Московский государственный университет печати

Валгина Н.С., Светлышева В.Н.


         

Русский язык. Орфография и пунктуация. Правила и упражнения

Учебное пособие


Валгина Н.С., Светлышева В.Н.
Русский язык. Орфография и пунктуация. Правила и упражнения
Начало
Печатный оригинал
Об электронном издании
Оглавление

Предисловие

1.

Орфография

1.1.

Принципы русской орфографии

1.2.

Правописание гласных в корне

1.2.1.

Проверяемые безударные гласные

1.2.2.

Непроверяемые безударные гласные

1.2.3.

Чередующиеся гласные в корнях

1.3.

Гласные после шипящих и Ц

1.3.1.

Буквы е (ё) - о после шипящих в корне

1.3.2.

Гласные после Ц

1.3.3.

Гласные е(ё) - о после шипящих в суффиксах и окончаниях разных частей речи

1.3.4.

Гласные е(ё) - о в суффиксах

1.3.5.

Гласные е(ё) - о в окончаниях

1.3.6.

Гласные после Ц в суффиксах и окончаниях

1.3.7.

Буквы э - е

1.3.8.

Буква Й

1.4.

Правописание согласных в корне

1.4.1.

Звонкие и глухие согласные

1.4.2.

Двойные согласные в корне и на стыке корня с суффиксом и приставкой

1.4.3.

Непроизносимые согласные

1.5.

Буквы Ъ и Ь

1.5.1.

Употребление ъ

1.5.2.

Употребление Ь

1.6.

Правописание приставок

1.6.1.

Приставки, оканчивающиеся на согласную

1.6.2.

Приставка с-

1.6.3.

Приставки, оканчивающиеся на з

1.6.4.

Безударные гласные в приставках

1.6.5.

Приставки пре- и при-

1.6.6.

Гласные и - ы после приставок

1.7.

Правописание окончаний и суффиксов существительных

1.7.1.

Падежные окончания существительных 1-го склонения

1.7.2.

Падежные окончания существительных 2-го склонения

1.7.3.

Падежные окончания существительных 3-го склонения

1.7.4.

Окончания существительных после суффиксов

1.7.5.

Суффиксы существительных

1.7.6.

Существительные с н и нн

1.8.

Правописание окончаний и суффиксов прилагательных

1.8.1.

Окончания прилагательных

1.8.2.

Суффиксы прилагательных

1.8.3.

Суффиксы прилагательных, образованных от имен существительных и прилагательных

1.8.4.

Суффиксы прилагательных, образованных от глаголов

1.9.

Правописание числительных

1.9.1.

Количественные числительные

1.9.2.

Порядковые числительные

1.9.3.

Дробные числительные

1.9.4.

Собирательные числительные

1.10.

Правописание сложных слов

1.10.1.

Сложные слова с соединительной гласной

1.10.2.

Сложные слова без соединительной гласной

1.10.3.

Сложные существительные

1.10.4.

Сложные прилагательные

1.11.

Правописание местоимений

1.11.1.

Личные местоимения

1.11.2.

Неопределенные местоимения

1.11.3.

Отрицательные местоимения

1.12.

Правописание глаголов

1.12.1.

Личные окончания глаголов

1.12.2.

Буква Ь в глагольных формах

1.12.3.

Суффиксы глаголов

1.13.

Правописание окончаний и суффиксов причастий

1.13.1.

Окончания причастий

1.13.2.

Суффиксы причастий настоящего времени

1.13.3.

Суффиксы причастий прошедшего времени

1.13.4.

Н и НН в причастиях и отглагольных прилагательных

1.14.

Правописание наречий

1.14.1.

Гласные на конце наречий

1.14.2.

Наречия, оканчивающиеся на шипящие

1.14.3.

Отрицательные наречия

1.14.4.

Дефисное написание наречий

1.14.5.

Слитное написание наречий

1.14.6.

Раздельное написание наречий и наречных сочетаний

1.15.

Правописание предлогов

1.15.1.

Непроизводные предлоги

1.15.2.

Производные предлоги

1.15.3.

Слитное написание производных предлогов и предложных сочетаний

1.15.4.

Раздельное написание предлогов

1.16.

Правописание союзов

1.16.1.

Слитное написание союзов

1.16.2.

Раздельное написание союзов

1.17.

Правописание частиц

1.17.1.

Раздельное написание частиц

1.17.2.

Дефисное написание частиц

1.17.3.

Правописание не и ни

1.17.4.

Не с именами существительными

1.17.5.

Не с именами прилагательными

1.17.6.

Не с числительными

1.17.7.

Не с местоимениями

1.17.8.

Не с глаголами

1.17.9.

Не с причастиями

1.17.10.

Не с наречиями

1.17.11.

Не в составе союзов и союзных слов

1.18.

Употребление прописных букв

1.18.1.

Собственные имена лиц и животных

1.18.2.

Названия исторических событий, эпох и знаменательных дат

1.18.3.

Названия организаций, учреждений, фирм

1.18.4.

Наименования должностей, званий, титулов

1.18.5.

Названия документов, памятников старины, произведений искусств, литературных произведений, органов печати

1.18.6.

Географические наименования

1.18.7.

Астрономические наименования

2.

Пунктуация

2.1.

Пунктуация и ее системность

2.2.

Знаки препинания в конце и в начале предложения. Знаки, прерывающие предложение

2.2.1.

Знаки препинания в конце предложения

2.2.2.

Вопросительный и восклицательный знаки внутри предложения

2.2.3.

Многоточие в начале и внутри предложения

2.2.4.

Многоточие в цитатах

2.2.5.

Точка при членении предложения

2.3.

Знаки препинания в простом предложении

2.3.1.

Тире между подлежащим и сказуемым

2.3.2.

Тире в неполном предложении

2.3.3.

Соединительное и выделительное тире

2.3.4.

Знаки препинания при именительном темы

2.4.

Знаки препинания при однородных членах предложения

2.4.1.

Знаки препинания при однородных членах предложения, соединенных и не соединенных союзами

2.4.2.

Знаки препинания при однородных членах предложения с обобщающими словами

2.4.3.

Знаки препинания при однородных и неоднородных определениях

2.4.4.

Знаки препинания при однородных и неоднородных приложениях

2.4.5.

Знаки препинания при повторяющихся членах предложения

2.5.

Знаки препинания при обособленных членах предложения

2.5.1.

Знаки препинания при обособленных и необособленных согласованных определениях

2.5.2.

Знаки препинания при несогласованных определениях

2.5.3.

Знаки препинания при приложениях

2.5.4.

Знаки препинания при обособленных обстоятельствах

2.5.5.

Знаки препинания при деепричастных конструкциях

2.5.6.

Знаки препинания при обстоятельствах, выраженных существительными и наречиями

2.5.7.

Знаки препинания при оборотах со значением включения, исключения и замещения

2.6.

Знаки препинания при уточняющих, пояснительных и присоединительных членах предложения

2.7.

Знаки препинания при вводных и вставных конструкциях

2.8.

Знаки препинания при обращениях

2.9.

Знаки препинания при междометиях, частицах, утвердительных, отрицательных и вопросительно-восклицательных словах

2.10.

Знаки препинания в сложном предложении

2.11.

Знаки препинания в сложносочиненном предложении

2.11.1.

Знаки препинания в сложноподчиненном предложении

2.11.2.

Знаки препинания при оборотах, не являющихся придаточными частями

2.11.3.

Знаки препинания в бессоюзном сложном предложении

2.11.4.

Знаки препинания в сложных синтаксических конструкциях

2.12.

Знаки препинания при прямой речи и цитатах

2.13.

Употребление кавычек

2.14.

Употребление абзаца

2.15.

Сочетание знаков препинания и последовательность в их расположении

2.16.

Понятие авторской пунктуации

3.

Повторительные упражнения по орфографии и пунктуации

Условные сокращения

Рекомендуемая литература

Указатели
58  предметный указатель

2.14.
Употребление абзаца

АбзацТермин 'абзац' имеет и другое, основное значение - композиционно-стилистическая единица текста, часть текста между двумя отступами., точнее абзацный отступ, можно причислить к знакам препинания, поскольку абзацное членение текста, как и употребление в письменной речи собственно знаков препинания, служит той же цели - донести до читателя авторский текст соответственно заложенному в нем содержанию. Абзацный отступАбзацный отступ - это сигнал к своеобразной паузе, организующей чтение. Текст, не расчлененный на абзацы, воспринимается трудно, логико-смысловые связи между отдельными предложениями и кусками текста сразу не улавливаются. Абзацное членение преследует общую цель - выделить значимые части текста. Однако выделяться части текста могут с разными целевыми установками, соответственно различны функции абзаца.

