Московский государственный университет печати

Давыдова Т.Т.


         

Методическое руководство по изучению дисциплины "Теория литературы"

для специальности "Издательское дело и редактирование"


Давыдова Т.Т.
Методическое руководство по изучению дисциплины "Теория литературы"
Начало
Об электронном издании
Оглавление

Рекомендуемый алгоритм изучения дисциплины

Рекомендуемый график изучения дисциплины

Введение в курс «Теория литературы»

1.

Тема1. «Введение. Сущность искусства»

1.1.

Основные вопросы

1.2.

Литература к теме

1.3.

Методические указания

1.4.

Вопросы и задания для самопроверки

1.5.

Тестовые задания к теме

Модуль I Художественная литература как вид искусства. Литературное произведение как художественное целое

2.

Тема 2. «Художественная литература как вид искусства. Литературное произведение как художественное целое»

2.1.

Основные вопросы

2.2.

Литература к теме

2.3.

Методические указания

2.4.

Вопросы и задания для самопроверки

2.5.

Тестовые задания к теме

3.

Тема 3. «Литературное произведение как художественное целое»

3.1.

Основные вопросы

3.2.

Литература к теме

3.3.

Методические указания

3.4.

Вопросы и задания для самопроверки

3.5.

Тестовые задания к теме

Модуль II РОДЫ И ВИДЫ ЛИТЕРАТУРЫ

4.

Тема 4. «Роды и виды литературы»

4.1.

Основные вопросы

4.2.

Литература к теме

4.3.

Методические указания

4.4.

Вопросы и задания для самопроверки

4.5.

Тестовые задания к теме

5.

Модуль III Формально-содержательные и формальные элементы литературного произведения

6.

Тема 5. «Фабула, сюжет композиция литературного произведения»

6.1.

Основные вопросы

6.2.

Литература к теме

6.3.

Методические указания

6.4.

Вопросы и задания для самопроверки

6.5.

Тестовые задания к теме

7.

Тема 6. «Художественное время и художественное пространство в литературном произведении»

7.1.

Основные вопросы

8.

Литература к теме

8.1.

Методические указания

8.2.

Вопросы и задания для самопроверки

8.3.

Тестовые задания к теме

9.

Тема 7. «Художественная речь в поэзии и прозе»

9.1.

Основные вопросы

9.2.

Литература к теме

9.3.

Методические указания

9.4.

Вопросы и задания для самопроверки

9.5.

Тестовые задания к теме

10.

Модуль IY Автор и герой в литературном произведении

11.

Тема 8. «Автор и герой в литературном произведении»

11.1.

Основные вопросы

11.2.

Литература к теме

11.3.

Методические указания

11.4.

Вопросы и задания для самопроверки

11.5.

Тестовые задания к теме

12.

Модуль Y. Методология литературоведения

13.

Тема 9. «Методология литературоведения»

13.1.

Основные вопросы

13.2.

Литература к теме

13.3.

Методические указания

13.4.

Вопросы и задания для самопроверки

13.5.

Тестовые задания к теме

14.

Литература

15.

Формы контроля

Текст художественного произведения включает в себя различные стилевые пласты. В романе, драме и даже лирическом стихотворении нередко обнаруживаются элементы разговорной, научной и деловой речи. Встречаются диалектизмы и просторечия, историзмы и неологизмы. Однако в литературном произведении все стилевые потоки выступают слитно. Художественный текст обладает при этом признаками авторской индивидуальности. Речь писателя носит личностный характер - без этого невозможно возникновение ни прозы, ни поэзии.

1. Ритм и рифма

Для дифференциации двух основных разновидностей текста художественной литературы следует дать им определения.

Поэзия (греч. poiesis, от poieo- делаю, творю), в первую очередь, создается ритмом и рифмой, хотя рифмовка в поэтическом тексте не обязательна. Изначально поэзией именовали литературно-художественное произведение, независимо от того, написано оно в стихах или прозой. В настоящее время под понятием «поэзия» подразумевается стихотворное произведение.

Лирический род литературы связан с поэзией. Поэзия возникает в результате стихосложения, т.е. путем ритмически организованной речи. Rhythmos (греч.) - мерность, целостность, соразмерность. Ритм основывается на повторении каких-либо элементов текста (монолог, диалог, синтаксические фигуры, авторские рассуждения), которые создают эффект ритмического ожидания в сознании читателей. В поэзии ритм определяется повторами одинаковых структурных элементов стиха.

