историко-книговедческое исследование строительства социалистической книжной торговли в СССР: Дис. на соиск. ученой степени д-ра ист. наук. - М., 1980. - Т. 2. - С. 317.

Не торговля вообще, не коммерция с целью извлечения максимальной, часто спекулятивной прибыли, а энергичная работа по мобилизации дефицитных книжных фондов, разбросанных по различным каналам и лежащих без использования действительно в них нуждающимся потребителем. Вряд ли есть необходимость еще раз говорить о том, какое огромное культурно-политическое значение приобретает советский букинизм, особенно в условиях резкого недостатка, дефицитности значительной части вновь выпускаемой книжной продукции. [...]

Отделы и магазины антикварно-букинистической литературы должны работать со следующими видами книжной продукции: а) книги подержанные (независимо от года издания), но не утратившие своей художественной или научной ценности, пользующиеся постоянным спросом и не являющиеся идеологическим браком и б) старинные антикварные издания («библиографические редкости»), представляющие определенный научный и художественный интерес и отсутствующие в ассортименте прочей книготорговой сети.

Должен быть положен конец существовавшей кое-где беспринципной торгашеской практике, аполитичному, безграмотному подбору ассортимента отделов и магазинов антикварно-букинистической литературы, когда покупалось и продавалось только то, что коммерчески выгодно, когда главное внимание обращалось на внешнее оформление книги (переплет, обрез и т.п.) и совершенно игнорировалась критическая оценка содержания ее.

В ряде случаев это неизбежно приводило к тому, что ассортимент многих антикварно-букинистических магазинов был засорен всевозможным библейским, церковным, мистическим хламом, идеалистической трухой, контрреволюционной и прочей литературой.

Руководство КОГИЗа, основываясь на вполне оправдавшем себя опыте Харьковского отделения, установило порядок документального оформления заготовки и расценки, гарантирующий от возможных злоупотреблений и позволяющий установить систематический контроль за операциями.

Во избежание продажи идеологически вредных книг в антикварно-букинистических магазинах КОГИЗа областным и краевым отделениям предлагается организовать систематический просмотр и проверку книжного ассортимента этих магазинов и их баз.

Книжный фронт. - 1934. - № 4. - С. 25-26.

Участок работы с букинистической книгой был по времени последним, из которого государственная и кооперативная торговля вытеснила частника. [...]

То обстоятельство, что ряд частников, перейдя на работу в государственные книготорговые организации, занял в них «командные» посты, т.е. стал выполнять товароведческие функции (закупка и расценка книг), несомненно отрицательно отразилось на качестве работы, так как, перестав быть «частниками», бывшие «хозяйчики», конечно, не смогли коренным образом перестроиться и в новой, советской обстановке продолжали вести все ту же старую и нехитрую политику: покупать только рыночно-ходкие книги, приобретать их подешевле, а продавать подороже. [...]

На сегодня эта работа никем не регулируется: нет перспективного плана развития работы; торговая сеть размещена в Москве беспланово (сконцентрирована в центре и отсутствует в районах); подготовка кадров ведется слабо (и только в системе Могиза); [...] не разработаны методы расценки книг при покупке и продаже; все еще высок процент накидки на приобретаемые книги; процветает нездоровая конкуренция между торгующими организациями; сеть ларьков, никем не контролируемая, подозрительная и по своим кадрам и по книгам, которые ею продаются (приобретаются заведомо краденые книги; не исключена возможность продажи из ларьков недоброкачественной и в какой-то мере изъятой литературы); не размежеваны между торгующими буккнигой организациями районы закупки книг (за пределами Москвы); магазинные помещения в большинстве случаев не приспособлены для культурной торговли, тесны, темны, содержатся в антисанитарном виде; наличные штаты, более или менее квалифицированные в части книготорговой, оставляют желать многого в части культурно-политической подготовки; [...] до сих пор не существует контрольного списка книг, не допущенных к продаже; магазины не выпускают каталожно-справочных материалов [...].

Все перечисленные крупные недочеты в работе с букинистической книгой имеют одну основную первопричину. Это - обилие в Москве организаций, торгующих старой литературой и невнимание, проявляемое к этому участку работы со стороны регулирующих органов. [...]