Абзац может быть чисто формальным средством разграничения реплик разных лиц в диалогической речи (реплики обозначаются тире):

Андрей вдруг почуял, как шевельнулось едва ощутимое, неловкое - к Саблину. Было как-то внове. Он спросил:

- Жили-то дружно?

- Кто? - спросила Соня.

- Супруги Прозоровские (Триф.).

В официально-деловых документах, где изложение строго подчинено логике материала, для четкого выделения деталей, имеющих одинаково важное значение, абзац может разрывать даже отдельное предложение. Абзацное членение отдельного предложения возможно лишь при наличии ряда синтаксически однородных и тематически связанных компонентов, обеспечивающих последовательное раскрытие общей темы, которая объявлена в первой части предложения. Это характерно для текстов законов, постановлений, инструкций, для справочников, описаний научных экспериментов и т.п. Например, абзацы разрывают ряд распространенных однородных членов предложения в таком официальном тексте: Задачами органов государственного арбитража являются: обеспечение защиты прав и охраняемых законом интересов предприятий, учреждений и организаций при разрешении хозяйственных споров; активное воздействие при разрешении хозяйственных споров на предприятия, учреждения и организации...

Однако обычно абзац включает несколько предложений. Они могут объединяться на разном основании, и в соответствии с этим абзац может выполнять разные функции - логико-смысловую, экспрессивно-эмоциональную, акцентно-выделительную, Абзацный отступ: Композиционная функциякомпозиционную.

Наиболее распространенная функция абзаца - Абзацный отступ: Логико-смысловая функциялогико-смысловая, т.е. абзац членит текст на логически и по смыслу объединяемые части. Так оформляются тексты официально-деловые, научные, научно-популярные, учебные:

Человек учится не только у человека. Учится у всего, всю жизнь.

Вот стоит березка на береговом скосе речки Покши. В половодье ее чуть ли не до вершин накрывает студеная вода, острые ломаные льдины жестко ударяют о ствол, того и гляди срежут, столкнут или поранят. Она держится. Все перетерпев, вовремя украшается и зеленой листвой, и сережками, и белизной коры, приглядись-ка. Летом в ее тени, откинутой на реку, нежатся щурята, любят подремать окуни.

Я люблю эту березку за ее тихое мужество.

Лиса-огневка попалась в капкан - смерть. Грызла железо, билась, отчаянно дергалась, оторвала сломанную капканом заднюю ногу. Калека. Но вырвалась на свободу. Живет... То на Зайцевском, то на Перечном попе встречаю я ее. Даже знаю, где нора, в которой вывела четырех лисяток...

Серый певчий дрозд остался зимовать - заболел? Кто знает. Зимой прилетает на пасеку и к дяде Косте клевать мороженые ягоды рябины. Сороки его не принимают и галки гонят. Один на один остался с зимой. И все перенес. А теперь, когда солнце стало ярче, заволновался, журчит песенками - своих ждет не дождется.

И ветер нас учит, он то решительный, то неуступчивый, то ласковый. И солнце учит: своей извечной добротой.

Сколько же у нас учителей!

(В. Бочарников)

В текстах художественных, особенно в повествовательно-описательных, абзац также помогает логико-смысловому членению: абзацы намечают последовательный переход от одной темы к другой. Такое членение на абзацы повышает напряженность текста, сообщает ему ритмическую четкость и строгость. Например:

Полк отступал вторые сутки. Медленно, с боями, но отступал. По возвышенным грунтовым дорогам тянулись обозы русской и румынской армии. Объединенные австро-германские части охватывали отступивших глубоким фланговым обходом, пытались сомкнуть кольцо.

К вечеру стало известно, что 12 полку и соседней с ним румынской бригаде грозит окружение. Противник на закате солнца выбил румын из деревни Ховинески и уже продвинулся до высоты «480», что граничит с Голшским перевалом.

Ночью 12 полк, подкрепленный батареей /сонно-горного дивизиона, получил приказ занять позиции в низовьях Голшской долины. Полк, выставив сторожевое охранение, приготовился к встречному бою.

В эту ночь Мишка Кошевой и хуторянин его, чурбаковатый Алексей Бешняк, были в секрете. Таились в арке возле покинутого обвалившегося колодца, вдыхая разреженный морозом воздух...

(М. Шолохов)

Первые предложения абзацев здесь формулируют новую мысль, а последующие - конкретизируют или развивают их содержание. Если «стянуть» первые предложения абзацев, построенных по логико-смысловому принципу, то получится короткий пересказ основного содержания отрывка:

Полк отступал вторые сутки.

К вечеру стало известно, что 12 полку и соседней с ним румынской бригаде грозит окружение.

Ночью 12 полк, подкрепленный батареей конно-горного дивизиона, получил приказ занять позиции в низовьях Голшской долины.

В эту ночь Мишка Кошевой и хуторянин его, чурбаковатый Алексей Бешняк, были в секрете.

Функции абзаца в художественном тексте значительно разнообразнее и шире, чем в других видах письменных текстов. Абзацный отступ: Эмоционально-экспрессивная функцияЭмоционально-экспрессивный строй художественного произведения не менее существенен, чем само содержание. Вот почему здесь абзац может разрывать логико-смысловую нить повествования и служить целям воздействия на эмоции читателя, на его психологическое восприятие. Например, в данном отрывке абзац И заплакала... нарушает смысловое членение текста и служит ярким выделительным средством:

И она живо, с поразительной ясностью, в первый раз за все эти тринадцать лет, представила себе мать, отца, брата, квартиру в Москве, аквариум с рыбками и все до последней мелочи, услышала вдруг игру на рояле, голос отца, почувствовала себя, как тогда, молодой, красивой, нарядной, в светлой, теплой комнате, в кругу родных; чувство радости и счастья вдруг охватило ее, от восторга она сжала себе виски ладонями и окликнула нежно, с мольбой:

- Мама!

И заплакала, неизвестно отчего.

(А. Чехов)

В следующем отрывке абзац также разрывает плавное течение мысли, разделяя жестко связанные по смыслу куски текста с целью усиления его эмоциональных качеств (только за то...; не только за это...):

Можно еще много написать о Мещерском крае. Можно написать, что этот край очень богат лесами и торфом, сеном и картофелем, молоком и ягодами. Но я нарочно не пишу об этом. Неужели мы должны любить свою землю только за то, что она богата, что она дает обильные урожаи и природные ее силы можно использовать для нашего благосостояния!

Не только за это мы любим родные места. Мы любим их еще за то, что, даже небогатые, они для нас прекрасны.

Я люблю Мещерский край за то, что он прекрасен, хотя вся прелесть его раскрывается не сразу, а очень медленно, постепенно.

(К. Паустовский)

Ровное течение повествования, достигаемое при логико-смысловом членении текста на абзацы, нарушается и в том случае, если абзац играет роль своеобразного акцента. Функция абзаца здесь Абзацный отступ: Акцентно-выделительная функцияакцентно-выделительная. Особенно эффективен прием выделения в отдельные абзацы повторяющихся синтаксических конструкций. Одинаковое начало каждого из последующих абзацев создает жесткий ритм:

Бывает такая внутренняя уверенность в себе, когда человек может сделать все.

Он может почти мгновенно написать такие стихи, что потомки будут повторять их несколько столетий.

Он может вместить в своем сознании все мысли и мечты мира, чтобы раздать их первым же встречным и ни на минуту не пожалеть об этом.

Он может увидеть и услышать волшебные вещи там, где их никто не замечает: серебряный пень в лунную ночь, звон воздуха, небо, похожее на старинную морскую карту. Он может придумать множество удивительных рассказов.

Примерно такое же состояние испытывал сейчас Лермонтов. Он был спокоен и счастлив. Но не только любовью Щербатовой. Разум говорил, что любовь может зачахнуть в разлуке. Он был счастлив своими мыслями, их силой, широтой, своими замыслами, всепроникающим присутствием поэзии.

(К. Паустовский)

Такое членение на абзацы усиливает воздействие художественной формы на восприятие.

Акцентно-выделительное членение текста обычно сопровождает логико-смысловое членение, поскольку акцентированию подвергаются однородные части тематически связанного отрезка текста:

Вот так говорил председатель Тыналиев, суровый и замкнутый человек, ходивший в своей неизменной армейской серой шинели, в которой он, конечно же, мерз, в серой ушанке, с озабоченным заострившимся лицом, а сам молодой еще, скособоченный, с недостающими ребрами, с неразлучной полевой сумкой на боку...