Ритм, например, возникает на основе одинакового количества слогов в нескольких строках:

Наука ободрана, в лоскутах обшита,

Изо всех почти домов с ругательством бита.

Знаться с ней не хотят, бегут ее дружбы,

Как страдавший на море корабельной службы.

В процитированном фрагмента А. Кантемира в каждой из четырех строк тринадцать слогов. Ритм стихотворной речи создается равным количеством слогов в нескольких строках. Притом несущественно, сколько слогов ударных, сколько безударных и как они расположены.

Силлабическое стихосложение (греч. - syllabe - слог) основано на соизмеримости строк по количеству слогов, которых может быть от четырех до тринадцати. Однако, читая стихи, выстроенные по слоговой системе, нельзя не почувствовать тяжеловесность ритма, его утомляющее единообразие.

В русской народной поэзии издавна бытовал стих, основанный на равном числе ударных слогов в нескольких строфах:

Во поле березонька стояла,

Во поле кудрявая стояла.

Тоническое стихосложение (греч. tonos - ударение) основано на соизмеримости строк по количеству ударных слогов. Иногда употребляется близкий по значению термин «говорной стих», указывающий на то, что тоническое стихотворение характерно для фольклора и произведений, написанных в фольклорных традициях, в которых имитируется устная речь:

А Балда приговаривал с укоризной:

«Не гонялся бы ты, поп, за дешевизной».

Пушкинская «Сказка о попе и его работнике Балде» - один из наиболее характерных примеров тонического стиха в авторской поэзии.

Несовершенство обеих систем стихосложения привело к их плодотворному синтезу - в XVIII в. возникла слого-ударная, т.е. силлабо-тоническая система стихосложения, основанная на равномерном чередовании ударных и безударных слогов. В строке выделяются силовые позиции (икты) и слабые (междуиктовые интервалы). Чередующиеся сочетания икта и междуиктового интервала считают стопой. В XVII в. употреблялось аналогичное понятие «нога», видимо, потому что отбивали ногой ритм. В ходе реформы В.К. Тредиаковского и М.В. Ломоносова, которые ввели в практику стихотворцев силлабо-тонику, стали употреблять как термин слово «стопа».

Стопа представляет собой устойчивое, повторяющееся в строке, а затем соответственно и в строфе сочетание одного ударного плюс одного или двух безударных слогов. Стопа бывает двусложной (ямб, хорей) и трехсложной (дактиль, амфибрахий, анапест). Стопа создает стихотворный размер.

Ямб в русском стихосложении - двусложный размер с ударением в стопе на втором слоге. Ямб возник в античной поэзии, но происхождение термина не установлено. В древнегреческом языке различались слоги долгие и краткие, поэтому в стопе второй слог был долгим (икт), а первый - кратким. Ямб может быть трехстопным и четырехстопным. Допустимо и большее количество стоп в строке, а в строфе ямб может быть разностопным. Ямб является самым распространенным метром отечественной поэзии. Ямбом написаны «Евгений Онегин» и «Медный всадник» и много других классических и современных поэтических произведений. Чтобы определить стихотворный метр, следует расставить ударения и воспроизвести схему

Любить иных - тяжелый крест,

А ты прекрасна без извилин.

И прелести твоей секрет

Разгадке жизни равносилен.

<?xml version="1.0" encoding="UTF-16"?>

Стихотворение Б. Пастернака написано четырехстопным ямбом. Обратим внимание на две существенные детали, которые относятся к любому метру.

Стопа может быть неполной, если недостает безударного слога. Число стоп считается по количеству ударных слогов. Вследствие того, что в русском языке немало слов, состоящих из трех и более слогов, ударений не хватает для правильного чередования стоп, как в приведенном примере в первой строке. Возникают облегченные безударные стопы, в данном случае вторая стопа в третьей строке и третья стопа в четвертой строке.

Пропуск ударения в ямбическом и других стихотворных размерах обозначается термином «пиррихий», а утяжеленная стопа с двумя ударениями вместо одного по схеме именуются «спондей». Последний встречается редко:

Швед, русский, колет, рубит, режет.

