Московский государственный университет печати

Валгина Н.С.


         

Активные процессы в современном русском языке

Учебное пособие


Валгина Н.С.
Активные процессы в современном русском языке
Начало
Печатный оригинал
Об электронном издании
Оглавление

Предисловие

1.

Принципы социологического изучения языка

2.

Законы развития языка

3.

Вариантность языкового знака

3.1.

Понятие вариантности и ее истоки

3.2.

Классификация вариантов

4.

Языковая норма

4.1.

Понятие нормы и ее признаки

4.2.

Норма и окказионализм. Норма общеязыковая и ситуативная

4.3.

Мотивированные отклонения от нормы

4.4.

Основные процессы в нормализации языковых явлений

5.

Изменения в русском произношении

6.

Активные процессы в области ударения

7.

Активные процессы в лексике и фразеологии

7.1.

Основные лексические процессы

7.2.

Семантические процессы в лексике

7.3.

Стилистические преобразования в лексике

7.4.

Детерминологизация

7.5.

Иноязычные заимствования

7.6.

Компьютерный язык

7.7.

Иноязычные лексемы в русском просторечии

7.8.

Внелитературная лексика в языке современной печати

8.

Активные процессы в словообразовании

8.1.

Рост агглютинативных черт в процессе образования слов

8.2.

Наиболее продуктивные словообразовательные типы

8.2.1.

Производство наименований лиц

8.2.2.

Абстрактные имена и названая процессов

8.2.3.

Приставочные образования и сложные слова

8.3.

Специализация словообразовательных средств

8.4.

Чересступенчатое словообразование

8.5.

Свертывание наименований

8.6.

Аббревиация

8.7.

Экспрессивные имена

8.8.

Окказиональные слова

9.

Активные процессы в морфологии

9.1.

Рост аналитизма в морфологии

9.2.

Сдвиги в формах грамматического рода

9.3.

Формы грамматического числа

9.4.

Изменения в падежных формах

9.5.

Изменения в глагольных формах

9.6.

Некоторые изменения в формах прилагательных

10.

Активные процессы в синтаксисе

10.1.

Расчлененность и сегментированность синтаксических построений

10.1.1.

Присоединительные члены и парцеллированные конструкции

10.1.2.

Двучленные конструкции

10.2.

Предикативная осложненность предложения

10.3.

Активизация несогласуемых и неуправляемых словоформ

10.4.

Рост предложных сочетаний

10.5.

Тенденция к смысловой точности высказывания

10.6.

Синтаксическая компрессия и синтаксическая редукция

10.7.

Ослабление синтаксической связи

10.8.

Соотношение аффективного и интеллектуального в сфере синтаксиса

11.

Некоторые тенденции в современной русской пунктуации

11.1.

Точка

11.2.

Точка с запятой

11.3.

Двоеточие

11.4.

Тире

11.5.

Многоточие

11.6.

Функционально-целевое использование пунктуации

11.7.

Нерегламентированная пунктуация. Авторская пунктуация

Заключение

Литература

12.

Примерная программа дисциплины «Активные процессы в современном русском языке»

12.1.

Цель и задачи дисциплины, требования к знаниям и умениям

12.1.1.

Цель преподавания дисциплины

12.1.2.

Требования к знаниям и умениям

12.1.3.

Перечень дисциплин, усвоение которых необходимо для изучения данной дисциплины

12.2.

Содержание дисциплины

12.2.1.

Наименование тем, их содержание

12.3.

Примерный перечень практических занятий

12.4.

Примерный перечень домашних заданий

Указатели
110  именной указатель
161  предметный указатель

3.
Вариантность языкового знака

3.1.
Понятие вариантности и ее истоки

Языковая вариантность определятся как способность языка передавать одни и те же значения разными формами. Языковые варианты - это формальные разновидности одной и той же языковой единицы, которые при тождестве значения различаются частичным несовпадением своего звукового составаРусский язык: Энциклопедия. М., 1997. С. 61.. Вариантными языковыми знаками, как правило, бывают две языковые формы, хотя их может быть и более двух.

Вариантность как языковое явлениеО вариантности слова см.: Горбачевич К.С. Вариантность слова и языковая норма. Л., 1978; Немченко В.Н. Вариантность языковых единиц. Типология вариантов в современном русском языке. Красноярск, 1990; Солнцев В.М. Вариантность как общее свойство языковой системы // Вопросы языкознания. 1984. № 2. демонстрирует языковую избыточность, которая вместе с тем необходима языку. Будучи следствием языковой эволюции, вариантность становится почвой для дальнейшего развития языка. Избыточность формы - естественное состояние языка, показатель его жизнеспособности и динамичности. Более того, не всякая вариантность средств языкового выражения «избыточна». Она становится «избыточной» только тогда, когда варианты не имеют никакой особой нагрузкиФилин Ф.П. Несколько слов о языковой норме и культуре речи // Вопросы культуры речи. 1966. Вып. 7. С. 18.. Добавим - ни информационной, ни функциональной.