Вот так говорил председатель Тыналиев, стоя у школьной доски с географической картой, возле той самой карты, на которой люди умудрились поместить все земли и моря, включая такие расчудесные теплые страны, как Цейлон, Ява, Суматра, Австралия, где живи себе в удовольствие и плюй в потолок...

Вот так говорил председатель Тыналиев в школе, топленной соломой, от которой больше сора на полу, нежели тепла. И когда он говорил, что надо на далеком Аксае поднять дополнительно сотню гектаров яровых для фронта, пар шел из его рта, как на дворе...

Вот так говорил председатель Тыналиев...

(Ч. Айтматов)

Абзац, рассчитанный на активное эмоциональное восприятие, особенно характерен для публицистики, ораторской речи, которым свойственны интонации напряженные, с нарастающим темпом и тоном.

Специфика членения текста на абзацы определяется разным характером воздействия на читателя: для текстов, рассчитанных только на интеллектуальное восприятие, показательны Абзац логико-смысловойлогико-смысловые абзацы, построенные по тематическому принципу (новый абзац раскрывает новую микротему); для текстов, предусматривающих не только интеллектуальное, но и эмоциональное восприятие, - абзацы Абзац акцентно-выделительныйакцентно-выделительные и Абзац экспрессивныйэкспрессивные. Немаловажна также и авторская манера организации текста посредством абзацного членения. Объем текста между абзацными отступами в разных текстах различен; и объясняется это многими причинами: жанровыми особенностями произведения, его функционально-стилевой принадлежностью, стилистической тональностью, общим объемом произведения, его назначением, авторской манерой изложения и т.д. Хотя и в этих условиях проявляются общие закономерности построения текста, нарушение которых воспринимается как следствие недостаточной продуманности его оформления. Например: Она [Коринна Биль] решается приоткрыть и самые потаенные уголки сердца этой женщины и рассказать - опять же с большой дозой иронии, а по сути самоиронии - о той любви (реальной, придуманной, кажущейся или приснившейся - неважно), которую она встретила в такой прежде далекой для нее России.

Далекой, но с детства живущей в ее снах и мечтах. С ранних лет мечтала она подержать в руках настоящую матрешку, и когда это желание сбывается, «старая дама» с восторгом раскладывает ее в своем гостиничном номере (газ.) - здесь нарушен общий принцип абзацного членения. Второй абзац начинается с определения, которое искусственно оторвано от впереди стоящего определяемого слова. Этот абзац мог бы нести экспрессивный заряд, если бы к данному определению не подтягивалось следующее предложение (С ранних лет...). Такое сочетание тематически разных сообщений в одном абзаце нарушает структурно-семантическую целостность текста.

Упражнение 75. Проанализируйте абзацное членение текста: установите функцию абзацев (логико-смысловую, композиционную, выделительно-акцентную). Предложите другой вариант абзацного членения. Чем будет отличаться принятый вами вариант? Какие нюансы текста он подчеркнет?

Студент-второкурсник заглянул из столицы на недельку-другую в родительский дом, соскучившись по интеллигентному и даже по изысканному его уюту, кроме того, заглянул он сюда не без цели -он хотел поглядеть на отца, на мать, послушать их, да и решить окончательно серьезный вопрос: кем ему все-таки быть? Какую окончательно избрать специальность?

Вот он и слушал родителей очень внимательно, о чем бы ни шел между ними разговор.

Отец...

Отец был уверен, что сын должен пойти по его стопам, то есть стать юристом, должен, пока еще не поздно, уйти с факультета естественно-математического. Отец вообще был сторонником строгой преемственности в выборе образа жизни и деятельности и говорил, что «культура - есть опыт поколений», любимой же музыкой его были Бахи и Штраусы, а любимом чтением - романы отца и сына Дюма. Мать...

О ней Корнилов-сын мог припомнить гораздо больше, по ее настоянию он окончил не гимназию, а реальное училище, и вот теперь она вела свою линию.

- На естественно-математический факультет можно положить год-два, но что же это такое за ремесло? - спрашивала она. - Путеец - вот специальность! Сначала путеец, а там видно будет!

Корнилов-то понимал, что все дело в этом самом «видно будет»: в сознании матери неизменно жил предмет ее обожания - инженер Михайловский, ставший затем знаменитым на всю Россию писателем Гариным.

Гарин-Михайловский тоже был самарием, земляком был, а ведь соблазнителен счастливый пример, если он к тому же совсем-совсем рядом?!

Сын...

Сын стоит, прислонившись плечом к косяку огромной, распахнутой на обе створки двери отцовского кабинета, слушает беседу родителей о победе полковника Бондарина в сражении на реке Шахэ, а заодно и о поэзии Некрасова, слушает и думает: «Юрист? Путеец? Естественник?» А ответить не может, не знает ответа, и нужна какая-то причина, чтобы узнать.

(С. Залыгин)

 

Упражнение 76. Разбейте текст на абзацы. Обоснуйте избранный вами принцип членения.

Боюсь перечитывать Гайдара. Этот страх не сродни страху перечитывать, скажем, Дюма или Марка Твена: а вдруг не понравится? Тут другое: а вдруг окажутся правы мои сегодняшние, взрослые собеседники, для которых Гайдар -писатель слишком военный? И верно, куда ни кинь взгляд - в «Судьбу барабанщика» или «Тимура», в «Школу» или в любой другой рассказ, повесть, отрывок - всюду тянет порохом, оружейным маслом, струится над лесом дым таинственного взрыва, везде или воспоминание о самом важном, что было в прошлом, или думы о самом главном, что ждет в будущем, - о войне. А одна из самых дорогих, лучших его вещей - так и называется: «Военная тайна». Написал и только сейчас вдруг понял: а ведь и для меня самого в детстве два этих слова были пострашнее любой клятвы, музыкальнее и очаровательнее любой песни. «Военная тайна». ...Очень хотелось иметь тайну, и именно военную. Конечно, Гайдар - для будущих мужчин писатель, прежде всего, это так, но разве только в вечной озабоченности мальчишек военными играми - «шанс» для Гайдара остаться? И разве отменяет этот «шанс» вопрос непочитателей Гайдара? Не устарела ли музыка оружейных залпов и романтика длиннополых шинелей и командирских сабель - сегодня, в век мирных контактов и всеобщей гуманизации? Да, вопрос...

(Б. Минаев)

2.15.
Сочетание знаков препинания и последовательность в их расположении

1. При встрече вопросительного и восклицательного знаков вначале ставится основной знак, указывающий на цель высказывания - вопросительный знак, а затем - восклицательный знак как показатель эмоциональной окрашенности высказывания:

- Так что, неужели никого больше нельзя заинтересовать? - А кого?! - воскликнул Максим (В. Ш.). При встрече вопросительного или восклицательного знака с многоточием знаки эти ставятся на месте первой точки: - Ну, что они там?.. (В. Ш.); - Сиди! Сиди крепко!.. - он весело смотрел на племянника, гордый за него (В. Ш.). При выражении особой эмоциональности восклицательный знак может занять все три позиции: -Зачем же чертежи-то передал? - допытывался старшина.

- И кому!!! (В. Ш.).

При сочетании знаков препинания, оформляющих прямую речь, они располагаются так: запятая, тире; вопросительный или восклицательный знак, тире; точка, тире; многоточие, тире; двоеточие, тире. Например: - Прости, Джон, - сказал Крымов с несдержанной решительностью (Бонд.); - Гляди, кидаю! - Наум бросил на обочину дороги топор (В. Ш.); - Вперед! - крикнул Семен сердито и с тревогой, сильно дергая за вожжи и взмахивая локтями, как птица крыльями. - Вперед! (Ч.); - Мы ничего... - сконфузился маленький мужик (Ч.); - Видите ли...- опять напыщенно заговорил Гринько, потом вдруг поманил к себе девушку и негромко - так, чтоб другие не слышали, доверчиво спросил: - Вообще-то в чем дело? (В. Ш.).

При сочетании тире с запятой в середине предложения вначале ставится запятая (запятая закрывает впереди стоящую конструкцию), затем тире: Тропинка отвернула вправо, но он, по совету пастушонка, продолжал идти по скошенному лугу, пока не натолкнулся на прясло, огибавшее мужицкие огороды, - дальше пошел задами (Ф.).