Надо в самом срочном порядке провести ряд оздоровляющих мероприятий. Из 9 «фирм», существующих в настоящее время в Москве, следует оставить только 1-2. [...]

Нужно ликвидировать всю ныне существующую сеть ларьков, являющихся безусловно спекулянтскими гнездами [...]. Исключение можно допустить в отношении очень немногих киосков закрытого типа, обслуживающих писателей, художников, архитекторов, иностранцев и прочих. [...]

Надо разработать принципы покупки и расценки книг дореволюционного издания и издания советского периода, принципы отсева недоброкачественных книг, провести пересмотр нынешнего состава букработников.

Книжный фронт. - 1935. - № 2. - С. 11-12.

Наркомторг СССР установил правила торговли букинистической и антикварной книгой. При покупке подержанных книг устанавливается скидка с номинальной цены в размере 40-50 процентов, при покупке новых книг по экономике, истории, философии, художественной литературы скидка с номинальной цены в размере 20-30 процентов.

При продаже приобретенных книг необходимо руководствоваться утвержденной шкалой наценок. Книги советских изданий выше номинальной цены в продажу ни в коем случае не поступают. По номинальной стоимости могут поступать в продажу только те книги советских изданий, которые хотя и были в употреблении, но находятся в полной сохранности, не имеют никаких вмешательств, внешних дефектов и являются особо дефицитными видами книжной продукции. Исключение делается для тех книг советских изданий, которые являются редкостью, а также для книг, не имеющих номинальной цены (подписные издания и приложения). Эти книги оцениваются в каждом отдельном случае в индивидуальном порядке. Дореволюционные издания, а также роскошные антикварные книги, представляющие библиографическую редкость, расцениваются в индивидуальном порядке.

Книг, имеющих штампы государственных или общественных библиотек, магазины не приобретают. Запрещена покупка книг у детей школьного возраста, за исключением стабильных учебников.

Советский книжник. - 1936. - № 10. - С. 28-29.

К вопросу об экспорте антикварных книг «Международная книга» знала, что в прошлом году наравне с нею антикварную книгу экспортировал «Антиквариат». Но поскольку его деятельность распространялась только на особый вид антикварных книг, а именно - дворцовые библиотеки, имеющие меньше книжное значение, а больше значение историческое и значение реликвий, «Межкнига» не видела в этом параллельную работу со своею.

Некоторое время тому назад положение резко изменилось и мы почувствовали работу «Антиквариата» с совершенно неожиданной стороны. Агенты «Антиквариата» начали заниматься широкой заготовкой антикварных книг, сталкиваясь при этом с нами. Причем агентура «Антиквариата» ведет заготовку по совершенно другим принципам, чем делаем это мы. Лучшей иллюстрацией этому являются прилагаемые при сем выписки из писем нашего товароведа Шибанова, ведущего в данное время заготовки в Одессе и столкнувшегося там с агентом «Антиквариата» - Юдиным. Принцип «Антиквариата» - снимать пенки, как выражается наш товаровед. И выражение это достаточно правильно характеризует работу «Антиквариата». Это значит, что после «Антиквариата» мы занимаемся подчисткой остатков. Что такое распределение работы никуда не годится - это очевидно. Снимая с рынка лучшее, что он может дать, можно показать обороты, о каких нам трудно мечтать. Но это же обстоятельство чрезвычайно затрудняет продвижение менее ценных остатков, остающихся на нашу долю.

Чтобы внести ясность в это дело, мы считаем, что НКТорг должен резко разграничить сферы работы по антикварной книге между «Антиквариатом» и «Международной книгой». Мы не возражаем против работы «Антиквариата», но он должен быть поставлен в такие рамки, что он не мешал бы нашей работе, а «Межкнига» работе «Антиквариата». Нам кажется, что разделение должно пойти как по линии заготовки, так и реализации и формулировали бы это следующим образом:

«Антиквариат» - библиотеки, как части ликвидируемого «Антиквариатом» имущества дворцов и т.п., если они продаются при посредстве антикварных фирм не книжного типа при посредстве аукционов.

«Международная книга» - библиотеки, части их и отдельные книги антикварного и букинистического порядка, за исключением выше перечисленных, реализуемых в обычном порядке через книжные антикварные фирмы.

