Московский государственный университет печати

Сафьянов В. И.


         

Этика общения

Учебное пособие


Сафьянов В. И.
Этика общения
Начало
Печатный оригинал
Об электронном издании
Оглавление
•  

Введение

•  

Раздел 1. Общение и этика общения.

•  

Тема 1. Проблемы общения в истории этики и философии.

•  

Тема 2. О понятии «общение».

•  

Тема 3. Структура и функции общения

•  

Тема 4. Классификации видов общения

•  

Тема 5. Этика общения и культура общения

•  

Тема 6. Ценности общения

•  

Тема 7. «Человеческие» измерения общения

•  

Тема 8. Этическое содержание «техники общения».

•  

Тема 9. Целостное единство общения

•  

Раздел 2. Конфликты в общении

•  

Тема 10. О понятии «конфликт в общении».

•  

Тема 11. Причины и виды межличностных конфликтов

•  

Тема 12. Этические и психологические принципы предупреждения конфликтов в общении.

•  

Тема 13. Морально-психологический аспект «техники» предупреждения конфликтов в общении

•  

Тема 14. Выбор способов и средств разрешения конфликтов в общении.

•  

Тема 15. Нравственно-психологические основы «техники разрешения конфликтов»

•  

Список литературы

Указатели
132  именной указатель
55  предметный указатель
58  указатель иллюстраций

Раздел 1. Общение и этика общения.

Тема 1. Проблемы общения в истории этики и философии.

Проблемы природы, сущности, роли общения в жизни человека рассматривались уже в рамках историко-философского знания. Поэтому обращение к философско-этическому опыту может способствовать пониманию процесса становления понятия «общение» и его содержания.

В этике как «практической философии» важное место всегда занимали вопросы межличностных отношений, моральных аспектов человеческого поведения. Темы общения во все времена носили большой личностный смысл, всегда волновали философов и пусть даже имплицитно (неявно), но занимали их внимание: позиции и подходы в решении проблем общения определялись как системой философских взглядов, так и личностными «вкусами» этих мыслителей. Рассмотрение общения на понятийном уровне было связано с историческими и социокультурными факторами.

Феномен общения существовал в человеческом обществе всегда, однако самого понятия и термина «общение» в том понимании, о котором мы говорим сейчас еще, строго говоря, не было. Хотя, разумеется, межличностные отношения были предметом как философских размышлений, так и народного фольклора. Отношения любви и дружбы занимали одно из центральных мест в философско-этической проблематике. Весьма активно рассматривались вопросы, связанные с нормами и правилами поведения человека в обществе. Так как тема исторического анализа истоков и эволюции понятия «общение» - тема достаточно специальная как для историков, так и для философов и филологов, тем не менее хотелось все-таки хотя бы очень кратко (не пытаясь объять необъятное) представить наиболее знаменательные события истории формирования понятия «общение».

В древнекитайской философии рассматриваются проблемы моральных ценностей и добродетелей: долга, любви, почтительности, справедливости, благородства и человеколюбия. Добродетель почтительности, как известно, занимает особое место в древнекитайских философских трактатах, особое внимание уделяется проблемам соблюдения различных ритуалов поведения, связанных с высшими законами. Обращение к ритуалу как к средству регуляции межличностных и даже социальных отношений имело противоречивые последствия; с одной стороны, ритуал по существу нивелировал проблему морального выбора человеком способов и средств своего поведения, включая даже сферу интимного поведения, с другой - ритуал играл положительную роль в плане регуляции межличностных отношений и предупреждения конфликтов. Можно сказать, что вместо моральных проблем общения ставились и решались религиозные и правовые проблемы межличностных отношений. Схожая ситуация сложилась и в моральной философии Древней Индии, где проблемы общения рассматривались исключительно в рамках религиозного мировоззрения и сводились к философско-религиозному осознанию Брахмана и Атмана.

Проблемы этики общения в странах христианского мира самым непосредственным образом связаны с христианской этикой и моралью: сфера общения также не выделяется из общей системы отношения человека к миру и к другому человеку. Гусейнов А.А.А.А. Гусейнов утверждает: «Христианско-европейская этика есть этика абстрактных принципов, основоположений; она не говорит, что и как делать, не предписывает поступков, а ограничивается указанием пути. Она рефлексивна, в теоретической области ее усилия сосредоточены на более адекватной формулировке морального закона, в практической - на чистоте мотивов.» (ссылка на источники литературы С. 154). Можно констатировать, что христианская мораль общения основана на библейских моральных ценностях, на «десяти заповедях», на принципах любви и терпения, которые, собственно, и составляют ее основное содержание и сущность.

Мусульманская этика общения также всецело покоится на мусульманской морали в целом, однако здесь можно наблюдать своеобразный акцент на регламентацию «техники общения». В отличии от христианской, мусульманская этика «есть этика конкретных норм. Она сугубо практична, интересуется не общими основаниями поведения, а его предметным содержанием. Ее основная проблема - как и что делать, не вообще, а вполне конкретно, в каждой сфере жизни, каждый день.» (ссылка на источники литературыС. 155).

Можно отметить, что в религиозных системах проблемы общения как самостоятельные все-таки не ставились, да в целом и не могли ставится, ибо их решение заранее предопределялось абсолютными ценностными ориентациями и культовыми нормами. А так как господство религиозной идеологии и религиозного культа было непререкаемым, то проблемы морали общения на теоретическом уровне как самостоятельные даже не ставились. Такое положение господствовало в течение многих столетий: именно этим можно было бы объяснить отсутствие теоретического интереса и специальных работ в области проблем общения. Конечно же, в рамках философского знания и обыденных представлений, народного фольклора и художественных произведений вопросы, связанные с общением, не могли не затрагиваться. Этот стихийный опыт в сфере этики поведения, этикета послужит впоследствии богатой эмпирической базой для создания определенных теоретических представлений и даже концепций.

В античной этике проблемы общения в основном отражаются в виде определенных неконцептуальных представлений, тесно вплетенных в общефилософские системы взглядов их создателей. Так ДемокритДемокрит понимает философию как своего рода искусство общения, искусство жизни, которое состоит в том, чтобы хорошо мыслить, говорить, поступать. Общение у СократСократа понимается как равноправный диалог, взаимный разговор, беседа. Установка ПлатонПлатона о подчинении индивидуального государственному служит основой для понимания общения как некоего ритуализированного процесса, в котором призваны быть реализованы, в первую очередь, государственные потребности и интересы. В диалогах Платона можно найти необычайно важный и интересный материал по практике и технике речевого общения. Продолжая сократовскую традицию, Платон оценивает общение как благо: оно помогает познать себя и других, познать истину.

У АристотельАристотеля впервые уже целенаправленно употребляется сам термин «общение» (homilia). Уже в «Никомаховой этике» употребляется понятие «общение»: «удовольствия и страдания, которые бывают при общении» (ссылка на источники литературыт. 4, с. 138), «...существует известная пристойность в общении: что и как следует говорить и соответственно выслушивать.» (ссылка на источники литературыт. 4, с. 141). Именно Аристотель впервые пытается обосновать самоценность человеческого общения. Добродетелью «золотой середины» в общении выступает дружелюбие. В отличие от дружбы, считает Аристотель, в нем (дружелюбии) нет страсти и привязанности к тому, с кем общаешься. В общении одинаково нежелательны угодники и вздорные. Но какова должна быть «золотая середина», каков должен быть добродетельный человек в общении Аристотель не говорит: он остается безымянным. (ссылка на источники литературыт. 4, с. 139).

Аристотель отмечает важное место общения в дружеских отношениях. Дружба «ради пользы» меньше других, считает мыслитель, «нуждается в соответствующем общении» (ссылка на источники литературыт. 4, с. 222), но удовольствие от общения присуще всем видам дружбы: «ведь именно (наслаждение общением), кажется, главный признак дружбы и создает ее в первую очередь.» (ссылка на источники литературыт. 4, с. 227). Общение творит дружбу, но не у всех, а лишь у добрых: «дружба добрых возрастает от общения» (ссылка на источники литературыт. 4, с. 266). Аристотель понимает общение не только как признак дружбы, в целом оно признается им благом, к которому надо стремится. Сама потребность в общении является, по Аристотелю, основой для возникновения искусства, культуры, языка. Но, к сожалению, такая позиция Аристотеля не была общепринятой в античной этике. У представителей, например, стоицизма отношение к общению было диаметрально противоположным, так как, по их воззрениям, через общение «осуществляется дурное влияние», поэтому оно объявлялось злом, которого нужно всеми способами избегать.

Вместе с тем, хотелось бы отметить это особо, по существу любой мыслитель, философ, моралист в той или иной степени затрагивал в своих работах проблемы общения хотя бы неявно, опосредованно, или «между прочим», однако самого понятия общения в его лексиконе могло бы и не быть, и на концептуальном уровне он его мог и не затрагивать. Таких мыслителей, которые писали о проблемах общения, но не использовали этот термин, было немало и они, наверное, подобно известному литературному герою, который был очень удивлен, когда узнал, что всю жизнь говорил прозою, тоже были бы удивлены, что пишут об общении. Просто понятия такого в явном виде еще не сформировалось, и использовались такие родственные слова как «поведение», «связи», «беседа», «разговор» и т.п.

Продолжая краткий обзор формирования понятия «общение», целесообразно отметить, что многие идеи относительно вопросов общения в истории этики повторялись неоднократно. Так эпоха Возрождения, ознаменовала, прежде всего, ренессанс античных идеалов и, в частности, ценностей светского общения (вместо религиозно-средневекового). У Монтень М.М. Монтеня эти трансформации и переоценки ценностей выразились весьма очевидно и наглядно. В своих «Опытах» он посвящает общению целую главу под названием «О трех видах общения», где порой несколько эклектично обобщает предшествующий ему опыт в сфере постижения сущности общения (прежде всего, речь идет об опыте античности). Сделал он это максимально просто и популярно, хотя отнюдь не бесспорно. Словом, Монтень выделял три вида общения: дружеское общение, общение с женщинами (или любовное общение) и общение с книгами. «Общение первого вида, - пишет он, - до того редко, что не может спасти от скуки: что же касается общения с женщинами, то оно с годами сходит на нет; таким образом, ни то, ни другое не смогло полностью удовлетворить потребности моей жизни. Общение с книгами - третье по счету - гораздо устойчивее и вполне в нашей власти. Оно уступает двум первым видам общения в ряде других преимуществ, но за него говорит его постоянство и легкость, с которой его можно поддерживать.» (ссылка на источники литературыкнига 3, с. 40). Дружеское общение и общение с женщинами, утверждает Монтень, зависят от воли других, случая и поэтому человек не может на них полагаться. А общение с книгами (которое, на наш взгляд, есть в сущности модифицированная форма общения не только с ее автором, а, прежде всего, с самим собой), только и может приносить постоянное духовное удовлетворение. В этой связи Монтень М.Монтень продолжает: «Книги сопровождают меня на протяжении всего моего жизненного пути, и я общаюсь с ними всегда и везде. Они утешают меня в мои старые годы и в моем уединенном существовании. Они снимают с меня бремя докучной праздности и в любой час дают мне возможность избавится от неприятного общества. Они смягчают приступы физической боли, если она не достигает крайних пределов и не подчиняет себе все остальное.» (ссылка на источники литературыкн. 3, с. 40).

Новое Время открыло основы, если можно так сказать, функционального понимания общения. Юм Д.Д. Юм включает общение в процесс труда, так как, по его мнению, трудовая деятельность самым непосредственным образом связана с общением. Д. Юм доказывает, что сущность человека состоит из разумности, деятельности и способности к общению (ссылка на источники литературыт. 2, с. 11-15). Руссо Ж.Ж.Ж.Ж. Руссо отмечал, что общительность есть природное свойство человека. Локк Дж.Дж. Локк исследует воспитательную функцию общения: «общение с людьми, - пишет он, - может в значительной степени исцелить молодого человека от его недостатков и, в частности, от неуверенности в себе, застенчивости.» (ссылка на источники литературыт.3, с. 460, 461). В своей работе «Опыт о человеческом разумении» Дж. Локк особо отмечает огромную роль общения в человеческой жизни и исследует вопросы познания людьми друг друга в процессе общения, раскрывает роль языка как средства общения. Локк указал на нравственное содержание общения, обратил внимание на то, что лишение человека возможности общаться является бременем «слишком тяжелым для человеческого терпения» (ссылка на источники литературыт. 3, с. 276, 403).

Еще ранее Гобс Т.Т. Гоббс расширяет сферу использования понятия «общение»: он рассуждает об общении Бога с первосвященниками, об общении апостолов (ссылка на источники литературыт. 2, с. 331, 404). Общение в обществе не является, по Гоббсу, естественным состоянием, оно формируется под влиянием общественного договора. Несомненный интерес представляют лингвистические исследования Гоббсом языка как средства общения людей. В концепции разумного эгоизма Спиноза Б.Б. Спинозы общение как «противоречивый процесс притяжения и отталкивания» выступает как средство достижения пользы: «...для человека нет ничего полезнее человека; люди, говорю я, не могут желать для сохранения своего существования ничего лучшего, как того, чтобы все, таким образом, во всем согласовывались друг с другом, чтобы души и тела всех составляли как бы одну душу и одно тело, чтобы все вместе, насколько это возможно, стремились сохранить свое существование и все вместе искали бы общеполезного для всех.» (ссылка на источники литературыт. 1, с. 538). Принципы разумного эгоизма уже утверждают необходимость общения с окружающими и, более того, Спиноза провозглашает тезис - «человек человеку бог» (ссылка на источники литературыт. 1, с. 549). Однако, люди, к сожалению, не живут согласно этой норме и, наоборот, они большей частью «бывают ненавистны и тягостны друг другу» (там же). Люди, констатирует Спиноза, недопонимают, что от общего сожития людей возникает гораздо больше удобств, чем вреда» (там же). Гольбах П.П. Гольбах, подобно Аристотелю, рассматривает дружбу как форму общения, которая характеризуется доверием, взаимопомощью, верностью, снисходительностью, мягкостью.

Даже такое беглое обращение к рассмотрению вопросов, связанных с общением, свидетельствует о том, что в Новое время вопросы природы и сущности общения, его роли в жизни человека получают свое дальнейшее развитие. Очевидно, что на постановку и решение этих вопросов подспудно оказали огромное влияние общефилософские позиции их авторов и, в частности, идейные основы концепции разумного эгоизма и теории общественного договора, но, в целом, можно отметить, что именно в этот период были заложены предпосылки теоретического подхода к изучению проблем общения и что вопросы такого рода в истории философии и этики в таком виде ранее вообще не ставились.

Дальнейшее развитие философско-этических интерпретаций проблем общения осуществлялось в рамках немецкой классической философии. У Канта можно встретить использование понятия «общение» и «общительность» в их собственном, естественном значении, как характеристики «межчеловеческих» отношений. Заслуга Кант И.Канта и ГегельГегеля заключается в том, что они разработали основополагающие предпосылки для серьезного теоретического анализа понятия «общение». Это связано, прежде всего, с разработкой философских и этических аспектов проблемы человека, субъект-субъектных и субъект-объектных отношений, проблем духовности, бытия человека в обществе и многих других.

Важный вклад в решение проблем общения внес Фейербах Л.Л. Фейербах, которого можно, на наш взгляд, считать родоначальником этики общения. Именно он впервые переориентировал (вернее не стал ограничивать) свои философские интересы с исследований высоких абстракций и абсолютов на конкретные проблемы межличностных отношений. В этике Фейербаха проблемы общения занимают особое место и, более того, можно сказать, что вся его философская система тесно связана с категорией «общение». Развивая идеи о роли общения в формировании бытия человека в целом, в утверждении его самосознания, Фейербах утверждает, что «Человеческая сущность налицо только в общении, в единстве человека с человеком, в единстве, опирающемся лишь на реальность различия между Я и Ты.» (ссылка на источники литературыт. 1, с. 203).

Конечно, абсолютизация роли того или иного фактора в развитии человека или общества, как показывает опыт истории философии и этики, не может привести к их истинному пониманию. К сожалению, Фейербах не смог преодолеть подобную абсолютизацию: он начинает придавать общению универсальный, религиозный смысл. «Уединенность есть конечность и ограниченность, общение есть свобода и бесконечность. Человек для себя является человеком в обычном смысле: человек в общении с человеком, единство Я и Ты есть бог.» (ссылка на источники литературыт. 1, с.203). У Фейербаха это утверждение об огромной роли человеческого общения в бытии человека становится концептуальным. Однако, Фейербах рассматривает единство Я и Ты как некое сообщество, основанное на врожденной природной общности, то есть как человеческое качество, как потребность быть в единстве с другим, но не рассматривает сам процесс общения в динамике и всесторонне. На самом деле, диалог Я и Ты имеет не только природную детерминацию, но и культурную, ценностную, социальную. Тем не мене, нельзя, наверное, считать, что единство Я и Ты у Фейербаха лишено развития, так как он прямо указывает, что «Истинная диалектика не есть монолог одинокого мыслителя с самим собой, это диалог между Я и Ты.» (ссылка на источники литературыт. 1, с. 203). Силой этого единства Я и Ты, по Фейербаху, является любовь: человеческое общение основано на объединяющей Я и Ты любви. Утверждение огромной роли любви в общении является основой этики общения Фейербаха.

Проблемы общения рассматриваются в работах большинства отечественных (в первую очередь, Бердяев Н.А.Н.А. Бердяева и Франк С.Л.С.Л. Франка) философов. Это и специальные работы, и глубокие психологические наблюдения, и «морализирование в письмах и дневниках», и публицистические размышления о человеческих ценностях, качествах, нормах человеческого поведения и общения. Известно, что не стоит пытаться объять необъятное, а, в данном случае (учитывая объем учебного пособия) проанализировать весь опыт разработки проблем общения в отечественной философии и этике. В данном случае можно лишь ограничится резюмированием той огромной роли представителей русской философии и этики в сфере понимания духовных, нравственных аспектов феномена общения (подробнее о понимании общения в русской этике см. в работе: Сафьянов В.И. Этика общения: проблема разрешения конфликтов. М., 1997, с. 16 - 17).

Значительное место в познании теоретических проблем общения принадлежит выдающимся зарубежным мыслителям конца Х1Х - ХХ веков ( прежде всего, Ницше Ф.Ф. Ницше и Шопенгауэр А.А. Шопенгауэр). ХХ век в философии характеризуется поворотом от «философии сознания» к «философии коммуникации» (40 - 3). Этот поворот связан, в частности, с разработкой учения об интерсубъективности Гуссерль Э.Э. Гуссерля, «феноменологии симпатии» Шелер М.М. Шелера, «диалогике» Бубер М.М. Бубера, «экзистенциальной коммуникации» Ясперс К.К. Ясперса, учении о «встрече» Больнова О.О. Больнова, «дискурсе» Хабермаса Ю.Ю. Хабермаса. (подробно об этом в работе: Сафьянов В.И. Этика общения: проблема разрешения конфликтов. М., 1997, с. 17 - 20).

Проблемы общения - это, можно смело сказать, вечно актуальные проблемы, они во все времена, и особенно сегодня, привлекали и привлекают внимание философов, психологов, этиков: это отражается, прежде всего, в росте количества современных философско-этических концепций и публикаций по вопросам общения. Подобное положение, несомненно, отражает реальные процессы в общественном и индивидуальном сознании. Однако проблемы общения рождаются и существуют порой лишь на понятийном уровне, ибо понятие «общение» настоятельно требует адекватного определения, поэтому следующий раздел и будет посвящен определению основополагающего понятия - понятию «общение»Схема. Аспекты общения.

Тема 2. О понятии «общение».

Прежде, чем приступать к рассмотрению проблем этики общения и этики межличностного конфликта, необходимо, конечно же, проанализировать основополагающее для них понятие «общение»Рис. 2. Именно оно все чаще становится «камнем преткновения» и эпицентром поисков в философии, психологии, социологии, кибернетике, этике, логике, медицине, этнографии, семиотике, культурологии: проблемы общения изучаются в рамках, по крайней мере, более двадцати гуманитарных, социальных, естественных и даже технических дисциплинРис. 2.

Проблемы общения всегда были актуальны, но именно сегодня они все чаще становятся специальным предметом гуманитарных и, в том числе, философских исследований. Классическая «философия сознания» порой трансформируется, как уже было отмечено выше, в «философию коммуникации», проблемы общения начинают определять и горизонты этических исследований: назрела необходимость становления и изучения особого раздела этики - этики общения.

Такое внимание к проблемам общения совершенно не случайно: общение пронизывает по существу все стороны жизни общества и человека, оно начинает осознаваться и как ценность, и как «белое пятно» многих гуманитарных наук. Все чаще проявляется осознание того факта, что «частная» проблема общения приобретает все большую значимость в современном мире и от плодотворности ее решения в теории и на практике во многом зависит решение многих и многих жизненно важных человеческих проблем и даже отчасти будущее культуры и цивилиции.

Самое простое с виду нередко оказывается на самом деле самым сложным по существу. Это утверждение можно в полной мере отнести и к феномену общения. Так, когда общение становится специальным предметом научных исследований, то обнаруживается, что оно представляет собой необычайно сложный объект исследования, и, в первую очередь, наверное, потому, что общение чрезвычайно сложно поддается понятийному анализу. Феномены общения представляет собой по своему содержанию сложный синтез или, лучше сказать, симбиоз искусства, знания, морали. Именно в общении, как в фокусе, как в капле воды отражены основные характеристики человеческого бытия.

Поэтому-то общение, наверное, выступает объектом изучения по существу всех гуманитарных дисциплин и имеет непреходящий личностный смысл для каждого человека. Однако, при этом, как это ни парадоксально, в обыденных представлениях и в научных дефинициях общения немало неясного, непонятного, противоречивого. А, прежде чем рассуждать о чем то, как учил Декарт Р.Р. Декарт, нужно «условиться в терминах».

Определить понятие « общение», наверное, еще сложнее, чем понятия «человек», «культура», «свобода», «любовь», «счастье». Хотя понятие «общение» становится все более употребимым как в научном, так и в бытовом лексиконе, однако, как это ни странно, ни в словаре Даля, ни в словаре Брокгауза и Эфрона нет специальной статьи «общение». Лишь в Большой Советской энциклопедии можно найти статью «Общение животных»! Можно сказать, что проблема определения общения тем не менее оставалась всегда актуальной, а во второй половине ХХ века эта проблема еще более актуализируется и появляются десятки определений понятия «общения». Проблема определения общения существенно трансформируется: какое определение выбрать из этого огромного многообразия, какое из них наиболее адекватно отражает феномен общения?

В каждой дисциплине, изучающей общение, есть конечно, при этом свои особенности. И в философии, и в этике, в психологии и социологии, кибернетике и этологии, в медицине и информатике складывается, разумеется, своя система понимания феномена общения. Каждая из этих дисциплин изучает соответствующие своим задачам определенные аспекты общения, поэтому, естественно, что и понятия общения в них различны, да и в каждой из этих дисциплин также нет порой единства и согласия, что является, видимо, отражением «борьбы» различных научных школ и направлений. С одной стороны, все это, конечно, способствует в целом углублению наших знаний об общении, но, с другой - ведет к появлению тенденции, связанной с расширением (порой совершенно неоправданным) объема понятия «общение». Подобное расширение, как известно, может вести к выхолащиванию содержания этого понятия: такой участи, не удалось избежать и многим дефинициям общения (о них речь пойдет ниже). Результатом этого является так называемая «размытость» понятия как в теоретическом, так и в обыденном сознании. В данном случае не помогает и обращение к интуиции как к некоей последней надежде и опоре в поиске наиболее адекватного понятия. Поэтому с определенной степенью вероятности, можно смело утверждать, что рост популярности проблем общения имеет и другую сторону; он оборачивается ростом ее запутанности, а значимость и увлекательность ее порой трансформируется в совершенно необоснованные употребления и интерпретации (о чем речь пойдет ниже).

Подобное положение, связанное с ростом количества определений понятия «общение», разумеется, нельзя драматизировать, а, наоборот, нужно проанализировать его причины и увидеть в нем «рациональное зерно». Существующее многообразие (по существу в каждой работе по проблемам общения дается свое определение) дефиниций общения в целом можно приветствовать, так как оно свидетельствует о выраженном стремлении постижения сущности общения и углублении знаний о нем. Среди этого многообразия определений, даже перечислить которые не представляется здесь возможным, содержатся и те, которые не лишены здравого смысла, разумных оснований, и предоставляют возможность дальнейшего поиска наиболее, если можно так выразится, теоретически респектабельного пакета определений общения. При этом важно сразу подчеркнуть, что ни одно из существующих определений не может дать исчерпывающего представления о понятии общения, однако многие из них несут в себе те смысловые оттенки, которые могут помочь выработать рабочее определение общения.

Прежде, чем приступить к рассмотрению основных подходов, точек зрения, позиций и мнений по поводу определения понятия, целесообразно обратиться к Этимология термина «общение»этимологии самого термина «общение», который имеет один корень со словами «общность», «общее». Разумеется, нельзя не заметить, что этот корень достаточно лапидарно, но, к сожалению, недостаточно глубоко, отражает суть понятия общения. В процессе общения между людьми, действительно, складывается некая общность (в первую очередь, на базе совпадения ценностей, интересов, задач, целей), некий единый пространственный и духовный континуум. Без этого, пусть даже часто неявного, неосознанного единства, нет общения в собственном смысле слова. В том случае, если между субъектами не сложилась определенная общность, то такой тип взаимосвязи вряд ли правомерно охарактеризовать как общение; данный феномен может быть описан другими понятиями, выражающими различные формы и виды взаимосвязей, взаимодействий, взаимоотношений и оперировать понятием общения в данном случае нет необходимости. Однако, существование определенной общности (пусть даже основанной на основе принципа разумного эгоизма) в общении является необходимым, но совершенно недостаточным признаком для понимания всего комплекса наиболее репрезентативных (представительных) аспектов, свойств, характеристик понятия «общение».