При сочетании разных знаков препинания со скобками действуют определенные правила. Перед открывающей или закрывающей скобкой не ставится запятая, точка с запятой, двоеточие, тире. Эти знаки выносятся за закрывающую скобку: Катя вернулась в Москву, в тот самый Староконюшенный переулок на Арбате, в особнячок с мезонином (куда в начале войны Николай Иванович Смоковников переехал вместе с Дашей из Петербурга и куда из Парижа вернулась Катя), в ту самую комнату, где в печальный день похорон Николая Ивановича так безнадежно сгустилось уныние над Катиной жизнью (А. Т.); Николай Андреевич истолковал эту речь как резкий выпад против обсуждавшейся реформы средней школы, а самого Курчевского (когда педсовет кончился) - как представителя отжившего дворянского слоя (Кав.).

Точка, вопросительный и восклицательный знаки, многоточие ставится перед закрывающей скобкой, если они относятся к конструкции, заключенной в скобках: Я не понимаю теперь: кто чужой в этом городе, - мы или они? (Он кивнул на балкон особняка.) Нас не хотят больше слушать (А. Т.); Он остановился на середине ската, не понимая смысла тонкого молящего вскрика заслиной(«Что не надо? О чем он?»), и, зло возбужденный сопротивлением своей команды, чего никогда не допускал во взводе, увидел сверху стеклянный блеск на зыбко проступающем пятном лице Молочкова (Бонд.).

Точка, вопросительный и восклицательный знаки в предложении со вставной конструкцией в конечной позиции ставятся после закрывающей скобки, т. е. относятся ко всему предложению в целом: Он указал на ключ от комнаты старухи, висящий на гвозде в закопченном коридорчике, и медленно ушел к себе (в бывший кабинет Николая Ивановича) (А. Т.); Как хорошо было в поле (утро только начиналось)! Многоточие, оказавшееся перед открывающей скобкой, остается на своем месте: Я ему скажу, чтобы с промыслов и плавильных печей пошлины не брать лет десять... (Денисов поднял брови) (А. Т.).

При оформлении вставной конструкции к абзацу (вставка не включается в состав предложения) все знаки препинания, оказавшиеся в конце предложения перед ней, сохраняются. Знак конца предложения, заканчивающий конструкцию, ставится перед закрывающей скобкой: А день взойдет, хоть ты тресни с досады... (Он опять озабоченно взглянул на записку и смял ее.) Признаюсь вам, товарищи, мне не весело (А. Т.); Не зная человека, довериться нельзя, да еще в таком важном деле. Согласен? (Рощин кивнул.) (А. Т.).

2. При пунктуационном оформлении письменной речи важно учитывать оптимальные комбинации знаков препинания в пределах сложных синтаксических конструкций и даже отрезков текста. Например, по условиям контекста в одном сложном предложении могут оказаться двоеточие и тире. При выборе знаков препинания и места их расположения следует учитывать смысловую значимость и возможные взаимные отношения знаков. Например: И как только заснул - увидел сон, снившийся ему и прежде: по бурому полю, по высокой стерне идут цепи красноармейцев (Ш.) - в таком предложении, даже при учете современной тенденции к замене двоеточия тире в значении разъяснения, замена эта невозможна, так как внутри предложения есть тире, и, дважды употребленное, оно разрушит конструкцию (заключенная в тире часть предложения примет характер вставной конструкции) Ср. иной вариант: И как только заснул, увидел сон, снившийся ему и прежде, - по бурому полю, по высокой стерне идут цепи красноармейцев. В предложении Тут-то я опомнился, и радость моя стала еще больше: я понял, что свершилось величайшее открытие в моей жизни - мне нечего бояться себя и своего одиночества (Пришв.) перед последней частью по правилам необходимо двоеточие, так как эта часть имеет разъяснительный смысл (а именно). Однако по условиям контекста двоеточие неудобно, поскольку впереди уже стоит знак и именно двоеточие делит все предложение на две логико-смысловые части (тире оказывается внутренним знаком). При дважды употребленном двоеточии эти отношения будут затемнены, как, например, в предложении Было жалко Алпатову Гуська: с этим стариком связывалось все лучшее в детстве и всегда казалось: из всех людей на свете нет лучше и нет роднее Гуська (Пришв.).

Те же неудобства возникают и при повторных употреблениях тире, когда они поставлены на разных основаниях: - А это - грот, - поясняет Володя, глядя себе под ноги, - тоже наш грот, здесь все наше, - хочешь, полезем! (Цв.). Нечеткость смысловых отношений между компонентами высказывания выявляется и в предложении: Черно-синие сосны - светло-синяя луна - черно-синие тучи - светло-синий столб от луны - и по бокам этого столба - такой уж черной синевы, что ничего не видно, - море (Цв.).

Другое дело, когда тире употребляется в равнозначной позиции, - усиливает значение каждого из перечисляющихся членов: Памятник свободе - неволе - стихии - судьбе и конечной победе гения: Пушкину, восставшему из цепей (Цв.), или когда тире четко занимает свои позиции между членами предложения, подчеркивая особую значимость парного сочетания: У кого из народов - такая любовная героиня: смелая - и достойная, влюбленная - и непреклонная, ясновидящая - и любящая (Цв.).

3. При комбинации знаков препинания часто приходится учитывать общую «весомость» знаков, их иерархическую зависимость. Вот, например, как для выражения одинакового значения (детальное описание внешнего вида герой) используются разные знаки (двоеточие и тире) - с учетом всего контекста: Однажды к нему на прием пришел мужчина необычайно благородного вида: осанистая фигура, одет строго - черная тройка, университетский значок на лацкане, черный галстук с жемчужиной, падающая на плечи грива седых волос, глянцево выбритое лицо, белые холеные руки, на безымянном пальце массивное обручальное кольцо и глаза - крупные, светло-карие, влиятельные, спокойные (Ард.). «Борьба» знаков идет не сточки зрения полного «захвата позиций», а с точки зрения создания пунктуационных вариантов. Это необходимо при сочетании в контексте схожих ситуаций. В таком случае четко выражается иерархия в употреблении знаков: внутренним знаком становится тире, основное же членение конструкции осуществляется традиционным двоеточием. Ср. то же при причинных отношениях: В бывших соляных складах теперь ревниво поддерживается нужная температура: интеллектуальные машины капризны - отзываются на малейшее охлаждение и потепление (Тендр.).

Упражнение 77. Найдите сочетания знаков препинания. Определите условия употребления знаков, порядок их расположения.

Первая половина XX века была эпохой невстреч, что нашло отражение в литературе, особенно в поэзии. Эта тема возникает почти беспечно у юной Цветаевой («...за наши не-гулянья под луной, за солнце не у нас над головами») и раскрывается печально и умиротворенно у поздней Ахматовой («Но в память той невстречи шиповник посажу»). Она достигает ликующей трагической мощи в известных ахматовских стихах: «Сюда принесла я блаженную память последней невстречи с тобой - холодное, чистое, легкое пламя победы моей над судьбой». Эта же тема живет в странном названии стихов: «При непосылке поэмы».

В последнюю четверть нашего века в жизнь вошла тема старости и тема встречи. Столетие как бы награждает, врачует тех, кто уцелел.

Вы когда-нибудь задумывались, читатель, над тем, что такое человеческая жизнь? На этот философский вопрос можно ответить одной нефилософской строкой: человеческая жизнь -это серия встреч и невстреч. Именно они формируют Судьбу.

Эпоха наша, в частности, замечательна тем - и это, возможно, удивит потомков, - что установлены духовные контакты со всеми выдающимися личностями минувших веков и разработана оптимальная стратегия установления контактов с внеземными цивилизациями, - и оказалось (кто бы подумал!), что это легче, чем установить контакт современника с современником...

Однажды в письме ко мне читатель-интеллектуал воодушевленно поведал, что вычитал у Томаса Манна рассказ о человеке, которому удалось общаться и с Гете, и с Львом Толстым. Мальчиком он говорил с Гете в Веймаре, а через тридцать три года - он был тогда уже учителем - Лев Толстой побывал на его уроке в школе. (Толстой совершал поездку по Европе и особенно интересовался педагогикой...) Ссылаясь на удивительную емкость жизни этого человека, читатель высказывал не лишенную остроумия идею: измерять жизнь человечества не веками, а человеческими жизнями, живыми верстами.

Что ж, можно и верстами живыми...

Но мало радости, если от меня до Сократа всего-навсего двадцать пять - двадцать шесть «живых верст», а от современника... отделяет лишь «стометровка», но мертвая, неодолимая.

(Е. Богат)

2.16.
Понятие авторской пунктуации

Термин Авторская пунктуация«авторская пунктуация» имеет два значения. Первое связано с обозначением всех знаков, стоящих в авторской рукописи, т. е. в буквальном смысле поставленных рукой автора (сюда включается и регламентированная и нерегламентированная пунктуация); такое употребление термина характерно для издательских работников, которые участвуют в подготовке рукописи к изданию. Второе, более широкое значение термина связано с представлением о пунктуации нерегламентированной, не закрепленной правилами, т. е. представляющей собой разнообразные отклонения от общих норм именно это понимание термина и требует уточнения, поскольку не всякие отклонения можно зачислить в разряд авторских.