Вариантность обычно рассматривается в отношении к нормативности (нормативное - ненормативное), а также к временной отнесенности (устаревшее - новое). Кроме того, вариантность обнаруживается и в функциональном плане (общеупотребительное и специальное, функционально закрепленное).

Современный русский язык, отражая социальную мобильность, изобилует вариантными средствами выражения, и искусственное сокращение их (например, ограничения в словарях) бессмысленно. «Требования абсолютной инвариантности норм не соответствуют современному состоянию русского литературного языка»Горбачевич К.С. Вариантность слова и языковая норма. С. 3..

Вариантность можно рассматривать как конкуренцию средств выражения. В результате этой конкуренции побеждают варианты наиболее удобные и целесообразные для конкретных условий общения, т.е. конкуренция - это закономерное явление, продиктованное коммуникативной целесообразностьюКостомаров В. Г. Тенденции развития современного русского языка..

Причины появления вариантности кроются в сочетании действия внутренних и внешних факторов развития языка. Внутрисистемные причины порождаются возможностями самого языка (действие законов аналогии, асимметричности языкового знака, речевой экономии и др.). Среди причин внешнего характера обычно называют контакты с другими языками, влияния диалектов, социальную дифференцированность языка.

Вариантность активно используется при создании социально-профессиональных различий языковых средств, их возрастной и функционально-стилевой дифференциации.

Наличие некоторого количества вариантов есть величина непостоянная, нестабильная. Варианты то прибывают, то убывают. Продолжительность жизни вариантов неодинакова: одни живут долго, на протяжении десятилетий и даже столетий, другие - можно причислить к вариантам-однодневкам. Например, форма прилагательного английский, окончательно утвердившаяся как стабильно литературная, пришла на смену распространенным в XVII-XVIII вв. формам английский, англиский, англицкий, аглицкий и др.Горбачевич К.С. Указ. соч. С. 26. Сложную жизнь прожили и такие слова, как зал (хронологически фиксированные варианты зало, зала), кофе (кофий) и др. Процесс вытеснения вариантов, сокращение их количества - процесс неравномерный, часто противоречивый. Может случиться полное вытеснение вариантов (зала зал), а может наблюдаться соперничество вариантов довольно длительный период времени, при сохранении этой вариантности вплоть до наших дней (индустрия - индустрия; творог - творог). И в рамках одного хронологического периода допускается варьирование форм (джерси - джерси; Ньютон - Ньютон; кружный - кружной путь).

При неизбежности процесса непрерывного варьирования в каждый хронологический период возникает необходимость унифицировать языковые формы и, следовательно, сократить вариантность. Убывание вариантов происходит, как правило, в результате регламентации, кодификации явлений (узаконение какого-либо из вариантов в словарях, справочниках, учебниках), т.е. возведения одного из вариантов в ранг литературной нормы.

То, как сложна жизнь вариантов и как несхожи могут быть результаты варьирования, можно проиллюстрировать множеством примеров, взять хотя бы процесс смыслового расхождения вариантных форм, следствием которого может оказаться рождение нового слова. Например, в вариантной паре прожект - проект за счет концентрации в варианте проект значений «замысел», «разработанный план», «предварительный текст какого-нибудь документа» с общей семантической доминантой реальности, вариант прожект с бывшим, устаревшим значением «план на будущее» приобрел новый семантико-стилистический облик - на первое место выдвигается значение «несбыточный план» с некоторой долей иронического оттенка (строить прожекты). В результате современные словари фиксируют разные слова. Разные значения развели и вариантные формы острота - острота, закрепив во втором случае (теперь уже отдельном слове) одно из возможных, бывших переносных употреблений. Ср. также: травник - человек, который занимается сбором лечебных трав, знает способы их применения, и травник - слово, имеющее три значения: 1) то же, что травник; 2) настойка на траве; 3) старинная книга с описанием лечебных трав и способов лечения травами.

Кстати, с подобными случаями нельзя путать слова-омографы (одинаковое написание, различное ударение): атлас - атлас; ледник - ледник.

Вариантность может проявиться не только непосредственно в самой форме слова, отдельно взятой, но и на уровне сочетательных способностей слова: атомный двигатель - атомный вес; ноль часов - свести все к нулю.