Это значит, что «Антиквариат» будет заниматься тем, чем он занимался до сих пор, т.е. ликвидацией библиотек дворцов, причем реализация их пойдет не по нашим каналам, не по линии книжных антикварных фирм, с которыми мы работаем, а особым порядком.

Только таким путем можно будет добиться, чтобы не было бы конкуренции между «Антиквариатом» и «Межкнигой».

Необходимые дополнительные данные по этому вопросу могут быть даны в любой момент устно или письменно.

Российский государственный архив экономики. - Ф. 5240. - Оп. 19. - Д. 846. - Л. 17.

В предвоенное десятилетие велась научная разработка вопросов книгоиздания и книжной торговли. Крупнейшим отраслевым научно-исследовательским институтом был НИИ ОГИЗа, созданный в 1931 г. Если в предшествующий период научные учреждения преимущественно концентрировались на исследовании теоретических вопросов, то в 30-е гг. перед ними была поставлена задача первоочередного решения практических проблем книжного дела. Результаты научных разработок воплощались в практических пособиях и руководствах, рационализаторских предложениях.

В начале 30-х гг. в Москве, Киеве и Харькове прошли «дискуссии» по проблемам книговедения. Они нанесли ему большой урон, буквально разгромив лучшие интеллектуальные силы. Как и другие гуманитарные науки, книговедение испытывало жесточайшее идеологическое давление. Подвергались вульгарно-социологической критике и, по существу, запрещались теоретические, исторические исследования. Была трагически и искусственно оборвана блестящая традиция отечественного книговедения, связанная с именами Н.М. Лисовского, Н.А. Рубакина, А.И. Малеина, М.Н. Куфаева, Ю.А. Меженко и других. Эта традиция начала восстанавливаться только в конце 50-х гг.

На институт возлагаются следующие задачи:

  1. Организовать и проводить научные исследования в области социально-культурных проблем, связанных с издательским и полиграфическим делом, изучать вопросы экономики, техники, истории полиграфической и издательской промышленности под углом зрения марксизма-ленинизма, исходя из роли этой промышленности, как материально-технической базы культурной революции и важнейшего фактора социалистического переустройства страны.

  2. Изучение и оценка всех составных факторов полиграфической и издательской промышленности в целях содействия Наркомпросу РСФСР и национальных республик, ВСНХ СССР, ОГИЗуи ВПО в деле реконструкции, рационализации и развития этой промышленности на основе экспериментальных исследований, освоения опыта предприятий и последних достижений мировой и советской науки и техники.

  3. Подготовка и переподготовка научных и преподавательских кадров, а также содействие в повышении квалификации и подготовке специалистов в различных отраслях труда полиграфической и издательской промышленности.

  4. Популяризация научных знаний по издательскому и полиграфическому делу, широкое ознакомление промышленности и советской общественности с результатами деятельности института и методами научной работы в данной области.

  5. Организация изобретательства в области полиграфической и издательской промышленности, как особенно важной формы участия самих трудящихся в деле реконструкции этой промышленности в соответствии с требованиями социалистического строительства.

  6. Разработка вопросов смежных с полиграфической и издательской промышленностью областей, например, бумажной промышленности, машиностроения и прочее.

  7. В своей научно-экспериментальной и рационализаторской деятельности Институт работает в направлении:

    а) изучения и научной разработки проблем полиграфической и издательской промышленности в соответствии с народнохозяйственными потребностями СССР (пятилетка, культурная революция, коллективизация сельского хозяйства, всеобщее обучение, политехнизация школы, оборона страны и т.д.);

    б) изучения методов подготовки кадров полиграфической и издательской промышленности, в том числе и работников книгопродвижения;

    в) создания наглядных пособий, научных, учебных руководств, справочников и т.д.;

    г) изучения авторского и редакционно-издательского труда;

    д) изучения интересов читателей и условий пользования печатными произведениями с точки зрения наибольшей эффективности издаваемой литературы и методики распространения;

    е) рационализации и унификации письменного и печатного знака и шрифта;

    ж) содействия развитию полиграфической базы и печати национальностей СССР;

    з) участия в разработке вопросов организации, планирования, управления и контроля издательской и полиграфической промышленности, а также органов книгораспространения;

    и) анализа экономики, финансов, конъюнктуры книгопроизводства, книгораспространения и книгопотребления;