Для того, чтобы более обстоятельно рассмотреть вопрос о понятии «общение», необходимо, на наш взгляд, проанализировать его вначале в рамках философских категорий. Подробному рассмотрению эволюции понятия общения в рамках историко-философского рассмотрения был посвящен специальный параграф, а в данный момент хотелось бы представить анализ формирования понимания общения в современной отечественной философской и психологической литературе.

С 60-70-х годов двадцатого столетия понятие «общение» становится у нас специальным предметом философского анализа, хотя традиционно проблемами общения продолжали заниматься в основном психологи. Ими был собран огромный эмпирический материал по теме общения и он требовал всестороннего философского осмысления и, разумеется, определения понятия общения. Весьма важно в этой связи отметить исследование Буева Л.П.Л.П. Буевой «Человек: деятельность и общение». Это была по существу первая попытка систематизированного рассмотрения философско-теоретических основ общения. Общение определялось как «индивидуализированная форма реализации общественных отношений», как «непосредственно наблюдаемая и переживаемая реальность и конкретизация общественных отношений, их персонификация, личностная форма.» (ссылка на источники литературыС. 116). В данном случае это понятие общения характеризует его, прежде всего, как индивидуализированный, персонифицированный, личностный феномен. Такое понимание общения в целом доминировало и в философских и в психологических науках, хотя, акценты делались самые разнообразные: от малосущественных нюансов до попыток «привязать» эту категорию к «задачам марксистско-ленинской философско-социологической теории» .

Задачи и рамки данной работы не предполагают подробное рассмотрение всех точек зрения в их авторской динамике, однако, на рассмотрении основных позиций хотелось бы остановится все-таки специально. Дискуссии о содержании и сущности понятия «общение» носили и носят весьма активный, порой бескомпромиссный характер. Наиболее наглядно и определенно их результаты, как правило, отражались в определениях, даваемых в различных словарях и энциклопедиях. Так в «Философском словаре» 1991 года издания общение определяется как «специфический для субъектов способ взаимных отношений, способ бытия человека во взаимосвязях с другими людьми.». В словаре по этике «общение» определяется как «одна из форм человеческого взаимодействия, благодаря которой «индивиды как физически, так и духовно творят друг друга.» (ссылка на источники литературыт.3, с. 36)» (ссылка на источники литературыС. 225). В словаре по психологии отмечается, что «общение - сложный, многоплановый процесс установления и развития контактов между людьми, порождаемый потребностями в совместной деятельности и включающий в себя обмен информацией, выработку единой стратегии взаимодействия, восприятие и понимание другого человека» и что общение - это «осуществляемое знаковыми средствами взаимодействие субъектов, вызванное потребностями совместной деятельности и направленное на значимое изменение в состоянии, поведении и личностно-смысловых образованиях партнера.» (ссылка на источники литературыС. 494) В «Философском энциклопедическом словаре» отмечается: «Общение, процесс взаимосвязи и взаимодействия общественных субъектов (классов, групп, личностей), в котором происходит обмен деятельностью, информацией, опытом, способностями, умениями и навыками, а также результатами деятельности; одно из необходимых и всеобщих условий формирования и развития общества и личности.» (ссылка на источники литературыС. 433). Встав на этот путь определения общения и следуя его логике можно было бы также говорить и об «общении государств», «общении цивилизаций» , «общении галактик» и т.д. При таком подходе наряду со словосочетаниями «международные отношения», «международное сотрудничество», «международный обмен» вполне возможно было бы употреблять такие как: «общение государств», «общение общественных организаций», «общение правительств» и т.п. На наш взгляд, подмена понятий «движение», «развитие», «отношение», «связь», «взаимодействие», «взаимосвязь», «взаимоотношение» понятием «общение», несомненно, ведет к расширению понятия «общение», противореча его истинному смыслу, который связан, в первую очередь, с тем, что общение связано с интерперсональными (межличностными) отношениями. Просто указание на межсубъектный характер общения не может быть достаточным, так как понятие субъекта может быть связано по существу с любым социальным образованием (и опять же в таком случае можно придти к «общению государств»). Поэтому говоря о межсубъектном характере общения важно признавать его межличностный характер и подразумевать в данном случае под субъектом человека, личность, а не какие бы то ни было коллективные субъекты.

В истории философии уже случались метаморфозы с самыми различными понятиями, поэтому «подмены» подлинного смысла понятия «общение» и его непомерное расширение, конечно же, не следует драматизировать. Время и жизнь расставляют все по своим местам: между многими понятиями этики и философии можно найти много общего, много внешних аналогий, но они, однако, не могут служить основой для установления их полного тождества. Известно, что попытка Эмпедокла чрезмерно расширить понятия «дружба» и «вражда», сделать их универсальными и заменить ими ряд других не смогла перевернуть традиционные представления о дружбе. Не исключена возможность того, что подобные попытки представляют собой особого рода лингвистические феномены и данные замены имеют особый смысл. Однако это, на наш взгляд, не умоляет философских и логических несовершенств подобных «отождествлений».

Попытки категорично одностороннего «расширительного» подхода к понятию «общение» не носили, однако, всеобщего характера. Общение продолжает рассматриваться и как межличностный феномен. Так Б.Д. Парыгин отмечал, что «Есть основания рассматривать общение как сложный и многогранный процесс, который может выступить в одно и тоже время как процесс взаимодействия индивидов и как информационный процесс, и как отношение людей друг к другу, и как процесс их взаимовлияния друг на друга, и как процесс их сопереживания и взаимного понимания друг друга.» (ссылка на источники литературыС. 178). Действительно, абсолютизировать одну из сторон, граней общения, строго говоря, теоретически ошибочно, так как для того, чтобы изучить какое-либо явление нужно рассмотреть все его основные стороны, грани, особенности, а уже потом, рассмотрев все их взаимосвязи и отношения, строить целостную его модель. Для создания теоретической модели общения необходимо, в свою очередь, рассмотреть основные параметры общения и дать развернутый анализ взаимосвязей с другими сопредельными понятиями и, прежде всего, с категорией бытие.

В рамках философского анализа рассматривается, как правило, взаимосвязь понятия «общение» и категории «бытие». Высказывание Бахтин М.М,М.М. Бахтина, поддерживающее мысль об бытийственной природе общения звучит весьма убедительно: «Само бытие человека... есть глубочайшее общение. Быть - значит общаться.» (ссылка на источники литературыС. 312). Точка зрения М.М. Бахтина схожа с позицией Ясперс К.К. Ясперса, утверждавшего, что общение «есть универсальное условие человеческого бытия». В утверждении Ясперса несколько иначе расставлены акценты, но в целом же оно не опровергает (да и вряд ли это можно и нужно опровергать) значимость такой фундаментальной характеристики человека как общение.

Эту мысль продолжает Ильяева И.А.И.А. Ильяева; общение, по ее мнению, является «способом бытия человеческой сущности», «способом бытия культуры», общение есть «исторический способ бытия культуры и человека в культуре того или иного типа.» (ссылка на источники литературыС. 7). В понятие культуры разные авторы вкладывают, как известно, разные смыслы, но не вдаваясь в полемику по этому сложнейшему вопросу, хотелось бы в данном конкретном случае лишь уточнить и дополнить данную позицию утверждением того, что общение является лишь одним из способов существования культуры.

Данная точка зрения связана с пониманием общения как онтологической характеристики именно человека, а не общества, не природы. Действительно, человек живет среди людей, в общении, и если он вынужден остаться один, то общение с людьми у него трансформируется в другие, превращенные формы самообщения. Так общение с природой и есть, на наш взгляд, общение с самим собой посредством обращения к природе. Конечно же, подобные суждения звучат весьма необычно и требуют обоснования. На наш взгляд, общение с природой не может быть диалогом в собственном смысле этого слова: обратная связь в таком диалоге репродуцируется субъективностью состояния самого человека.

К важнейшим отличиям общения от других родственных понятий можно отнести такую важнейшую характеристику как Диалоговостьдиалоговость (полилог имеет также диалоговую природу и содержание!): при определении сути понятия общения важно подчеркнуть, что понятие общения характеризует межличностный (или внутриличностный при самообщении) диалог. Диалог представляет собой, во-первых, определенную общность (или в сфере ценностей, или в сфере потребностей, интересов, целей, задач и т.д.), во-вторых, диалог предполагает обязательное наличие «обратной связи» и, в-третьих, диалог носит языковой (знаковый) характер. Поэтому только общность человека, например, с природой еще не дает основания утверждать, что выражение «общение с природой» носит собственно диалоговый характер (равно как и «общение с внеземными цивилизациями», «общение с картиной» и т.п.)

Важное место в дискуссиях по вопросам понятия общения занимают вопросы определения субординации понятий «Общение»«общение» и «Деятельность»«деятельность». Общение есть одна из форм активности субъектов, оно включает в себя отражение многих видов человеческой деятельности. В связи с этим, с того самого момента, когда стала обсуждаться проблема общения необходимо было ответить на вопрос: является ли общение деятельностью или нет? Сразу же выявились две основные позиции по данному вопросу. Представители первой утверждают, что общение является самостоятельной характеристикой человеческого бытия. Не случайно представитель этой позиции Буева Л.П.Л.П. Буева назвала свою монографию «Человек: деятельность и общение». Сторонники другой утверждают, что общение нужно трактовать как вид деятельности (Каган М.С.Каган М.С., Сагатовский В.Н.Сагатовский В.Н. и др.).

На наш взгляд, выявление субординации понятий «общение» и «деятельность» без уточнения самого понятия «деятельность» невозможно. Если понимать деятельность только как материальную, то тогда общение, конечно же, нужно безусловно отделить от такой деятельности (при такой позиции познавательной, художественной деятельности, например, быть не может). Если признать правомерность существования духовной деятельности, то можно говорить на языке логики уже о том, что объемы понятий «общение» и «деятельность» пересекаются.

Своеобразный итог этим дискуссиям подвел М.С. Каган в работе «Мир общения», где он, в частности, пишет о том, что общение «бывает и аспектом, и типом, и видом деятельности, в зависимости от деятельности и от угла зрения на нее теоретика: одно дело, например, общение в трудовом процессе, другое - в дружеской беседе, третье - в научном диспуте. Постоянной же остается сама деятельностная природа человеческого общения, проявляющаяся в направленности действий субъекта на другой субъект.» (ссылка на источники литературыС. 134). Не останавливаясь специально на всех нюансах взаимосвязей понятий «общение» и «деятельность», хотелось бы все-таки утверждать, что пропасти между понятиями «общение» и «деятельность» нет и что деятельностная природа человеческого общения является одной из важных отличительных характеристик понятия «общение».

Выделяя фундаментальные характеристики общения особо нужно выделить его Субстанционально нравственный характер общениясубстанционально нравственный характер: любой феномен общения несет то или иное нравственное содержание. Именно общение выступает той сферой, где непосредственно реализуются нравственные ценности (или антиценности), отношения, нормы, и именно поэтому, наверное, общение определяется как «субстанция нравственности» (ссылка на источники литературы). По сути любой аспект человеческого общения связан с нравственным выбором (как с положительным, так и с отрицательным), без моральной оценки общение, действительно, невозможно себе представить.

Процесс общения регулируется, в первую очередь, нравственными ценностями, идеалами, принципами и нормами. Правовая регуляция не может охватить все тонкости, все нюансы, все многообразие, всю глубину этого загадочного «мира общения». Несомненно, общение детерминируется и регулируется не только нравственными императивами, но и психологическими, социальными, эстетическими и даже физиологическими и медицинскими факторами. Однако, как свидетельствует опыт, именно нравственные начала, в конечном счете, определяют направленность, духовную окрашенность, ценностную ориентацию всех реальных аспектов в сфере общения: невозможно представить ни одного феномена общения без «нравственной составляющей».

Общение и мораль неразрывны: общение является той сферой, где мораль становится действительностью, где пересекаются сферы должного и сущего. Именно в общении реализуются те или иные нравственные ценности; счастье в одиночестве, без общения вряд ли возможно. Нравственный фактор в общении сложно переоценить, он определяет выбор мотивов, целей, средств общения. Конечно же, подобные декларации совершенно недостаточны для обстоятельного раскрытия вопроса, но на данном этапе этот вопрос более детально рассматривать нет необходимости, так как вся настоящая работа посвящена по существу проблемам морали общения и морали конфликта, и утверждение того, что общение является формой бытия человека и способом существования его нравственности, получит специальную аргументацию в тексте работы.

На основе обобщения основных характеристик общения можно попытаться выразить основную суть этого непростого понятия. На наш взгляд, Общение, термин с объяснениемобщение - это форма бытия человека, особый способ существования морали и реализации межличностных отношений и взаимосвязей, интерперсональный диалог.

Настоящее понимание общения не включает в себя исчерпывающий набор всех его характеристик, а включает лишь наиболее существенные. Для реализации задач настоящей работы целесообразно, на наш взгляд, остановится на представленном выше определении. Важно при этом особо подчеркнуть, что феномен общения характеризуется, прежде всего, диалоговостью и интерперсональностью: каждая из этих характеристик является недостаточной, только взятые вместе они характеризуют общение.

Предложенное выше определение общения не претендует на завершенность и его, конечно же, можно еще совершенствовать: оно нуждается в целом ряде разъяснений и дополнений, но в первом приближении, как говорят математики, данное определение принимается как рабочее для дальнейшего рассмотрения феномена «общение».

Тема 3. Структура и функции общения

Даже на уровне обыденного сознания размышления об общении пестрят утверждениями, требующими конкретности и всесторонности: «смотря с кем общаешься», «зачем мне такое общение», «он совсем не умеет общаться», «ради чего общаться», «разве это общение» и т.д. Исследования проблем общения невозможны без всестороннего систематизированного анализа. Еще Ломов Б.Ф.Б.Ф. Ломов справедливо отмечал, что «общение должно изучаться как многомерный полифункциональный процесс с применением методов системного анализа.» (ссылка на источники литературыС. 11). Несомненно, феномен общения монолитен и все, что его определяет существует в неразрывном единстве, однако, в интересах теоретического анализа исследователи пытаются все-таки вычленить отдельные составляющие его элементы.

Стремление выделить и проанализировать отдельные стороны, компоненты, элементы общения особенно активно проявляется в рамках психологического знания. Так, например, Андреева Г.М.Г.М. Андреева выделяет три стороны общения: коммуникативную, интерактивную и перцептивную (ссылка на источники литературы). Психологи выделяют чаще других познавательный, эмоциональный и поведенческий компоненты в структуре общения.

Для того чтобы не потеряться в пучине самых разнообразных «структуралистских» построений и не потерять целостность самих феноменов общения, важно рассматривать структуру общения в единстве с его функциями. Эти функции чрезвычайно многообразны: это и форма социализации индивида, и форма самоосуществления индивида, развития его индивидуальности, это и различные воспитательные, информационные, образовательные и даже творческие функции. Только простое перечисление этих функций займет слишком много времени: общение есть способ бытия человека и это говорит об огромных функциональных возможностях общения в жизни человека.

Функции общенияДействительно, значимость общения для человека трудно переоценить: в духовной, нравственной, психологической и даже физиологической сферах общение занимает, можно сказать, центральное место. Статус понятия «общение» в исследовании познавательных и педагогических процессов все возрастает. Психологическая школа А.А. Бодалева уже более тридцати лет ведет работу по специализированному изучению процессов познания людьми друг друга именно в общении. Важнейшим средством снятия нравственно-психологического напряжения также может выступать общение: оно несет поэтому существенную эмоционально-нравственную нагрузку.

Особо следует подчеркнуть нравственно-формирующую и нравственно-регулятивную функцию общения; нравственность формируется в общении, лишение человека возможности общения с окружающими связано, как правило, с определенными нравственными задачами. Общение как сфера реализации моральных норм и принципов, как сфера морального выбора дает человеку возможность выразить себя, свое отношение к окружающим и, во многих случаях, даже самореализовать себя. Общение - это, наконец, одно из средств достижения человеком счастья, успехов, овладения культурой, особенно, нравственной культурой, удовлетворения базовых человеческих потребностей и т.д. Функции человеческого общения можно рассматривать в самых разнообразных планах: организация какой-либо совместной деятельности, формирование межличностного контакта, взаимопонимания, взаимосвязей, взаимоотношений.

Функциональная сторона общения самым непосредственным образом связана с его структурой и развитием как в онтогенезе, так и в филогенезе. При анализе феноменов общения наиболее эффективно выглядит, если можно так выразится, ситуационный подход, который предполагает рассматривать любой феномен, процесс общения конкретно, по возможности всесторонне. Общение необходимо рассматривать с учетом его многоуровнего и многоаспектного характера, с учетом анализа взаимосвязей всех его элементов и их взаимосвязей во внешней и внутренней динамике.

Рассмотрение всех этих вопросов самым непосредственным образом связано с уровнями анализа, на что указывал еще Ломов Б.Ф.Б.Ф. Ломов (ссылка на источники литературыС. 11-14). На самом деле, определение структуры изучаемого явления зависит не только от различия предметов исследования, но и от специфики и уровня научного анализа. Поэтому-то понимание структуры и функций общения в рамках, например, философского знания существенно отличаются от структуры и функций общения в рамках, например, педагогических и психологических работ.

Конечно, как показывает анализ попыток определения структуры общения в самых разнообразных дисциплинах, определение этой структуры можно осуществлять по самым неоднородным и непохожим критериям: формальным, процессуальным, содержательным, моральным, психологическим, прагматическим и т.д. Мы попытаемся абстрагироваться от бесконечности частностей, составляющих процессы общения, от многообразия форм понимания структуры и функций общения в различных науках и попытаемся выразить свое понимание структуры общения.

На наш взгляд, структура общения состоит из ценностных, антропологических и нормативных элементов. Это означает, что в структуре общения неразрывно друг от друга сосуществуют эти составляющие; любой феномен общения детерминируется какими-либо ценностями и сам представляет определенную значимость, любой процесс общения - это взаимодействие конкретных субъектов с определенными качествами и, наконец, любой процесс общения - это совокупность определенных норм, правил, способов, форм человеческого взаимодействия. Все эти три составляющие общения принципиально не сводимы друг к другу: они представляют собой такие составляющие, которые соответствуют разным предметам и методам исследования. В реальном процессе общения эти три структурных элемента общения, три модуса, «три лика» существуют неразрывно, взаимопроникая друг в друга.

Существующий разрыв в понимании структуры и функций общения в науках, изучающих общение, можно устранить путем обращения к пониманию предложенной «трехмерной» структуры общения. Эта структура может быть существенным образом детализирована; вполне возможно представить подструктуру ценностей, антропологический аспект структуры также может быть детализирован (например, подструктуры мотивов, потребностей, способностей и т.д.), нормативная сторона общения также имеет свою, определенную подструктуру (каждая норма общения может быть реализована посредством более конкретных правил общения). Объединяющим все элементы структуры общения является нравственный фактор, который субстанционально присущ любому феномену общения и является, образно говоря, «четвертым измерением» структуры общенияРис. 3.

Относительно попыток создания структурно-функционального портрета общения, включая и авторский вариант, можно сделать следующий вывод: определение структуры и функций общения ни в коем случае не должно превращаться в самоцель, а должно служить лишь средством для решения поставленных задач и, в частности, для того, чтобы более обстоятельно и глубоко рассмотреть вопросы, связанные с классификацией общения.

Тема 4. Классификации видов общения

Понятия структуры и функций общения самым непосредственным образом связаны с различными классификациями видов и типов общения. Как показывает анализ этих классификаций, они проводятся по самым разным основаниям (по месту, по времени, по сферам деятельности, по степени опосредованности, по направленности, по глубине проникновения, по типам субъектов, по профессиональным характеристикам и т.д. и т.п.) Выделяются и такие критерии классификаций видов общения, как их характер, цели, формы выражения, направленность. По характеру общение разделяют на продуктивное (творческое) и непродуктивное (формальное), по целям - на утилитарное и неутилитарное, по направленности - на гуманистическое и манипулятивное, по формам проявления - на непосредственное и опосредованное, формальное и неформальное, по степени искренности - на открытое и закрытое, по сферам деятельности - деловое, семейное, спортивное. В отечественной социальной психологии, утверждает Битянов Р.М.Р.М. Битянова, принято выделять три различные по своей ориентации типа межличностного общения: императив, манипуляцию, диалог (ссылка на источники литературыС. 11-14).

В соответствии с выбором ценностных ориентацией и «техники» общения выделяются такие модели как гуманистическое и манипулятивное. Сагатовский В.Н.В.Н. Сагатовский выделяет манипулирование как тип общения, как уровень общения, наряду с уровнем «рефлексивной игры», уровнем «правого общения» и уровнем нравственного общения, который и является, по его мнению, основой гуманистического общения. На наш взгляд, такое деление не вполне обосновано, так как и деловое и правовое общение может быть нравственным, гуманистическим; элементы уровня нравственного общения возможны в любом типе общения, поэтому целесообразнее говорить о мере нравственности того или иного типа общения.

Проблема критериев гуманистичности общения достаточно сложна. В гуманистическом общении мотивация и цели не должны противоречить средствам и результату. Если любовь родителя к ребенку, как говорят, слепа, то в общении с ним возможно неосознанное, даже «доброжелательное» ущемление человеческого достоинства «своего чада». В данном случае налицо реальное несоответствие ценностных ориентаций и «техники общения», что является основой для сомнения в определении данного вида общения как гуманистического. Такое общение, хотят его участники или нет, становится порой манипулятивным, так как слепое стремление к изменению ребенка «по своему образу и подобию» может кончится трагически. Настоящее гуманистическое общение предполагает ориентацию на цели, средства, мотивы, потребности и даже привычки, которые были бы созвучны гуманистическим ценностям. Если в общении человек стремится удовлетворить только свои потребности, то такое общение, разумеется, не может быть названо гуманистическим, если человек настроен альтруистически по отношению к партнеру, но не понимает его и не может помочь удовлетворить его сокровенные потребности в доверии, сопереживании, сочувствии, то мера гуманистичности такого общения также будет несовершенной. Гуманистическое общение характеризуется, прежде всего, доверием, взаимностью, открытостью, отказом от решения собственных проблем за счет партнера. Гуманистическое общение ориентировано на ценности свободы и достоинства, по сути своей это творческое общение, основой которого является совместный диалог, основанный на признании неприкосновенности достоинства партнера, его морального права на доверие, на свою индивидуальность, самобытностьРис. 4.

Манипулятивное общение определяется как «такое общение, при котором к партнеру относятся как к средству достижения внешних по отношению к нему целей». (ссылка на источники литературыС. 179). Конечно же, в такого рода общении человек не признается как самоценность, хотя ценными могут признаваться те качества, которые могут быть полезны для достижения чьих-либо корыстных целей. В манипулятивном общении человек, как правило, не уважает достоинства партнера по общению и поэтому не может сохранить чистым своего достоинства, так как манипуляции в общении, как правило (исключением может быть, например, общение больного и врача), ведут к формированию отношения к партнеру как к объекту и поэтому недопустимы: они противоречат стремлению человека сохранить свое достоинство, игнорируют его интересы, ценности, вкусыРис. 5.

Однако нельзя отождествлять формальное общение и манипулятивное. Действительно, есть случаи, когда человек в рамках деловых, или дипломатических отношений общается с партнером формально, на официальном уровне, но это еще не есть собственно манипулятивное общение; оно становится таковым, когда человек осознанно игнорирует нормы морали (например, дезинформирует, злоупотребляет доверием, не выполняет данного слова, даже прибегает к шантажу, обману, завуалированным угрозам, скрытому принуждению или нарушает принятые «правила игры»). В манипуляции партнер используется как деперсонифицированный объект, средство, инструмент для достижения определенных, как правило, корыстных целей. Само словосочетание «манипулятивное общение» вызывает скептическое отношение, ибо правильнее было бы говорить «манипулятивная деятельность». Общение перестает быть подлинным общением тогда, когда оно перестает быть диалогом и превращается в систему манипуляций, где человека фактически превращают в некую вещь, в марионетку.

Манипулятивное общение существенно отличается от Ролевое (этикетное, или ритуальное) общениеритуального (или просто этикетного): партнер в таком общении выступает как определенный атрибут ритуала или обряда. Основная задача человека в таком общении выполнить предназначенную ему ритуальную роль, с которой он должен быть хорошо знаком. Ритуальное общение можно, в определенной степени, назвать также ролевым. В реальной жизни существует огромное количество ситуаций, в которых человек вольно или невольно играет определенные роли. Играть эти роли также можно «по разному», поэтому у человека все равно остается возможность выбора. Ролевое общение также не следует отождествлять с манипулятивным, так как роль может быть гуманистической и играть ее можно искренне и бескорыстно.

С усложнением общественных связей, с ростом «объема общения», резкого увеличения численности и интенсивности межличностных контактов все чаще стали писать о таком виде общения как Анонимное общение«анонимное». Конечно же, сам этот термин вызывает ряд сомнений относительно его правомерности. Однако, если уж он существует, то вряд ли стоит обходить его стороной. Анонимное общение характеризуется главным образом тем, что субъекты общения не знакомы друг с другом, видят друг друга, как правило, впервые и относятся друг к другу как к носителю определенной роли: например, пассажиры в транспорте, пешеходы на улице, покупатели в магазинах и т.д. Стиль анонимного общения несколько формален, но характеризуется (или должен характеризоваться) ориентацией на общечеловеческие ценности и общепринятые в данной культуре правила этикета, с учетом, «с поправкой» на пол, возраст, положение, состояние и т.д. В условиях анонимного общения человек, как правило, выполняет соответствующую роль, иначе такое общение становится совершенно непрогнозируемым, неуправляемым, стихийным. Анонимное общение является, если можно так сказать, предобщением, или Квазиобщение«квазиобщением» .