В отношении понимания и трактовки самого понятия «языковой вариант» существуют некоторые разногласия. По мнению одних исследователей, вариантными можно считать разновидности языковых знаков в пределах тождества слова. Причем вариантными могут быть слова или его грамматические формы. В других случаях вариантность понимается несколько шире: к вариантам относят словообразовательные модификации типа туристский - туристический, накат - накатываниеРусский язык: Энциклопедия. С. 62.. Узкое и широкое понимание вариантности обнаруживается даже при рассмотрении отдельных, частных случаев, например при сопоставлении форм типа глас - голос; врата - ворота; ночь - нощь. Камнем преткновения оказывается происхождение этих форм - исконно русское и старославянское. Все зависит от исходной позиции. Если рассматривать вариантность только как формальную разновидность языкового знака в пределах одного национального языка и внутри языка в рамках тождества слова, то из вариантности выпадут не только параллели, этимологически восходящие к разным языкам, но и большая часть так называемых словообразовательных вариантов, различающихся словообразующими суффиксами (омич - омичанин, планетный - планетарный и др.).

Проблема вариантности в русистике возникла в связи с развитием нормализаторской деятельности и изучения динамики литературной нормы. Поэтому вопросы вариантности и нормативности изначально изучались параллельно, что получило надежный выход в практическую деятельность по составлению словарей, справочников, в которых необходимы были сведения рекомендательного характера. Так понятия вариантности и нормативности стали ключевыми для особого раздела науки о языке - Ортологияортологии (наука о правильности речи).

Оставив в стороне споры о конкретном содержании термина «вариант», остановимся, вслед за К.С. Горбачевичем, на признании в качестве варианта формальной разновидности слова (тождественной данному слову), обладающей тем же лексическим значением и имеющей ту же морфологическую структуру. Т.е. наличие разного значения или разных словообразовательных суффиксов будем рассматривать как признаки отдельных слов, а не их вариантов. При таком подходе к вариантности, например, топорище (большой топор) и топорище (рукоятка топора) - это разные слова, а закут и закута (обл.) - вариантные формы одного слова. Или еще: закуска и закусь (прост.) - разные слова, хотя имеют одинаковое значение, но различаются морфологическим составом. В этом смысле интересен следующий пример: закутка и закуток (в значении «закут, закута» - хлев для мелкого скота) - варианты, различающиеся формой грамматического рода, а закуток в значении «укромный уголок в жилом помещении» - отдельное слово. Понимание вариантности как формальной разновидности слова или его грамматической формы приводит к признанию наличия в вариантах следующих возможных признаков: различие в произношении, в расположении ударения, различие в составе формообразовательных аффиксов. В таком случае даже суффиксы субъективной оценки не могут быть признаны в качестве образующих варианты, например: сынок, сыночек, сынуля, сынишка - разные слова, а сынишка и сынишко (устаревшее) - варианты одного слова.

Вариантные языковые знаки (слова, их формы и реже - словосочетания) должны обладать некоторым набором признаков: общим лексическим значением, единым грамматическим значением и тождеством морфологической структуры. Так, чепец и чепчик - это разные слова, так как в них нет тождества морфологической структуры, хотя они имеют одинаковое лексическое значение; с другой стороны, разными словами (а не вариантами) могут оказаться и одинаковые по фонетическому составу и морфологическому облику слова, имеющие разное значение; худой - не толстый, не упитанный; худой - худший, плохой (разг.); худой - дырявый, прохудившийся (разг.) или скобка - пунктуационный знак; скобка - способ стрижки волос; скобка - изогнутая полукругом металлическая полоса, служащая ручкой у дверей, сундуков. Признаком разных грамматических форм слова могут служить разные грамматические значения, например: Вы любите читать (изъявит, накл.), любите книгу (повел, накл.). Еще пример: недостаток сахара и недостаток сахару (сахара и сахару - вариантные формы, если они имеют одно значение - колич., нехватка сахара); если же имеются в виду разные значения - недостаток сахара (плохое качество) и недостаток сахару (малое количество), - то это не варианты, а разные формы слова.

Чем же различаются варианты? Во-первых, произношением: булочная - було[ш]ная, темп - т[э]мп, дождь - дож'жь, во-вторых, фонемами, утратившими словоразличительную функцию: галоши - калоши, матрац - матрас; в-третьих, расположением ударения: далеко - далёко, творог - творог, компас - компас (профес.), договор - договор (разг.); в-четвертых, формообразовательными суффиксами: достигнул - достиг, намокнул - намок; в-пятых, окончаниями некоторых падежей: инженеры - инженера, пять килограммов - пять килограмм, много апельсинов - много апельсин; в-шестых, звуковыми несовпадениями в некоторых приставках и суффиксах (часто это формы, восходящие к старославянскому и исконно русскому источнику; если пренебречь этимологией, можно такие параллели причислить к вариантам, так же как и вообще полногласные и неполногласные формы (брег - берег, врата - ворота): всходить - восходить, умиротворение - умиротворенье, смирение - смиренье.