    к) анализа экономики, финансов, конъюнктуры полиграфического производства;

    л) теоретической разработки и практического участия в реконструкции полиграфической базы и ее районирования, организации новых производств и рационализации существующих;

    м) изучения и установления принципов оформления книги, журнала, газеты и других объектов полиграфического и издательского производства;

    н) изучения проблем технологии сырья, бумаги, материалов, реактивов и печатных форм;

    о) разработки методов мобилизации внутренних ресурсов полиграфической и издательской промышленности в целях сокращения импорта сырья, фабрикатов, полуфабрикатов и полиграфического оборудования;

    п) содействия советскому полиграфическому машиностроению, увеличению экспорта материалов и продуктов полиграфической и издательской промышленности;

    р) изучения методов повышения производительности труда и содействия развитию социалистического формирования его, в том числе соревнования и ударничества;

    с) разработки методов снижения себестоимости производства и продукции;

    т) изучения вопросов стандартизации сырья, материалов, продукции и т.д.;

    у) разработки методов повышения качества продукции;

    ф) разработки вопросов по созданию книг-инструментов и книг-аппаратов (фото-фонокниг т.д.) и пр.

Указанные задачи Институт выполняет путем:

    а) Организации лабораторий, кабинетов, библиотек, музеев, вспомогательных учреждений и подсобных предприятий;

    б) установки опытных производств;

    в) организации научных обследований, экспедиций, командировок, производственных экскурсий внутри СССР и за границу;

    г) установления связи с научными и учебными учреждениями, общественными и хозяйственными органами и привлечения их к работе Института;

    д) технической консультации промышленных предприятий и организации выборочного контроля;

    е) изучения развития изобретательской деятельности в условиях полиграфической и издательской промышленности, консультации, помощи, организации изобретательства;

    ж) организации временных и постоянных комиссий, бригад, научных собраний, диспутов, докладов, лекций, курсов, съездов, конференций, совещаний, семинаров, выставок как для книжных работников, так и для работников соприкасающихся с ними отраслей;

    з) организации периодического органа, выпуска трудов, как оригинальных, так и переводных, а также научно-популярной литературы, связанной с работой института.

М., 1931. - С. 3-6.

  1. Издержки обращения книготорговой сети за 1930-1932 гг. (р-н сельский и промышленный) на материалах обл. отделений и выборочного обследования.

    На основе аналитического изучения материала дать примерную норму издержек обращения райотделения, магазина и киоска по двум типам районов: сельскохозяйственный и фабрично-заводской.

  2. Нормализация оборотных средств в различных звеньях книготорговой сети.

    Выработать на основе изучения материала по различным типам предприятий средние нормы оборотных средств.

  3. Движение товарного фонда Госиздата и ОГИЗа за 1926-1931 гг. по данным годовых отчетов.

    Дать анализ движения товарных книготорговых фондов за пятилетие.

  4. Методология комплектования основного ядра ассортимента для различных типов предприятий района.

    Дать работникам книготорговой системы практическое пособие по составлению основного ядра ассортимента низового предприятия.

  5. Методы изучения и организации спроса в книготорговых предприятиях различных типов.

    Дать конкретные методы изучения потребительского спроса для магазина и киоска и использовать результаты изучения в повседневной работе с ассортиментом.

  6. Изучение методов и практики доведения книги до колхозов и колхозника.

    Обобщить наиболее удачные опыты работы райотделений по обслуживанию книгой колхозников и индивидуального спроса колхозников и выявить наиболее рациональные методы работы.

  7. Книжная витрина и прилавок, принципы их организации в книготорговых предприятиях различных масштабов.

    Обобщить имеющийся опыт в области показа книг в книжном магазине и киоске и выработать принципы организации прилавка и витрины в предприятиях районного масштаба.

  8. Сдельная оплата труда в книжном магазине и киоске. Нормирование труда основных категорий складских работников (обобщение имеющегося опыта).

    Изучить и обобщить опыт организации зарплаты в книжных магазинах и киосках.

    Изучить и обобщить опыт нормирования труда на книжных складах.

  9. 9. Классификация книг в книжном магазине.

    Дать типовую классификацию книжного ассортимента применительно к предприятиям различного масштаба и типов.