Фатическое общениеВстречается термин «фатическое общение», который представляет собой, в частности, светскую болтовню, салонное общение или пустословие заседаний, собраний и т.д. Один из отечественных теоретиков театра режиссер Ершов П.М.П.М. Ершов в работе «Режиссура как практическая психология» анализирует феномены взаимодействия актеров на сцене и выделяет такие типы общения как «пристройка сверху», «пристройка снизу», «пристройка рядом»: они служат основой еще одной классификации видов общения. Общение также можно подразделить на вербальное и невербальное; последнее также является диалогом, в котором «разговор» осуществляется посредством особого, «немого» языка, позволяющего тем не менее установить духовный контакт и выразить понимание, сочувствие, сопереживание, эмоциональную поддержку.

Все больше распространение приобретает Игровая форма общенияигровая форма общения. В обиход постепенно входит и такая форма как «игровое общение с участием компьютера». Действительно, современная революция коммуникационных технологий активно влияет и на протекание процессов общения, они накладывают отпечаток не только на формальную, но и на содержательную сторону общения. Телефоны, магнитофоны, радио, компьютеры, факсы, модемы, телевидение, видеозапись, печать накладывают большой отпечаток на проблемы совершенствования культуры общения в целом. Так общение по телефону требует особых навыков, оно протекает без визуального контакта и поэтому имеет свои особенности и «секреты». Телефонное общение все больше вытесняет такой вид общения как «общение в письмах». Уходят в прошлое романы в письмах, даже просто письма стали писать реже, даже поздравления с праздником предпочитают делать по телефону (что, кстати сказать, не всегда правильно, не всегда этично, так как поздравлять по телефону можно только родственников или близких людей). Развитие теле-коммуникационых систем, конечно же, не может изменить принципиальных представлений о сущности общения, но воздействует на нашу психику и порой непомерно перегружает человека информацией и общение все чаще начинает носить поверхностный характер: рост общения вширь происходит за счет потери его глубины. Конечно же, это отнюдь не означает, что в современное время «глубинного общения», о котором так вдохновенно писал Батищев Г.С.Г.С. Батищев, уже не существует.

Действительно, феномены общения чрезвычайно многообразны, уникальны по многим своим параметрам, часто совершенно не подходят под привычные стереотипы. Количество попыток создать единую и универсальную классификацию видов общения растет. К сожалению, в них, как правило, абсолютизируется какое-либо одно, хотя и действительное качество, свойство, сторона или функция общения, при этом другие как бы не учитываются, оставаясь несправедливо незамеченными. Поэтому большинство их существующих типологий общения совершенно не способствуют анализу самого общения, ибо их авторы сами того, наверное, не желая, категорически навешивают такие гносеологические и психологические ярлыки, которые в ряде ситуаций полезны, но по существу ничего не дают для целостного понимания содержания и сущности общения.

В связи с этим необходимо выработать иной подход и новый, интеграционный критерий для классификации конкретных видов общения. А этим «комплексным» критерием, на наш взгляд, мог бы стать такой критерий, который одновременно включал бы в себя все основные измерения общения: ценностные, антропологические и нормативные. Так, например, если определенный тип общения ориентирован на гуманистические ценнности, то многие исследователи совершенно справедливо определят данный вид общения как гуманистическое. И это, на самом деле, в целом будет правильно, но недостаточно, так как в рамках самого гуманистического общения также можно выделить многообразие форм, которые значительно отличаются друг от друга и по особенностям и уровню культуры субъектов общения и по выбору способов и средств общения.

К примеру, в процессе общения один из партнеров ориентируется на «самое доброе, светлое и чистое» по отношению к своему партнеру, а другой его не понимает в силу «совершенно другого воспитания», «другой культуры», мировоззрения, личностных вкусов, интересов и пристрастий, даже ситуации, наконец. Его партнер, в свою очередь, также может желать строить свое общение на основе высоких ценностей уважения и любви, но его чувства, высказывания, поведение могут быть при этом неправильно интерпретированы. Как определить такой тип общения? Строго говоря, такое общение в собственном смысле и не может быть названо чисто гуманистическим. Точнее его можно было бы определить как «гуманистическое непонимающее». Есть пословица «благими намерениями выстлана дорога в ад», которая в какой-то степени может раскрыть противоречивую суть такого типа общения. Непонимание может порой, действительно, привести к печальным результатам и зачеркнуть его гуманистическую мотивацию. Так, наверное, ни один родитель не хочет своему ребенку плохого, а, наоборот, желает только добра, но часто при этом искренне не понимает, что же на самом деле нужно их ребенку. Более того, все это нередко сопровождается неумением общаться, чрезмерной назойливостью, морализаторством, а порой еще более грубыми приемами и средствами. Назвать такое общение негуманистическим было бы по сути неверно (судя по мотивам), назвать гуманистическим было бы несправедливо и недостаточно, так как ценности, мотивы и выбор средств в таком общении противоречат и даже перечеркивают друг друга. Данный вид общения можно было бы назвать абстрактно-гуманистическим, так как его ценностная ориентация оторвана от конкретных потребностей его участников и от способов достижения этих ценностей; хотя такое определение может иметь самые различные смыслы и толкования и поэтому является, как говорят логики, «размытым»Рис. 6.

В данном случае, так же как и во всех подобных, требуется особая конкретизация, иначе подобное определение общения как гуманистического или негуманистического будет носить слишком формальный характер: для этого и необходим комплексный критерий, который предполагал бы одновременное включение и анализ ценностных, антропологических и нормативных параметров. Осуществить такую классификацию чрезвычайно сложно, но необходимо, так как на основе ее невозможно «навешивание ярлыков» и формально-однозначные характеристики видов общения по типу: «это общение альтруистическое», «это общение утилитаристское», а «это общение телефонное». Для простых поверхностных определений такие характеристики, возможно, допустимы, но для целостного определения вида общения совершенно недостаточны.

Интеграционным фактором, объединяющим все сферы общения служит мораль, нравственность, так как в любой клеточке общения имманентно и хотя бы потенциально присутствует моральная оценка. Невозможно представить себе человеческие взаимоотношения, общение без моральной составляющей, которая выполняет много функций, среди которых оценочно-императивная, наверное, самая важная. Нравственная оценка в той или иной степени регулирует процессы общения, как говорится, инвариантно. Невозможно назвать какой-либо фрагмент, момент или элемент общения, который был бы «вне морали», то есть не подлежал бы моральной оценке. Даже выбор тех или иных элементов «техники общения» можно оценивать в рамках моральных категорий на основании определяющих их мотивов, форм и результатов воздействия. Поэтому всестороннее определение вида общения основывается на нравственной оценке его ценностной ориентации, мотивов, качеств партнеров, выбора средств, даже «техники» общения.

Для иллюстрации этой мысли можно предложить такую «экспериментальную» классификацию в рамках этики общения. Если общение по всем параметрам (ценности, качества, нормы) имеет нравственно-положительное значение, то такое общение может быть оценено как «идеально-гуманистическое». Если процесс общения имеет нравственно-положительную оценку лишь в сфере норм (сами по себе высоко культурные нормы не могут обидеть человека), а ценности и качества не имеют подобной оценки, то такой вид общения можно определить как манипулятивное или лицемерное. Если ценности и качества положительны в нравственной оценке, а «технические» нормы - нет, то такое общение можно, к примеру, определить как «гуманистическое несовершенное». Если и ценности, и качества, и нормы имеют нравственно-отрицательную оценку, то такой вид общения можно было бы определить, к примеру, как «патологическое»Рис. 7. Предлагаемая классификация может быть расширена и дальше: можно рассматривать нравственную оценку тех или иных параметров общения более обстоятельно (альтруистическое тактичное, эвдемонистическое деликатное и т.д.). Подобный перечень можно было бы продолжать, но так как данная классификация не претендует на завершенность, а иллюстрирует лишь принцип для определения вида общения в каждом конкретном случае, то продолжать ее нет особого смысла. Строго говоря, представить универсальную и окончательную классификацию видов общения, на наш взгляд, невозможно: каждый феномен общения неповторим. Тем не менее, то общее, что присуще всем разновидностям общения заключается в том, что они могут быть «измерены» и определены в единстве ценностных, антропологических и нормативных аспектов.

Для дальнейшей конкретизации предложенного принципа классификации типов общения целесообразно обратиться к рассмотрению такого вида как Ненасильственное общение«ненасильственное общение»Рис. 8. Слова «общение» и «ненасилие» получают все большее распространение в научном и общественном менталитете. В последнее время появилось даже такое словосочетание как «ненасильственное общение» и, более того, уже существует международная организация по ненасильственному общению. Причем в то же время ни в одной из существующих теоретических работ по общению пока не анализируется такой вид общения.

На первый взгляд, это словосочетание тавтологично, ведь в собственном смысле общение не должно и не может быть насильственным (в таком случае разве это гуманистическое общение?). Но, на самом деле, если попытаться специально подобрать критерий, который объединял бы все грани общения (ценностные, антропологические и нормативные), и если определить существеннейшую характеристику всех процессов общения, то можно придти к понятию «ненасилие». Ненасильственное общение - это такой тип общения, который по всем своим параметрам основывается на идеях и принципах ненасилия. Вместе с тем, само понятие «ненасилие» имеет много нюансов и требует специального рассмотрения.

Понимание Термин «ненасилие»термина «ненасилие» имеет достаточно сложный, противоречивый и неоднозначный характер, оно охватывает немало аспектов, включая в себя социально-политический, правовой, нравственный, психологический. Понятие «ненасилие» получило распространение, прежде всего, как принцип общественных преобразований, социально-политических движений. Однако, идеи ненасилия развивались, конечно, уже очень давно и далеко не ограничиваются только сферой социально-политических движений. Принципы ненасилия развивались, прежде всего, в учениях Толстой Л.Н.Л.Н. Толстого, Ганди М.К.М.К. Ганди, Кинг М.Л.М.Л. Кинга: ненасилие провозглашается основной альтернативой, оппозицией насилию во всех сферах жизни. Проблемы насилия и ненасилия изучаются в философии, праве, социологии, психологии, этике: однако все-таки можно утверждать, что понятия «насилие» и «ненасилие» имеют, в первую очередь, важное нравственное звучание.

Перевод термина «ненасилие» не совсем адекватно выражает это понятие. Как известно, М. Ганди был недоволен словом ахимса (ненасилие) именно из-за того, что оно не совсем правильно отражало активность своего содержания, а впоследствии он остановился на термине «сатьяграха», состоящего из слов, обозначающих «правду» и «твердость» и понимал его как силу любви и правды. Но, к сожалению, перевести этот термин на иностранные языки (в том числе и русский) адекватно не удалось, поэтому продолжали пользоваться термином «ненасилие», который в силу односторонности его звучания неправильно понимался, отождествляясь порой с пассивностью, со страхом, с трусостью. И поэтому в массовом сознании ненасилие порой понимается или как некая утопическая методика социальных движений, или как пассивная примиренческая позиция в ответ на зло. На самом деле, это понимание совершенно неверно и М. Ганди говорил уже об этом; ненасильственное сопротивление - это путь активной борьбы со злом, путь, основанный на любви и правде и насильственное сопротивление лучше, чем трусость.

Основа ненасилия - это стремление к справедливости, борьба с несправедливостью силой добра. Мало кто стал бы защищать и отстаивать только насильственные пути решения тех или иных проблем. Признание абсолютной роли насилия привело бы к его росту в «геометрической прогрессии» и, наконец, к самоуничтожению. Опыт истории всего человечества свидетельствует о том, что роль ненасилия в решении социальных и индивидуальных противоречий также весьма велика. Принцип ненасилия основан на инициативности и упредительности в недопустимости эскалации зла, насилия, несправедливости в ходе самой борьбы с этим злом, ведь известно, что зло рождает зло, насилие - насилие. Ненасилие и может служить тем средством, которое могло бы разорвать этот порочный круг: «насилие > борьба с этим насилием силой > еще большее насилие». Еще в Дхаммападе отмечалось, что «Всякое воздаяние злом на зло только увеличивает зло до бесконечности». Из этой идеи, возможно, и родился принцип «непротивления злу насилием» как тот единственный, который может помочь выработать правильную стратегию борьбы со злом, с несправедливостью.

Конечно же, этот принцип не означает отказ от сопротивления и полное смирение и, тем более, принятие зла в себя; он означает только непротивление злу насилием, но разрешает противление злу «силой добра и правды».

И здесь вновь возникает проблема определения критерия разделения насильственных и ненасильственных действий. Позиция Ильин И.А.И.А. Ильина, который утверждал, что «не всякое применение силы к «несогласному» есть насилие», требует специального рассмотрения. На самом деле, если, например, хирург производит операцию, то совершает ли он насилие или ненасилие? Конечно, в том случае, если человек добровольно согласился на эту операцию, то, даже если она требует каких либо болезненных физических воздействий, операция эта носит ненасильственный характер. Считается, что критерием определения вида воздействия на человека служит его воля. В том случае, если, например, больной лежит без сознания или находится в состоянии аффекта, то критерием может выступать ценность самого человека, его безопасность, его жизнь, его здоровье, сохранение его личного достоинства. Бывают сложные случаи, когда, например, человек хочет продолжать курить, а ему категорически делать этого нельзя по медицинским соображениям. Будет ли считаться насилием отказ дать ему возможность реализовать его опасное для жизни желание? Наверное, в подобных случаях использование такой терминологии было бы неоправданно, так как человек, находящийся вне сферы свободной воли и, следовательно, свободного выбора, во-первых, не может сам правильно оценить свое состояние и действий врача по отношению к нему. Ненасилие - это, прежде всего, характеристика нравственной позиции, и если человек не может быть полноценным нравственным субъектом, то использование данного критерия при самооценке его действий совершенно неоправданно и не имеет смысла. Поэтому в случае с больным (или с маленьким ребенком) критерием разделения насильственных и ненасильственных действий является самоценность человека, исполнение его естественных и моральных прав. Во-вторых, всю ответственность в данной ситуации должен брать на себя субъект, находящийся в нормальном состоянии, «вне болезни», то есть, в данном случае, врач. И все те его действия, которые помогают бороться с болезнью, наверное, нельзя считать насильственными. Конечно же, в данном случае можно справедливо возразить: а кто может правильно и однозначно оценить состояние партнера? а можно ли лишать человека права на смерть? и т.д. В данном случае мы сталкиваемся, в свою очередь, с особенно сложной проблемой выбора подхода в понимании насилия и ненасилия; или «абсолютистский» (принципиальный отказ от любого насилия в любых обстоятельствах) или «прагматический» (ненасилие используется для достижения определенных целей), «широкий» (как всякое принижение человека) или «узкий» (применение или угроза силы), которые, в свою очередь неразрывно связаны с выбором человеком основополагающих принципов и норм морали. В настоящий момент не ставится задача резюмирования и подробного анализа этих подходов, а предпринимается попытка обосновать собственную позицию.

Мы считаем, что насилие становится таковым в подлинном смысле, когда материальное или физическое насилие одновременно подкрепляется и усугубляется духовным, психологическим: если человек случайно или неосознанно причинил человеку боль, то это еще не может считаться насилием. Настоящее насилие имеет место тогда, когда в мотивах действия субъекта есть стремление использовать силу в своих интересах, игнорируя при этом достоинство и интересы своего «ближнего». Особые сложности появляются при определении психологического насилия. Нельзя полностью согласиться с мнением Гжегорчик А.А. Гжегорчика о том, что психологическое насилие «пронизывает психологическую и интеллектуальную сферы и проявляется незаметно в виде навязывания собственных убеждений оппоненту, искаженной информации и т.д.» Определить духовное насилие как «навязывание собственных убеждений» не достаточно, так как по сути все человеческие взаимодействия, все общение тогда можно было бы определить как насильственное. Единственным, на наш взгляд, критерием помогающим отделить насильственные методы от ненасильственных в духовной сфере, является свобода в собственном выражении при признании самоценности и неприкосновенности чести и достоинства партнера; если человека заставляют или косвенно принуждают, толкают делать то, что унижает его человеческое достоинство, или хотя бы неявно оскорбляют его вкусы, взгляды, дела, мысли, суждения, тогда имеет место так называемое нравственно-психологическое насилие.

Нельзя, наверное, считать насилием над личностью в собственном смысле и применение силы по отношению к опасному преступнику, к человеку, первым нарушившим закон и справедливость и тем более посягающего на свободу и безопасность других. Действия Христа нельзя считать проявлением подлинного насилия даже тогда, когда он «сделав бич из веревок, выгнал из храма всех, также и овец и волов, а деньги у меновщиков рассыпал, а столы их опрокинул». (От Иоанна, 11, 15). И в этом смысле можно было бы согласиться с точкой зрения Ильин И.А.И.А. Ильина, согласно которой «было бы глубокой духовной ошибкой приравнять всякое заставление - насилию и придать центральное значение этому последнему термину.» (ссылка на источники литературыС. 20). Хотя попытки русского философа сохранить термин «насилие» только лишь для случаев «предосудительного заставления» и установить другие термины для обозначения «непредосудительного заставления», исходящего из блага и доброжелательной души, опять же тесно связаны и с определением и выявлением критерия их дифференциации. Критерием, на наш взгляд, опять же может служить мера сохранения морального достоинства и чести партнеров по общению.

На наш взгляд, говоря о ненасилии можно рассматривать его в аксиологическом (аксиология - учение о ценностях) измерении (ненасилие как идеал, как система ценностей), в антропологическом (или нравственно-психологическом) измерении (как систему мотивов, потребностей, качеств, в первую очередь, нравственных качеств), в нормативном измерении (как систему ненасильственных норм, правил, способов, средств). Ненасильственное общение, коль скоро такой термин получил право на существование, можно, на наш взгляд, определить как такое общение, которое не допускает насилия ни в физической, ни в духовной форме, ни в сфере ценностей, ни в сфере потребностей, ни в сфере выбора форм поведения, ни в сфере норм и правил общения. В абсолютном выражении такого общения, наверное, быть не может: этот идеал останется только идеалом. Но стремление достичь всестороннего (в духовной, нравственной, в технологической сферах) ненасилия в общении является, несомненно, важнейшей основой, даже сущностью формирования высокой культуры общения в целом.

К сожалению, в литературе по ненасилию не всегда отмечается какой аспект понятия ненасилие рассматривается в том или ином случае, что ведет порой к непониманию и к лишним дискуссиям; один автор отстаивает первенство ценностного аспекта ненасилия, другой - антропологического, хотя, на самом деле, абсолютизировать значимость того, или другого нецелесообразно. Ненасильственное общение можно считать основой, предпосылкой идеального, эталонного общения вообще. В реальной жизни, как правило, хотя бы в одной из сфер общения имеют место элементы принуждения, неявной фрустрации (ущемления, подавления) потребностей, возможностей, интересов, навязывание своих правил, норм, принципов, средств, способов общения. Но ненасилие может выступать как фундаментальнейший, основополагающий высоконравственный эталон, критерий при выборе наиболее гуманистического стиля общения. Действительно, что может быть сильнее сил любви и правды, заложенных в ненасилии. Именно поэтому общение, основанное на силе ненасилия, на нравственной силе любви и правды должно служить тем идеалом, на который должен ориентироваться любой человек, в любой ситуации общения. А в теории ненасильственное общение представляет собой важнейшую парадигму (пример, образец) гуманистической этики общения.

Тема 5. Этика общения и культура общения

В современной гуманитарной речи все чаще встречаются такие термины как социология общения, психология общения, философия общения, эстетика общения, педагогика общения. И, конечно же, правомерность сочетания слов «этика общения» не может вызывать особых сомнений; этический аспект общения, наверное, самый значимый и сложный, несомненно, предполагает свое отражение в соответствующем термине. Более того, особая теоретическая и практическая значимость этических вопросов общения детерминируют целесообразность создания специализированного раздела этического знания под названием «этика общения». Нельзя сказать, что проблемы общения не рассматриваются в этике; в учебных курсах этики изучается тема «нравственные основы общения», которая, на наш взгляд, должна быть существенным образом преобразована и расширена до особого раздела этики. Статус этого раздела может быть подобен, например, статусам таких разделов как: «прикладная этика», «профессиональная этика», «биоэтика». Этика общения не предполагает создание особой дисциплины вне рамок этики, однако общение как предмет исследования определяет специфику подходов и методологических принциповСхема. Этика общения.

Для того чтобы уточнить предметную область этики общения, нужно вначале остановится на основном содержании самого процесса общения. Известно, что общение является тем фокусом, где сходятся основные характеристики, системы координат человеческого бытия: ценностные, антропологические, нормативные. Общение не может быть полностью проанализировано в рамках какой-то одной системы координат, поэтому этический аспект исследования общения, на наш взгляд, также не может ограничиваться анализом лишь одной из них: он должен включать в себя анализ всех структурных измерений общения с позиций этики.

Поэтому этика общения представляет собой нравственный анализ и ценностей общения, и качеств (добродетелей и пороков общения), и даже «техники» общения: этот анализ пронизывает всю глубину и все многообразные проявления феноменов общения. Этика общения, конечно же, не связана, например, с изучением конкретных, специальных деталей общения на экспериментальном уровне, с использованием аппаратно-технических исследований, «методов шкалирования», с изучением «динамики, циклов психических процессов», «задач зрительного и информационного поиска» и т.п. Но этика общения все-таки не может не рассматривать, не оценивать процессуальную сторону общения, так называемую «технику общения», разумеется, на основе этического опыта.

Дать развернутую дефиницию этики общения, наверное, еще сложней, чем определить сами понятия «этика» и «общение». Понятие «общение» определялось выше, поэтому снова обращаться к нему нет необходимости. Относительно понятия «этика» можно утверждать, что оно имеет два значения: первое - это синоним самой морали, второе - это учение о морали. Под моралью, в свою очередь, здесь понимается система ценностей, качеств, особых норм, определяющих выбор человеком своего отношения к миру и к окружающим людям. На наш взгляд, этика общения как раздел этики также может рассматриваться в широком и узком смыслах. В широком смысле этика общения должна изучать нравственные проблемы ценностных ориентацией и нормативных парадигм общения, содержания и сущности нравственных качеств (добродетелей) субъектов общения, проблемы нравственного выбора способов, средств, правил, форм общения. В узком смысле Этика общенияэтика общения - это совокупность конкретных практических приемов, норм (прежде всего моральных), правил общения. Этика общения представляет собой сферу этического знания как нормативного, так и теоретического характера, в ней аккумулировался человеческий опыт в области морали общения. Этика общения включает в себя анализ проблем общения как на уровне сущего, так и на уровне должного.

Этика общения призвана не только концептуально исследовать процессы общения, но и учить общению, воздействовать на реальные процессы общения посредством создания новых нормативных конструкций. Этика общения призвана выполнять множество функций, среди которых можно выделить синтезирующую (этика общения синтезирует моральный опыт в сфере общения) и императивно-формирующую (обосновывает выбор гуманистических норм морали и убеждает в необходимости следования им). Этика и мораль учат должному, этика общения учит тому, как должно общаться, и как не должно общаться. Известно, что АристотельАристотель утверждал: цель этики не знания, а поступки, и этику человек изучает для того, чтобы стать добродетельным. Если продолжить эту идею, то, наверное, можно было бы отметить, что цель этики - это создание этики общения и повышение культуры общения.

Этика общения в массовом сознании, как правило, отождествляется с этикой поведения, с культурой поведения, с этикетом, с Культура общениякультурой общения, с культурностью, с вежливостью и т.д. В связи с этим возникает вопрос: в чем же отличие понятий «этика общения» и «культура общения»? Во-первых, нужно, конечно же, отметить, что объем понятия «культура общения» шире, чем объем понятия «этика общения», так как, на наш взгляд, культура общения включает в себя всю совокупность ценностей, качеств, норм, поведенческих стереотипов. Этика общения рассматривает нравственный аспект этих ценностей, качеств, норм. Во-вторых, культура общения не ограничивается лишь поведенческим уровнем, качественной оценкой поведения, она включает в себя как культуру этикета, культуру поведения, культуру речи, чувств, мимики, жестов, так и психологическую культуру субъектов общения, культуру сознания, то есть культура общения является неотъемлемой частью культуры личности вообще. Выражаясь «научным языком», можно резюмировать: Культура общениякультура общения - это сложная, исторически изменчивая система, носящая интегративный характер и выражающая целостный подход к процессу общения.

Культура общения включает в себя ценности, ориентирующие процесс общения, уровень развития и особенности субъектов общения, их способности к взаимопониманию, меру овладения способами, средствами, приемами, правилами общения. Культура общения носит синтетический характер, имеет многоплановую, многоуровневую детерминацию. Можно сказать, что культура общения личности есть реальное воплощение культуры общества, а формируется она в процессе взаимодействия с культурой общения в рамках микро и макросреды.

Овладеть культурой общения - это значит ориентироваться на высокие нравственные ценности, овладеть высокой психологической и нравственной культурой, освоить «технику» общения: если какое-либо из этих «звеньев» отсутствует, то такое общение нельзя считать культурным. Человек, ориентирующийся на высокие нравственные ценности, но не овладевший элементарной «техникой» общения, этикетом общения, словом, не умеющий общаться, не владеет высокой культурой общения. И, наоборот, бездушный манипулятор, владеющий «техникой» общения и, как правило, использующий свои навыки в корыстных, эгоистических интересах, ориентируется порой на безнравственные цели и ценности, не может быть назван человеком высокой культуры. Духовная культураДуховная культура общения характеризуется ориентацией на гуманистические ценности, должна быть построена с учетом природных и социальных особенностей индивидуальностей партнеров по общению, должна отличаться высокой нравственностью выбора средств общения, соответствующим гуманистическим ценностям. Культура общения предполагает благородные цели общения, культуру понимания, сопереживания, ответственное отношение к своим словам и поступкам, она проявляется в деликатности, в чувстве такта, в умении «не замечать» человеческих слабостей и недостатков того, с кем общаешься, а, наоборот, увидеть в нем такие достоинства, которыми можно действительно искренне восхищаться и не бояться при этом ущемить свое достоинство и т.д.