При определении вариантов наиболее принципиальным и одновременно затруднительным в ряде частных случаев оказывается признак морфологического тождестваГорбачевич К.С. Вариантность слова и языковая норма. Л., 1978. С. 16.. Этот признак либо признается абсолютным, либо он частично не принимается во внимание, в последнем случае допускается говорить о словообразовательных вариантах. Отрицание этого признака (морфологического тождества) приводит к расширительному представлению о вариантности. Тогда многие паронимы попадают в разряд вариантных слов, типа элитарный и элитный, туристический и туристский, командированный и командировочный, планетный и планетарный и т.п. Однако все эти и подобные слова в словарях имеют самостоятельные словарные позиции, кстати, они различаются и значением, а не только морфологическим обликом. Думается, что отнесение их к вариантам неправномерно, хотя и достаточно распространено и фиксируется в авторитетных изданияхРусский язык: Энциклопедия. М., 1997. С. 62.. В таком случае признается тождество грамматической функции и различаются словоизменительные грамматические варианты (типа спазм - спазма, сыра - сыру) и словообразовательные (типа накатка - накат - накатывание, туристский - туристический).

Сужение представления о вариантности до морфологического тождества более соответствует лексикографической практике и современной теории словообразования. Однако возникают затруднения при рассмотрении ряда параллельных образований, в которых, в частности, суффиксы не могут быть признаны вариантами одной морфемы, так как они функционально не тождественныГорбачевич К.С. Вариантность слова и языковая норма. С. 16.. Действительно, как быть с такими формами, как волчиха и волчица, мостик и мосток, остричь и обстричь, носатый и носастый! Приставки и суффиксы здесь не варьируются в рамках слова, а словарно определены (ср.: волчиха - слониха, волчица - лисица)Горбачевич К.С. Вариантность слова и языковая норма. С. 16.. Следовательно, строго говоря, это разные слова.

Итак, в квалификации вариантов мы согласны с мнением тех лингвистов, которые строго ориентированы на лексические и материальные показатели, когда вариантами признаются регулярно воспроизводимые видоизменения одного и того же слова. Причем формальные различия слов и их форм могут иногда обнаруживаться на уровне синтаксиса (например, кенгуру - ж. и м. род; кофе - м. или ср. р. и др.).

Понимание вариантов в рамках тождества слова (при учете содержательного и материального совпадения) дает возможность отграничить вариантность от других лексико-семантических явлений, в частности, от синонимии. СинонимыСинонимы различаются либо оттенками значений, либо стилистической окраской, в то время как этимология и материальное (морфологическое) тождество при определении синонимов не принимаются во внимание. Для варианта же наличие особого (другого) словообразовательного элемента противопоказано, это признак отдельного слова. Поэтому пары слов типа глаза и очи, аэроплан и самолет синонимичны, но не вариантны. Синонимы могут быть и однокорневыми, но от вариантов слов их отличает наличие особого, отдельного словообразовательного элемента, например приставки (выругать - отругать), суффикса (заглавие - заголовок), приставки и суффикса (качать - раскачивать), постфикса (дымить - дымиться). В любом случае синонимы - это отдельные, самостоятельные слова, близкие или совпадающие по значению, при этом отнюдь не претендующие на материальное тождество: это могут быть слова разных языков (виктория - победа), разных корней (страх - ужас), одного корня, но разного набора словообразовательных элементов (неграмотность - безграмотность, табурет - табуретка, планшет - планшетка).

Нельзя признать вариантами и Паронимыпаронимы - однокорневые слова, имеющие сходство в звучании, но различающиеся своими значениями и отчасти морфологической структурой: характерный - характерологический, двойной - двойственный, гневный - гневливый, шумный - шумовой, элитный - элитарный, мощный - мощностный; заплатить - оплатить, выплата - оплата и т.п. Подобные пары слов отличаются от вариантов и лексически (имеют разные значения или разные оттенки значений), и морфологически (имеют разный набор словообразовательных элементов), и синтаксически (обнаруживают разную контекстуальную сочетаемость). В определенных значениях паронимы могут выступать в качестве синонимов (двоякий - двойственный), но чаще всего они контекстуально невзаимозаменяемы (болотный газ - болотистая местность; туристский инвентарь - туристическая путевка; командированный специалист - командировочное удостоверение). Невозможность взаимозамены принципиально отличает паронимы от синонимов, и тем более от вариантов. Паронимы могут различаться значением и при сочетании с одними и теми же словами, например: элитный жилой дом и элитарный жилой дом (элитарный дом - предназначенный для элиты; элитный дом - дом высокого качества, построенный как для элиты). Видимо, во втором случае просматривается первоначальный смысл слова, зафиксированный в специальной литературе: элитные семена, элитное животноводство (от элита - лучшие, отборные растения и животные). При введении слов элита и элитный в широкий социальный контекст изменились и их сочетательные возможности.