Нерегламентированность пунктуации может быть вызвана разными причинами и не всегда она связана с проявлением авторской индивидуальности. Конечно, авторские знаки препинания включаются в понятие нерегламентированной пунктуации, однако это ее частный случай. В целом нерегламентированная пунктуация (естественно, не принимается во внимание ошибочная пунктуация) объединяет разные явления, осознание которых позволяет вычленить собственно авторскую пунктуацию, т.е. непосредственно связанную с индивидуальностью пишущего.

1. В пунктуации (как, впрочем, и в языке) наряду с нормами общими, обладающими высшей степенью стабильности, существуют нормы ситуативные, приспособленные к функциональным качествам конкретного вида текста. Первые включаются в обязательный пунктуационный минимум. Вторые, не столь жесткие, обеспечивают особую информативность и экспрессивность речи. Ситуативные нормы диктуются характером текстовой информации: знаки препинания, подчиненные такой норме, выполняют функции логико-смысловую (проявляется в разных текстах, но особенно в научных и официально-деловых), акцентно-выделительную (преимущественно в текстах официальных, частично в публицистических и художественных), экспрессивно-эмоциональную (в текстах художественных и публицистических), сигнальную (в текстах рекламных). Знаки, подчиненные ситуативной норме, не могут быть отнесены к авторским, поскольку они диктуются отнюдь не волей пишущего, но отражают общие стилистические свойства функционально различающихся текстов. Такие знаки регламентированы характером этих текстов и существуют наряду с общепринятыми.

2. Современная пунктуация - результат исторического развития русской пунктуационной системы. Поскольку пунктуация обслуживает постоянно изменяющийся и развивающийся язык, она также изменчива с точки зрения исторической. Именно поэтому в каждый период могут происходить изменения в функциях знаков препинания, в условиях их применения. В этом смысле правила всегда отстают от практики и поэтому время от времени нуждаются в пересмотреВ частности, в настоящее время 'Правила русской орфографии и пунктуации' (1956) нуждаются в ряде уточнений.. Изменения в функционировании знаков происходят постоянно, они отражают жизнь языка, в частности его синтаксической структуры и стилистической системы.

Например, в последнее время все чаще употребляется тире (на месте двоеточия) между частями бессоюзного сложного предложения при обозначении пояснения, причины во второй части, при обобщающих словах перед перечислением однородных членов и т.д.: Под развесистой кроной не бывает пусто - отдыхают путники, чабаны, благо живительный родник рядом (газ.); ...Игра свеч стоит - ведь такое общение должно стать прообразом будущих молодежных домов инженера и домов ученого (газ.); Сюда прибыли тысячи механизаторов - из России, с Украины, из Прибалтики (газ.); К нему относятся по-разному - кто с восхищением, кто с усмешкой (газ.); Сопоставление России с Канадой [по климату] некорректно - все крупные канадские города лежат на широтах южнее Тамбова (газ.).

Схожее употребление знаков препинания найдем и у писателей, поэтов: У Блока было все, что создает великого поэта, - огонь, нежность, проникновение, свой образ мира, свой дар особого, все претворяющего прикосновения, своя сдержанная, скрадывающаяся, вобравшая в себя судьба (Паст.); Но вызывать сейчас огонь артиллерии было бессмысленно - огонь накрыл бы и наших разведчиков (Бонд.); Главный редактор газеты всячески избегает теперь встречи со мной, дозвониться ему невозможно, секретарша все ссылается на его занятость - то у него заседание, то планерка, то его вызвали в вышестоящие, как она любит подчеркивать, инстанции (Айтм.);

Пожары над страной

     

все выше, жарче, веселей...

...Еще не видел свет

     

подобного аллюра

Копыта били дробь,

     

трезвонила капель.

Помешанная на крови

     

слепая пуля-дура

Прозрела, поумнела вдруг -

     

и чаще била в цель.

(В. Высоцкий)

Такие отклонения от правил выражают общие современные тенденции в развитии пунктуации и постепенно готовят почву для изменения или уточнения самих правил. К индивидуально-авторской пунктуации они не имеют никакого отношения.

То же можно сказать и о тенденции к расчленению грамматических структур с помощью точки: - Как вы напали писать? - Не думала, что я буду писать. Я начала с книги про Володю. Просто потому, что так про него захотелось рассказать, про нашу любовь, нашу жизнь...И про Россию. И восстановить какую-то правду. Потому что после его смерти писали про него непонятно что! Я захотела написать свою правду и свою любовь (Интервью с М. Влади).

3. Более связаны с индивидуальностью пишущего знаки препинания, избираемые в зависимости от конкретных задач высказывания, знаки, проявляющие смысловой принцип пунктуации. Такие знаки контекстуально обусловлены, подчинены задачам авторского выбора. И здесь все-таки «авторство» заключается только в возможности выбора, выбор же диктуется отображаемой речевой ситуацией. И следовательно, разные авторы при необходимости передать одинаковую ситуацию могут воспользоваться данным вариантом. Индивидуально осмысленной может оказаться сама ситуация, а отнюдь не знак препинания. Это знаки, диктуемые условиями контекста, закономерностями его смысловой структуры, т. е. наличие или отсутствие знака определяется схожестью или различием в осмыслении текста, часто даже лексическим наполнением высказывания, а не своеобразием выбора знака как такового. У разных авторов можно найти в текстах схожие ситуации: Все на нем было отглажено, франтовато. Кривоватые - тоже от отца - ноги приводили его в отчаяние (Кав.); Печь когда-то треснула, ее, по белому, замазали глиной (Бун.); Но однажды, случайно ли или нарочно, выходя из окопной землянки, обронил Степан вышитую утирку (Ш.); И оттого, что он так охотно и радостно слушал, рассказывали - с радостью тоже - новые истории (В. Ш.). Эта схожесть и фиксируется знаками препинания, хотя сами знаки в этих контекстуальных условиях и не подчиняются принятым правилам и нормам. Такие контекстуально-обусловленные знаки нельзя считать индивидуально-авторскими.

4. Есть еще одна сфера применения нерегламентированной пунктуации. Это пунктуационное оформление разговорной речи. Имитация разговорной речи в речи письменной приводит к членению текста на основе живого произношения, с многочисленными паузами. Прерывистость речи, а часто ее затрудненность передаются многоточием, тире, причем их выбор диктуется не структурой предложения, а чисто интонационной стороной речи: Для начала... такие... формальные вопросы (В. Ш.); Давно это... в вираж вошел? (Расп.). Такая пунктуация не может считаться авторской, поскольку здесь нет индивидуального применения знаков препинания: передается лишь прерывистый характер живой речи. В общем плане такие знаки оговорены в «Правилах русской орфографии и пунктуации».

5. Авторские знаки препинания в собственном смысле этого слова не связаны жесткими правилами расстановки и всецело зависят от воли пишущего, воплощают индивидуальное ощущение их необходимости. Такие знаки включаются в понятие авторского слога, они приобретают стилистическую значимость.

Однако даже такая авторская пунктуация, вследствие того что она рассчитана на восприятие и понимание, бывает предсказуемой, поскольку не теряет своей функциональной значимости. Ее отличие от пунктуации регламентированной заключается в том, что она глубже и тоньше связана со смыслом, со стилистикой конкретного текста. Отдельные пунктограммы авторской пунктуации, так же как, например, лексические и синтаксические средства языка, способны наряду с основным своим значением иметь значения дополнительные, стилистически значимые. Индивидуальная пунктуация правомерна только при таком условии, когда при всем богатстве и разнообразии оттенков смысла в пунктуации не утрачивается ее социальная сущность, не разрушаются ее основы.

Это условие помогает установить некоторые общие закономерности проявления «авторства» в пунктуации. Например, индивидуальным можно считать появление знака препинания в таких синтаксических условиях, где он не регламентирован: А феи - всегда красивы? (М. Г.); Вон - тощей вербы голый куст (Бл.); Вот - сидим с тобой на мху (Бл.); Я могуч и велик ворожбою, но тебя уследить - не могу (Бл.). Так, у Б. Пастернака появляется стремление расчленить подлежащее и сказуемое достаточно своеобразно: вместо более обычного тире употребляется многоточие. Оно как бы совмещает в себе функцию разделительного тире и собственно многоточия, передающего нечто недосказанное, неопределенное, «раздумчивое»: Сумерки... словно оруженосцы роз, на которых - их копья и шарфы. Или:

Бесцветный дождь... как гибнущий патриций,

Чье сердце смерклось в дар повествований...