Этика общения отражает уровень нравственной культуры личности. Так как этика общения представляет собой нравственное содержание культуры общения, то и анализ в ней культурологического материала занимает особое место. Принято считать, что этика общения выражает уровень должного в культуре общения, культура же общения отражает уровень сущего, хотя, на самом деле, выделить нравственный аспект из культуры общения, отделить этику общения от культуры общения можно лишь в рамках теоретического анализа. Понятия культура и этика общения можно рассматривать как в теоретическом, так и в практическом, нормативном смыслах. Этика общения является, можно сказать, ядром, сущностью культуры общения, связаны они самым тесным образом и в самых разносторонних аспектах.

Наряду с такими ведущими сферами культуры как познавательно-техническая, художественная и нравственная Батищев Г.С.Г.С. Батищев выделил четвертую сферу культуры - «культуру глубинного общения», которая призвана быть, по его словам, «питающим духовно-ценностным истоком для нравственности.» (ссылка на источники литературыС. 125). На самом деле, нравственность, в конечном счете, определяет, как отмечал еще Швейцер А.А. Швейцер, саму суть культуры. В культуре общения можно выделить нравственную культуру общения, которая по своему значению в нормативном смысле является по существу синонимом этики общения и именно которая и связывает понятия «культура общения» и «этика общения».

Общение неизбежно несет в себе нравственное содержание: от простого поверхностного контакта в анонимном общении до духовного взаимопроникновения свободных индивидуальностей в «глубинном общении». Общение как возможная сфера свободного выбора является полем реализации моральных ценностей, принципов, норм. Говоря о нравственной культуре общения, подразумевают нравственность мотивов общения, направленность нравственных ценностей, целей, чувств, уровень развития морального сознания. Нравственная культура общения является, на наш взгляд, не просто «верхним» этажом культуры общения, а ее интеграционной основой, это не все многообразие проявлений культуры общения, а лишь их нравственный аспект (так, например, нравственная культура общения - это не сами формы, способы и средства общения, а, в первую очередь, их нравственное содержание, нравственная качественная определенность).

Культура и этика общения рассматриваются на всех уровнях этического исследования - на эмпирически-описательном, на философско-теоретическом и нормативном. Конечно же, данные уровни связаны между собой и целостное изучение культуры общения подразумевает учет всех этих уровней и выявление механизмов их взаимосвязей. Для того чтобы более детально, обстоятельно и конкретно рассмотреть представленные выше положения относительно особенностей содержания этики общения, взаимосвязей этики и культуры общения требуется специально рассмотреть все основные их разделы: аксиологический, антропологический и нормативный (процессуальный или «технический»).

Тема 6. Ценности общения

Если анализировать процессы общения на философско-этическом уровне, то, в первую очередь, следует обратиться к их ценностным детерминантам, так как именно ценности, особенно нравственные, определяют по существу все параметры этих процессов и, в первую очередь, их нравственную направленность. Общение является той сферой, где проявляются, функционируют, получают целостное осмысление, всестороннее воплощение и совершенствование самые разнообразные, порой противоречивые ценности. Содержание и форма реализации моральных ценностей в процессе общения характеризуют направленность процесса общения «в главном и основном».

Ценностная ориентация процесса общения зависит, прежде всего, от выбора и следования нравственным ценностям, от нравственного содержания целей, установок, средств, форм общения. Осмысление процессов общения связано, в первую очередь, с определением их «стратегической» направленности, которое и определяется выбором нормативно-ценностных структур. Известно, что понятие ценности выражает значимость какого-либо явления, процесса, идеи, качества, свойства, нормы, принципа, вещи для субъекта. Соответственно, Ценности общенияценности общения - это те значимые ориентиры процесса общения, которые определяют не только формальные, но и его основные содержательные характеристики.

Ценности отражают эталон должного в этике и выражаются в самого разного рода оценках как вербального, так и невербального характера. Как известно, ценности бывают личностными и общественными, групповыми и национальными, моральными и внеморальными, семейными и индивидуальными, общечеловеческими и сословными и т.д. Смысл и значимость этих ценностей, способы их познания и передачи другим, их восприятие претерпевают порой разительные метаморфозы в социально-исторической и личностной динамике, что выражается, в частности, в процессах «переоценки ценностей». В чем же своеобразие аксиологических проблем общения?

Образно говоря, ценностные ориентации общения - это определяющая «система координат» общения. Актуализация, осознание этих ценностей происходит в процессе общения. Трансформация общественных ценностей в личные зависит от множества факторов, среди которых, конечно, уровень нравственной культуры человека - фактор определяющий. Тот раздел этики общения, который связан с анализом ценностей, ценностных параметров общения можно назвать этической аксиологией общения: она призвана изучать ценности общения в контексте ценностей культуры вообще, исследовать идеалы, цели, принципы, ценностные ориентации и оценки. Причем ценности, детерминирующие процессы общения, рассматриваются, как правило, как в статике, так и в динамике. Аксиологический анализ общения предполагает рассмотрение не только генетического, но и функционального срезов ценностной структуры общения.

В общении общекультурные ценности (такие как добро, красота, правда, свобода, любовь, справедливость, равенство) обнаруживают себя в таких специфических, проявляющихся только в процессе общения как: тактичность, отзывчивость, предупредительность, учтивость, корректность, обходительность, снисходительность, деликатность, вежливость, толерантностьРис. 11. На первый взгляд, все ценности общения очень тесно переплетаются, среди них сложно выделить какую-то однозначную иерархию, и поэтому можно говорить лишь о феноменологии этих ценностей. Лишь при более детальном анализе можно обнаружить, что существует определенная иерархия, что все ценности общения самым непосредственным образом связаны с самоценностью человеческого морального достоинства. Ценность человека как важнейшая ценность культуры вообще и культуры общения, в частности, определяет стержень ценностного каркаса общения и основу ценностной «системы координат» общения. Выбор человека и ориентация в мире нравственных ценностей характеризует уровень нравственной культуры как самого человека, так и культуры и этики его общения. Ориентация партнеров по общению на следование гуманистическим ценностям и, прежде всего, на признание достоинства и чести своего партнера характеризует нравственное содержание этики общения. Таким образом, несмотря на то, что весьма сложно строго определить строгую иерархию ценностей общения, можно утверждать, что ориентация на самоценность человеческой личности, на признание уважения ее чести и достоинства, является доминирующим, интегрирующим фактором ценностной структуры гуманистической этики общения. Ориентация на эту ценность в общении выражается в определенных конкретных ценностных предпочтениях, набор которых существенным образом не отличаются в разных социокультурных типах общения, но иерархическая значимость которых различна. Так, к примеру, ценность гостеприимства признается в любой культуре общения, но в ряде из них она приобретает особый статус (гость по сути получает права хозяина).

Ориентация на самоценность человека в общении является своеобразной трансформацией категорического императива Кант И.И. Канта - «всегда относится к человеку также как к цели, а не только как к средству». Если же человек видит высшую ценность общения только в себе самом, в удовлетворении только своих личных потребностей, если человек ставит перед собой неблагородные и сугубо корыстные цели, если другой человек выступает для него только как средство для удовлетворения своих личных потребностей и целей, то такое общение можно назвать безнравственным и бескультурным, ибо в таком общении нарушена мера гуманистичности в отношении к партнеру. Этика гуманистического общения должна отличаться доверием и доброжелательностью, уважением не только партнера по общению вообще, принципиально, но уважения всего того, что с ним связано, всего того, что ценит он (книги, идеи, друзья, интересы, вкусы, даже вещи). Не секрет, что человек хотя бы в душе очень обижается, если с пренебрежением относятся к его ценностным ориентациям, если не признаны или хотя бы недооценены его честь и достоинство, если на них «покушаются».

Именно поэтому основополагающим принципом этики общения нужно признать Принцип презумпции сохранения достоинства партнерапринцип презумпции сохранения достоинства партнера по общениюРис. 10. Это означает безусловное уважение достоинства «другого», независимо от его качеств, от недостатков и пороков, от значимости тех социальных ролей, которые он исполняет, от того, какой пост занимает этот человек и т.д. Конечно же, такая установка носит, на первый взгляд, слишком абстрактный характер, поэтому требует дополнительного обоснования. Как быть, например, с уважением к злодею, к преступнику? Конечно, уважать человека вообще, независимо от его нравственных качеств, пороков слишком сложно и даже мало возможно. Однако осуждать человека - еще более ответственная с нравственной точки зрения позиция; чтобы осуждать человека, нужно прежде правильно понять мотивы его поступков, оценить его состояние, всесторонне представить окружающие условия и т.д. И даже в том случае, если поступок человека носит антиправовой характер и он наказан по закону, то это не дает никому морального права унижать его достоинство как человека вообще, как представителя человеческого рода: человек должен иметь право на ошибку, на покаяние и на возможность реабилитации. Возможно, в этом виновато больше то общество, в котором он живет: разве каннибал виноват в том, что он преступает моральную заповедь «не убий»! Ведь человек, в первую очередь, ориентируется на те нормы, идеалы и даже нравы, которые культивирует общество и если у него нет реального выбора, то он вынужден поступать «как все» (хотя это, конечно же, не означает, что с человека в данном случае полностью снимается ответственность за его поступки).

Мера уважения к партнеру по общению может меняться в зависимости от личных ценностей, симпатий, вкусов, принципов, привычек. Однако совсем лишать человека права на достоинство - есть, наверное, отсутствие справедливости и благородства, и, в конечном счете, есть аморальный поступок. Полное отсутствие уважения человека, пренебрежение им способно окончательно убить в нем все человеческое. Здесь на ум приходит христианская заповедь о любви к ближнему своему, пусть даже он и твой враг, которая, на наш взгляд, основывается именно на утверждении самого существования другого человека, его самоценности. Так Рубинштейн С.Л.С.Л. Рубинштейн призывал «любить человека не за тот или иной поступок, встретивший одобрение или порицание других людей, который может быть случайным, а за него самого, за его подлинную сущность, а не за его заслуги.» (ссылка на источники литературыС. 374). Вот эта «самость» человека, «ядро его души» является той автономной, неприкосновенной и даже в определенной степени священной ценностью в общении.

Каждый человек в общении хочет, как правило, уважения своего достоинства, каждый хочет приоритетного признания своей ценности: так уж, видимо, устроена человеческая природа. И здесь возникают проблемы чисто практического характера: как добиться равенства, взаимопризнания достоинства партнера по общению, как выразить признание ценности, какие оценки при этом выражении могут быть использованы и т.п. Вопросы «техники» общения будут рассматриваться в специальном разделе, а сейчас, несколько забегая вперед, хотелось бы кратко отметить то, в чем же проявляется признание, или непризнание ценности человека в процессе общения.

В первую очередь, это восхищение, или хотя бы внимание, забота, одобрение, сочувствие, соучастие, другие знаки признания значимости партнера. Карнеги Д.Д. Карнеги «тонко замечал»: «Каждому из нас, будь то мясник, хлебопек или король на троне, нравятся люди, которые восхищаются нами.....» (ссылка на источники литературы С. 80). Кстати, при этом совсем не страшно, если высокая восхищенная оценка идет, как говорится, впереди, если человек еще до нее еще «не дорос». Как утверждают психологи, человек начинает «тянуться», стараться соответствовать этой оценке, оправдывать ее в глазах окружающих. Доброжелательность, доверие, уважение должно проявляться, как говорится, в каждом взгляде, в каждом жесте, в каждой фразе, в каждом поступке.

Общение начинается с приветствия, и именно приветствие является первой «лакмусовой бумажкой» степени признания ценности человека в общении, хотя, конечно, однозначной зависимости здесь нет, так как бывают и сознательные искажения этого отношения в форме лицемерия, угодничества. Или, наоборот; человек, не владеющий «техникой общения», может искренне уважать своего партнера по общению, но не уметь с ним тактично поздороваться, не знать меру допустимости форм приветствий и т.д. Признание ценности партнера по общению может проявляться также и в искренней и ненавязчивой предупредительности, которая порой бывает связана с ущемлением собственных интересов и которая заключается в том, чтобы предугадать желания партнера и способствовать их более успешному и легкому разрешению. Здесь, однако, важно чувствовать такт и не нарушать меру, за которой человек, которому в чем-то помогают, может почувствовать себя неловко. Поэтому легко объяснить нежелание человека принять необходимую ему помощь, предложенную слишком навязчиво и официально, так как это, очевидно, ущемит его собственное достоинство.

Д. Карнеги в своей известной работе «Как приобретать друзей и оказывать влияние на людей» (именно так звучал первый вариант перевода названия его работы, хранившейся долгое время в отделе спецхрана «ленинской библиотеки»!) утверждал: «Существует один наиважнейший закон человеческого поведения. Если повиноваться ему, мы никогда не попадем в неприятное положение, так как он обеспечит нам бесчисленное количество друзей и постоянное благополучие. Но стоит его нарушить, и мы немедленно попадаем в бесчисленные неприятности. Этот закон гласит: всегда поступай так, чтобы у других создавалось ощущение своей значительности.» (ссылка на источники литературыС. 115, 116). Признание значительности другого может приходить в противоречие со своим достоинством, с признанием самоценности собственного «Я». На этой почве могут возникать личные амбиции, снобизм, которые, в свою очередь, могут ущемлять достоинство окружающих. Карнеги по этому поводу писал: «Лично мне пришлось добрую треть века брести на ощупь в этом дремучем мире, прежде, чем передо мной стала проясняться та истина, что в 99-ти случаях из ста человек ни в чем не осуждает себя, независимо от того, насколько он прав или не прав.» (ссылка на источники литературыС. 34). В полной мере с этим утверждением, конечно же, очень сложно согласиться, так как некоторые люди, наоборот, страдают от самоосуждения, от самобичевания, а многие очень трезво и объективно оценивают свое поведение, хотя, несомненно, их подсознательные механизмы психозащиты выполняют свои функции. Искусство общения заключается в том, чтобы учитывать все эти факторы и находить разумные компромиссы. Для того чтобы уметь находить эти компромиссы, необходимо осознать ценность принципа толерантности в общении.

Еще Кант И.И. Кант, в частности, заметил, что человек вынужден жить среди людей, «которых он, правда, не может терпеть, но без которых он не может обойтись.» (ссылка на источники литературыС. 11). Однако, необходимость приятия и признания партнера, высокая нравственная значимость Принцип толерантностипринципа толерантности не являются, к сожалению, приемлемыми для всех. Долгое время сам термин «толерантность» подвергали забвению, отождествляли со смирением, с капитуляцией, с конформизмом, с попустительством, с вечным примирением, с попыткой «подставить другую щеку», когда тебя уже ударили по одной и т.д. На самом деле, этот принцип не связан ни с попустительством, ни с конформизмом; он связан с принятием идей ненасильственного общения, с осознанием невозможности преодолеть «с наскока», немедленно наш эгоизм, «постыдные» слабости и несовершенства человеческого рода. Это относится и к случайным, порой неосознанным проявлениям высокомерия, к психологической несовместимости характеров и к неисправимым или трудно исправимым физическим недостаткам, агрессивности, неоправданным оценкам, обвинениям, стрессам и т.п.

Значение принципа толерантности трудно переоценить: в любой сфере человеческого бытия толерантность рождает взаимное доверие, понимание, откровенность, помогает преодолевать конфликтные ситуации, способствует проявлению доброжелательности и глубокой человечности, помогает, наконец, «психологической притирке характеров». Очень сложно общаться человеку, который не прочувствовал и не осознал ценность толерантности. Конечно, существует определенная предрасположенность характера того или иного конкретного человека к толерантности, способность к которой можно, в определенной степени и культивировать (к сожалению, многие порой приходят к пониманию этого слишком поздно). Толерантность является тем катализатором, который помогает гуманизировать этику общения, внести в нее больше человечности, доверия, доброжелательности, тактичности, отзывчивости, снисходительности, предупредительности.

Общение без толерантности может превратиться в «бесконечные разбирательства» и «выяснения отношений» (хорошо, если «бескровные»). Так, к примеру, если родители узнали, что их ребенок тайком курит в школе, то они должны проявить толерантность, которая не будет означать, что они примирились с этим его вредным занятием, это будет означать, что в общении с ним необходимо проявить максимум чуткости, тактичности, выдержанности, чтобы не потерять окончательно контакта с ним, разобраться в причинах этого явления и найти способы разрешения этой ситуации. В каждой конкретной ситуации общения порог толерантности может меняться в зависимости от ситуации (если ребенок начал употреблять наркотики, то реакция родителей, разумеется, должна быть уже другой, более оперативной и решительной). Однако, во всех ситуациях общения толерантность никогда не может быть связана с культивированием зла, с ущемлением достоинства любого из общающихся субъектов.

Гуманистическая этика общенияНаряду с толерантностью гуманистическая этика общения ориентируется на такие общечеловеческие нравственные ценности и простые нормы нравственности как уважение, скромность, доверие, откровенность, честность, бескорыстие, милосердие, забота, благодарность (признательность), исполнение долга и верность слову, вежливость, стремление помочь человеку в беде и т.д.Рис. 11 Ценностное поле общения связано, в частности, и с культурой таких нравственно-психологических чувств, как чувство доброжелательности, вины, стыда, раскаяния, товарищества, сопереживания, солидарности.

Камю А.А. Камю писал: «Свободен тот, кто может не лгать»«Свободен тот, кто может не лгать». Свобода в общении также напрямую связана с такой нравственной нормой как «не лги». Безоговорочное признание правдивости как нравственной нормы общения является основой культуры и этики общения. Принцип «добродетельной лжи» неправомерен, на наш взгляд, даже в «пограничных ситуациях» (например, даже для того, чтобы не было паники все равно нельзя лгать, и то, что высказывается должно обязательно соответствовать действительности). «Ложь во имя спасения» чаще губит, чем спасает, в том числе и в общении.

Этика общения, в то же время, не предполагает, что в любой ситуации общения нужно говорить всю правду, которую знаешь - это также может повлечь нежелательные последствия (не обязательно говорить больному о его «смертельном» недуге, тем более что диагноз может быть ошибочным, или организм проявит чудо, или, возможно, изобретут новое лекарство и т.д.). Человек не может знать все достоверно, а, наоборот, знания человека, как правило, чрезвычайно ограничены, поэтому этика общения предполагает максимально щепетильное отношение к высказываемой информации. Говорить, действительно, необходимо только правду, лгать, а потом оправдываться, что соврал «во имя спасения» недопустимо: это подрывает доверие, разрушает общение, приводит к отчуждению в межличностных отношениях.

Мы не согласны с тем, что правомерен абсолютистский подход, согласно которому существует «ложь умолчанием», так как тогда по существу каждого человека можно обвинить во лжи, ибо в любой ситуации общения невозможно высказать адекватно всю правду, тем более всю информацию, тем более свои чувства, эмоции, мысли. Человек всегда выбирает, что ему сказать, ответить в той или иной ситуации, а что не говорить: однако, это не может означать, что он высказывает не все и потому лжет. Несомненно, суждений по этому вопросу может быть достаточно много, но, на наш взгляд, нельзя оправдывать ложь какой - либо целесообразностью. Например, если в общении в настоящий момент человек не может сказать то, о чем его просят («дал слово» не говорить об этом, убежден, что «не время» об этом говорить в настоящий момент и т.п.), то он должен лучше извиниться и сказать о том, что «не хотел бы говорить сейчас на эту тему» или предложить перенести этот разговор на более позднее время и т.п., но лгать он не имеет морального права. Как свидетельствует опыт общения, совершенно недопустима ориентация общения на такие «антиценности» как клевета, наговор, сплетни, сознательная дезинформация, потому что они окончательно разрушают культуру общения в каких бы эстетических формах оно не протекало.

Ценность равенства в общенииГуманистическое общение неотделимо от таких универсальных ценностей как свобода, справедливость, равенство, любовьРис. 11. Именно общение, ориентированное на эти ценности, приближается к идеалу и может позволить человеку реализовать свои возможности и удовлетворить потребность в подлинном общении. Специфика функционирования ценностей в процессе общения характеризуется двусторонностью: ценить свободу и независимость в общении нужно не только по отношению к себе, но и по отношению к своему партнеру. Это выражается в недопустимости навязчивого вмешательства во внутренний мир другого, ущемления, даже в мелочах, любой из его потребностей. Не вызывает сомнение, что бестактность и грубость не оправдать стремлением к свободе и творчеству, несправедливость и снобизм тяжелым характером и т.д.

Ценность равенства в общении, так же, как и в других сферах жизни, нельзя понимать абстрактно. На первый взгляд, в общении не может быть равенства, так как сами субъекты не равны по всем своим параметрам. И, действительно, во всех других сферах, кроме нравственной, очень сложно обнаружить какое-либо тождество, какое либо равенство. Нет абсолютного равенства в возрасте, уме, образовании, воспитании, уровне культуры и т.д. Однако, в нравственной сфере такое равенство все-таки должно быть - это равенство всех людей в праве на моральное достоинство. Кто бы ни был человек, он имеет это право, так как даже преступник не перестает быть представителем человеческого рода и хотя бы поэтому имеет право, по крайней мере, на чувство собственного достоинства. Уважать человеческое достоинство - это значит уважать даже его право на ошибку. Овладеть искусством общения - это значит овладеть искусством уважения достоинства человека, его внутреннего мира. Как утверждал еще Паскаль Б.Б. Паскаль, человек не выносит, «когда в душе другого человека есть к нему презрение» и, более того: «Мы бываем счастливы, только чувствуя, что нас уважают.» (ссылка на источники литературыС. 286).

Модели процесса общенияПроцесс общения, как уже отмечалось выше, может быть представлен в трех абстрактных моделях: первая - когда один субъект «пристроился сверху», вторая - когда один из субъектов общения «пристроился снизу», третья - когда оба субъекта общения общаются «на равных». Ценность равенства в общении имеет огромное значение, так как признание субъектами общения равных прав на человеческое достоинство является основой реализации в общении других нравственных ценностей. Авторитеты в гуманистическом общении признаются добровольно, а не навязываются принудительно. Если в общении одним из партнеров навязывается своя доминирующая роль, то такое общение может быть названо только формальным, но не нравственным в собственном смысле слова: в гуманистическом, нравственном общении человек должен быть равноправным и свободным, иначе он не может выступать индивидуальностью и быть активным нравственным субъектом. Именно игнорирование ценности нравственного равенства нарушает гармонию общения. Как верно подчеркивал психолог Егидес А.П.А.П. Егидес: «наиболее часто приводит к конфликту фрустрация (подавление, ущемление) партнером потребности в равенстве.»

Идеальное общение основывается на любви, которая снимает многие ценностные противоречия в общении. Известное высказывание Сент-Экзюпери А. (де)А. Экзюпери о том, что «истинная любовь не в том, чтобы смотреть друг другу в глаза, а в том, чтобы вместе смотреть в одном направлении» дает своеобразный ключ к пониманию ценностного значения любви в межличностных отношениях. Любовь способствует, если можно так выразиться, синхронизации ценностных ориентацией партнеров по общению, снимает многие проблемы предупреждения и разрешения конфликтов ценностей. Любовь помогает выбрать общие ценности и цели и, наоборот, общие цели и ценности являются основой для гармонических любовных отношений. Если ценности субъектов общения совпадают, что является основой, если можно так сказать, философско-этической совместимости, то общение протекает, как правило, бесконфликтно и даже несоответствие характеров и неумение общаться не являются тогда преградой в общении (хотя бы на первых порах). Если партнеры по общению имеют общие цели и ценности, «смотрят в одном направлении», то многие вопросы совместимости потребностей и желаний, «техники» общения решаются как бы сами собой. Эти общие ценности не всегда бывают на виду, поэтому «при долговременном контакте важно изучить ценностные ориентации партнера и демонстрировать уважение к ним.» (ссылка на источники литературыС. 54).

Если в общении получают реализацию общечеловеческие ценности, то такое общение само приобретает самоценностное значение. Меняются объективные и субъективные условия общения, общесоциальные и индивидуальные ценностные ориентации, средства и формы современного общения, но значимость гуманистического общения в человеческой жизни неизменна. Несмотря на динамичные процессы урбанизации, всесторонней технизации всех социальных взаимодействий, которые ведут к замкнутости, отчужденности, индивидуализму в общении, ценность «духовного» общения не исчезает, а «ценность» утилитарного общения обретает свое подлинное значение. Замена подлинного гуманистического общения деловыми контактами ведет, как правило, к «бездуховности общения», к мещанству, потребительству, алкоголизму, наркомании, различным отклонениям в поведении личности. К сожалению, в реальной жизни «переоценка ценностей» в пользу выбора духовных ценностей осуществляется далеко не всегда. Нередко случается это лишь в зрелом возрасте, когда потеряны друзья, когда нечестно заработанные деньги не дают спать спокойно, грозят потерей свободы, когда чисто деловое, утилитарное общение приносит все меньше и меньше удовлетворения. Поэтому можно все-таки утверждать, что ценность гуманистической культуры общения не подвержена девальвации и в этот сложный космический век.

Цели, преследуемые партнерами по общению, как правило, не противоречат ценностям общения; нравственные цели сопровождают гуманистические ценности, аморальные цели связаны с отрицанием этих ценностей. Отрицание самоценности общения, признания его лишь утилитарной функции является следствием соответствующих целей или, возможно, проявлением какой-то патологической формы «ностальгии» по открытому, гуманистическому, доверительному, чистому, искреннему, одухотворенному общению. Тенденции к «девальвации духовных ценностей», которые основываются, как правило, на сознательной дискредитации гуманистических ценностей, связаны, конечно же, с общесоциальными процессами, с «трансформацией» ценностной структуры общественного сознания, социальных и нравственных идеалов, с «переоценкой ценностей», порой просто с «пробуксовкой» воспитательного процесса. Все это, несомненно, вносит свои коррективы в формирование общей и индивидуальной ценностной культуры общения, которые самым тесным образом связаны между собой и которые взаимообуславливают друг друга. Социологи отмечают формирование некоторых молодежных компаний по принципу социального и имущественного положения родителей, целый ряд подобных компаний ориентируется на вещицистские системы ценностей, нигилистически относятся к духовным ценностям общения, ряд же компаний, наоборот, проявляет приверженность духовным ценностям, даже с претензией за ними права на элитарную исключительность (на их «тусовки» не пускают «всяких там челноков» и т.п. ).