3.2.
Классификация вариантов

В связи с тем, что само понятие вариантности трактуется неоднозначно, в литературе нет еще общепринятой классификации вариантов. В попытках систематизации языковых вариантов учитывается разный набор признаков в соответствии с исходными позициями в понимании данного языкового явления. Существующие разногласия во взглядах объясняются прежде всего разным представлением о диапазоне варьирования - он может неимоверно расширяться и терять определенные очертания, как, например, при причислении к вариантам пары слов аэроплан и самолетКрысин Л.П. Словообразовательные варианты и их социальное распределение // Актуальные проблемы лексикологии. Новосибирск, 1969., а может быть четко ограниченным тождеством словаБолее распространенное понимание вариантности. См. указ. соч. Горбачевича К.С. См. также мнение Ф.Ф. Фортунатова о квалификации пары слов типа неправда и ложь как различных слов (Избранные труды. Т. 1. М., 1956). Такого же мнения ученые В.В. Виноградов, Г.О. Винокур, А.И. Смирницкий, Л.К. Граудина и др.. Но и в последнем случае возникает много вопросов. Например, считать ли вариантами смысловые аналоги книжно-славянского и русского происхождения (в XVIII в. их называли тождесловами)? Существуют ли словообразовательные варианты? Существуют ли синтаксические варианты? Если существуют, то в каких пределах (на уровне словосочетания, предложения)? Только принципиально решив все эти вопросы, определив свои позиции, можно создать непротиворечивую классификацию вариантов.

Исходя из узкого понимания вариантности и ориентируясь на буквальное значение термина «вариант» (лат. varias - изменяющийся), будем считать вариантами разновидности слова (фиксированное различие в произношении и в месте расположения ударения) и разные грамматические формы одного и того же слова, тождественные по своей грамматической функции. Следовательно, вариантность ограничивается словоизменительными возможностями слова, но не словообразовательными.

Такой подход к вариантности определяет и границы вариантности, и классификацию вариантов внутри этих границ.

Прежде всего выделяются Лексические варианты разновидности словалексические варианты (варианты слов: творог - творог; ветер - ветрГраудина Л.К. К истории нормализации вариантов в грамматиках (начало XX в. 60-е годы) // Литературная норма и вариантность. М., 1981. С. 39. Однако относительно 'тождесловов' старославянского и русского происхождения, как уже отмечалось, существуют разные мнения.) и грамматические (точнее - Разновидности слова: Морфологические вариантыморфологические) варианты (варианты форм: в отпуске - в отпуску; цехи - цеха, инженеры - инженера, сто граммов - сто грамм).

Варианты могут быть Разновидности слова: Полные варианты полными и Разновидности слова: Неполные вариантынеполными. Полные варианты различаются только формальными показателями (произношением, ударением), неполные различаются еще и функционально (общеупотребительные и специально-профессиональные, общеупотребительные и внелитературные).

По характерным формальным признакам различаются варианты акцентные, фонетические, фонематические, грамматические (морфологические и частично, очень ограниченно, синтаксическиеИмеются в виду только варианты управления и согласования, а также варианты предложных и беспредложных сочетаний.).

Акцентные варианты разновидности словаАкцентные варианты различаются собственно ударением (творог - творог, иначе - иначе) или в связи с различием в ударении и фонемным составом (сосенка - сосёнка, запасный - запасной). Акцентные варианты могут существовать в рамках литературного языка, как, например, в словах индустрия - индустрия, эпилепсия - эпилепсия, творог - творог, далеко - далёко. Колеблются в рамках литературного языка и некоторые формы слов: мирит и мирит, повторит и повторит и др. Но чаще, конечно, разноударными оказываются варианты, противопоставленные по признаку «литературное/нелитературное». Например: лит. портфель - нелит. портфель, лит. средства - нелит. средства. Противопоставление бывает и иного плана - общеупотребительное и профессиональное, специальное, например: рапорт и проф. рапорт, компас и проф. компас.

При включении вариантной формы в литературный язык бывают несовпадения во мнениях лексикографов. Например, большая часть словарей фиксирует литературное ударение в слове кулинария, однозначно отказывая в литературности варианту кулинария. Но в последних изданиях словаря Ожегов С.И.С.И. Ожегова и Шведова Н.Ю.Н.Ю. Шведовой признаются в качестве допустимых оба варианта - кулинария и кулинария, видимо, учитывается в данном случае массовость употребления второго варианта в настоящее время.