В первой ямбической стопе спондей.

Хорей (греч.choreeos - плясовой), двусложный стихотворный размер, с ударением в стопе на первом слоге. В строке может быть от двух до шести стоп. По распространенности в русской поэзии хорей уступает только ямбу. Хорей - динамичный стихотворный размер, само его звучание передает движение:

Ветер весело шумит;

Судно весело бежит.

<?xml version="1.0" encoding="UTF-16"?>

В этом примере из «Сказки о царе Салтане» А.С. Пушкина четырехстопный хорей с пиррихием в третьих стопах с неполной последней четвертой стопой.

Трехсложные стихотворные размеры «прозаичнее», речь звучит более плавно, замедленно, трехсложные стопы не столь явно акцентируют ритм, в них слышится напевность.

Гекзаметр (греч. hexametron, от hex - шесть и metron - мера) - стих, состоящий из шести трехсложных стоп, в каждой стопе первый слог - долгий, два последних - краткие. Гекзаметр наиболее древний античный стих, возник во втором тысячелетии до н.э., окончательно оформился в «Илиаде» и «Одиссее», автором которых принято считать Гомера.

Встала из мрака младая с перстами пурпурными Эос;

Ложе покинул тогда и возлюбленный сын Одиссеев.

(Пер. В.А. Жуковского)

<?xml version="1.0" encoding="UTF-16"?>

При чтении вслух возникает цезура внутри третьей или четвертой стопы. У Гомера нередко встречается как спондей, так и пиррихий.

В отечественной поэзии гекзаметр передается дактилем. Дактиль (греч. daktylos - палец) - стопа, состоящая из одного ударного и следующих за ним двух безударных слогов.

Однако в отличие от гекзаметра дактиль далеко не всегда бывает шестистопным ( или то же самое: пятидольным).

Еду ли ночью по улице темной,

Бури ль заслушаюсь в пасмурный день <…>.

У Н.А. Некрасова, который чаще других русских поэтов использовал трехсложные стопы, ибо прозаические темы требовали соответствующих ритмов, в данном примере чистый четырехстопный дактиль.

Обратимся к одному из самых известных стихотворений Н.С. Гумилева:

Сегодня, я вижу, особенно грустен твой взгляд,

И руки особенно тонки, колени обняв.

Послушай: далеко, далеко на озере Чад

Изысканный бродит жираф.

<?xml version="1.0" encoding="UTF-16"?>

Стопа, в которой ударный слог с обеих сторон окружен безударным или же кратким, - амфибрахий (греч. amphibrahys - с двух сторон краткий).

У Гумилева в первых трех строках четырехстопный амфибрахий, в последней - трехстопный. Редкий пример идеального соблюдения метра: нет ни пиррихия, ни спондея. Замечено, что амфибрахий часто употребляется в балладах. А.С. Пушкин использовал четырехстопный амфибрахий в романсе «Гляжу, как безумный, на черную шаль…» и в «Песни о вещем Олеге».

Анапест (греч. anapaistos - обратный) - представляет собой как будто обратное отражение дактиля. В трехсложной стопе анапеста последний слог ударный (долгий). В русской поэзии, в частности у Н.А. Некрасова, чаще всего встречается анапест трех - или четырехстопный:

Что ты жадно глядишь на дорогу

В стороне от веселых подруг…

<?xml version="1.0" encoding="UTF-16"?>

В этом примере трехстопный анапест, у того же Н.А. Некрасова в стихотворении «Огородник» - четырехстопный анапест.

В.Я. Брюсов ввел в научный оборот термин «дольник», занимающий промежуточное положение между силлабо-тонической и тонической системой стихосложения. Ритм дольника образуется путем чередования сильных мест (иктов) и слабых (междуиктовых промежутков). За основу берется междуиктовый интервал, который равен трем или четырем слогам. Соответственно различают трехдольник, четырехдольник и т.п.

Дольник, употребляемый в русской народной поэзии, был подхвачен романтиками, а затем получил распространение у поэтов серебряного века. Пример четырехиктового дольника - стихотворение А.А. Блока «Девушка пела в церковном хоре…».