  10. Стандартизация оборудованиия книжного магазина, склада, киоска.

    Установить стандарты оборудования для различных звеньев районного книготоргового предприятия промышленного типа.

  11. Методика расчета складских площадей в книготорговом деле.

    Дать практическое пособие, дающее возможность рассчитывать все элементы склада в целях правильного их использования.

  12. Рациональное организационное построение книготорговой сети в Москве.

    На основе изучения культэкономического и географического профиля дать анализ построения существующей книготорговой сети г. Москвы.

  13. Справочная работа, в книжном магазине. Дать практическое пособие по организации справочной работы в книжных магазинах различных типов.

Книжный фронт. - 1933. - № 2. - С. 6.

  1. Система книготорговых знаний.

    На основе изучения производственных профилей основных кадров книжных работников и анализа существующих учебных планов и программ разработать систему книготорговых знаний, дающую возможность правильно построить подготовку кадров.

  2. Организация труда и зарплаты в книжном магазине. На основе изучения организации труда и зарплаты в книжных магазинах дать типовые нормы трудовых нагрузок и систему сдельной оплаты труда.

  3. Классификация книготорговых предприятий. Дать описание производственных функций книготорговых предприятий системы КОГИЗа и по типовым признакам установить нормативы товарных фондов, оборотов и издержек обращения.

  4. Книжная торговля за 1-е пятилетиеИмеется в виду первая пятилетка. (Прим. сост.). Дать экономический анализ развития советской книготорговли за 1-е пятилетие.

  5. Формы и методы информации потребителя о книге. На основе обобщения имеющегося опыта пропаганды книги и экспериментальной работы выявить эффективность отдельных видов информации и дать практическое пособие для книготорговой сети по организации информации потребителя о книге.

  6. Рациональная организация товаропродвижения. По изучению существующих недостатков движения

    товаров от центра до низовых торговых точек разработать рациональную схему товаропродвижения.

  7. Типовое оборудование книжного магазина и киоска. На основе критического рассмотрения имеющихся типов оборудования разработать образцы оборудования книжного магазина и его розничной сети, отвечающего всем современным требованиям книготоргового дела.

  8. Система сортового учета в книготорговле. Разработать систему и технику сортового учета реализации и движения книжных товаров в розничной сети, дающую оперативные показатели продвижения отдельной книги или группы книг.

  9. Обслуживание индивидуального потребителя книгой. Путем обобщения имеющегося опыта и экспериментальной работы дать разработанную систему и технику обслуживания книгой индивидуального потребителя (рабочего, колхозника, учащегося и т.п.).

  10. Словарь книготорговых терминов, унифицирующий книготорговую терминологию и служащий практическим пособием при чтении книготорговой литературы и справочным пособием в оперативной работе.

  11. Типовой стационарный киоск при политотделе МТС и совхоза.

    Разработать отвечающий всем требованиям киоск при политотделе МТС и совхоза.

  12. Методы и формы обслуживания книгой коллективного потребителя.

    На основании изучения опыта лучших бибколлекторов Союза разработать наиболее рациональные формы и методы обслуживания библиотечной сети и колективного потребителя.

  13. Изучение профессиональных условий работы продавца в книжном магазине.

    На основе изучения профессиональных условий работы продавца разработать профессиональный профиль книжного продавца и данные для профотбора, а также рационализировать условия работы и рабочие процессы книжника.

Книжный фронт. - 1933. - № 12. - С. 37-38.

Заслушав и обсудив доклад т. Новосадского о классовой борьбе на книговедческом фронте и задачах книговедческой дискуссии в борьбе с буржуазными влияниями в советском книговедении и разработке марксистско-ленинской теории книговедения. Комиссия констатирует: -

  1. Наличие неудовлетворительного состояния советского книговедения, выражающегося в засилии буржуазной идеологии в книговедческой теории, в отрыве ее от запросов издательской, библиографической и библиотечной практики, которые приводят к прорыву на фронте книговедения. Этот прорыв был вызван:

    а) запоздалым развертыванием борьбы на фронте книговедения с буржуазными и мелкобуржуазными теориями;

    б) слабой разработкой марксистско-ленинского наследства в области книги и печати;

    в) крайней малочисленностью марксистских кадров книговедов;

    г) крайне низким теоретическим уровнем книговедения в буржуазном обществе.