Фонетические варианты разновидности словаФонетические (звуковые) варианты обнаруживаются при различном произношении звуков и их сочетаний в словах и формах слов. Например, вариантное произношение возникает в словах с сочетаниями -чн- (булочная - було[ш]ная, конечно - коне[ш]но, скворечник - скоре[ш]ник) и -чт- (что - [ш]то). Вариантность возникает при освоении иноязычных слов, например, произношение звука [э] после твердого или мягкого согласного: [т'э]мп - [тэ]мп, [д'э]кан - [дэ]кан, [р'э]ктор - [рэ]ктор, [к'э]мпинг - [кэ]мпинг. Выбор варианта в данном случае обнаруживает степень обрусения иноязычных слов.

Фонематическая вариантность в современном русском языке представлена в меньшей степени, чем фонетическая и тем более акцентная, хотя в прошлом она была широко распространена. Видимо, сказывается тот факт, что фонематическая вариантность имеет прямой выход в орфографию, а последняя в связи с расширением позиций письменной речи стремится к унификации. Поэтому варианты чаще сохраняются в фактах нелитературного употребления, а литературный язык допускает фонематические варианты в крайне скупых дозах, как, например, в словах матрац - матрас, ноль - нуль, тоннель - туннель, зверушка - зверюшка, кегль - кегель, блёкнуть - блекнуть, блёклый - блеклый, жёлчь - желчь, мафиози - мафиозо и др. Что же касается вариантов типа бобр - бобер, поднимать - подымать, обернуть - обвернуть и тем более типа оспа - воспа, журавль - журавель, то они противопоставлены как нормативные (1-я позиция в паре) и ненормативные (2-я позиция в паре).

Фонематическая вариантность, отраженная в орфографии, часто поддерживается словарями, фиксирующими двоякое написание, например, в словаре С.И. Ожегова и Н.Ю. Шведовой (1995) даны написания: псалтырь и псалтирь, изюбр и изюбрь, кенар и кенарь, кизил и кизиль, строгать и стругать, фиорд и фьорд, бивак и бивуак, тоннель и туннель, шпаклевка и шпатлевка, в других случаях часто орфографические варианты были сняты, например, в парах офис - оффис, колготки - колготки, фломастер - фломастер исчезли написания во вторых позициях.

Определенное упорядочение в написании слов отчасти зафиксировано правилами 1956 г. (эксплуатация вместо эксплуатация и эксплоатация; междугородный вместо междугородный и междугородний и др.). До 1956 г. вариантов было еще больше: бутерброд и буттерброд, баласт и балласт; мачеха и мачиха, бичева и бечева, метель и мятель, пескарь и пискарь и др. Таким образом, часто фонематические варианты объединяются с орфографическими.

Морфологические варианты разновидности словаМорфологические варианты представляют собой формальные модификации слова при сохранении морфологической структуры, лексического и грамматического значения. Колебания обычно наблюдаются в формах грамматического рода, числа и падежа имен существительных и отчасти в формах глагола, например колебания в форме грамматического рода: закута - закут, вольера - вольер, шпрота - шпрот, лангуста - лангуст, мангуста - мангуст, спазма &nbso;– спазм, рельса - рельс, скирда - скирд, ставня - ставень и др.

Колебания (т.е. вариантность) могут наблюдаться и в формах грамматического числа. В именах существительных, в частности, морфологическая оппозиция форм числа обнаруживается в противопоставленности форм единственного и множественного числа, причем базируется эта противопоставленность на представлении о реальном количестве - единичности или множественности. Однако в разных классах существительных обнаруживается неполная семантическая соотнесенность форм единственного и множественного числа, т.е. не всегда, например, форма множественного числа соответствует значению множественности, а форма единственного числа - значению единичности.