Самоценность человеческого общения не зависит ни от целей, которые ставят перед собой его участники, ни от результатов. Ценность общения зависит лишь от его статуса как формы бытия человека: без общения человек полноценно существовать не может. Одиночество вынуждает человека, хотя бы временно, обращаться к любому общению. Все это свидетельствует о том, что потребность в общении присуща структуре человеческой души. Здесь возникает весьма непростой вопрос: потребность ли это в общении, в духовном контакте, или это потребность в реализации родового чувства социальности? Общение, как известно, характеризуется взаимным приобщением к ценностям и опыту своего партнера. Поэтому общение со случайным и нежелательным партнером далеко не всегда может быть названо общением в собственном смысле; общение нельзя редуцировать только к передаче информации, общение - это передача, обмен ценностями и опытом не только на сознательном, рациональном, но и на эмоциональном и интуитивном уровнях.

На наш взгляд, глубинной нравственной ценностью общения является довериеРис. 9; именно доверие отражает, преломляет, выражает и олицетворяет все представленные выше ценности общения, степень доверия характеризует меру нравственности, идеальности общения, ибо единство, общность партнеров основывается, прежде всего, на доверии. Без доверия общение становится некоей формальной процедурой, игрой, конкуренцией - чем угодно, но не «подлинным», «глубинным» общением.

Таким образом, можно сделать вывод, что все ценности общения важны и, в зависимости от ситуации, приобретают особую значимость, однако, определенный «ценностный каркас» общения все-таки существует: все ценности общения связаны с ценностью человека, с уважением его морального достоинства. Степень признания этой ценности партнерами по общению может выражаться в степени доверия.

Раздел этики общения, связанный с ценностями, самым тесным образом переплетается с антропологическим, ибо реализация ценностей (а, разумеется, не смысл самих ценностей) тесно связана с качествами (особенно нравственными) участников общения.

Тема 7. «Человеческие» измерения общения

Процессы общения невозможны без участия человека, так как именно человек является главным и основным субъектом общения. И этот фактор существеннейшим образом определяет форму и содержание общения. Как сделала человека природа и что сделал он сам с этой природой - все это, можно сказать, и определяет «человеческие» измерения общения. От того, какой человек вступает в общение зависит очень многое: мотивы общения, восприятие партнера, выбор стиля общения и т.д. Прежде, чем рассматривать этические аспекты антропологии общения, целесообразно обратится к рассмотрению общих вопросов антропологии общения.

На наш взгляд, культура общения необходимо включает в себя антропологические аспекты, а раздел, который изучает эти аспекты можно было бы условно назвать «антропология общения». Антропология общенияАнтропология общения включает в себя все возможные аспекты, связанные с физиологическими, психологическими, моральными особенностями человека. Она призвана изучать человека как биосоциальное существо, изучать его потребности и способности, качества и свойства, и, в первую очередь те, которые могут проявляться и существенны для процесса общения. По существу все вопросы, связанные с изучением конкретных проблем понимания человека как субъекта межличностного взаимодействия, определения его социальных и биологических детерминант, включены в сферу изучения антропологии общенияРис. 12.

Антропология общения является своеобразным мостиком, связывающим аксиологию и «технику» общения: именно человек является центральным звеном между ценностями общения - с одной стороны и способами и формами общения - с другой стороны. Несомненно, данное утверждение звучит слишком схематично, так же как и деление сфер общения носит сугубо абстрактный, теоретический характер: в реальном общении они неразделимы и взаимопроникают друг в друга. Между ценностями и целями - в одной стороны и между нормами и средствами общения - с другой, нельзя не видеть человека как основного субъекта общения, без учета антропологических характеристик которого нельзя правильно оценить нравственность выбора целей и средств. Общение невозможно без взаимопонимания партнеров, а понимать человека можно только познав его нравственные и антропологические качества. Оценка и анализ общения также невозможны без знания всех человеческих измерений общения и, более того, незнание антропологических особенностей партнера по общению может вести к самым неприятным ошибкам в общении и даже к конфликтам.

Антропологические характеристики субъектов общения связаны с рассмотрением нравственных качеств (добродетелей) участников общения, с уровнем их нравственной культуры, нравственного опыта, особенностей нравственного сознания, поведения и т.п. Культурные уровни развития моральных субъектов общения определяют нравственное содержание общения. Нравственные характеристики личности, специфика ее нравственной индивидуальности наряду с общими ценностями и стилем общения определяют качество самого процесса общения. Титаренко А.И.А.И. Титаренко выделял такие нравственно-психологические качества как «дружелюбие, внимательность, деликатность, способность к сопереживанию и к взаимопониманию, умение приносить радость другим, создавать обстановку искреннего участия, светлого, оптимистического настроения, возвышенности мыслей и чувств.» (ссылка на источники литературыС. 13). Продолжить этот список можно, наверное, такими качествами как благородство, учтивость, чуткость, любезность, доброжелательность, вежливость, тактичность, великодушие, терпимость.

Для понимания этики общения важно знать закономерности развития нравственной культуры субъектов общения, особенности развития и функционирования нравственных качеств, степень нравственной целостности личности, пройденных этапов ее развития, степень сформированности нравственных чувств и способность к моральной рефлексии и т.д. Так, например, общение с ребенком, как показывают многочисленные исследования, в частности, Кольберг Л.Л. Кольберга и Пиаже Ж.Ж. Пиаже, имеет множество особенностей, связанных именно с уровнем его нравственного развития. Выготский Л.С.Л.С. Выготский разработал учение о «сенситивных» периодах в интеллектуальном развитии личности, которое помогает строить тактику общения с детьми.

Действительно, как показывает анализ опыта общения, ценности, цели и нормы процесса общения связаны с нравственными, психологическими, физиологическими, биосоциальными качествами, потребностями, способностями субъектов общения. От них зависит, в конечном счете, индивидуальный выбор целей и ценностей, форм и средств, стиля общения в целом. Такие «природные» характеристики субъектов общения как пол, возраст, национальность, психическая конституция, темперамент, состояние здоровья, внешний вид иногда непосредственно, иногда опосредованно влияют на многие «измерения» процесса общения, на мотивацию и стиль общения. Известно, что психические процессы в сознании человека связаны с формированием нравственных чувств, принципов, представлений и именно они, наверное, определяют противоречивость нравственного сознания человека.

Социальные, особенно нравственные детерминанты общения причудливыми образами переплетаются с антропологическими. Конечно же, ни в коем случае мы не собираемся утверждать, что сами высшие духовные ценности определяются антропологическими характеристиками человека, но трудно отрицать, что выбор и усвоение этих ценностей самим человеком в процессе общения зависит от его возраста, пола, личностного психотипа, особенностей характера, нравственно-психологических качеств и даже от состояния здоровья. Так, например, Грановская Р.М.Р.М. Грановская утверждает, что состояние здоровья влияет на проявления в том числе и нравственных качеств: «Для больных язвенной болезнью характерны тревожность, раздражительность, повышенная исполнительность и обостренное чувство долга.» (ссылка на источники литературыС. 210). С данным утверждением, высказанном в таком категорическом виде, конечно же, сложно согласиться, так как состояние здоровья, болезнь может быть лишь только катализатором или, наоборот, преградой проявления тех или иных нравственных качеств, но непосредственно формировать их не может. Однако, если болезнь длится годами и даже десятилетиями, то, наверное, ситуация может, на самом деле, измениться именно таким образом, что проявления тех или иных нравственных качеств могут сопровождаться определенными физиологическими и психологическими состояниями человека.

В общении важно учитывать индивидуальность партнера, но для этого нужно его вначале узнать, понять и правильно оценить. Поэтому антропологический анализ общения имманентно включает в себя познавательные и информационные моменты. Познание начинается с чувств; в общении роль чувственного познания чрезвычайно велика. Как утверждают психологи, «основа отношения собеседника к нам закладывается в первые 15 секунд общения с ним.» (ссылка на источники литературыС. 14). На самом деле, проанализировать все антропологические факторы, все параметры партнера при первой встрече, наш разум не может, поэтому, наверное, механизмы психозащиты ориентируются на чувство и интуицию, которые и дают нам эту информацию очень быстро и «без размышлений». И, как показывает опыт, это восприятие нередко бывает достаточно адекватно и эффективно (так же как человек может обыграть компьютер в шахматы только за счет интуиции, за счет целостного восприятия комбинаций, а не за счет скорости счета).

Проблемы восприятия людьми друг друга сложны и многогранны; они специально анализируются в рамках вербального и невербального общения, например, в психологической школе Бодалева А.А.А.А. Бодалева, в работах американского психолога Атватер И.И. Атватера. Так в работе последнего под названием «Я вас слушаю» подробно рассматривается, в частности, опыт чувственного познания в общении. Он пишет: «Чувства находят свое выражение независимо от произносимых слов. Можно ясно выразить чувства даже при чтении алфавита. Легко распознаются обычно гнев и печаль, нервозность и ревность относятся к тем чувствам, которые распознаются труднее.» (ссылка на источники литературыС. 70).

Действительно, нравственно-психологическая атмосфера общения, нравственное самочувствие зависят во многом от первых чувственных и интуитивных впечатлений, от целостного образа партнера. Культура общения во многом зависит от уровня перцептивной культуры личности, то есть от тонкости и адекватности восприятия «другого», от умения заметить и правильно истолковать проявления чувств партнера, почувствовать его искренность или лицемерие и, наконец, от адекватности своего самосознания. Здесь могут помочь такие нравственно-психологические качества как внимание, предупредительность, тактичность, корректность, учтивость, доброжелательность.

Культура личности выражается, в частности, в человеческих качествах, которые представляют собой существеннейшие свойства партнеров, стабильно проявляющиеся в процессе общения. Формирование и проявление этих качеств зависит от половых, возрастных, национальных, психологических и даже профессиональных факторов. Конечно, толерантность, например, как ценность и как качество неизменно по своей сути, но его выражение в тех или иных ситуациях общения может радикально трансформироваться в зависимости от антропологических особенностей (пол, возраст, состояние здоровья) партнеров по общению.

Различие мужской и женской психики, в частности, оказывает влияние как на формальные, так и на содержательные характеристики общения. Так Атватер И.И. Атватер высказывает весьма интересные, но во многом сомнительные суждения по этому вопросу: «мужчины склонны сосредотачиваться больше на содержании разговора, тогда как женщины больше уделяют внимания самому процессу общения. Мужчина обычно слушает внимательно 10-15 секунд. Затем он начинает слушать самого себя и искать, что бы добавить к предмету беседы....Женщина, слушая собеседника, скорее увидит его как личность, поймет чувства говорящего.» (ссылка на источники литературыС. 14, 27-28). Женщины, утверждает далее психолог И. Атватер, более склонны к визуальному контакту, они особенно чутко реагируют на длительность и пристальность взгляда (может быть, это связано с женской интуицией), они чаще, чем мужчины возражают собеседнику, не соглашаются (даже по пустякам), считают, что все им что-то должны. Мужчины же реже возражают и скандалят по пустякам, но на мужчин, как правило, сильнее действует морально-психологический фон общения (наверное, они поэтому чаще, в расцвете сил, получают инфаркты).

Возраст, уровень нравственного развития личности также оказывает определенное влияние на стиль общения: молодые, как правило, требуют больше внешней эффективности, высокой эмоциональности, апеллируют больше к чувственным оценкам, чем к нравственным, ориентируются чаще на эстетические идеалы, а не на этические. Люди среднего возраста более тщательно подходят к выбору партнера по общению, проявляют значительно больше требовательности к его нравственному облику, к его высказываниям, обещаниям, поступкам (даже незначительным, незаметным на первый взгляд).

Пожилые, старые, болезненные люди более обидчивы, раздражительны, недоверчивы в общении, чем молодые. Они ждут, как правило, или даже требуют обязательного проявления знаков уважения по отношению к себе, при этом обычно особенно педантично ждут, чтобы уважали и ценили не только их личное «Я», но и их опыт, знания, награды, «победы» и т.д. В то же время, эти знаки уважения должны проявляться по отношению к ним максимально деликатно, тактично, неназойливо, без особого афиширования, дабы не напоминать лишний раз им о самых неприятных для них сейчас вещах: возрасте, самочувствии, дееспособности. Дети же стремятся, прежде всего, к признанию взрослыми в общении с ними неприкосновенности их собственного «Я». В общении с детьми нужно максимально полно представлять этапы формирования нравственного сознания и постоянно важно помнить, что понятийный аппарат детского сознания еще не сформировался в полном объеме, что он живет больше эмоциями, чем разумом и целый ряд моральных норм и принципов ему могут быть просто непонятны в его возрасте (возможно, поэтому на Востоке призывают относится к ребенку до 5 лет как к владыке, от 5 до 15 лет - как к слуге, в 15 лет - общаться на равных). Важно также, например, учитывать, что у ребенка быстро переключается внимание, так как оно еще недостаточно сформировано и неустойчиво, и это знание можно использовать, например, в разрешении конфликтной ситуации (переключив его внимание на неконфликтный объект).

Важно отметить, что антропологические характеристики субъектов общения определяют выбор «технических» норм общения. Психологические характеристики, социальный статус, знаки равенства и субординации, национальные традиции участников определяют даже пространственные параметры общения. Атватер И.И. Атватер утверждает, что дети, женщины и старики стоят ближе к собеседнику, чем подростки и люди средних лет. Уравновешенные люди подходят к собеседнику ближе, чем нервные. Партнеры равного статуса общаются на более близком расстоянии, чем начальник и подчиненный. Жители стран Латинской Америки и Средиземноморья устанавливают дистанцию общения более близкую, чем жители стран Северной Европы. Расстояние между говорящими уменьшается с севера Европы на юг (такая же закономерность была отмечена и для Северной и Южной Америки). Если для жителя Великобритании приятное, «естественное» расстояние при общении - полтора - два метра, то для жителя Греции «достаточно» и метра. Выделяют еще и функциональные нормы организации межличностного пространства: до 0,5 метра - интимное общение, 0,5 - 1,2 м. - для общения друзей, 1,2 - 3,7 м. - для делового общения, 3,7 м. и более - для публичного общения. Правильный выбор положения в пространстве общения, считают психологи, есть залог успеха в общении, а незнание и нарушения их могут быть истолкованы как неуважение партнера.

Для того чтобы не испытывать дискомфорта в общении с жителями разных регионов и этнографических общностей важно знать национальные тонкости. «Американцы и англичане располагаются сбоку от собеседника, тогда как шведы склонны избегать такого положения. Арабы наклоняют голову вперед......», «мужчины предпочитают положение лицом друг к другу, кроме ситуаций соперничества, а женщины предпочитают беседовать, склонясь в сторону собеседника, особенно хорошо знакомого, - отмечает И. Атватер. (ссылка на источники литературыС. 72-74). Конечно же, подобные наблюдения не могут исчерпать всего многообразия ситуаций общения, положение партнеров в которых зависит от антропологических факторов, поэтому антропологическая ориентировка относительно нравственно-психологических качеств партнера необходима в любой ситуации общения.

Содержание общения зависит от духовных и особенно нравственных качеств его участников, формы и способы общения зависят больше от их психической конституции, от психотипа, от типа характера и типа нервной системы. Антропологический аспект процесса общения во многом детерминирован психической конституцией субъектов общения. Конечно же, зависимость эта опосредована целым рядом социокультурных факторов: слишком сложны механизмы взаимосвязей психической конституции человека и его культурного развития. В процессе общения человек должен без иллюзий представлять «специфику своего характера» и характера своего партнера. Академическая и прикладная психология дают огромный материал по этому вопросу. Научные классификации физиологических типов и психотипов личности помогают наиболее глубоко раскрыть их антропологическую коммуникативную специфику.

Физиологические типологии классификацииФизиологические типологии классификации людей предпринимаются еще со времен Гиппократа (это такие типы темперамента как холерики, сангвиники, флегматики и меланхолики). Количество существующих классификаций личностей с трудом поддается учету. Это и психофизиологическая типология Павлов И.П.И.П. Павлова (различаются такие типы как уравновешенный, возбудимый, тормозной, инертный, и три чисто человеческих типа - мыслительный, художественный и средний) и типология Кречмер Э.Э. Кречмера (выделяются такие типы как пикник-циклотимик, астеник-шизотимик, атлетик-иксотимик), и типология Шелдон В.В. Шелдона (анализирует эндоморфный, мезоморфный и эктоморфный типы), и психоаналитическая типология и типология Юнг К.К. Юнга (интроверты и экстраверты). Типология Хейманса-Ле Сенна выделяет 8 типов: нервный, синтементальный, бурный, страстный, сангвиник, флегматик, беспечный, апатичный. Фромм Э.Э. Фромм в работе «Человек для самого себя» утверждает, что все типы характеров личности можно отнести или к продуктивной (производящей), или к непродуктивным (рецептивная, эксплуататорская, накопительская, рыночная) ориентациям; каждой из этих ориентацией соответствуют определенный позитивный и негативный аспекты, свои нравственно-психологические качества.

В типологии Егидес А.П.А.П. Егидеса, развивающей классификацию акцетуированных личностей Леонгард К.К. Леонгарда, выделяются такие психотипы как эпилептоид, паранойяльный, гипертим, истероид, шизоид, гипотим, сензитив, непостоянный. Очень важно подчеркнуть, что данные психотипы определяют даже потенциальные ценностные ориентации их обладателей. Так, например, истероид (демонстративный тип) среди других ценностей предпочитает успех, эпилептоид - внешний порядок, гипертим - общение, паранояльный - победу (любой ценой), шизоид - внутренний порядок и т.д. (ссылка на источники литературы)

Существуют и многочисленные паранаучные классификации. Так Смолка К.К. Смолка выделяет такие типы характера, которые характеризуются, на его взгляд, определенными доминирующими нравственно-психологическими качествами: «тщеславный», «честолюбивый», «чрезмерной скромности», «льстецы и подхалимы», «сверхосторожные», «властолюбивые», «капризные», «вспыльчивые», «нерешительные», «вечно выжидающие», «заносчивые» и, наконец, «идеальные». Камычек Я.Я. Камычек выделяет, к примеру, такие типы (они особенно хорошо проявляются на отдыхе) как «король остроумия», «шумный сосед», «капризник», «клейстер», «болтун». Крегер ОО. Крегер и Тьюсон Дж.Дж. Тьюсон создали ассоциацию по пропаганде и обучению типологии личностей по международно признанной методике Маейерс - Бриггс, которая выделяет 16 типов личности, определяющих «как мы живем, работаем и любим». (ссылка на источники литературы). Существуют классификации на основании гороскопов (по знакам Зодиака), по восточным типологиям личности, по биоритмам и т.д. и т.п.

Давать подробный анализ существующих классификаций не представляется возможным в силу ограниченности объема настоящей работы. Кроме того, в этом нет особой необходимости: они, конечно, отражают опыт человеческого познания, но абсолютизировать значимость подобных классификации нельзя, так как степень их достоверности, научности еще требует подтверждения. Можно отметить, что эти классификации, конечно, вряд ли помогут нам раскрыть глубины человеческой души, но понять мотивы его поведения, структуру его потребностей, безусловно, помогут. Важно здесь подчеркнуть, что нравственные качества человека не могут непосредственно быть связаны с типами темперамента и характера, так как, по справедливому утверждению Сартр Ж.П.Ж.П. Сартра, «не бывает трусливого темперамента. Темпераменты бывают нервическими, слабыми, как говорится, худосочными или полнокровными. Но слабый человек не обязательно трус, так как трусость возникает вследствие отречения или уступки. Темперамент - еще не действие. Трус определяется по совершенному поступку. То, что люди смутно чувствуют и что вызывает у них ужас, - это виновность самого труса в том, что он трус. Люди хотели бы, чтобы трусами или героями рождались.» (ссылка на источники литературыС. 334).

Социокультурная маска профессииАнтропологические характеристики субъектов общения зависят и от той среды, в которой живет человек, и от той деятельности, которой он занимается на протяжении своей жизни. Немаловажную роль в системе антропологических факторов занимает «социокультурная маска профессии». Профессия человека, как известно, существенным образом корректирует стереотипы взаимоотношений с окружающими и даже стиль общения в целом. Конечно, сказанное не означает, что профессия человека может изменить антропологические характеристики человека, это означает, что профессия может какие-то из огромного многообразия природных качеств человека активизировать, а какие-то, наоборот, подавить или затормозить. Эти «активизированные» качества мы и будем называть в данном случае профессиональными. Так профессиональные качества учителей и преподавателей часто характеризуются назидательностью, привычкой к повторению; работники правоохранительных органов отличаются, как правило, обостренным вниманием, чрезмерной подозрительностью и сухостью даже в неофициальном общении; представители технических профессий требуют обычно особой точности, однозначности во всем. Врачам присуща некоторая внешняя холодность, невозмутимость, скептицизм, а иногда и юмор, часто весьма непонятный и неприемлемый для больного. Такие особенности общения медицинского персонала с больными для самих медицинских работников могут порой быть необходимым психогигиеническим средством (если, например, хирург будет переживать болезнь подобно трагическому актеру, то его нервная система может не выдержать), но для больного такое «веселое общение» и юмор, направленный на его болезнь, бывает не всегда приятно. Стиль общения, его нравственный климат часто зависит и от должностных положений его участников. Не секрет, что у некоторых руководящих работников даже в семейной обстановке «по инерции» проявляется целый комплекс начальственных амбиций и управленческого снобизма.

Своеобразие психики и личности индивида, их неповторимость, несомненно, оказывают воздействие на содержание и формы общения посредством совершения выбора. Выбор личности в общении во многом детерминируется антропологическими факторами, которые, конечно, не могут определять ценности, но могут определять цели общения и предпочтения среди ценностей. Именно учет человеческих измерений общения помогает посмотреть на процессы общения «изнутри», а не констатировать имеющиеся ценностные ориентации.

К антропологическим факторам общения можно отнести и социокультурные, в частности, этнографические или национальные особенности субъектов общения. Можно предположить, что каждая народность, каждая нация имеет свои отличительные признаки и, в частности, в рамках культуры общения. Всем известно, например, кавказское гостеприимство, японская вежливость, английская корректность в общении. В странах Востока (например, в Японии) существует традиция, которая предписывает человеку запрет на демонстрацию не только плохого настроения, и даже личного горя: человек должен во всех без исключения случаях сохранять приветливое выражение лица (даже тогда, когда у него умер близкий человек на улице он не может плакать). Для того чтобы не обременять окружающих своим горем и поддерживать оптимистическую атмосферу общения, улыбка, считается там, должна сопровождать каждый его ответ и каждое обращение.

Национальные особенности общенияНациональные особенности общения связаны и с общекультурными традициями. Атватер И.И. Атватер констатирует, что «.....в Пуэрто-Рико вежливая девочка никогда не смотрит взрослым прямо в глаза, что является знаком уважения и послушания». (ссылка на источники литературыС. 67). Историки и писатели прошлого века отмечали, что у мещан и купцов России ХIХ века было принято садиться за стол, к самовару только после четвертого приглашения, усаживаться к самовару сразу же после первого приглашения считалось непристойным; этот факт может свидетельствовать о том, что в культуре общения особо ценились такие качества как скромность, тактичность, учтивость.

Гумилев Л.Н.Л.Н. Гумилев чрезвычайно интересно писал о влиянии этноса на стереотипы поведения и общения: «Каждый этнос имеет свою собственную внутреннюю структуру и свой неповторимый стереотип поведения: иногда структура и стереотип поведения этноса меняется от поколения к поколению.» (ссылка на источники литературыС. 91). Так, к примеру, он очень колоритно пытается представить эту проблему в качестве следующей гипотетической модели: «Допустим, в трамвае появляется молодой человек, который начинает некорректно вести себя по отношению к даме. Как будут действовать наши персонажи? Грузин, скорее всего, схватит обидчика за грудки и попытается выбросить его из трамвая. Немец брезгливо сморщится и начнет звать милицию. Русский скажет несколько сакраментальных слов, а татарин предпочтет уклониться от участия в конфликте. Изменения ситуации, которое требует и изменения поведения, делает разницу стереотипов поведения у представителей разных этносов (суперэтносов) особенно заметной» (ссылка на источники литературыС. 86). В своей работе Л.Н. Гумилев представляет огромное количество аргументов, подтверждающих его позицию относительно этнографических особенностей стереотипов поведения и общения. Весьма интересны его суждения относительно семейно-брачного общения: «Для примера возьмем простейший случай брачно-сексуальных отношений. Грубо говоря, формы таких отношений очень разнообразны: от моногамной семьи до полной свободы половых отношений. Например, у одних народов для девушек при бракосочетании обязательна невинность, а у других - предварительное обучение приемам любви. Иногда развод легок, иногда затруднен, иногда невозможен вообще. У одних народов сожительство жен с посторонними мужчинами карается как супружеская невинность, у других - поощряется (например, уйгуры в оазисе Хами, как мы уже упоминали, так привыкли уступать своих жен проезжим купцам, что, даже разбогатев под покровительством Чингисидов, не хотели отказаться от обычая, казавшегося их соседям постыдным)... Иудеи ненавидели римлян за то, что те ели свинину, а римляне считали противоестественным обычай обрезания. Рыцари, захватившие Палестину, возмущались арабским обычаем многоженства, а арабы считали бесстыдством незакрытые лица французских дам и т.д.» (ссылка на источники литературыС. 92) Эти наблюдения относительно культурных особенностей этносов, о которых так любопытно, что не хочется их даже сокращать, пишет Гумилев Л.Н.Л.Н. Гумилев, весьма наглядно характеризуют зависимость стереотипов общения от культуры того или иного этноса.