  2. Комиссия устанавливает следующую расстановку классовых сил на книговедческом фронте:

    а) откровенные реакционно-идеалистические, явно враждебные марксизму, буржуазные теории (Куфаев, Сидоров, Рубакин и Яновский);

    б) мелкобуржуазные теории, замаскированные марксистской фразеологией (Щелкунов, Сомов, Фомин и др.). Характерная черта всех буржуазных и мелкобуржуазных теорий - эклектизм, отсутствие единой и монолитной теории книговедения и замазывание классового характера книги.

    Как первый успех дискуссии. Комиссия отмечает частичное разоружение Сидорова и Щелкунова, публично признавших свои ошибки в результате критики их теории. Важнейшей задачей дискуссии должна явиться дальнейшая дифференциация среди книговедов и полное разоружение буржуазного книговедения;

    в) в попытках систематической разработки марксистской теории книговедения мы имеем механистические извращения и ошибки; в работах Плотникова имеется упрощенная экономическая трактовка вопросов книги и примиренчество по отношению к буржуазным теориям в книговедении (в частности, к Рубакину);

    г) в работе М.Б. Вольфсона «Пути советской книги» (ГИЗ, 1929) имеются отдельные ошибки механистического порядка;

    д) в выступлениях И.В. Новосадского против буржуазного книговедения преобладает критика общетеоретических установок, слабо связанных с изучением их конкретных проявлений в книжной практике, явившаяся результатом недостаточного конкретно-исторического подхода;

    е) в книге Довганя, содержащей в основном правильную оценку различных буржуазных влияний в книговедении, в ее положительной части не конкретно поставлен вопрос о сущности книги как идеологического явления, не учтены вопросы специфичности содержания книги.

  3. Все эти многочисленные буржуазные теории и извращения марксизма, представляя собой проявление классовой борьбы и давление капиталистических элементов на пролетариат внутри СССР, объективно служат классовому врагу и приводят на практике к оправданию аполитизма, культурничества, беспринципного делячества, приводящих к оппортунизму на практике.

  4. Научные учреждения: Институты книговедения в Ленинграде (Плотников) и Киеве (Меженко), Центральная книжная палата в Москве, Институт библиотековедения (при руководстве Хавкиной и Соколовой):

    а) не вели борьбы с буржуазными теориями;

    б) в них полностью отсутствовала разработка ленинской теории в области книговедения;

    в) практиковали применение в работе буржуазной методологии, вызванное примиренчеством к буржуазным специалистам и некритическим отношением к проводимым ими взглядам.

Основными задачами книговедческой дискуссии на данном этапе должны являться:

    а) развертывание непримиримой борьбы с буржуазными и мелкобуржуазными теориями в книговедении и примиренческим к ним отношением;

    б) переключение книговедческой теории на разработку боевых вопросов книжной практики;

    в) изучение и разработка ленинского наследия и директив партии в области печати, библиотечно-библиографической работы и издательской деятельности;

    г) форсированная подготовка новых научных кадров книговедов и пересмотр учебных планов, программ подготовки массовых книжных кадров с точки зрения их соответствия задачам реконструкции книжного дела;

    д) критический пересмотр литературы по вопросам книговедения с целью разоблачения буржуазных влияний в ней.

Важнейшим условием единого книжно-библиотечного, библиографического и издательского фронта являются: создание идейного центра по разработке вопросов книговедения при Комакадемии, а также установление тесной связи и единого плана научных учреждений, занимающихся изучением книги.

За решительное преодоление буржуазных теорий против механистических и идеалистических извращений, за единый фронт книжных работников на основе борьбы на два фронта! За марксистско-ленинское книговедение!

На книжном фронте. - 1931. - № 15-16. - С. обл. 3-4.

1931 г. - переломный год в развитии книговедения в Советском Союзе - характеризуется разгромом классово-враждебных теоретических сил, которые и в книговедческой работе отражали сопротивление развернутому социалистическому наступлению. В 1931 г. - начало перестройки ряда научно-исследовательских учреждений, в которых нашли приют классово-враждебные теоретические силы.

Работа Института книговедения в его первый период, когда во главе его стоял Ю. Меженко, как раз и характеризуется тем, что в стенах института классово-чуждые нам теоретические силы активно проводили свою вредительскую деятельность в книговедении.