При чтении стихов деление на стопы обычно не замечается, если не прибегать к скандированию. В стихах ритм не музыкальный, а речевой. Более того, можно так прочитать интонационно стихотворение, что оно окажется прозой. Наконец, в речи может случайно возникнуть стихотворный размер:

<?xml version="1.0" encoding="UTF-16"?>

Наряду с метром (стихотворным размером) важнейшим стихообразующим фактором является рифма. Рифма более заметна, нежели стопа. В образной речи мы не пользуемся рифмовкой, появление созвучий само по себе свидетельствует об установке на сочинительство стихов.

Самое простое определение рифмы - звуковой повтор. В большинстве своем рифма возникает в окончаниях двух или нескольких строф, но может встретиться и в начале строк и в середине (внутренняя рифма).

Рифма возникла, очевидно, из синтаксического параллелизма, распространенного в фольклоре. В литературе рифма стала использоваться сравнительно недавно. Античная поэзия рифмовки не знала. В европейской лирике изобретателями рифмы считаются провансальские поэты - трубадуры (XII в.).

Рифмовка способствует более легкому запоминанию стихов, однако это не самая существенная ее функция.

Созвучия важны не сами по себе, рифма формирует строфу, а строфа, в свою очередь, представляет собой целостное высказывание. Так случается не всегда, строфа может быть нарочито незавершенной, но в большинстве своем поэт ведет диалог с читателем, где единицей речи является строфа. Созвучия окончаний стихов отмечают границы строк и систему их организации в строфу. Рифмовка, таким образом, выделяет сопоставимые ритмические отрезки.

Прежде всего рифма существует не для глаза, а для слуха, важно, чтобы совпадало звучание, а написание важной роли не играет:

В глуши, в деревне все вам скучно,

А мы… ничем мы не блестим,

Хоть вам и рады простодушно.

А.С. Пушкин в письме Татьяны рифмует скучно -простодушно, будучи уверен в правильности произношения окончания в слове «скучно».

Рифма может быть мужской - совпадение ударных слогов, женской - предпоследних слогов, дактилической - ударных, за которыми следуют два безударных:

    Молодой - боевой - мужская рифма.

    Молодою - боевою - женская рифма.

    Молодеющий - боевеющий - дактилическая рифма.

Пример дактилической рифмы из стихов современного поэта И. Холина:

У метро у Сокола

Дочку мать укокола.

Рифма может быть точной (милый - постылый), неточной (шуму - шубу), глагольной (бежит - дрожит) - как правило, частые глагольные рифмы свидетельствуют о бедности воображения автора.

Встречается и не столь уж редко рифмы составные: где вы - девы и каламбурные:

Шепот, робкое дыханье,

Зара Долуханова.

(А. Вознесенский)

А.С. Пушкину казалось, что запас рифм иссякнет и будущее за белым, т.е. не рифмованным стихом. Однако автор «Евгения Онегина» не предполагал, сколь вольной и произвольной будет рифмовка, преимущественно неточная, но, несомненно, оригинальная.

Новаторство самого А.С. Пушкина в сфере рифмы, затем в XX в. открытия В.В. Маяковского, использовавшего зачастую в высшей степени непредсказуемые рифмы, дало толчок к поискам новых рифм не «где-нибудь в Венецуэле», ибо по Маяковскому, там еще оставалось пяток небывалых рифм, а в отечественной словесности.

Рифма выстраивает строфу. Отбросим курьезы - стихи из одной строки. Минимальное количество строк в строфе две, а отсюда: двустишие или дистих. В античной поэзии дистих нередко представлял собой законченное стихотворение, в отечественной поэзии - одну из строф стихотворения.

Терцина (ит. terza rima - третья рифма) - трехстишие, в котором рифмуется первая строка с третьей, а затем вторая строка первого трехстишия с первой строкой следующей строфы.

Терцинами написана «Божественная комедия» Данте Алигьери. А.С. Пушкин перевел отрывок из поэмы терцинами:

И далее мы пошли - и страх объял меня.

Бесенок, под себя поджав свое копыто,

Крутил ростовщика у адского огня.

Горячий капал жир в копченое корыто,

И лопал на огне печеный ростовщик.

А я: «Поведай мне: в сей казни что сокрыто?»

Схема рифмовки терцин: а в а в с в c d c и т. д.