Национальные особенности общения интересовали еще Кант И.И. Канта, который отмечал, в частности, что «Французский народ характеризуется наибольшим вкусом в общении; в этом отношении французы - образец для всех других народов. Они вежливы, особенно к чужестранцу, который их посещает, хотя в настоящее время уже вышла из моды придворная угодливость. Француз таков не из какого-либо личного интереса, а из присущей ему непосредственной потребности и вкуса к общению........» (ссылка на источники литературыт. 6, с. 565). Английский же характер «больше противоположен характеру французского народа, чем кому-либо другому, ясно из того, что он отрекается от всякой любезности (как самого замечательного свойства французов в обиходе) по отношению к другим и даже друг к другу и притязает только на уважение, причем каждый хочет жить по своему собственному разумению. - Для своих земляков англичанин создает огромные благотворительные учреждения, которых нет ни у одного другого народа. - Но чужестранец, которого судьба забросила на английскую почву и который попал в большую нужду, всегда может умереть на навозной куче, так как он не англичанин, т.е. не человек...». (ссылка на источники литературыт. 6, с. 566-567).

Испанцы, считает Кант, более горды, серьезны, чем французы и особо проникнуты сознанием собственного достоинства, однако они консервативны, враждебно относятся ко всяким реформам. (ссылка на источники литературыт. 6, с. 568). «Итальянец сочетает французскую живость (веселость) с испанской серьезностью (твердостью)... Если француз отличается тонким вкусом в обхождении, то итальянец - художественным вкусом. Первый любит больше частные развлечения, второй - публичные...» (ссылка на источники литературыт. 6, с. 569). Немцы, утверждает Кант, пользуются репутацией людей с хорошим характером, а именно людей, отличающихся честностью и домовитостью - свойствами, которые не ведут к блеску, они отличаются прилежанием, чистоплотностью, бережливостью, рассудительностью, выдержкой, скромностью, космополитичностью, но, в то же время, отличаются педантичностью и чрезмерной методичностью.

Бердяев Н.А.Н.А. Бердяев рассматривает характер русского народа, который накладывает отпечаток и на культуру его общения. Он пишет о «географии русской души»: «Широк русский человек, широк как русская земля, как русские поля. Славянский хаос бушует в нем. Огромность русских пространств не способствовала выработке в русском человеке самодисциплины и самодеятельности, - он расплывался в пространствах.» (ссылка на источники литературыС. 64). Немец же, утверждает далее Н.А.Бердяев, не может существовать в безграничности, ему чужда и противна славянская безбрежность, все должно у немца быть на месте, все распределено, без самодисциплины и ответственности немец не может существовать, он организатор (русский же привык быть организуемым). «Польская душа - аристократична и индивидуалистична до болезненности, в ней так сильно не только чувство чести, связанное с рыцарской культурой, неведомой России, но и дурной гонор... чувство превосходства и презрения, от которых не свободны поляки.» (ссылка на источники литературыС. 163-164).

О японском характере и особенностях поведения и общения уже написано немало. Очень интересно рассказывает о японском характере Овчинников В.В.В.В. Овчинников в «Ветке сакуры». Так у японцев очень развит культ поклонов и извинений, их моральные отношения характеризуются, с одной стороны толерантностью, а, с другой - огромным вниманием к самолюбию, непримиримостью к оскорблениям и унижению достоинства. Японцы стараются избегать одолжений со стороны чужих людей, стараются быть учтивыми, что выражается порой в том, чтобы не делится своими бедами, не употреблять слов «нет» и «не», быть предельно вежливыми. А японская вежливость, как отмечает В.В. Овчинников, - это, прежде всего, стремление людей при любых контактах блюсти достоинства друг друга, это искусство избегать ситуаций, способных кого-либо унизить, умение сглаживать соперничество, принимать компромиссы. Японская мораль на редкость снисходительна к человеческим слабостям. В общении японцы не ставят цель переделать человека (видимо потому, что точно знают, что взрослого человека переделать невозможно).

Японцы противоречивы, что проявляется, например, в воздержанности в повседневной жизни (но расточительности на свадьбе), бесцеремонности среди посторонних на улице (они могут бросать, например, мусор где попало), но педантичности дома, покладистость между собой, но жестокость и агрессивность по отношению к «другим» («комикадзе», к примеру). Регулирование социальных отношений в Японии осуществляется в большей степени в рамках общения. Например, в Японии юристов в тридцать раз меньше, чем в США, конфликты решаются не в судах, а, как правило, с посредником, практикуются «ресторанные соглашения».

Потребность в общенииСреди бесконечного многообразия антропологических факторов общения важное место занимает и сама потребность человека в общении, которая неразрывно вплетена в общую структуру потребностей и глубоко «зарыта» в человеческом сознании, в человеческой психике. Степень сформированности и интенсивности потребности общения позволяет более глубоко понять выбор структуры ценностей, принципы самого общения. Известно, что у экстраверта потребность в общении более интенсивно и ярко выражена, у интроверта потребность в общении также может быть достаточно интенсивной, но выражена она менее ярко, более завуалирована (наверное, поэтому осуждать интровертов в недостаточной общительности, в отсутствии желания общаться, в недооценке ценности самого общения было бы несправедливо). Потребность в общении, конечно, не у всех одинакова: она зависит от целого комплекса биосоциальных характеристик человека (максимальна она, в частности, у отдельного человека в период 12-20 лет, потом снижается и остается постоянной) и бывает нарушена у людей с нездоровой психической конституцией (например, «уход в себя» при шизофрении).

Наряду с потребностью в общении можно говорить о способностях к общению, совокупность которых в единстве с потребностью в общении обозначают понятием общительность. Большинство антропологических качеств личности в самых различных сочетаниях и определяют, в конечном счете, эту синтетическую характеристику. Термин общительность был уже у Канта. Как научное понятие он существует сравнительно недавно и в информационно-поисковом тезаурусе по этике, составленным Блюмкин В.А.В.А. Блюмкиным, он служит для обозначения особых качеств личности, раскрываемых через такие «морально-прагматические характеристики» как гостеприимство, приветливость, разговорчивость, обаяние, навязчивость.

Общение всегда служит удовлетворению человеческих потребностей (включая нравственную потребность человека «делать добро»). Термин «общение ради общения» имеет смысл тогда, когда мы говорим о том общении, в котором в наиболее рафинированном виде реализуется сама потребность в общении. Когда же человек, например, после длительной изоляции или глубоких длительных потрясений хочет выговорится, «излить свою душу», порой даже неважно кому, то имеет место явление, которое в психологии носит название «феномен исповеди». Стремление высказать самое тайное и сокровенное самому близкому или, что совсем нередко, «самому дальнему», порой совершенно незнакомому человеку бывает связано те только со стремлением пообщаться, но и с удовлетворением таких, более глубинных потребностей как снятие морально-психологической напряженности, стремление выразить себя для того, чтобы тебя поняли и, может быть, простили, создание тайной, мистической иллюзии причастности и даже видимости переложения части ответственности на другого человека.

Самоценность человеческого общения как средства духовного развития и формирования человека трудно переоценить. Никакие последствия современной научно-технической революции не могут умалить значение общения в жизни человека и ценность межличностного диалога, в котором основной акцент делается не на простой поверхностный контакт, а на «глубинное» духовное общение, без которого человек не может реализовать все свои сущностные силы и возможность быть человеком. Для каждого человека самое страшное наказание - это состояние одиночества, каждый человек в той или иной степени болезненно переносит состояние одиночества, оторванности, действительной, а не формальной изолированности от окружающих. Можно, как известно, быть одиноким и в толпе, так как простое существование среди безликой массы людей, не есть общение, поэтому человек стремится обязательно приобщиться к чему-либо или к кому - либо, испытать чувство причастности, порой неосознанно и в превратных формах. Поэтому потребность в общении и дефицит общения могут порой привести человека в сомнительные компании, общества, которые порой бессовестно спекулируют на человеческом одиночестве. Конечно, встречается и сознательный уход от общения, от жизни во внутренний покой, но это, как правило, временное явление, так как без общения, пусть даже в самых неопределенных формах, человек долго прожить нормально все равно не сможет; ему требуется хотя бы самовыражение, которое без общения становится мучительным. Известно, что в молодости наиболее болезненно максималистски переносится состояние (порой мнимое) одиночества, ненужности, оторванности от сверстников.

Огромную значимость общения в жизни человека можно использовать и в сфере воспитания и самосовершенствования. Так, среди духовных испытаний для самоусовершенствования по системе «дзен» в Японии существует так называемый «моритао»: человека на 7 - 10 дней полностью изолируют от общества и запрещают разговаривать даже с собой. После такого испытания человек начинает особо ценить общение и собеседников.

Антропологический аспект культуры общения связан с гносеологическими аспектами процесса познания. Общение без «информационного обмена» сложно представить: это и познание потребностей, мотивов, вкусов, ценностных ориентацией, это и понимание «другого» и самого себя, это и умение понимать причудливые сочетания знаков, символов, это и обоснование оценок в процессе общения. Взаимопонимание в общении основывается на общей познавательной культуре участников общения, на их опыте, на их знаниях, на их памяти, на их умении адекватно расшифровывать вербальные и невербальные символические структуры, на понимании самой логики, механизмов, закономерностей общения. Общение в еще большей степени невозможно без элементов чувственного познания, с перцептивной культурой субъектов общения, ибо человек в общении, как утверждают психологи, ищет, в первую очередь, сочувствия, а не совета. Карнеги Д.Д. Карнеги отмечал: «Три четверти людей, с которыми вы завтра встретитесь, жаждут сочувствия. Проявите его, и они полюбят вас.» (ссылка на источники литературыС. 185). Успех в общении приходит к человеку не только благодаря знанию себя, «другого», установления взаимопонимания, умения поставить себя мысленно на место другого человека, почувствовать состояние другого человека и даже полюбить его, ибо, как утверждает Э. Фромм, «вас любят, только если вы сами любите; именно ваша способность любить и вызывает любовь в другом человеке. Самое трудное - именно неподдельная способность к любви. (ссылка на источники литературыС. 199).

Достоевский Ф.М.Ф.М. Достоевский говорил, что природа человека едина, и в одном человеке заложено все, что есть в других людях. Древние говорили, что человек одновременно и ангел и зверь. Учет подобных философских и психологических мудростей может помочь глубже разобраться в реальных ситуациях общения, в их нравственной оценке, в выработке стратегии поведения и, наконец, даже в проведении занятий по культуре общения.

На основе вышеизложенного, можно отметить, что значимость антропологического фактора в общении невозможно переоценить. Этика общения со своих позиций исследует его нравственный аспект, который можно было бы назвать «этическая антропология общения». Этот раздел этики общения призван исследовать нравственные качества (добродетели и пороки) субъектов общения в их взаимосвязях с ценностями и нормами общения.

Тема 8. Этическое содержание «техники общения».

Общение представляет собой процесс, в котором наряду с аксиологическими и антропологическими действуют также и нормативные («технические», процессуальные, этикетные) факторы, которые можно было бы обозначить в целом как «прагматические» (от греч. pragma - дело, действие). Само собой разумеется, что участники общения выбирают и используют различные способы, средства, формы, методы, приемы, правила, нормы, которые в своей совокупности составляют так называемую «техническую сторону общения». Тот раздел культуры общения, который связан с этими нормами и правилами, с выбором «тактики общения», с различными «техническими» приемами, нормами и правилами, с умениями, а, в целом, с операционно-функциональной стороной общения можно назвать «технологией общения» или лучше «прагматикой общения».

Ограничиваться анализом только «сетки ценностей» общения, на наш взгляд, было бы не совсем верно: целостный подход к анализу общения предполагает рассмотрение всех его сторон. Конечно, ценностный анализ является, несомненно, определяющим, но без учета антропологических и прагматических аспектов он отрывается от жизни, от самого общения и превращается в ряд абстрактных, повисающих в воздухе установок. Да, действительно, ценность человека в общении является определяющей, бесспорной, но лишь декларация этого недостаточна, так как тут же возникает ряд практических, поведенческих вопросов: как уважать именно этого конкретного человека? что для этого нужно делать? в каких формах это уважение должно проявляться? правильно ли я выражаю свое уважение? и т.д. Проще простого, конечно, сказать, что это мол не дело философов и этиков разбирать вопросы «техники общения», пусть мол этим занимаются другие специалисты. Такое положение одно время было в советской гуманитарной науке: «гуманитарный конвейер» был отлажен весьма строго и, в частности, не позволял «залезать в чужую область», «заниматься не своим делом». А в результате философская этика, ограниченная сферой рассмотрения абстрактных ценностей, могла превратится в оторванную от жизни дисциплину, так как нормативные и прагматические вопросы этики общения были объектом рассмотрения лишь в исключительных случаях (этические проблемы культуры общения и этикета специально рассматривались лишь на конференции в Вильнюсе (ссылка на источники литературы)). На наш взгляд, этика может и должна заниматься изучением эмпирического уровня общения, «техникой и прагматикой общения», не подменяя, конечно, предметные области исследований других дисциплин, изучающих общение.

Область «техники общения» чрезвычайно разнообразна. Она включает в себя всю, так сказать, анатомию человеческого общения, включая и характер условий, обстановку общения. Эта область постоянно изменяется, особенно в современную эпоху научно-технической революции. Задачи этического анализа состоят в определении меры нравственности выбора способов, средств, форм и в определения их соответствия уровню нравственного развития субъектов общения. Этика в ее традиционном понимании - это не только концептуальные построения, но и «практическая философия», образ мысли, даже образ жизни. Этика общения - это не только построения систем ценностных ориентацией, но и всесторонний опыт общения, включая не только рассуждения о «глобальных» ценностях и нормах общения, но и вопросы конкретной реализации этих ценностей и норм. Этика общения включает в себя также такие «мелочи» общения как проявления эмоций, всевозможных знаков, оценок и т.д.

Ларошфуко Ф.Ф. Ларошфуко утверждал, что «можно дать совет, но нельзя дать умение им пользоваться», и, несомненно, отчасти был прав, так как, действительно, рассуждать о чем-то «вообще» иногда значительно легче, чем глубоко вникнуть в проблему, разобраться в ее конкретике. В общении также значительно проще сказать «нужно делать так», «ты обязан сделать это», «так поступать нехорошо» и т.д., чем сказать как конкретно это можно сделать. А на самом деле, выбор ценностей в общении порой также важен как и выбор «техники» общения, ибо в общении они становятся равнозначны и неправильный выбор технических приемов общения может перечеркнуть правильный выбор ценностных ориентацией. Так, если в присутствии соседей человек начинает, например, допытывать своего друга о причинах его недавнего развода, то, наверное, может ущемить его достоинство и вызвать обоснованную обиду. Известно, что одни и те же средства и формы общения могут также приобретать совершенно противоположную окраску в зависимости от их нравственной значимости.

Золотое правило нравственностиНормы и правила общения есть по сути конкретизация тех или иных норм морали. Нормы и правила общения меняются значительно более динамично, чем моральные нормы и ценности, но основные моральные принципы общения также остаются, можно сказать, стабильными. Так, например, Камычек Я.Я. Камычек экстраполируя «золотое правило нравственности» на общение, отмечает, что «В любой жизненной ситуации ведите себя так, как вам хотелось, чтобы другие вели себя по отношению к вам.» (ссылка на источники литературыС. 4). Однако, в общении реальное следование этой императивной норме не всегда возможно, так как ее применение предполагает совпадение желаний, вкусов, представлений, принципов партнеров по общению. В эмпирическом же общении, как правило, наоборот, сталкиваются совершенно противоположные представления об уважении, о толерантности, о достоинстве, что ведет, например, в тому, что один считает, что уважать его - это значит постоянно звонить ему по телефону, а другой считает, что такое выражение уважения ущемляет его привычки, желания, возможности и совершенно не отражает степень уважения «другого». Но на уровне этикетного (стереотипного) общения с такой формой «золотого правила общения» можно было бы согласиться, ведь каждый человек ожидает, что по отношению к нему будут придерживаться правил приличия, правил этикета.

По существу все нормы и правила общения можно условно разделить на этикетные (стереотипные) и неэтикетные (нестереотипные, или творческие). Нравственные проблемы «техники общения» наиболее наглядно и емко можно проследить на анализе этикетного общения. Кстати, на наш взгляд, чистого, рафинированного, «неэтикетного общения» вообще реально не существует: этикетность общения носит, можно сказать, атрибутивный характер. Мера этикетности общения зависит и от объективных, и от субъективных условий. Сфера этикета шире сферы общения, этикет связан не только с общением (этикет связан и с отношением к животным, природе, духам и т.п. ), также как и общение не ограничивается полностью сферой этикета (считается, что этикет определяет, прежде всего, формальную сторону общения). Однако роль этикета, на наш взгляд, не ограничивается лишь формальными требованиями правильного приветствия и представления: нормы речевого этикета непосредственно связаны с нравственным содержанием общения (по этикету нельзя, к примеру, делать унижающие человеческое достоинство замечания, заводить разговор на празднике о работе, распространять сплетни и чужие тайны и т.д.)

Известные исследователи этикета Байбурин А.К.А.К. Байбурин и Топорков А.Л.А.Л. Топорков резюмируют: Этикет«Этикет имеет чрезвычайно неопределенный феноменологический статус: он может быть рассмотрен и как определенная система знаков, и как специфическая форма регуляции человеческого общения, и как особая форма поведения. Все три подхода (условно говоря, семиотический, коммуникативный и поведенческий) в равной степени приемлемы, и вопрос не в том, чтобы выбрать один из них, наиболее отвечающий сущности этикета, а в том, чтобы найти их сочетание, которое бы позволило наилучшим образом выявить эту сущность.» (ссылка на источники литературыС. 6).

Известно, что этикет возник в человеческом общежитии очень давно, корни его лежат в различных ритуалах, обрядах, табу. Возникновение и функционирование этикета имеет строгую практическую и моральную обусловленность (помогая, в частности, устанавливать доверительные отношения). Так, рукопожатие первоначально означало, что в правой руке нет оружия, снятие головного убора первоначально означало снятие шлема, а обычай чокаться имел определенную цель - доказать гостям, что вино не отравлено хозяином (так как вино во время соприкосновения кубков переливалось в чашу хозяина) и т.д. Конечно же, деление общения на этикетное и неэтикетное весьма относительно, ибо в реальном общении и в выполнении этих этикетных норм постоянно присутствуют элементы, чуждые шаблонам, стереотипам, носящие в определенной степени творческий характер. И, наоборот, любое общение в той или иной степени регламентировано и связано с определенными нормами и правилами этикета, по крайней мере речевого этикета. Более того, одни и те же элементы этикета, но в «разном исполнении», могут нести и разное нравственное содержание: даже «буквальное» следование правилам этикета может иметь негативную нравственную окраску. Исполнение этикетных норм имеет конкретно-ситуативный характер: этикетная норма должна вписываться в аксиологические, антропологические и прагматические параметры конкретной ситуации общения. Вот именно поэтому одно знание этикетных норм еще не делает человека культурным и не гарантирует высокую культуру и этику общения: нужно еще и уметь их применить в той или иной конкретной ситуации. А для этого нужно постичь те закономерности, которые помогают каждый раз не «изобретать велосипед» заново.

Этикет помогает ориентироваться в повторяющихся ситуациях в основном на формальном уровне (приветствия, знакомства, представления, поведение в общественных местах, прием гостей и т.д.). Правила этикета являются своего рода азбукой общения, из букв которой создаются самые многообразные сочетания - «слова», «фразы», «предложения» человеческого общения. Этикет представляет собой определенный нормативный регламент поведения в конкретных ситуациях, он связан и с речевыми и неречевыми формами и закрепляется в правилах хорошего тона, норм приличий, предписаниях самых разных уровней общности, советов, рекомендаций, запретов, знаков и т.д. Однако сфера действия этикета все-таки ограничена, но это нисколько не умаляет значимости этих унифицированных форм поведения и общения. Существует мнение о том, что в дружеском и любовном общении следовать нормам и правилам этикета совершенно не обязательно, что эти условности должны быть отброшены за ненадобностью. Однако, как показывает анализ психологического опыта, это может привести к безмерной бесцеремонности и, как следствие, к недовольству, прохладности в отношениях, безразличию, ущемлению собственной значимости. Нет, следовать этикету культурный человек должен всегда, но не формально, не слепо, а, с учетом знания культуры общения, самобытно, творчески, преодолевая однообразие и монотонность. Обобщая огромный психологический опыт семейной жизни, Д. Карнеги утверждал, что семейная жизнь - это «поле для дипломатии». В этом утверждении есть определенная доля истины; на самом деле, подчеркнуто фамильярное, панибратское отношение между близкими в определенных случаях (если этому к тому же благоприятствует психотип партнера) может рождать недовольство, пагубно влиять на морально-психологическую атмосферу общения, ибо человек перестает чувствовать знаки уважения своей значимости.

Этикетные нормы общения оцениваются порой совершенно противоречиво: одни провозглашают культ этикета (если человек не может говорить по-французски и не умеет правильно держать вилку, то он недостоин быть в их обществе), другие, наоборот, считают, что этикет способствует процветанию педантизма и лицемерия (достаточно вспомнить оценку этикета Вольтер Ф.М.Вольтером: «Этикет - это разум для тех, кто его не имеет»). Формальное, деловое общение трудно себе представить без этикетных норм, этикет и протокол в дипломатическом общении чаще всего вообще не различимы, поэтому этика общения и этикет в нормативном измерении самым тесным образом взаимосвязаны.

Этикет - представляет собой «систему знаков, имеющую свой набор символов и правила их сочетания, ....совокупность специальных приемов и черт поведения, с помощью которых происходит выявление, поддержание и обыгрывание коммуникативных статусов партнеров по общению». (ссылка на источники литературыС. 5, 7). Этикет, по мнению авторов работы «У истоков этикета» (ссылка на источники литературы) связан с социальной структурой и жестко ею определяется, а каждая социальная роль связана с определенной манерой поведения.

«Этикет - не просто стандарт поведения, а более или менее ритуализированная форма осмысленного общения.» (ссылка на источники литературыС. 240). Этикет неизменно несет определенный нравственный смысл, о котором очень хорошо высказался К. Стошкус: «Нравственный смысл этикета проявляется в том, что с его помощью можно выразить признание самоценной значимости человека, с которым приходится вступать в контакты, выразить уважение к нему.» (ссылка на источники литературыС. 241). Действительно, степень императивности и стереотипности этикета также может меняться от формы приветствия до различных ритуалов, церемоний и протоколов. Но то общее, что объединяет все этикетные формы поведения и общения заключается в том, что основу этикета определяет стремление воплотить в жизнь общечеловеческие ценности: именно ориентация на общечеловеческое является сущностью гуманистической культуры и этики общения, культуры этикета. Этикетные стереотипы отражают тот уровень должного, даже идеального поведения, который наиболее адекватно выражается в таких нормах морали как «уважай старших», «не обижай слабых», «помогай страждущим», «не мешай окружающим»и т.д. Но этикет меняется вместе с культурой, он весьма динамичен как в историческом, так и в этнографическом аспектах. Нельзя понимать этикет как что-то застывшее, мертвое, неизменное, так как он или напрямую или косвенно детерминируется, очень чутко реагирует на все социальные изменения, от которых, в частности, зависит, например, и мера его демократичности. «Идеальный» этикет характеризуется гуманистичностью, уважением достоинства партнера, простотой, практичностью; в нем нормы прошлого органически сочетаются с современными новациями.

Этикетные нормы занимают важное место в «технике общения» и их анализ наиболее наглядно может доказать их тесную связь с аксиологическими и антропологическими факторами. Этикетные формы общения обусловлены как историческими, так и географическими, национальными, биосоциальными факторами. В китайском трактате «Ли цзи» правила этикета касаются только мужчин (между мужчинами и женщинами контактов, кроме поклонов, вообще не должно быть). Мужчины должны ходить по правой стороне улицы, а женщины - по левой. А «древнегреческие понятия о приличии не позволяли хозяйке, даже в присутствии мужа находится за столом с гостями и участвовать в разговоре. Положение женщины у простых людей тогда, напротив, было гораздо свободнее.» (ссылка на источники литературыС. 153). В Англии XVI века, в годы правления Генриха XII, этикет требовал, чтобы «гость, пришедший на обед, поцеловал хозяина, хозяйку, их детей, а также домашних животных.» (ссылка на источники литературыС. 161). Думается, что признание уважения хозяев дома в такой форме не всегда могло понравится гостям и поэтому возвысить их достоинство (особенно, если он не англичанин, и, возможно, не любит ни кошек, ни собак ). Авторы работы «В мире вежливости» пишут также, к примеру, о том, что в Турции принято принимать гостей в бане, в Латинской Америке разговоры о жаре считаются дурным тоном, в Японии принято постоянно извиняться перед гостями за то, что им нечем угостить гостей (даже, если стол ломится от яств).

В Японии, Индии, Пакистане, Восточной Азии принята «неконтактная культура». Так японец может коснуться другого человека лишь тогда, когда он полностью теряет контроль над собой, или в состоянии агрессивности. В японском этикете, как известно, нет рукопожатий, но есть поклоны с потупленным взором: смотреть прямо в глаза (так же как и во многих южных странах) неприлично.

Почитание старших в одних культурах реализуется в знаках, подчеркивающих их возраст, а в других в том, что их якобы не замечают. В одних культурах принцип гостеприимства реализуется в знаках особого почтения к гостю, а в других - в том, чтобы гость «чувствовал себя как дома».