Ю. Меженко, сам типичный представитель украинского национализма в книговедении, в период своего руководства сгруппировал вокруг Института книговедения самые разнородные националистические элементы, которые объединились в работе на общих буржуазных политических и методологических позициях.[...]

Но руководство Института книговедения не ограничивалось тем, что привлекало к работе идеологов украинского национализма, в Институте принимали активное участие также представители белорусского и еврейского националистического книговедения.

Вместе с этим украинские националистические силы в стенах Института объединялись с русскими великодержавниками (М. Куфаев, С. Клепиков и др.), с представителями западноевропейской буржуазно-националистической книговедческой мысли (Л. Живный - Чехия, Уртель-Верчинский - Польша и др.) и т.д.

В Институте книговедения под руководством Меженко было чрезвычайно выразительное объединение всех вообще националистических элементов на классово общих основах. Все они сплачивались в единый фронт, направленный против развития марксистско-ленинского книговедения.

Свою научно-исследовательскую работу Институт книговедения под руководством Меженко стремился всячески отдалить от задач социалистического строительства, от разработки актуальных вопросов советского книжного дела. Направляя свою работу по буржуазно-националистическому руслу, базируясь на буржуазно-идеалистических и эклектических теоретических позициях, исследователи Института замыкались в кругу узких тем. Например, разрабатывая историю книги, они копошились где-то в глубинах XV-XVIII веков и почти совсем не прорабатывали историю советской книги; «БВ»'БВ' - журнал 'Бiблiогiчнi Bicтi' ('Книговедческие известия'; на укр. яз.). (Прим. сост.) уделял много внимания буржуазной книжной практике в капиталистических странах, апологетизируя ее, и почти совершенно избегал освещать книжную практику Советского Союза.

Книжный фронт. - 1933. - № 12. - С. 29.

События 1941-1945 гг. нанесли огромный ущерб материальной базе советского книгоиздания и книжной торговли, книжному фонду страны. Неизбежным стало резкое сокращение издательско-книготорговой деятельности.

Военная ситуация потребовала всецело подчинить книжное дело интересам обороны страны. Был взят курс на выпуск малообъемных книг. Доминирующим видом издания стала массовая брошюра, листовка, плакат, газета. Распространение печатной продукции шло по разнообразным каналам.

Материалы этого раздела иллюстрируют отношение к книге в годы войны, профессиональную самоотверженность работников книжного дела, проявившуюся в самый тяжелый период истории страны.

Книга редактировалась и издавалась в осажденном Ленинграде в суровую военную зиму 1941-1942 гг. Голодные и измученные рабочие-печатники вручную крутили печатные машины, так как не было электроэнергии. Некоторые падали у машин, будучи истощенными от недоедания, но, отдохнув немного, снова подымались и продолжали работу. Переплеталась книга под гул артиллерийской канонады. Враг обстреливал город. Доставлялась книга в Москву окольными путями с многочисленными перегрузками, а в пути были использованы почти все виды транспорта (автомашины, катера, поезд и самолет).

Печатается по: Комков Г.Д. Книга в годы Великой Отечественной войны. // Книга. Исследования и материалы. - М., 1967. - Сб. 15. - С. 108.

Когда говорят о блокаде Ленинграда, обычно вспоминают голод, холод и тьму первой блокадной зимы. Это был, конечно, наиболее трудный период ленинградской обороны, стоивший нам наибольших жертв. Но блокада продолжалась не одну зиму, а почти три года, 900 дней и ночей. Все это время огромный город был фронтом, находился под огнем. И, пожалуй, самым удивительным было то, что этот фронтовой город жил под огнем обычной трудовой жизнью, обычной не в смысле условий, а в том смысле, что люди работали на своих заводах, в учреждениях, в типографиях, что были открыты не только продовольственные, но и книжные магазины, что издательства выпускали книги, а писатели их писали, что книжные коллекторы комплектовали библиотеки. Библиотекари на саночках или тележках везли в ту пору новые книги в библиотеки Домов культуры, госпиталей, воинских частей, и читатели, как обычно, а может быть, еще более заинтересованно набрасывались на полученные новинки. [...]