Да солнце... песнью капель без названья

И плачем плит заплачено сторицей.

Ах, дождь и солнце... странные собратья! Один на месте, а другой без места...

Не регламентированное правилами тире встречается после союзов, наречных слов: Смерть разула стоптанные лапти, прилегла на камень и - уснула (М. Г.); Чьи песни? И звуки? Чего я боюсь? Щемящие звуки и - вольная Русь? (Бл.); Старый, старый сон. Из мрака фонари бегут - куда? Там - лишь черная вода, там - забвенье навсегда (Бл.).

Авторская индивидуальность может проявляться и в усилении знаковой позиции. Такой прием повышения экспрессивных качеств текста заключается в замене знаков недостаточно сильных более сильными по своей расчленяющей функции. Например, обращения, сравнительные обороты, придаточные части сложноподчиненных предложений, вводные слова обычно выделяются (или отделяются) запятыми. Однако запятую часто вытесняет тире как знак более сильный по своей значимости: Как дитя - собою радость рада (М. Г.); И стоит Степан - ровно грозный дуб, побелел Степан - аж до самых губ (Цв.); Други его - не тревожьте его! (Цв.); Крик разлук и встреч - ты, окно в ночи! Может - сотни свеч, может - три свечи... (Цв.); Я поняла - что не люблю супруга (Цв.); Был теплый, тихий, серенький денек, среди берез желтел осинник редкий, и даль лугов за их прозрачной сеткой синела чуть заметно - как намек (Бун.).

Расчленение речи усиливается и при замене запятой на точку. При общем значении - фиксации синтаксически равнозначных единиц речи - эти знаки препинания обозначают разную степень расчлененности. И если точка предназначена для употребления на межфразовом уровне, то запятая выполняет схожие функции внутри предложения. Поэтому точку, занявшую позиции запятой (в частности, при перечислении однородных членов предложения), можно считать индивидуально-авторской. Например, у А. Блока есть такие строки:

О жизни, догоревшей в хоре

На темном клиросе твоем.

О Деве с тайной в светлом взоре

Над осиянным алтарем.

О томных девушках у двери,

Где вечный сумрак и хвала.

О дальней Мэри, светлой Мэри,

В чьих взорах - свет, в чьих косах - мгла.

Стихотворение это, ныне печатающееся без названия, в рукописи и в первых публикациях имело заголовок «Молитва». Предпосланный цитируемым строкам, он и объясняет нанизывание управляемых словоформ в качестве перечисляющихся однородных членов предложения. Такая точка, как видим, кроме своего основного значения, имеет еще и дополнительное - выделительно-акцентирующее. Именно оно и делает знак препинания стилистически значимым, а синтаксические условия его применения -индивидуально избираемыми. Приращение смысла возникает в результате переноса знака в нетипичные для него синтаксические конструкции. Таким образом, при сохранении знаками основных функций и значений новизна их употребления связана с дополнительными значениями и проявляется в умении видеть возможности знака.

Как безусловно индивидуально-авторские воспринимаются знаки препинания, передающие ритмику текста, а также его мелодику, темп -убыстренный или замедленный. Такие знаки не привязаны к синтаксическим структурам и потому не поддаются типизации с точки зрения условий их применения. Здесь можно обнаружить лишь внутренний принцип, диктуемый конкретным текстом и субъективно избираемый автором. Как правило, ритмико-мелодическую организацию текста (в основном стихотворного) подчеркивает тире, ибо оно обладает наибольшей разделительной «силой», которая дополняется и зрительным эффектом: Двое - мы тащимся вдоль по базару, оба - в звенящем наряде шутов (Бл.); Мой путь не лежит мимо дому - твоего. Мой путь не лежит мимо дому - ничьего (Цв.).

Возможности индивидуального использования тире особенно заметны у авторов, склонных к сжатости речи, скупых на словесные средства выражения. Например, уплотненный до предела текст М. Цветаевой часто содержит лишь смысловые ориентиры, те ключевые слова, которые не могут быть угаданы, все же другие элементы высказывания опускаются, так как в данном случае не несут главной мысли:

Площадка. - И шпалы. - И крайний куст

В руке. - Отпускаю. - Поздно

Держаться. - Шпалы.

У Б. Пастернака тире помогает в сжатой словесной форме проявить подтекст:

Осень. Отвыкли от молний.

Идут слепые дожди.

Осень. Поезда переполнены

- Дайте пройти! - Все позади.

Активизация тире прямо связана с «экономией» речевых средств. Но и при индивидуализированном употреблении тире все-таки сохраняет свою функциональную значимость; одно из его основных значений - регистрация пропущенных звеньев высказывания.

При иной организации текста словесно полно представленные речевые средства позволяют вовсе обойтись без знаков препинания (что можно рассматривать как особый литературный прием):

огромный оранжевый шар

мощью огня своего притягивает

горячие и холодные небесные тела

не дает им упасть друг на друга

и улететь прочь

из всех планет только одна непокорна

и в этом издержки взвихренной жизни

она накапливает все больше гари и дыма

чтобы закрыться от солнечного сиянья

но с точки зрения вселенной это преходяще

дым развеивается свет остается

(В. Куприянов).

Индивидуальность в применении знаков препинания может проявляться и в расширении границ их употребления, и в усилении их функциональных свойств. Комбинация знаков или нарочитое повторение одного из знаков также могут быть чисто авторскими и подчас являть собой индивидуальный прием, найденный писателем для передачи особого состояния лирического героя. Если пунктуация включается в систему литературных приемов, помогающих вскрыть сущность поэтической мысли и создаваемого с ее помощью образа, она становится мощным стилистическим средством.

Итак, индивидуальность в применении знаков препинания заключается отнюдь не в нарушении пунктуационной системы, не в пренебрежении традиционными значениями знаков, а в усилении их значимости как дополнительных средств передачи мыслей и чувств в письменном тексте, в расширении границ их использования. Индивидуализированная пунктуация несет в себе заряд экспрессии, она стилистически значима и помогает писателю и поэту в создании художественной выразительности. А это в свою очередь повышает степень развитости и гибкости пунктуационной системы языка. Так творческая индивидуальность, пользуясь выразительными и изобразительными возможностями пунктуации, одновременно обогащает ее.

Упражнение 78. Проанализируйте действие смыслового принципа расстановки знаков препинания. Выявите функции слова один в разных контекстах. Объясните употребление знаков при этом слове или при оборотах, в которые оно включено.

1. Вдали, один, среди людей

Воображать я вечно буду

Вас, тени прибрежных ив,

Вас, мир и сон тригорских нив,

И берег Сороги отлогий (П.).

2. Но около корней их устарелых

(Где некогда все было пусто, голо)

Теперь младая роща разрослась,

Зеленая семья; кусты теснятся

Под сенью их как дети. А вдали

Стоит один угрюмый их товарищ,

Как старый холостяк, и вкруг него

По-прежнему все пусто (П.).

3. Один, в расчеты погруженный,

Тупым кием вооруженный,

Он на бильярде в два шара

Играет с самого утра (П.).

4. Так стоял один - без тревоги.

Смотрел на горы вдали.

А там - на крутой дороге -

Уж клубилось в красной пыли (Бл.).

5. Свет в окошке шатался,

В полумраке - один -

У подъезда шептался

С темнотой арлекин (Бл.).

6. Восхищенью не веря, :

С темнотою - один -

У задумчивой двери

Хохотал арлекин (Бл.).

7. Трагедия моя кончена; я перечел ее вслух, один, и бил в ладоши и кричал, ай-да Пушкин, ай-да сукин сын! Юродивый мой малый презабавный <...> Прочие также очень милы; кроме капитана Маржерета... (П.). 8. Иди, довершай начатое, ты, в ком поселился гений! Возведи русскую поэзию на ту ступень между поэзиями всех народов, на которую Петр Великий возвел Россию между державами. Соверши один, что он совершил один; а наше дело - признательность и удивление (Бар.). 9. Жизнь устроена так, что вот он живет у себя в большой усадьбе один, она живет в глухой деревне одна, но почему-то даже мысль о том, что он и она могли бы быть близки и равны, кажется невозможной, нелепой (Ч.). 10. Этот Ханов, мужчина лет сорока, с поношенным лицом и с вялым выражением, уже начинал заметно стареть, но все еще красив и нравился женщинам. Он жил в своей большой усадьбе, один, нигде не служил (Ч.). 11. О как глумились небеса-калеки над тем, что я - один из тех невежд, что свергли плоть, что царственней печали (Паст.).