Для русской поэзии особенно характерен катрен (фр. quatrain, от quatre - четыре) - строфа, состоящая из четырех строк. Четверостишие имеет три разновидности рифмовки:

    а б а б - перекрестная,

    а а б б - парная,

    а б б а - опоясывающая.

«Евгений Онегин» написан так называемой онегинской строфой, сконструированной автором:

В красавиц он уж не влюблялся,

А волочился как-нибудь;

Откажут - мигом утешался;

Изменят - рад был отдохнуть.

Он их искал без упоенья,

А оставлял без сожаленья,

Чуть помня их любовь и злость.

Так точно равнодушный гость

На вист вечерний приезжает,

Садится; кончилась игра:

Он уезжает со двора,

Спокойно дома засыпает

И сам не знает поутру,

Куда поедет ввечеру.

(Гл. четвертая, X)

Три катрена: первый с перекрестной рифмой, второй с парной, третий с опоясывающей, и дополняет эту строфу дистих.

У Пушкина можно обнаружить и пятистишие. В 1830 г. он пишет «Прощание» и «Паж, или Пятнадцатый год», строфы в них состоят из пяти строк:

Пятнадцать лет мне скоро минет;

Дождусь ли радостного дня?

Как он вперед меня продвинет!

Но и теперь никто не кинет

С презреньем взгляда на меня.

Пятистишие не каноническая строфа, замысел автора заставляет ввести дополнительно четвертую строку, рифмующуюся с первой и третьей, тогда как вторая рифмуется с пятой. Ломая традиционный катрен, автор вызывает ощущение живой, несколько торопливой монологической речи.

В Италии в пору раннего Возрождения возникла разновидность лирического жанра секстина (лат. sex - шесть). Данте и Петрарка писали стихотворения, состоящие из шести строф по шесть строк в каждой строке. Широкого распространения секстина как жанр не обрела, но строфа из шести строк, называемая также секстина, получила определенное распространение. Секстина-строфа встречается в лирических стихах и лиро-эпических поэмах. Рифмовка в секстинах имеет несколько вариантов. Например, а в а в а в, а в в а с с, а а в с с в.

Встречаются шестистишия в поэзии И. А.Бродского:

Конец июля прячется в дожди,

как собеседник в собственные мысли.

Что, впрочем, вас не трогает в стране,

где меньше впереди, чем позади.

Бренчит гитара. Улицы раскисли.

Прохожий тонет в желтой пелене.

Еще один из вариантов секстины - а в с а в с .

Семистишие встречается в русской поэзии крайне редко, пример - «Бородино» М.Ю.Лермонтова с рифмовкой а а в в с с в.

Восьмистишие - октава (лат. octo - восемь) - возникло в Италии в пору Возрождения. Народные певцы, именуемые кантастарии, распевали сказания о приключениях героев древних времен, используя строфы, которые стали в дальнейшим именоваться октавами с рифмовкой:

а в а в а в с с.

Из народной среды октава перешла в высокую литературу, октавы использовали в своем творчестве Д. Боккаччо, Л. Ариосто, Т. Тассо. В русскую поэзию октава вошла в первой трети XIX в. А.С. Пушкин написал октавами «Осень» и «Домик в Коломне», М.Ю. Лермонтов - поэму «Аул Бастунджи». У А.Майкова есть стихотворение «Октава»:

Гармонии стиха божественные тайны

Не думай разгадать по книгам мудрецов!

У брега сонных вод, один бродя случайно,

Прислушайся душой к шептанью тростников,

Дубравы говору; их звук необычайный

Прочувствуй и пойми… В созвучии стихов

Невольно с уст твоих размерные октавы

Польются, звучные, как музыка дубравы.

При всей важности рифмовки следует помнить, что рифма - не обязательный элемент стихосложения. На всех языках мира существует огромное количество белых стихов - метрических стихов, разделяющихся на стопы. Термин взят из английской поэтики: blank (стертые стихи) - т.е. в них стерта рифма. Влияние английских белых стихов сказалось на распространении их в России. Хотя белые стихи писали и до Пушкина (Тредиаковский, Кантемир), после появления «Бориса Годунова», где Пушкин воспользовался опытом Шекспира, белый стих в российском стихосложении обрел права .