Особенно многознаменательной категорией является категория множественного числаЧельцова JI.K. Форма множественного числа имен существительных как исходная форма в лексикографии // Грамматика и норма. М., 1977.. Например, форма мн. числа используется для названия национальностей, этнических групп (арабы, аргентинцы, канадцы, казахи, поляки, поморы, чукчи и др.). Такие формы дают общее понятие о нации в целом и не обозначают сумму (множество) представителей этой нации. В других случаях формы множественного числа используются для называния бытовых предметов (обуви, одежды и т.д.): боты, сапоги, ботфорты, черевички, шлепанцы, рукавицы, носки, чулки, гетры (часто это названия парных предметов, но здесь главное - не значение парности, а значение обобщенно-родовое, также как и в других семантических классах существительных, например: вожжи, кастаньеты, гантели, литавры, коньки, лыжи и т.п. Таким образом, форма множественного числа здесь используется не как противопоставленная форме единственного числа (единичный предмет и множество таких же предметов), а как самостоятельное обозначение родовой принадлежности. Конечно, противопоставленность единственное - множественное подобных имен может проявиться в контекстных условиях (ср., например: Ручные антилопы гуляют в саду, одна из них подошла к дому - здесь форма мн. числа обозначает не родовое наименование, а количество данных особей), но это не единственно возможное значение формы. Видимо, на этой языковой возможности (способности выражать формами множественного числа разные значения) и возникает вариантность, например: кружева - кружево, двери - дверь, антресоли - антресоль, катакомбы - катакомба, перила - перила, сходни - сходня и др. Во всех этих случаях формы мн. числа имеют то же значение, что и формы ед. числа, следовательно, они вариантны. Именно из-за их вариантности (передача одинакового, а не разного значения) в словарях обнаруживается разная подача этих слов. Например, слово колики в словаре Д.Н. Ушакова, в БАС, MAC дается с указанием формы ед. ч., а в словаре С.И. Ожегова (1972) такой формы нет. Кстати, в словаре С.И. Ожегова, Н.Ю. Шведовой (1995) форма ед. числа указана. В слове перетолки в словарях Д.Н. Ушакова и БАС дается форма ед. ч., а в словаре С.И. Ожегова и Н.Ю. Шведовой (1995) эта форма не указана. При слове дверь в словаре С.И. Ожегова, Н.Ю. Шведовой (1995) есть указание относительно формы мн. числа - в одном значении с ед. числом. В том же словаре интересно подается слово ужимка (ужимки): даны обе формы, но пример приводится не к заглавной форме (ужимка), а к форме мн. числа: Говорить с ужимками, т.е. используется вариантное обозначение. При слове аплодисменты указывается форма ед. числа, но с пометой «устар».

Морфологические варианты обнаруживаются и в формах падежа. Так, Л.К. Граудина отмечает, что более одной тысячи существительных муж. рода на твердый согласный колеблются в той или иной падежной формеГраудина Л.К. Словоизменительные варианты: вес переменных элементов в грамматике // Грамматика и норма. М., 1977. С. 162.. Это форма им. п. мн. числа (тракторы - трактора, редакторы - редактора, секторы - сектора); форма род. п. мн. числа (микронов - микрон, грузинов - грузин, граммов - грамм, апельсинов - апельсин); форма род. п. ед. числа (снега - снегу, народа - народу, чая - чаю, сахара - сахару); форма предл. п. ед. числа (в цехе - в цеху, в отпуске - в отпуску, в саде (в детском саде) - в саду (гулять в саду), на мысе - на мысу). Колебания в падежных формах и, следовательно, в их вариантности наблюдаются и в других, менее типичных и распространенных случаях, например в формах простынь - простыней, комментарий - комментариев, угодий - угодьев, полотенец - полотенцев и др.

Морфологические варианты характерны и для некоторых глагольных форм, в частности: форм прош. времени (гаснул - гас, потухнул - потух, намекнул - намок); параллельных форм инфинитива (удостаивать - удостаивать, заболачивать - заболачивать, обусловливать - обуславливать).

Говорить о Разновидности слова: Синтаксические варианты синтаксической вариантности можно крайне осторожно. В узком, прямом смысле синтаксических вариантов мало, хотя существуют разные способы выражения мысли. Однако в данном случае имеются в виду параллельные синтаксические конструкции, они скорее синонимичны, чем вариантны: например, определительные отношения можно передать причастными оборотами или определительными придаточными; объектные отношения - изъяснительными придаточными или словоформами в составе простого предложения (ср.: Дом, стоящий на холме, далеко виден. - Дом, который стоит на холме, хорошо виден; Брат сообщил о своем приезде. - Брат сообщил о том, что приедет). Это разные конструкции, передающие одинаковые сообщения. Но в языковом плане они не вариантны, так как представляют собой разные синтаксические образования.

Усмотреть вариантность на синтаксическом уровне можно лишь в рамках словосочетаний, точнее, в фактах согласования и управления, наличия или отсутствия предлогов, т.е. вариантность здесь проявляется в разных сочетаемостных свойствах слов. Признаки синтаксических вариантов: 1) тождество грамматического значения и грамматической модели, 2) материальное совпадение компонентов сочетания. Основное различие вариантов заключается в формальном несовпадении зависимого компонента (наличие или отсутствие предлога; форма падежа и др.). Вариантными можно признать сочетания типа заявление Петрова - заявление от Петрова, отзыв о книга - отзыв на книгу, способный к математике ученик - способный по математике ученик; принадлежать элитной группе - принадлежать к элитной группе; ехать поездом - ехать на поезде; способность к жертвенности - способность на жертвенность; акт проверки - акт о проверке; контроль над производством - контроль за производством и т.п. Вариантность проявляется и в сочетаниях подлежащего и сказуемого, где возможен выбор формы сказуемого, например: Большинство студентов приехали - приехало; Секретарь пришел - пришла (вариантность фиксируется лишь при значении секретарь - женщина).