 

Упражнение 79. Проведите анализ индивидуально-авторского употребления знаков препинания. Выявите условия применения знаков и дайте им оценку с точки зрения целесообразности или нецелесообразности.

1. Грянул гром с небес,- хотя на них не было туч (М. Г.). 2. Но сломался нож - точно в камень ударили им (М. Г.). 3. Атлас - что колода карт: в лоск перетасован! (Цв.). 4. Полная и странная свобода маски: личины: не-своего лица. Полная безответственность и полная беззащитность (Цв.).

5. Когда в листве сырой и ржавой

Рябины заалеет гроздь, -

Когда палач рукой костлявой

Вобьет в ладонь последний гвоздь, -

Когда над рябью рек свинцовой,

В сырой и серой высоте,

Пред ликом родины суровой

Я закачаюсь на кресте,

-Тогда - просторно и далеко

Смотрю сквозь кровь предсмертных слез

И вижу: по реке широкой

Ко мне плывет в челне Христос (Бл.).

6. Какие звезды, - какая мысль и грусть наверху, - а внизу ничего не знают (Наб.). 7. Левее, почерком стремительным и чистым, без единой лишней линии: «Обратите внимание, что когда они с вами говорят -»- дальше, увы, было стерто (Наб.). 8. Один произнес громким голосом: «Горожане, между нами находится -»- тут последовало страшное, почти забытое слово, - и налетел ветер на акации, - и Цинциннат не нашел ничего лучшего, как встать и удалиться, рассеянно срывая листики с придорожных кустов (Наб.).

 

Упражнение 80. Проанализируйте пунктуационное оформление текста. Особое внимание обратите на функции тире и абзаца. Установите закономерности в употреблении этих знаков. Дайте оценку целесообразности такой индивидуализации пунктуационного оформления текста, связав ее с особенностями авторского стиля.

Но клавиши я - любила: за черноту и белизну (чуть желтизну!), за черноту, такую явно, - за белизну (чуть желтизну!), такую тайно-грустную, за то, что одни широкие, а другие узкие (обиженные!), за то, что по ним, не сдвигаясь с места, можно, как по лестнице, что эта лестница - из-под рук! - и что от этой лестницы сразу ледяные ручьи - ледяные лестницы ручьев вдоль спины - и жар в глазах - тот самый жар в долине Дагестана...

И за то, что белые, при нажиме, явно веселые, а черные - сразу грустные, верно - грустные, настолько верно, что, если нажму - точно себе на глаза нажму, сразу выжму из глаз - слезы.

И за самый нажим: за возможность, только нажав, сразу начать тонуть, и, пока не отпустишь, тонуть без конца, без дна, - и даже когда отпустишь!

За то, что с виду гладь, а под гладью - глубь, как в воде, как в Оке, но глаже и глубже Оки, за то, что под рукой - пропасть, за то, что эта пропасть - из-под рук, за то, что, с места не сходя, -падаешь вечно.

За вероломство этой клавишной глади, готовой раздаться при первом прикосновении - и поглотить.

За страсть - нажать, за страх - нажать: нажав, разбудить - все. (То же самое чувствовал, в 1918 году, каждый солдат в усадьбе.)

И за то, что это - траур: материнская, в полоску, блузка того конца лета, когда следом за телеграммой: «Дедушка тихо скончался» - явилась и она сама, заплаканная и все же улыбающаяся, с первым словом ко мне: «Муся, тебя дедушка очень любил».

(М. Цветаева)

3.
Повторительные упражнения по орфографии и пунктуации

Упражнение 1. Напишите текст под диктовку и сверьте написанное с напечатанным.

Левинсон вздохнул и выпрямился, и что-то больно и сладко зазвенело в нем. Вдруг он выхватил шашку и тоже подался вперед с заблестевшими глазами; «На прорыв, да?» - хрипло спросил он у Бакланова, неожиданно подняв шашку над головой, так что она вся засияла на солнце. И каждый партизан, увидев ее, тоже вздрогнул и вытянулся на стременах.

Бакланов, свирепо покосившись на шашку, круто обернулся к отряду и крикнул что-то пронзительное и резкое, чего Левинсон уже не мог расслышать, потому что в это мгновение, подхваченный той внутренней силой, что управляла Баклановым и что заставила его самого поднять шашку, он помчался по дороге, чувствуя, что весь отряд сейчас должен кинуться за ним...

Когда через несколько минут он оглянулся, люди действительно мчались следом, пригнувшись к седлам, выставив стремительные подбородки, и в глазах у них стояло то напряженное и страстное выражение, какое он видел у Бакланова.

Это было последнее связное впечатление, какое сохранилось у Левинсона, потому что в ту же секунду что-то ослепительно грохочущее обрушилось на него, ударило, завертело, смяло, - и он, уже не сознавая себя, но чувствуя, что еще живет, полетел над какой-то оранжевой, кипящей пропастью.

(А Фадеев)

 

Упражнение 2. Напишите текст под диктовку и сверьте написанное с напечатанным.

Как грустна вечерняя земля! Как таинственны туманы над болотами! Кто блуждал в этих туманах, кто много страдал перед смертью, кто летал над этой землей, неся на себе непосильный груз, тот это знает. Это знает уставший. И он без сожаления покидает туманы земли, ее болотца и реки, он отдается с легким сердцем в руки смерти, зная, что только она одна успокоит его.

Волшебные черные кони и те утомились и несли своих всадников медленно, и неизбежная ночь стала их догонять. Чуя ее за своею спиной, притих даже неугомонный Бегемот и, вцепившись в седло когтями, летел молчаливый и серьезный, распушив свой хвост. Ночь начала закрывать черным платком леса и луга, ночь зажигала печальные огонечки где-то далеко внизу, теперь уже неинтересные и ненужные ни Маргарите, ни мастеру, чужие огоньки. Ночь обгоняла кавалькаду, сеялась на нее сверху и выбрасывала то там, то тут в загрустившем небе белые пятнышки звезд.

Ночь густела, летела рядом, хватала скачущих за плащи и, содрав их с плеч, разоблачала обманы. И когда Маргарита, обдуваемая прохладным ветром, открывала глаза, она видела, как меняется облик всех летящих к своей цели. Когда же навстречу им из-за края леса начала выходить багровая и полная луна, все обманы исчезли, свалились в болото, утонула в туманах колдовская нестойкая одежда.

(М. Булгаков)

 

Упражнение 3. Напишите текст под диктовку и сверьте написанное с напечатанным.

Зима кончилась. В начале апреля стояли теплые дни и морозные ночи, зима не уступала, но один теплый денек пересилил, наконец, и потекли ручьи, запели птицы. Весь луг и кусты около реки утонули в вешних водах, и между Жуковым и тою стороной все пространство сплошь было занято громадным заливом, на котором там и сям вспархивали стаями дикие утки. Весенний закат, пламенный, с пышными облаками, каждый вечер давал что-нибудь необыкновенное, новое, невероятное, именно то самое, чему не веришь потом, когда эти же краски и эти же облака видишь на картине.

Журавли летели быстро-быстро и кричали грустно, будто звали с собою. Стоя на краю обрыва, Ольга подолгу смотрела на разлив, на солнце, на светлую, точно помолодевшую церковь, и слезы текли у нее, и дыхание захватывало оттого, что страстно хотелось уйти куда-нибудь, куда глаза глядят, хоть на край света. А уж было решено, что она пойдет опять в Москву, в горничные, и с нею отправится Кирьяк наниматься в дворники или куда-нибудь. Ах, скорее бы уйти!

Когда подсохло и стало тепло, собрались в путь. Ольга и Саша, с котомками на спинах, обе в лаптях, вышли чуть свет: вышла и Марья, чтобы проводить их. Кирьяк был нездоров, задержался дома еще на неделю.

(А. Чехов)

 

Упражнение 4. Напишите текст под диктовку и сверьте написанное с напечатанным.

Сыновья

И старому Тарасу любо было видеть, как оба сына его были одни из первых. Остапу, казалось, был на роду написан битвенный путь и трудное знанье вершить ратные дела. Ни разу не растерявшись и не смутившись ни от какого случая, с хладнокровием, почти неестественным для двадцатидвухлетнего, он в один миг мог вымерить всю опасность и все положение дела, тут же мог найти средства, как уклониться от нее, но уклониться с тем, чтобы потом верней преодолеть ее. Уже испытанной уверенностью стали теперь означаться движения, и в них не могли не быть заметны наклонности будущего вождя. Крепостью дышало его тело, и рыцарские качества уже приобрели широкую силу льва...