Латиноамериканцы, итальянцы, арабы представляют образцы «контактной культуры», контактного общения, что выражается, в частности в формах приветствий (рукопожатия, поцелуи), в близкой дистанции общения и т.п. Если человека пригласили на чай в мусульманский дом, то невежливо уходить после первой, или второй чашки чая, но третья чашка - признак того, что хозяева просят о завершении визита. Двумя руками до сих пор пожимают руку, приветствуя, таджики, которые считают, что протянуть одну руку - признак неуважения или невоспитанности. (ссылка на источники литературыС. 41).

В вопросах техники реализации этикетных форм приветствий часто нет единства мнений. Так, Камычек Я.Я. Камычек считает, что «В лифте, как и в любом другом месте, здороваемся с теми, кого приветствуем всегда. Лифт - это такая же «общественная территория», как улица или лестница, здесь можно не снимать головной убор.» (ссылка на источники литературыС. 112). Но в других «руководствах» по этикету говорится, что «Шляпу или шапку надо снимать во всех помещениях, в том числе фойе и коридорах общественных учреждений, а также в лифтах, особенно в присутствии женщин. Исключение, как мы уже говорили, может быть сделано лишь для крупных универсальных магазинов.» (ссылка на источники литературыС. 62). Частота осуществления ритуала приветствия также может подвергаться определенной корректировке: «Так, например, сослуживцам, ежедневно встречающимся на работе, вовсе не обязательно утром и вечером пожимать друг другу руки» - считает Я. Камычек. (ссылка на источники литературыС. 8). С этим утверждением трудно согласиться, так как стереотипы приветствий в разных микрогруппах подчас формируются стихийно и сложно поддаются какой-либо регламентации и корректировке. Подобные факты демонстрируют прямую зависимость этикетной «техники общения» от антропологических факторов.

Общение, как правило, начинается с встречи, а встреча - с приветствия. Этикет, как уже отмечалось, дает определенный набор форм и правил приветствия каждого конкретного человека. Именно с исполнения этих этикетных форм осуществляется признание ценности чести и достоинства партнера по общению. Этикет предоставляет определенную возможность выбора: многообразие форм и способов их реализации порой трудно поддается описанию. При более глубоком рассмотрении можно убедиться в том, что этикет представляет тот нормативный каркас общения, без которого общение трудно себе представить: «чистое» общение является лишь сферой абстракций. Кивок головы, поклон, рукопожатие, поцелуй, «воздушный поцелуй», простое «Добрый день» или «Здравствуй» может исполняться самыми различными способами в зависимости от объективных и субъективных обстоятельств, от формы взаимоотношений, от исторических и этнографических факторов. Так, например, в качестве приветствия в Монголии принято спрашивать (даже научного работника): «Как кочуете?», «Как зимуете?», «Как ваш скот?».

Если китаец, японец, индус в знак почтения припадают к ноге, то европейцы - пожимают руку. Европейцы приподнимают шляпу при приветствии и отдают мягкий поклон, у японцев же для приветствия существует три вида поклонов: низкий, средний и легкий (с углом 15 градусов). Смолка К.К. Смолка пишет: «Формы приветствия чрезвычайно разнообразны. О племени массаи рассказывают, что перед тем, как приветствовать друг друга, они плюют на руки. Житель Тибета, снимая шляпу, высовывает язык, а левую руку держит за ухом, как бы прислушиваясь. Люди из племени маори прикасаются друг к другу носами......» (ссылка на источники литературыС. 26). В некоторых странах (например, в Польше) принято в знак приветствия и прощания целовать даме руку, однако Куприн А.И.А.И. Куприн в «Колесе времени» выразил точку зрения категорического противника такой формы приветствия: «...Поцелуй руки - это высшая интимная ласка. С какой стати мы мусолим руку каждой женщине без смысла для нее и для себя?». Но, тем не менее, такая сложная (в том числе и технически) форма приветствия дамы сохранилась (кроме применения ее за столом и на улице). Уважение достоинства партнера по общению выражается также в «технике приветствия». В этом процессе очень важна даже последовательность: младшие приветствуют старших, мужчины женщин, подчиненные начальника в вербальной форме первыми, однако приветствие в форме рукопожатия производится в обратной последовательности (руку первым подает обязательно старший).

Такой антропологический фактор как возраст может существенно изменить субординацию приветствия: девушка не должна первой протягивать руку «пожилому» дедушке. В общении может сложится чрезвычайно интересная диспозиция партнеров по самым разнообразным параметрам, среди которых может сложится относительное равенство - в таком случае этикет предлагает.......первым, но скромно здороваться более вежливому. «В равных условиях первым здоровается человек более вежливый.» (ссылка на источники литературыС. 8).

Процедура приветствияНациональные традиции также чрезвычайно важно учитывать, так как, например, в Англии «женщина на улице, как правило, первой приветствует мужчину», так как ей первой предоставляется право «решать, желает ли она «публично» подтвердить свое знакомство с данным мужчиной, или нет». (ссылка на источники литературыС. 12, 13). Процедура приветствия зависит также и от ситуации. Так, к примеру, если женщина обгоняет мужчину из-за спины, то будет считаться проявлением вежливости и корректности с ее стороны поздороваться первой, так как если мужчина ее заметит, когда она его обгонит, то и ей будет нужно или сильно развернуться, или остановится, чтобы ответить на приветствие. Этично первому поздороваться с ребенком, не знающим еще этикета, или с особо стеснительным знакомым подростком. Этикет предполагает проявление равной степени уважения ко всем присутствующим: если человек поздоровался в форме рукопожатия с одним из компании, то принято здороваться за руку со всеми. Но вначале мужчине нужно поздороваться с женщинами, потом с мужчинами. При выборе формы приветствия учитывается даже расстояние (выкрикивать приветствия на расстоянии 30 метров неэтично, поэтому правильнее поприветствовать знаком руки) и место (в театре, например, громко не здороваются, даже с лучшими друзьями). Современное этикетное общение в отношении, в частности, процедуры приветствий характеризуется определенной демократичностью, отсутствием установки закрепить строжайшую иерархичную зависимость, отсутствием мелочной регламентации, в определенной степени элементами творческого подхода (в формах и способах реализации приветствия). Однако такое положение принимается и одобряется не всеми: это свидетельствует о значении антропологического фактора в выборе и оценке форм приветствий.

Этикет регламентирует формы знакомства и представления как отправных точек процесса общения. Мужчин принято представлять дамам, если они примерно одного возраста, а если разница в возрасте слишком велика, а женщина слишком молода, то - наоборот. Правила этикета (особенно английского) требуют, чтобы общий знакомый представил и знакомил незнакомых друг другу гостей (людей), при этом имя более младшего по возрасту произносится, как правило, первым. Имеют место и неэтикетные формы самопредставления в разговоре при отсутствии общих знакомых (например, и он сказал мне: «Владимир Иванович, разрешите мне......» или просто «Разрешите представится....»). Нормы этикета носят ситуационный характер: не всегда обязательно знакомить своего спутника с повстречавшимся коллегой по работе, но, если завязался общий разговор, то познакомить всех желательно. Этикет призван демонстрировать максимальное уважение к гостю, к женщине, к родителям, что проявляется в последовательности исполнения соответствующих этикетных знаков: первым следует представлять более близкого человека, например, своего брата нужно представить другу, при этом друзей нужно представлять первыми при знакомстве их со своими родителями, мужчину представлять женщине. Данные примеры свидетельствую о том, что техника этикетного общения самым непосредственным образом связана с антропологическими факторами (пол, возраст, национальность).

В каждой национальной системе этикета есть свои особенности и тонкости процедуры представления. Так, по мнению Хорват Ф.Ф. Хорвата и Орлик Ю.Ю. Орлика, мужчины при знакомстве не произносят такую фразу «очень приятно....», «чрезвычайно рад.....» и т.п. (ссылка на источники литературыС. 24), а, по мнению Смолка К.К. Смолки (Германия), наоборот, этих слов даже недостаточно. (ссылка на источники литературыС. 25). На формирование и функционирование этикетных форм влияют и сугубо прагматические (деловые) соображения. В работах по этикету относительно форм представления приводится такой интересный пример: «Американка, когда ей представляют мужчину, встает и по ресторану проходит впереди мужчины.....» (ссылка на источники литературыС. 225). Матвеев В.М.В.М. Матвеев и Панов А.Н.А.Н. Панов констатируют следующий факт: «если встреча носит сугубо деловой характер, то тонкости представления могут и не соблюдаться. Англичанка или американка, например, может подойти к вам, протянуть руку и представиться - так заведено в этих странах.» (ссылка на источники литературыС. 158). «Формулы вежливости, такие, как «приятного аппетита» перед едой или во время еды, «будьте здоровы», когда кто-нибудь чихнет, сейчас не считаются обязательными. Нет ничего невежливого в том, если этих слов не скажешь.» (ссылка на источники литературыС. 17). Подобные факты свидетельствуют о том, что процессы деритуализации этикетного общения, в частности, в сфере знакомств и представлений продолжаются: особенно активно этот процесс протекает в молодежных компаниях. Однако без этикетных норм в общении обойтись невозможно, так как отказ от одних означает тем самым признание других, менее ритуализированных (или наоборот).

Этикет как «арифметика общения» помогает ориентироваться в ситуациях общения, но иногда и он преподносит немало казусов, в которых можно разобраться только при знании алгебры общения - культуры и этики общения. Этикет, в частности, предписывает как правильно прощаться, но и здесь не обходится без разногласий, которые порой приобретают любопытный, даже интригующий характер : «Если общество многочисленно, можно ни с кем, кроме хозяев, не прощаться. Это называется всюду, кроме Англии, «уйти по-английски», в Англии такое правило называют «уйти по-французски», - пишет Я. Камычек. (ссылка на источники литературыС. 54). По этикету принято женщине или более уважаемому человеку идти и сидеть (например, в ресторане) справа: «мужчине следует занимать крайнее место, предпочтительнее с левой стороны». (ссылка на источники литературыС. 56). При этом важно учитывать субординацию отношений мужчины и женщины: жена должна занимать место слева от мужчины, а незамужняя девушка или невеста - справа. Если по улице идут два мужчины и одна женщина, то она должна идти в центре. Но вот если идет один мужчина и две женщины, то такая ситуация становится уже для этикетной регуляции проблематичной. Одни авторы говорят, что в центре должна идти более пожилая женщина, другие, что мужчина (чтобы уделять им одинаковое внимание) и т.д.

Формы обращений также имеют множество разновидностей и модификаций: обращения на «ты» или на «вы», «товарищ» или «господин», по имени или «по имени и отчеству» и т.д. По сути все параметры обращения служат проявлением степени иерархичности субъектов общения, определяют, в первом приближении, тип общения, устанавливают «дистанцию», определяют субординацию между общающимися. Эти формы полифункциональны, они являются знаками, отражающими и меру уважения, доверия и, порой, понимания данного человека, а также уровень его оценки и самооценки, а иногда даже и гражданскую позицию. Выбор формы обращения и ее исполнение несет ценностную, антропологическую и прагматическую нагрузку и является подлинным воплощением уровня нравственной культуры общения. Есть, конечно, этикетные шаблоны обращений в официальных ситуациях, но в большинстве ситуаций общения у человека всегда имеется возможность выбора (включая выбора интонаций), ибо строго регламентировать все возможные ситуации просто невозможно. Так, например, если к коллеге по работе человек обращается по имени и на «ты», то с официальной трибуны этичнее, конечно, обращаться к нему по имени-отчеству и на «Вы» (здесь достаточно вспомнить известную фразу с официальной трибуны - «Борис! Ты не прав»).

Культура общения, ориентированная на гуманистические ценности, включает в себя способность выбора тактичных, корректных форм обращения, которые возвышали бы достоинство человека в глазах окружающих и в его собственных глазах. К. Смолка отмечает, что «Во Франции к детям обращаются на «Вы», даже, когда они школьники.» (ссылка на источники литературыС. 225). И, напротив, фамильярное обращение, как правило, обижает человека, хотя об этом не каждый может сказать прямо и открыто. Часто окружающие, называя человека не по имени, а давая ему невинные «лапуля», «кисуля», «сергунчик» и т.д., искренне считают, что всем это должно нравится. Бывают случаи, когда сам человек испытывает неудобство, если его зовут по имени и отчеству и на «Вы». Поэтому в той ситуации, если человеку не нравится форма обращения к нему, или он не знает как ему самому обращаться в той или иной ситуации, то он тактично должен дать понять это, или просто попросить: «Зови меня просто по имени», или «Мне хочется, чтобы меня звали по имени (по имени и отчеству)», «Я не знаю, как к Вам можно обратиться», «Можно к Вам обращаться просто по имени?» и т.д. Иногда возможна и такая форма обращения: по имени и отчеству, но на «ты» (нередко такая форма обращения встречается в обращении бывших военных, ветеранов к молодым сотрудникам). Эта форма выполняет определенную нравственно-психологическую функцию, которая заключается в профилактике фамильярности и, в то же время подчеркивается дружеский характер отношений. Какая бы форма обращения ни была выбрана, она несет важную и психологическую и моральную нагрузку и от правильности этого выбора зависит порой все дальнейшее общение. Каждая страна имеет свой определенный национальный опыт в сфере выбора этикетных норм обращения. «В Австрии, к примеру, обращение «господин доктор» применяется по отношению к медикам, докторам наук, к актерам, музыкантам. В США и Англии любого преподавателя могут назвать профессором. Женщин могут называть по званию мужа («фрау профессор», если у нее муж профессор)». (ссылка на источники литературыС. 168).

Этикетные нормы носят ситуационный характер, связаны со следованием нормам нравственности, рассудочности, здравого смысла, целесообразности: почетным местом в личной машине, - отмечает Камычек Я.Я. Камычек, - считается переднее место рядом с водителем, а «в служебной же машине, которую водит штатный шофер, почетным сидением считается заднее». (ссылка на источники литературыС. 23, 25). Этикетные нормы своеобразно «привязаны» к сфере применения; телефонный этикет требует своего подхода, имеет свою специфику, «телефонное общение» требует особой культуры. Здесь нормы обращения и знакомства несколько трансформированы: они существенным образом отличаются, к примеру, при разговорах по домашнему и по служебному телефонам. «Телефонное общение» связано с выполнением ряда непреложных норм; не принято звонить слишком рано или слишком поздно (об удобном времени для звонков следует спрашивать тогда, когда получаешь номер телефона), без достаточных оснований, не принято беспокоить или даже поздравлять по телефону с праздником малознакомых людей, старших по возрасту (лучше сделать это при личной встрече, или письменно). Это тема, несомненно, требует специального внимания, но останавливаться на ней в рамках данной работы не представляется возможным.

Если человеку неизвестно, какая этикетная форма применяется в данном конкретном случае и если он не хочет обидеть своих партнеров по общению, то правильнее будет просто извинится и спросить: «Как это принято у вас?», «Может быть я делаю это не совсем так, но делаю это совершенно искренне» и т.д. Этикетные правила нужно выполнять по возможности творчески. Так, например, если вежливые «спасибо» и «пожалуйста» повторять однообразно, слишком часто и монотонно, то ценность их может незаметно девальвироваться и поэтому формы благодарности можно и нужно разнообразить (поблагодарить можно, в частности, и интонацией и жестом и взглядом). Но всегда важно и при выполнении любой формы этикета, что выполнять ее следует достойно: даже здороваться также нужно уметь достойно, а не просто пробурчать что-то невнятное.

Бессловесное, или «немое» общение«Техника общения», несомненно, не ограничивается только строго регламентированными этикетными нормами. Органически вплетаясь в этикетные формы динамичного, поведенческого характера важнейшее место в «технике общения» занимают элементы речевого этикета, которые перманентно переходят в неэтикетное, нестереотипное, нерегламентированное общение. Рассматривая этикетную «технику общения» дифференцированно, в ней можно выделить два слоя: вербальный (связанный с речевыми формами) и невербальный (бессловесный). Бессловесное, или «немое» общение - это язык мимики, жестов, движений, взглядов и т.д. Как известно, все основные человеческие чувства, потребности, мотивы, оценки могут быть выражены этим «общечеловеческим» языком. Разумеется, понимание этого языка самым тесным образом связано с умением правильно интерпретировать знаки этого языка, так как эти знаки, как принято говорить, полисемантичны: разные знаки могут иметь сходный смысл и сходные знаки могут иметь разный смысл. Любое общение - это восприятие мимики, пантомимики, взглядов, поз, жестов, движений, изменения дистанции и т.п. Значимость бессловесных знаков в процессе общения меняется и порой приобретает другие смыслы в зависимости от изменения их сочетаний; на большом расстоянии между партнерами по общению те же жесты воспринимаются совершенно иначе, чем на расстоянии одного или двух метров (они могут приобрести и отрицательное звучание).

Вариантов сочетаний бессловесных знаков общения может быть бесчисленное множество. В них могут помочь разобраться лишь культура чувств, интуиция, рассудок и разум. Велика в этом процессе роль личного опыта, наблюдательности, эмоциональной памяти, умения чувствовать меру. Длительный взгляд, к примеру, может выражать и любовь, и недоверие, и стремление понять человека и многое - многое другое. Атватер И.И. Атватер пишет о том, что «...улыбка, сопровождаемая приподнятыми бровями, выражает, как правило, готовность подчиниться, в то время как улыбка с опущенными бровями выражает превосходство.» (ссылка на источники литературыС. 68). Даже неосознанно брошенный взгляд, жест невнимания, пренебрежения невозможно скрыть; они без слов говорят об отношениях людей еще лучше, чем самые виртуозные речи: известно, что человеку скрывать легче свои мысли, идеи, чем чувства и эмоции. Но, тем не менее, и мысли и эмоции проявляются и в вербальных и невербальных знаках, важно только их заметить и правильно истолковать: тогда и общение становится «понимающим». Это, несомненно, касается и нравственных оценок и чувств и принципов. Кивок головы, если он, конечно, используется к месту и в меру, может, например, служить распространенным знаком в доброжелательном общении.

Бессловесное общение тесно связано с общением речевым. Человеческое общение «на три четверти состоит из общения речевого» (ссылка на источники литературыС. 18). Техника общения самым тесным образом связана с внимательным отношением к нормам речевого этикетного и неэтикетного общения. Образ субъекта, с которым человек общается, напрямую зависит от культуры его речи, даже от тона голоса, его размеренности, четкости, тембра и т.д. Речь должна отличатся ясностью, отчетливостью, доступным темпом, доброжелательной интонацией. Психологи утверждают, что усиление темпа речи экономит время весьма незначительно, но приносит непоправимый вред разборчивости и усвояемости речи. Шоу Б.Б. Шоу справедливо отметил, что есть только один способ написать слова «да» и «нет», но существует пятьдесят способов как их произнести. Эта мысль очень верно характеризует огромное значение техники речевого общения. Словарный запас человеческого общения намного превосходит слова «да» и «нет» и выбор его во многом определяет и форму и содержание самого общения. Чрезвычайно важна в общении мера: и в визуальном контакте (доброжелательный, но очень длительный взгляд может при определенных условиях вызвать недоверие) и в речевом общении (даже случайно сказанное слово не к месту может вызвать конфликт). Гармония элементов словесного и бессловесного общения чрезвычайно важна, а их несоответствие приводит в лучшем случае к непониманию, а в худшем - к конфликту. Если человек на словах проявляет уважение к собеседнику, а сам сидит перед ним, развалившись, со скрещенными ногами и руками, с сигаретой во рту, со скептической миной на лице, то есть основания, как утверждают психологи, думать, что слова уважения не совсем искренни. Однако, ни в какой ситуации общения нельзя делать скоропалительных выводов, в том числе и о состоянии своего партнера и его отношении к вам, и, как справедливо заметил Атватер И.И. Атватер, «на противоречивые слова и жесты собеседника следует отвечать подчеркнуто тактично». (ссылка на источники литературыС. 75).

У каждого человека складывается своя индивидуальная, неповторимая манера общаться, своя система использования средств, приемов и способов, свой стиль общения, который у взрослого человека по существу сложно изменить, разве что косметически подкорректировать, с учетом той или иной ситуации. Стиль общения детерминируется всем комплексом антропологических и социокультурных характеристик личности. «Техника общения», ориентированная на гуманистические нравственные ценности связана, на наш взгляд, с выполнением следующих условий:

  1. Все средства, формы, нормы, способы, правила общения должны выражать безусловное уважение достоинства партнера по общению в целом. По отношению к незнакомому партнеру (кто бы он ни был по всем своим антропологическим характеристикам) должен соблюдаться принцип «презумпции порядочности», который заключается в том, что каждого партнера по общению изначально нужно считать порядочным человеком и соответствующим образом к нему относится, а также с учетом этого принципа строить свою «технику общения». Это должно выражаться, в частности, в знаках вежливости, внимания, доверия, благородства, справедливости, равенстваРис. 10.

  2. Постоянно, даже в «технических» мелочах, требуется проявление (конечно, в зависимости от ситуации) максимума милосердия, сочувствия, сострадания, заботы, внимания, готовности помочь и стремления к установлению взаимопонимания. Отношение к «другому» по возможности должно характеризоваться максимальным сочувствием, так как человек в общении, как правило, ждет не критики, не советов, а именно сочувствия, которое может проявляться в отзывчивости, в эмпатии, в умении тактично выслушать другого и т.пРис. 30.

  3. В нравственном общении человек должен постоянно чувствовать надежду на то, что партнером движет стремление к пониманию и доверию, которое, однако, не дает ему права на то, чтобы «без спросу лезть в душу», обвинять или оправдывать. Тем более не следует выражать открытого пренебрежения, неприятия своего партнера, нежелания его понятьРис. 8.

  4. Гуманистическое, нравственное общение (то есть общение, которое ориентируется на высокие нравственные нормы и ценности) как наиболее совершенный уровень общения отличается ориентацией на полное добровольное взаимоуважение права на неприкосновенность достоинства, доверие, равенство и справедливостьРис. 23.

  5. Нравственное общение стремиться к открытости между партнерами; это означает, что в общении каждый партнер должен быть уверен в надежности «другого», в том, что тот будет хранить чужие тайны еще лучше, чем свои личные. Без этого в общении не может быть ни доверия, ни открытости в отношенияхРис. 31.

  6. «Техника общения» предполагает максимально толерантное отношение к «непонятным» особенностям характера «другого», даже в том случае, если эти особенности совершенно неприемлемы для собственных вкусов, принципов и представлений. Это может проявляться, в частности, в избегании категоричных суждений, резко отрицательных оценок и т.п. Наоборот, желательно акцентировать внимание на тех качествах характера, на тех поступках, на тех характеристиках общения, которые особенно импонируютРис. 28.

  7. Обращение к партнеру, как в рамках этикета, так и в нерегламентированном общении, должно быть обязательно по имени; даже в его отсутствии, и даже, если он не вызывает особых симпатий, называть его не личным местоимением «он», а по имени (если требуется, то и по имени-отчеству). Запомнить имя человека - это значить проявить к нему определенное реальное уважение, поэтому нужно помнить имя ближнего своего как свое собственноеРис. 27.

  8. Критика, как и лекарство, должна быть вовремя и в меру. Д. Карнеги призывает не критиковать вообще, но в реальном общении полностью отказаться от критики могут, может быть, только единицы, поэтому совершенная «техника общения» предполагает и культуру критики. Она выражается, в частности, в том, что критиковать в присутствии третьих лиц совершенно нежелательно, а в некоторых случаях категорически недопустимо (например, критиковать одежду женщины за общим праздничным столом). Нужно избегать критических поучений и моралистических назиданий. Критикуя партнера один на один, нужно высказывать свои предложения, замечания, советы, которые носили бы конструктивный характер. Важно задавать меньше навязчивых, откровенно «копающих» вопросов. Нужно проявлять минимум категоричности в формах суждений (лучше, пусть они будет определенными по содержанию) и стараться не давать необоснованных «общеутверждающих» или «общеотрицательных» суждений по поводу частных событий и единичных поступковРис. 16.

  9. Уважение человека не должно оставаться в рамках абстрактных установок: оно проявляется в уважении его друзей, его выбора, его идей, планов, прав, мнений, качеств, достоинств, даже планов, одежды и т.п. Для установления доброжелательного общения, нужно найти в партнере то, что искренне можно ценить высоко, а к тому, что не может вызвать искреннего восхищения, нужно относится толерантно и, по крайней мере, не глумится над тем, что дорого другому человеку.

  10. Нужно стараться как можно меньше беспокоить окружающих своими проблемами, своим присутствием, своим общением, но, в то же время, нужно проявлять больше деликатного внимания к делам и заботам «другого», партнера, так как это является одной из форм его признания и уваженияРис. 14.

Важно уделять особое внимание не только технике речевого, но и невербального общения. Язык человеческого общения включает в себя не только речевые формы выразительности, но и язык различных частей человеческого тела. Понимание самого общения невозможно без соотносительного анализа этих знаков, не существующих изолированно друг от друга. Форма протекания самого процесса общения является отражением ценностных ориентацией и антропологических факторов. «Скорость речи также отражает чувства говорящего....Люди говорят быстро, когда они взволнованы или обеспокоены чем либо, когда говорят о своих личных трудностях. Тот, кто хочет нас убедить или уговорить, обычно говорит быстро. Медленная речь обычно свидетельствует об угнетенном состоянии, горе, высокомерии или усталости.» (ссылка на источники литературыС. 70, 71). «Сила и высота голоса также полезные сигналы для расшифровки сообщения говорящего....Такие чувства как печаль, горе и усталость, обычно передаются мягким и приглушенным голосом с понижением интонации к концу каждой фразы.» (ссылка на источники литературыС. 70).