Вариантность на синтаксическом уровне всегда связана с се-мантико-грамматическими взаимоотношениями сочетающихся слов, часто выявление этих взаимоотношений вызывает практические трудности. Например, что правильно: заявление от кого или чье?; отзыв о чем или на что? Литературная норма требует употреблять формы: отзыв о диссертации, но рецензия на диссертацию; заявление Петрова (чье?), но в последнее время в делопроизводстве допускается и форма заявление от кого; то же при употреблении сочетаний характеристика сотрудника (чья характеристика) и характеристика на сотрудника (отдел кадров составляет характеристику на сотрудника).

Труднее разобраться с примерами типа вершить судьбы или судьбами, предел терпения или терпению; подвести итоги соревнования или соревнованию; полный впечатлений или впечатлениями; цена вещей или вещам; памятник Аникушина или Аникушину и т.п. В подобных случаях вариантность часто оказывается мнимой, и она снимается при установлении точного смысла сочетания (контекстуально обусловленного): Памятник Аникушина (памятник, выполненный Аникушиным) - Памятник Пушкину (поставленный в честь Пушкина); в сочетании вершить судьбы передается значение «определять судьбу» (например, в суде), а в сочетании вершить судьбами - значение «распоряжаться судьбами». В сочетаниях предел терпения/терпению и цена вещей/вещам также нельзя усмотреть вариантность, но по другой причине - здесь нет общности грамматического значения (грамматической соотнесенности), что опять-таки проявляется в контексте: установить цену вещам - форма вещам управляется глаголом установить; а в сочетании установить цену вещей форма вещей зависит от имени существительного цена; примерно то же распределение грамматических связей в сочетании подвести итоги соревнования/соревнованию (подвести соревнованию; итоги соревнования).

Если же распределение грамматических связей и общее значение конструкций оказывается идентичным, то можно говорить о синтаксических вариантах. Появляются они исторически, как и другие варианты. Например, по аналогии или под воздействием других законов происходит смена управляемых форм или вытеснение беспредложных сочетаний предложными, меняются формы согласования и т.п. Часто в смене управления форм проявляются тонкие семантико-грамматические связи. Например, в слове свидетель в прошлом в большей степени обнаруживалась глагольная семантика, чем в современном языке, и поэтому реализовалось управление дательным падежом - свидетель происшествию (чему?), в современном употреблении на передний план выдвигается форма имени, и родительный определительный оказывается более актуальным - свидетель происшествия (чего?). Тонкие различия усматриваются в сфере предложного управления, ср.: Жить в России, но на Украине. В последнее время возникла вариантная форма в Украине (видимо, просматривается психологический фактор - желание освободиться от исторически сложившегося «окраинного» положения - на окраине), хотя, конечно, смена предлогов в и на далеко не всегда поддается осмыслению, поскольку семы «на поверхности» (на) и «внутри» (в) потеряли свою реальную основу, ср.: старую форму - в улице и новую - на улице (сейчас уже не различаются некоторые формы: в кухне - на кухне, в поле - на поле, но: на улице и в переулке).

Итак, языковые варианты усматриваются в рамках тождества слова (необходимо совпадение лексического и грамматического значения, а также словообразовательной модели). Варианты различаются формальными признаками: акцентными, фонетическими, фонематическими, морфологическими и частично - синтаксическими.

Языковая вариантность - следствие языковой эволюции, показатель языковой избыточности, но избыточности, дающей толчок к движению, развитию. Убывание вариантов - постоянный процесс, так же как и появление новых вариантов. Исчезновение вариантов происходит путем вытеснения их вариантом более сильным, целесообразным, по разным причинам признанным в качестве литературного. Варианты могут разойтись семантически и дать толчок для образования самостоятельных слов, кроме того, варианты могут служить стилистическому обогащению языка, если они способствуют перераспределению стилистических оценок (книжное - разговорное, общеупотребительное - профессиональное и т.п.).

Наличие вариантов в языке создает острую проблему языковой нормы. Изучение конкуренции вариантов является важным этапом в определении тенденций в развитии языка, в определении живых активных процессов в языке.

© Центр дистанционного образования МГУП