Андрий весь погрузился в очаровательную музыку пуль и мечей. Он не знал, что такое значит обдумывать, или рассчитывать, или измерять заранее свои и чужие силы. Бешеную негу и упоенье он видел в битве: что-то пиршественное зрилось ему в те минуты, когда разгорится у человека голова, в глазах все мелькает и мешается, летят головы, с громом падают на землю кони, а он несется, как пьяный, в свисте пуль, в сабельном блеске, и наносит всем удары, и не слышит нанесенных. Не раз дивился отец также и Андрию, видя, как он, понуждаемый одним только запальчивым увлечением, устремлялся на то, на что бы никогда не отважился хладнокровный и разумный, и одним бешеным натиском производил такие чудеса, которым не могли не изумиться старые в боях...

(Н. Гоголь)

 

Упражнение 5. Напишите текст под диктовку и сверьте написанное с напечатанным.

В Гороховой улице, в одном из больших домов, народонаселения которого стало бы на целый уездный город, лежал утром в постели, на своей квартире, Илья Ильич Обломов.

Это был человек лет тридцати двух - трех от роду, среднего роста, приятной наружности, с темно-серыми глазами, но с отсутствием всякой определенной идеи, всякой сосредоточенности в чертах лица. Мысль гуляла вольной птицей по лицу, порхала в глазах, садилась на полуотворенные губы, пряталась в складках лба, потом совсем пропадала, и тогда во всем лице теплился ровный свет беспечности. С лица беспечность переходила в позы всего тела, даже в складки шлафрока.

Иногда взгляд его помрачался выражением будто усталости или скуки; но ни усталость, ни скука не могли ни на минуту согнать с лица мягкость, которая была господствующим и основным выражением не лица только, а всей души; а душа так открыто и ясно светилась в глазах, в улыбке, в каждом движении головы, руки. И поверхностно наблюдательный, холодный человек, взглянув мимоходом на Обломова, сказал бы: «Добряк должен быть, простота!» Человек поглубже и посимпатичнее, долго вглядываясь в лицо его, отошел бы в приятном раздумье, с улыбкой.

Цвет лица у Ильи Ильича не был ни румяный, ни смуглый, ни положительно бледный, а безразличный или казался таким, может быть, потому, что Обломов как-то обрюзг не по летам: от недостатка ли движения или воздуха, а может быть, того и другого. Вообще же тело его, судя по матовому, чересчур белому цвету шеи, маленьких пухлых рук, мягких плеч, казалось слишком изнеженным для мужчины.

(И. Гончаров)

 

Упражнение 6. Напишите текст под диктовку и сверьте написанное с напечатанным.

Вместе со всеми москвичами я радуюсь, когда вижу восстанавливаемые на наших глазах архитектурные ценности столицы, Досадую об ошибках, допущенных в прошлом и уже, к сожалению, неисправимых, скрепя сердце пытаюсь смириться с неизбежными потерями. Вот старые москвичи очень жалеют зелень, что некогда украшала Садовое кольцо. Эту благодать, окружавшую большой центр города, я не успел увидеть, но как эти сады, наверное, были хороши в цвету и осенью, как они были хороши всегда!

И уже непременно старые москвичи, в том числе и самые убежденные атеисты, при разговоре, близком нашему, с болью вспомнят о храме Христа Спасителя, снесенном без особых оснований в тридцатые годы. Конечно же, проектируемый тогда Дворец Советов можно было заложить в другом, даже лучшем месте, а грандиозное сооружение в память победы над Наполеоном, возведенное на средства, собранные в народе по подписке, все же надо было бы сохранить для потомков, приспособив его, если на то пошло, под планетарий, атеистический или исторический музей или просто оставить как памятник архитектуры и культуры, что сделано с ленинградским Исаакиевским собором.

Истины ради следует добавить, что современники отнюдь не были в восторге от архитектуры храма Христа Спасителя. Николай I, как известно, не отличался особым художественным вкусом и утвердил проект академика А.К. Тона, которому недостало таланта выполнить главное условие - воплотить в этом сооружении древнерусский архитектурный стиль. В дореволюционном путеводителе по Москве писалось: «Холодом веет от высоких, преднамененно гладких стен. Бедность замысла не скрашивается барельефами, опоясывающими здание...».

И все-таки жаль этого памятника! В нем были прекрасные малахитовые колоннады, великолепные иконостасы, гигантские барельефы итальянского мрамора украшали стенные ниши. Жаль, что ни говори!

(В. Чивилихин)

 

Упражнение 7. Напишите текст под диктовку и сверьте написанное с напечатанным.

На другой же день приступила она к исполнению своего плана. Лиза примерила обнову и призналась перед зеркалом, что никогда еще так мила самой себе не казалась. Она повторила свою роль, на ходу низко кланялась и несколько раз потом качала головою, наподобие глиняных котов, говорила на крестьянском наречии, смеялась, закрываясь рукавом, и заслужила одобрение Насти. Одно затрудняло ее: она попробовала было пройти по двору босая, но дерн колол ее ноги, а песок и камушки показались ей нестерпимы. Настя и тут ей помогла: она сняла мерку с Лизиной ноги, сбегала в поле к Трофиму-пастуху и заказала ему пару лаптей по той мерке. На другой день, ни свет ни заря, Лиза уже проснулась. Весь дом еще спал. Настя за воротами ожидала пастуха. Заиграл рожок, и деревенское стадо потянулось мимо барского двора. Трофим, проходя перед Настей, отдал ей маленькие пестрые лапти и получил от нее полтину в награждение. Лиза тихонько нарядилась крестьянкою, шепотом дала Насте свои наставления касательно мисс Жаксон, вышла на заднее крыльцо и через огород побежала в поле.

Заря сияла на востоке, и золотые ряды облаков, казалось, ожидали солнце, как царедворцы ожидают государя; ясное небо, утренняя свежесть, роса, ветерок и пение птичек наполняли сердце Лизы младенческой веселостью; боясь какой-нибудь знакомой встречи, она, казалось, не шла, а летела. Приближаясь к роще, стоящей на рубеже отцовского владения, Лиза пошла тише. Здесь она должна была ожидать Алексея. Сердце ее билось сильнее, само не зная почему; но боязнь, сопровождающая молодые наши проказы, составляет и главную их прелесть. Лиза вошла в сумрак рощи. Глухой, перекатный шум ее приветствовал девушку. Веселость ее притихла. Мало-помалу предалась она сладкой мечтательности.

(А. Пушкин)

 

Упражнение 8. Напишите текст под диктовку и сверьте написанное с напечатанным.

Тьма, пришедшая со Средиземного моря, накрыла ненавидимый прокуратором город. Исчезли висячие мосты, соединяющие храм со страшной Антониевой башней, опустилась с неба бездна и залила крылатых богов над гипподромом, Хасмонейский дворец с бойницами, базары, караван-сараи, переулки, пруды... Пропал Ершалаим - великий город, как будто не существовал на свете. Все пожрала тьма, напугавшая все живое в Ершалаиме и его окрестностях. Странную тучу принесло со стороны моря к концу дня, четырнадцатого дня весеннего месяца нисана.

Она уже навалилась своим брюхом на Лысый Череп, где палачи поспешно кололи казнимых, она навалилась на храм в Ершалаиме, сползла дымными потоками с холма его и залила Нижний Город. Она вливалась в окошки и гнала с кривых улиц людей в дома. Она не спешила отдавать свою влагу и отдавала только свет. Лишь только дымное черное варево распарывал огонь, из кромешной тьмы взлетала вверх великая глыба храма со сверкающим чешуйчатым покровом. Но он угасал во мгновение, я храм погружался в темную бездну. Несколько раз он выскакивал из нее и опять проваливался, и каждый раз этот провал сопровождался грохотом катастрофы.

Другие трепетные мерцания вызывали из бездны противостоящий храму на западном холме дворец Ирода Великого, и страшные безглавые золотые статуи взлетали к черному небу, простирая к нему руки. Но опять прятался небесный огонь, и тяжелые удары грома загоняли золотых идолов во тьму.

Ливень хлынул неожиданно, и тогда гроза перешла в ураган. В том самом месте, где около полудня, близ мраморной скамьи в саду, беседовали прокуратор и первосвященник, с ударом, похожим на пушечный, как трость, переломило кипарис. Вместе с водяной пылью и градом на балкон под колонны несло сорванные розы, листья магнолий, маленькие сучья и песок. Ураган терзал сад.

(М. Булгаков)

© Центр дистанционного образования МГУП