В то время много читали. Одной из самых читаемых книг была «Война и мир». Тома этой великой эпопеи можно было увидеть и у горожан, и во фронтовых землянках, и на военных кораблях, и, наверно, никогда не воспринималось с такой силой и яркостью патриотическое дыхание романа, многоликий образ русского народа, созданный гением Льва Толстого. В самом начале войны вышел роман Л. Раковского «Генералиссимус Суворов», весь тираж его остался в Ленинграде, образы русский воинов воспринимались тогда совсем по-иному. Жадно читалась поэзия. Стихи были так нужны людям, что маленький сборник блокадных стихов Ольги Берггольц не только мгновенно раскупили, но потом меняли на хлеб... И наряду с этим очень ценился юмор, людям нужна разрядка смехом, а в госпиталях книжки рассказов Зощенко ценились наравне с лекарствами. Эти рассказы читались вслух в палатах тяжелораненым...

Всю блокаду работали Лавка писателей и самый наш крупный книжный магазин Дом книги. Когда в его огромном нетопленном помещении стало невозможно работать, он перебрался в менее ледяное помещение неподалеку, на Невском. И у его прилавков никогда не было пусто - читатели в ватниках и шинелях перебирали книги, выискивая самую нужную, и уносили свою покупку как ценность, как хлеб насущный. И Публичная библиотека работала даже в самое трудное время первой зимы, только иногда ее работники выполняли несколько необычные задания - скажем, искали для нужд города в старых изданиях рецепты производства спичек и свечей.

Книжная торговля. - 1970. - № 5. - С. 10.

Книжная лавка ленинградский писателей существует десять лет. Ни на один день не прекращала она своей деятельности и в месяцы блокады Ленинграда.

Чтобы приблизить книгу к бойцам и командирам Ленинградского фронта, работники лавки организовали фронтовой филиал своего магазина. Продавцы, нагрузив книги на санки, везли их на окраину города, где проходила линия обороны. В самые тяжелые месяцы блокады, в январе-марте 1942 года, в этом филиале наши бойцы и офицеры купили книг на 700 тысяч рублей.

В дни осады лавка приобрела много частных библиотек, в числе которых находились редчайшие издания, дневники знаменитых русских писателей, их переписка с иностранными литераторами, учеными, композиторами. [...]

Все приобретенные архивы, коллекции писем, редкие книги с автографами Книжная лавка в полной сохранности передала в библиотеку им. Салтыкова-Щедрина. [...]

Четыре раза фашистские снаряды попадали в Книжную лавку ленинградских писателей. Среди ее сотрудников есть жертвы. Лавку закрывали на ремонт на день-два, ремонт производили сами книжники.

Недавно по инициативе директора лавки Г. Рахлина и старейшего книжника Ф.Шилова, работающего на этом поприще уже 52 года, были организованы две больших книжных лотереи. За несколько часов все билеты были проданы. На деньги, вырученные от лотерей, была скомплектована прекрасная библиотека в 5 тысяч томов для городской Гатчинской библиотеки, сожженной немецкими дикарями.

Огонек. - 1944. - № 48-49. - С. 16.

Годы  Число изданий, тыс. экз. Тираж, млн. экз. Ср. тираж одного изд., тыс. экз. Ср.объем одного изд., п. л.
1940  45,8  462,2  10,1  6,2 
1941  39,8  547,9  13,8  4,5 
1942  17,7  399,3  22,6  2,1 
1943  15,9  228,3  14,4  2,8 
1944  17,3  218,2  12,6  3,5 
1945  18,4  298,0  16,2  4,2 

Баренбаум И.Е., Давыдова Т.Е. История книги. М., 1971. - С. 385.

Годы  Число изданий, тыс. экз. Тираж, млн. экз. Ср. тираж одного изд., тыс. экз. Ср.объем одного изд., п. л.
1940  45,8  462,2  10,1  6,2 
1941  39,8  547,9  13,8  4,5 
1942  17,7  399,3  22,6  2,1 
1943  15,9  228,3  14,4  2,8 
1944  17,3  218,2  12,6  3,5 
1945  18,4  298,0  16,2  4,2 

Говоров А.А. Историко-книговедческое исследование строительства социалистической книжной торговли в СССР. - С. 360.

© Центр дистанционного образования МГУП