В вербальном общении важную роль играет не только содержание, но и форма; порой бывает важнее то, как сказать, чем то, что сказать. «Правду нужно говорить шуткой» - в этом совете древних мудрецов сокрыто важное правило «техники общения» - как можно меньше неприятного напрямую говорить партнеру. Но так как всегда говорить только приятное также невозможно, приходится говорить и «сермяжную правду», то необходимо изыскивать все возможные пути и способы, чтобы говорить эту правду с «максимально меньшими потерями» для достоинства партнера по общению. В построении беседы необходимо учитывать не только нравственные, но и психологические принципы организации беседы. Так Атватер И.И. Атватер замечает, что «....если Вы хотите, чтобы собеседник что-то запомнил, говорите об этом в самом начале, а если Вы хотите, чтобы он сразу что-то сделал, оставьте просьбу на конец беседы.» (ссылка на источники литературыС. 80, 81).

Выбор темы в речевом общении чрезвычайно важен. Карнеги Д.Д. Карнеги призывал всех говорить с человеком об интересном для него, т.е. в «круге интересов» партнера: «В самом деле, существует только один способ в подлунном мире оказать влияние на другого человека: это говорить с ним о том, что является предметом его желаний, и показать ему, как можно этого достичь.» (ссылка на источники литературыС. 55). Продолжая эту мысль, следует отметить, что говорить нужно о таком интересном, которое бы не ущемляло интересов и достоинства каждого участника общения. Тема разговора определяется целым рядов факторов, среди которых ситуация общения является, наверное, одним из самых значительных. Наверное, общеизвестно для культурных людей, что женщине (да, конечно, и мужчине тоже) в летах не следует напоминать о ее возрасте, да и, вообще, о возрасте и смерти, что недопустимо при всех говорить о недостатках ее туалета, что в самолете не говорят об авиакатастрофах, в доме повешенного - о веревке, на поминках - о вечере юмора, за столом - о кишечных заболеваниях и т.д. Сложно найти общую тему разговора, но не менее сложно найти общий язык. Как учит Карнеги Д.Д. Карнеги, говорить с человеком нужно его языком. Но здесь опять возникает проблема, которая заключается в том, что может сложится такая ситуация, при которой человек не может общаться на том языке (к примеру, на профессиональном сленге), который принят, например, в данной микросреде. Поэтому, наверное, в данном случае также необходимо выбрать что-то взаимоприемлемое, «найти консенсус».

Интимный и доверительный разговор возможен только на добровольных и равноправных началах. Однако и такой разговор следует начинать очень корректно, выбирая вначале нейтральные темы (о погоде, о природе и т.д.). Начинать же разговор сразу на сугубо личные темы без предварительной «разведки» и договоренности, конечно же, наверное, было бы неверно, ибо это может вызвать непредсказуемую реакцию. В таком разговоре особо необходима стадия ориентировки, в ходе которой человек должен выяснить настроение, самочувствие, намерения партнера. Действительно, как свидетельствуют психологические исследования и просто опыт общения, каждый человек любит, когда интересуются его персоной, успехами, заслугами, желаниями и очень не любит, когда спрашивают об ущемляющих его достоинство событиях, делах, поступках. Вот в таких пикантных ситуациях уже требуется подлинное искусство общения, которым человек может овладеть только тогда, когда сможет познать закономерности общения и тактично претворить их в процессе реального общения. В том случае, если сориентироваться в ситуации правильно не представляется возможным по самым различным причинам, то вполне возможны, к примеру, такие вопросы как: «Вы не обидитесь, если я спрошу?», «Может я ошибаюсь, но мне кажется, что вы хотите мне что-то рассказать?».

Доброжелательность выражается, в частности, в том, что и как человек говорит и слушает. Очень часто человек не умеет слушать и делает вид, что внимательно слушает, слабо реагирует на содержательные моменты речи, перебивает, а на самом деле просто вежливо ждет, когда придет очередь высказаться ему. Атватер И.И. Атватер пишет о том, Умение слушатькак не надо слушать: «1. Не принимайте молчание за внимание. 2. Не притворяйтесь, что слушаете. 3. Не перебивайте без надобности. 4. Не делайте поспешных выводов. 5. Не дайте «поймать» сами себя в споре. 6. Не задавайте слишком много вопросов. 7. Никогда не говорите собеседнику: «Я хорошо понимаю Ваши чувства». 8. Не будьте слишком чувствительны к эмоциональным словам. 9. Не давайте совета, пока не просят. Непременный совет дает, как правило, тот, кто никогда не поможет. 9. Не прикрывайтесь слушанием как убежищем» (ссылка на источники литературыС. 98, 99).

А какие же рецепты предлагаются И. Атватером относительно того, как же все-таки должно слушать? Человек должен, по мнению Атватера, вначале выяснить все свои привычки (как положительные, так и отрицательные), стараться понять партнера, быть физически внимательным, уважать визуальными знаками, позами, жестами, интонацией, словами, сосредоточится на том, что говорит собеседник, стараться понять не только слова собеседника, но и его чувства, придерживаться одобрительной установкой по отношению к собеседнику, наблюдать за вербальными сигналами собеседника, стараться выразить понимание, слушать самого себя, отвечать на просьбы соответствующими действиями (ссылка на источники литературыС. 95-97).

Таким образом, рассмотрев лишь некоторые вопросы техники общения, можно отметить, что ее нравственное содержание проявляется в тех нравственных оценках, которые самым непосредственным образом вплетены в психологическую ткань общения. Значимость этих оценок трудно переоценить: они отражают уровень нравственной и психологической культуры субъектов общения, регулируют процессуальную сторону общения и формируют основы культуры процесса общения в целом. Рассмотрение основных этикетных форм общения дает возможность сделать вывод о том, что этикетные нормы представляют лишь систему определенных формальных ориентиров, в рамках которых функционируют процессы общения. Следование этим этикетным нормам имеет определенную нравственную значимость; выбор форм реализации этикетных предписаний определяется системой ценностных ориентацией субъектов общения, уровнем их психологической и нравственной культуры.

Общение без норм, без «техники» реализации ценностей, целей, качеств практически невозможно. Техника общения включает в себя всю совокупность моральных, этикетных, психологических и утилитарных норм. Нормативное содержание этики общения связано с выражением нравственных ценностей и оценок в «технике общения». При этом важно подчеркнуть, что нормы общения не могут быть чисто техническими или чисто моральными: каждая норма общения имеет определенное нравственное содержание, каждая этикетная норма также несет нравственное содержание. Роль этического опыта в сфере техники общения выражается в выборе должных с позиций гуманистических ценностей способов, средств, принципов, норм, приемов, правил, методов общения.

Тема 9. Целостное единство общения

После рассмотрения основных аспектов общения в отдельности можно перейти к рассмотрению механизмов их взаимосвязей. В реальных процессах общения все они находятся в неразрывном единстве и лишь в целях теоретического анализа мы можем абстрагироваться от целостного единства общения и говорить отдельно о ценностях, о качествах, о нормах и правилах общения. Следующим этапом изучения процессов общения является снова синтез всех этих «составных частей» общения. Опыт анализа общения позволяет выдвинуть гипотезу относительно необходимости соразмерного, слаженного, то есть гармоничного соотношения всех сфер общения: уровень культуры и этики общения определяется не только содержанием этих сфер, но и мерой гармоничности отношений между отдельными элементами.

Все сферы общения тесным образом взаимосвязаны, взаимопроникают друг в друга и между ними складываются детерминирующие друг друга отношения: объединяющим, цементирующим фактором выступает нравственный фактор. Воистину, все в нашем мире тесно взаимосвязано. Еще Трубецкой С.Н.С.Н. Трубецкой подчеркивал: «Отношение есть основная категория нашего сознания и основная категория сущего. А потому признание универсального закона соотносительности сущего составляет основную истину философии». (ссылка на источники литературыС. 697). Если проанализировать весь материал по проблемам общения (причем в самых различных дисциплинах), то можно заметить, что основной проблемой в изучении проблем общения предстает проблема внутренней и внешней соотносительности ценностей, качеств и норм человеческого общенияРис. 13.

Уровень культуры общения зависит не только от совершенства какой-либо одной из сторон или аспектов общения, но и от степени их единства и соответствия. Можно ли говорить о высокой культуре общения, если ценностные установки и ориентации характеризуются высокой степенью гуманистичности, а реализация их осуществляется в форме грубых приемов, непорядочных средств (как в фильме «Берегись автомобиля», где герой переводит деньги за украденные им автомобили в детский дом, или просто в форме неграмотной «техники общения»). Можно ли говорить о высокой культуре общения, если в этом общении ущемляется, пусть даже не специально, а неосознанно, случайно честь и достоинства человека, его интересы и потребности? Ответ, несомненно, может быть только отрицательный, так как нормы и правила общения несовершенны и не соответствуют гуманистическим ценностям. Если при выборе средств общения не учитываются особенности индивидуальностей партнеров по общению и другие антропологические параметры, то такое общение, как правило, не отличается высокой культурой.

В процессе общения взаимопроникают друг в друга, переплетаются ценностные и антропологические, ценностные и прагматические, антропологические и прагматические факторы. В каждом акте общения как в капле воды можно увидеть всю совокупность факторов, детерминирующих процесс общения. Ценности общения связаны с прагматикой общения посредством антропологических факторов, среди который важнейшее место занимают такие показатели как уровень нравственного развития субъектов общения, зрелость нравственных чувств и способность к моральной рефлексии, степень их нравственной целостности и индивидуальности. Так, например, ценность толерантности в процессе реального общения может выражаться самым различным образом в зависимости от антропологических характеристик его участников: в отношении ребенка границы и параметры терпимости значительным образом должны быть расширены, а в отношении женщин, стариков, больных - в еще большей степени. Выбор норм общения, выражающих ту или иную ценность, должен осуществляться с учетом антропологических характеристик субъектов общения. Более того, выбор способов, средств, методов общения должен производится с одновременным учетом всех детерминирующих общение факторов. Даже формы выполнения этикетных норм должны быть «увязаны» и с конкретными участниками общения, и с ситуацией, и с целями и ценностями общения. Так, к примеру, согласно этикету, принято уступать места в общественном транспорте женщинам и пожилым людям. Однако, если выполнять эту норму формально, то можно попасть в противоречивую ситуацию: приходилось наблюдать ситуацию, в которой уже немолодые женщины отказывались садиться, когда им уступали место, или, все же садясь, краснели. Это происходило, видимо, потому, что выполнение правил этикета было недостаточно тактичным и напоминало этим женщинам о том, что они уже не молоды и что это заметно по их внешности (а что может быть для женщины неприятней?). Этика такого анонимного общения предполагает возможность нахождения таких форм, которые бы позволяли выполнить правила этикета без ущемления женского достоинства: уступить место можно тактично, деликатно, «незаметно», сделав вид, что настало время выходить и пройти ближе к выходу и т.п.

Общение сродни творчеству художника, который, имея в своем распоряжении только «семь цветов радуги», создает неповторимые художественные образы. И в общении человек может творить, создавать нечто неповторимое, качественно новое, своеобразное, творить при этом человеку приходится, как говорится набело, не имея возможности переделать свое творение. Наличие в общении «обратной связи» сводит на нет все заранее приготовленные экспромты. Некоторые считают, что знание правил этикета позволяет чувствовать себя в общении достаточно вольготно. На самом деле, разве что только в средневековом и дипломатическом этикете возможность нестереотипного творческого подхода было сведена к нулю, а в современном демократическом свободном общении напрямую связаны с творческим выбором ценностей, стиля общения, норм, правил, способов, форм общения. Иногда под флагом творчества в культуре общения могут встретится даже уродливые формы и средства общения, не имеющие никакого отношения к процессу творчества и несущие антигуманное, безнравственное содержание (имеются в виду процессы, проходящие в ряде современных молодежных субкультур). Характерно, что современная научно-техническая революция предлагает и такие сферы общения, где без элементов творчества просто никак не обойтись. Так в обиход входит такая форма общения как игровое общение посредством компьютера или опосредованное общение ученых разных стран через общую компьютерную сеть и т.д. Возможности сферы нравственного выбора в современном общении постоянно растут, что может иметь противоречивые последствия: с одной стороны - возрастает уровень нравственной свободы, с другой стороны - это ведет к огромным нравственно-психологическим перегрузкам и стрессам.

В общении, наверное, так же как и в математике; профессиональный математик не может помнить все формулы, но в случае необходимости сможет их вывести. В общении - также невозможно знать как нужно вести себя в условиях огромного количества ситуаций, но можно «вывести» или «вычислить» свой выбор на основе, в частности, «принципа гармонического соответствия»Рис. 15. Безусловно, этот принцип ни в коем случае нельзя трактовать упрощенно и однозначно механистически: он только в первом приближении может быть принят как способ моделирования динамики процессов реального общения. Проявления этики общения в каждой конкретной ситуации неповторимы, но все они могут быть проанализированы и лучше поняты с помощью этого принципа. В литературе по этикету содержится множество различных противоречивых толкований той или иной этикетной ситуации. Утверждается, например, что «формы вежливости, такие, как «приятного аппетита» перед или во время еды, «будьте здоровы», когда кто-нибудь чихнет, сейчас не считаются обязательными. Нет ничего невежливого в том, если этих слов не скажешь». В «классических» правилах этикета следование этим нормам является обязательным. На наш взгляд, выполнение этих норм зависит и от антропологических характеристик партнера (если не сказать этих слов пожилому человеку, который воспитан на «классических» традициях, то он может даже обидеться) и от прагматических (если во время лекции кто-то в аудитории чихнет, пусть даже и профессор, то тогда, действительно, выражение ему «хором» пожелания здоровья будет неуместно). Этикет предписывает формы приветствий, прощаний, знакомств, но он не может учитывать всего многообразия ситуаций общения. Так, например, этикет не может дать прямой ответ на вопросы о том, в каких формах было бы более правильно приветствовать (и как общаться) на улице школьного товарища, или одноклассницу, или свою первую любовь, которых не видел много-много лет и которые находятся в компании с кем-то.

Этикет предписывает входящему в помещение первому приветствовать присутствующих и в «единой форме», без исключений (например, если форма приветствия в виде рукопожатия осуществляется по отношению к одному из присутствующих мужчин, то и по отношению к другим должна быть также применена такая же форма). В реальном же общении эта норма этикета весьма нередко игнорируется людьми иногда высокомерными, чопорными и чванливыми, иногда просто необученными технике общения. Оправдывается это, как правило, особенностями ситуации. Действительно, в данный момент в помещении могут находится люди, которых вошедший не знает, или с которыми бы не хотел здороваться и знакомится. Правильно ли он поступает в таком случае? С точки зрения этикета - неправильно, так как это все-таки ущемляет достоинство присутствующих; в этом конкретном случае, наверное, было бы более правильно все-таки не использовать такую форму приветствия как рукопожатие, (а если кто-то из присутствующих, нарушая этикет, первый предложит рукопожатие, то с ним поздороваться за руку) или постараться «свернуть» процесс приветствия, ограничив его устным приветствием и быстро «включится» в разговор. Если в комнате находятся среди прочих люди, которым входящий не должен первым подавать руку (например, ассистент академику), то такая форма приветствия в форме рукопожатия также не должна использоваться. При этом остается неизменным требование: входящий в помещение приветствует (хотя бы просто устно) первым, а уходящий (независимо от положения) первым прощается. В каждой реальной ситуации общения есть свои варианты ее решения, критерием их выбора является «степень сохранности» гуманистических ценностей общения и, в первую очередь, неприкосновенность достоинства и чести участников общения.

Этика общения ориентирует не на слепое следование этикетным и неэтикетным нормам, а на выбор осознанный, основанный на принципе целостности культуры общения, на идеале ненасильственного общения, на принципе «справедливости и благородства». Сохранение высокой человечности общения должно быть выше всяких условностей ситуационного и ритуального характера. Речь в данном случае идет о том, что безусловная категоричность в определении норм общения и поведения может и не соответствовать гуманистическим ценностям. Нормы этикета порой не учитывают антропологических факторов; этикетная норма «женщина не уступает место мужчине даже намного старше себя» может в определенных условиях (если мужчина инвалид, если ему стало плохо и т.д.) противоречить ценностям гуманистического общения.

Выполнять социальные и культурные нормы общения нужно по возможности творчески. Так, если на улице идет дождь, то вполне допустимо нарушить этикет, вначале впустив в дверь магазина желающих, а потом выйти самим (по этикету должно быть наоборот). Этикет не может однозначно регламентировать многообразие всех ситуаций общения. Так, например, стандартная ситуация сопровождается различными рекомендациями. Камычек Я.Я. Камычек отмечает, что, если на улице мужчина идет с двумя женщинами, то он должен быть в центре. Хорват Ф.У Ф. Хорвата и Орлик Ю.Ю. Орлика в центре должна быть более пожилая женщина. Авторы работы «В мире вежливости» утверждают, что «мужчине следует занимать крайнее место, предпочтительнее с левой стороны». В других исследованиях по этикету отмечается более категорично: жена должна идти и сидеть слева от мужа, а девушка справа (ссылка на источники литературыС. 32).

Современный европейский этикет требует, чтобы младший первым вставал и приветствовал старшего вербально: первым приветствует в форме рукопожатия старший. Однако эта норма этикета не всегда существовала в такой форме. «Среди мусульман Средней Азии в конце Х1Х - начала ХХ века существовали детально разработанные правила приветствий. В соответствии в ними высокопоставленные лица должны были первыми приветствовать низших; конный - первым приветствует пешего; идущий - сидящего; хозяин - слугу» (ссылка на источники литературыС. 34).

Определенным ценностным ориентациям субъектов общения, как правило, соответствуют их конкретные нравственные и психологические качества, что определяет выбор принципов и норм общения. В зависимости от своеобразия ситуации, человек может выбирать те формы и способы общения, которые, по его мнению, наиболее соответствуют его потребностям, принципам, вкусам. Это касается даже выбора дистанции общения, речевых этикетных и неэтикетных форм. Искусство, культура и этика общения невозможны без свободы выбора, без определенных элементов творчества, что проявляется и в выборе существующих форм, методов, средств и ценностей общения, и в управлении и создании ситуации общения.

Стиль общенияКонкретно уровень творчества может проявляться в чувстве такта и закрепляться в таком антропологическом качестве общения как тактичностьРис. 14. Быть тактичным в общении - это значит уметь постоянно ориентироваться в ситуации, в выборе форм и средств общения на основе понимания состояния своего и своего партнера по общению, умения предугадывать его действия, быть в ответе за свои слова и поступки. Чувство такта является основой формирования стиля общения в целом.

Стиль общения, на наш взгляд, нельзя понимать просто как «систему использования средств и способов общения», так как стиль общения - это нечто большее; это проявление общей культуры человека и культуры общения, в особенности. Стиль общения определяется степенью соответствия всех сторон, граней общения. Тактичность и деликатность являются проявлением стиля общения, основанного на соответствии как между сферами общения, так и внутри этих сфер (между, например, определенными нормами конкретного процесса общения). Тактичность связана, прежде всего, с выбором гуманных и благородных ценностей, с такими качествами партнеров по общению как внимательность и предупредительность. Быть тактичным в общении - это значит знать, понимать и уметь сохранять в любой ситуации общения самоценность человеческого достоинства. Такт предполагает и учет в процессе общения биосоциальных характеристик человека и особенности ситуации общения. Под деликатностью в общении понимают, прежде всего, утонченную вежливость, галантность, особую чуткость, душевную мягкость. Это стилевое качество общения основано на гуманистических ценностях, на «милосердной любви», толерантности, доброжелательности, альтруистичностиРис. 16.

В реальном общении встречаются факты несовпадения целей, ценностей, способов, норм и правил у партнеров по общению. Однако трактовать их однозначно не следует; незнание этикета вовсе не всегда означает неуважение собеседника, а вежливость и внимательность, наоборот, не всегда связаны с доброжелательностью и уважением его достоинства. Но, как правило, все-таки под грубостью и бестактностью не скрывается ничего, кроме собственного высокомерия, низкого уровня культуры и «тяжелого характера». Стиль общения каждого человека не может строго сохранять полное единообразие, он может меняться в различных ситуациях.

Этика общения призвана определять меру нравственности средств общения, а для этого важно уметь правильно определить соответствие ценностной и деятельностной сторон общения. Общение - это интеграционный процесс, который в каждой своей точке может быть измерен во всех своих основных параметрах. Этико-нормативная сторона общения самым непосредственным образом связана и с антропологическими и с аксиологическими измерениями субъектов общения, поэтому можно сказать, что нежелательно говорить о правилах общения безотносительно к их ценностной определенности.

При этом, конечно же, нельзя не учитывать, что наше сознание не может одновременно рассматривать сразу все стороны и параметры общения. И в изучении процессов общения, как показывает анализ различных научных концепций, к сожалению, анализ различных граней общения осуществляется безотносительно друг к другу. Феномены общения порой изучаются или в ценностном, или в психологическом, или в «технологическим» «измерениях». Задача этики общения в данном контексте заключается в том, чтобы «измерить», изучить все стороны общения одновременно и в единстве.

Если проанализировать проблему существования такого огромного количества определений понятий «общение», «культура», «мораль», «идеал», «свобода», «любовь» - то еще раз может убедится в том, что наряду с различием концептуальных подходов существует, как правило, одна общая характеристика; понятие выражается или в аксиологическом, или в антропологическом, или в нормативном «ключе», что и отражается в соответствующих дефинициях. КультураТак, к примеру, в определении понятия «культура» сформировались, в частности, такие модели как: культура есть «совокупность ценностей, выработанных человечеством», культура «есть уровень человечности вообще», или культура «это способы, средства освоения действительности»; Идеалв определении понятия «идеал» - такие модели как: «идеал - высшая ценность», «идеал - совокупность совершенных качеств», «идеал - совершенные действия, поступки». Эти модели, как правило, отражают мировоззренческую и методологическую позицию своих авторов и делают акцент только на одном его измерении. На наш взгляд, и сами определения и сам процесс изучения тех понятий, которые они определяют, требуют целостности и всесторонности. Процессы общения также не изучались всесторонне, что вело к чрезмерной спецификации и к «разорванности» знаний об общении. Принцип единства гармонического соответствия всех сторон культуры общения призван способствовать прорыву к новому методологическому подходу, к новым решениям нравственных проблем общения.

Даже человеку с абсолютным музыкальным слухом необходимо изучать нотную грамоту и сольфеджио для того, чтобы быть настоящим маэстро. В общении также одних чувств, одной интуиции недостаточно для того, чтобы овладеть культурой общения в полном смысле этого слова. Человек, переоценивающий роль этикета, а также и недооценивающий роль специальных знаний и навыков в общении, может испытывать большие трудности в общении с окружающими. Нередко можно встретить интеллигентных, скромных, порядочных людей, которые не только не владеют наукой и искусством общения, но даже не предпринимают никаких шагов хотя бы для того, чтобы научится тактично, гармонично выражать свою доброжелательность, уважение к «другому»; они порой просто не знают как себя вести вообще или в той или иной конфликтной ситуации, в частности.

Значение творческого подхода к выбору форм, средств, правил общения сложно переоценить. Американские психологи провели такой эксперимент: двадцать любящих молодых пар на месяц были изолированы от внешнего окружения; они жили в благоустроенных квартирах, однако не могли принимать гостей, смотреть телевизор, звонить по телефону. И......через месяц больше половины пар распалось! (ссылка на источники литературыС. 444). Думается, что наряду с многими другими факторами (не было настоящей любви, несовместимость характеров, дефицит общения и т.п.), отсутствие творческого подхода в преодолении этих трудностей, было главной причиной такого «трагического» исхода их взаимоотношений. Особенно в условиях информационного голода, все тонкости, «мелочи» общения начинают играть все возрастающую роль. И в такой ситуации элементы самобытности, творческой новизны в общении, даже элементы игры и актерства могли бы помочь преодолеть такое «одиночество вдвоем». Кстати, игровые элементы в общении связаны с возможностью самовыражения и не должны носить безнравственный характер; они призваны стимулировать лучшие чувства и добродетели, развивать коммуникационные способности и не превращаться в инструмент манипулирования человеком.

Особую значимость понимание «принципа гармонического соответствия» приобретает в условиях современной динамично меняющейся действительности. С одной стороны преодолевается мелочная регламентация «техники общения», с другой - все чаще появляются и доминируют формы манипулятивного общения. Возможности технической стороны общения постоянно растут за счет расширения и совершенствования средств массовых коммуникаций. Хотя количественный рост общения, к сожалению, не ведет автоматически к переходу к новому качеству, к духовности общения. Люди все чаще общаются «на бегу», поверхностно. Поэтому все чаще появляются сигналы о «кризисе общения», о падении культуры, нравственной культуры общения в особенности. Однако этот кризис не может упразднить потребность в общении и стремление к совершенствованию культуры и этики общения на основе знания и использования в анализе определенных ситуаций, в выборе стратегии общения рассмотренного выше «принципа гармонического соответствия».

Подводя итог рассмотрению «принципа гармонического соответствия», следует подчеркнуть следующее:

Феномен общения существует в целостном виде, детерминируется ценностями и качествами субъектов общения и имеет нормативный характер. Дифференциация этих аспектов осуществляется лишь в интересах теоретического анализа.

Основой данного принципа является «закон трехмерности человеческого бытия», суть которого характеризуется единством, взаимосвязью и взаимообусловленностью аксиологических, антропологических и нормативных измерений.

В общении между этими сферами существуют отношения гармонического соответствия, суть которых заключается во внутреннем (внутри элементов сферы) и во внешнем (между элементами сфер) их созвучии.

Объединяющим все сферы общения фактором является нравственный: именно он определяет меру гармоничности их соответствия.

Моральный выбор ценностей общения предполагает наличие у субъектов общения соответствующих нравственных качеств и следование таким нормам, которые не могли бы противоречить этому выбору.

Уровень культуры и этики общения характеризуются степенью совершенства и гармоничности сфер и составляющих их элементов.

Если нет гармонии между ценностями, нормами и качествами субъектов общения, то существует потенциальная возможность возникновения конфликтных ситуаций.

© Центр дистанционного образования МГУП