Однако и упорядоченная метрика не является обязательным условием стихосложения, существуют стихи, в которых отсутствуют и стопы, и рифмы. Это свободный стих - верлибр (фр. vers libre - свободный стих). Верлибр первоначально широко употреблялся в отечественной поэзии для перевода иностранных поэтов, писавших свободным стихом. Однако на Руси издавна бытовал аналог верлибра, достаточно вспомнить «Слово о полку Игореве» и памятники устного народного творчества. В XIX веке к свободному стиху прибегали А.А. Фет, А.К. Толстой и другие поэты. В XX в. появилось огромное количество «верлибристов»См. Антологию русского верлибра. М.: Прометей 1991. С. 751..

Не всегда легко отличить верлибр от прозы. Верлибр тематически склонен к философствованию, стих верлибра подчинен не столько ритму, сколько особой проникновенной интонации автора. Автор, пишущий верлибры, обычно использует сложные повторяющиеся синтаксические конструкции и экспрессивную образность, тогда как знаки препинания и строчные буквы отсутствуют. Вот взятое из антологии стихотворение общепризнанного мастера верлибра Геннадия Айги, которое называется «Отмеченная зима»:

белым и светлым вторым

страна отдыхала

причиной была темнота за столом

и ради себя тишину создавая

дарила не ведая где и кому

и бог приближался к своему бытию

и уже разрешал нам касаться

загадок своих

и изредка шутя

возвращал нам жизнь

чуть-чуть холодную

и понятую заново

Стихи, написанные верлибром, рассчитаны на активное соавторство читателя, который должен расшифровывать их и домыслить.

2.Тропы

Явления окружающего мира мы постигаем посредством сравнения. Сопоставление разделенных во времени и пространстве событий позволяет выявить закономерность их возникновения, установить совпадения и различия. Подросток, ориентируясь на знаменитых реальных людей или же известных персонажей, пытается понять собственную формирующуюся индивидуальность. Аналогичный процесс происходит и в литературе. Писатель сравнивает счастливые и несчастливые семьи, замечает, что мечты, надежды, юные забавы исчезли, «как сон, как утренний туман».

Тропы (греч. tropos - поворот, оборот речи) - образные средства поэтической речи, основанные на употреблении слов в переносном их значении. В обычной речи постоянно используются отдельные слова и выражения в переносном их значении. Однако в тексте художественного произведения употребления слова в переносном значении, как правило, отмечаются новизной, экспрессией и эмоциональностью.

В.Б. Шкловский утверждал, что «образ - это слово вверх тормашками» в том смысле, что слово изымается из привычного контекста и помещается в непривычную ему среду. Поясняя свою мысль, Б.В. Шкловский продолжал: «Образ-троп есть необычное название предмета, т.е. называние его необычным именем. Цель этого приема состоит в том, чтобы поместить предмет в новый семантический ряд, в ряд понятий другого порядка, например, звезда - глаза, девушка - серая утка, причем обычно образ развертывается описанием подставленного предмета.

С образом можно сравнить синкретический эпитет, т.е. эпитет, определяющий, например, звуковые понятия через слуховые и наоборот. Например, малиновый звон, блестящие звуки. Прием этот часто встречается у романтиков»Шкловский В. Теория прозы М., 1923. С 177..

К тропам относят эпитет, сравнение, метафору, метонимию, синекдоху, перифраз, гиперболу и литоту. Иногда в перечень тропов включают оксюморон, символ, олицетворение, антономазию, иронию и даже синтаксические фигуры. Последнее представляется неправомерным. Критерием тропов является переносное словоупотребление, расширение семантики, тогда как особенности синтаксического построения в тропах особой роли не играют. Остановимся на определении основных тропов.

Эпитет (греч. epitheton - приложение) - образное яркое красочное определение, которое чаще всего выражается прилагательным или причастием. Эпитет не просто характеризует предмет, а украшает его, подчеркивает его неповторимость, уникальность. В эпитете нередко содержится сравнение с аналогичными предметами или противопоставление.

Эпитет бывает постоянным в устном народном творчестве: Ахиллес быстроногий, красна девица, добрый молодец, борзый конь. Однако в авторском художественном творчестве употребление эпитета может быть исключительно одноразовым:

Мороз и солнце; день чудесный!

Еще ты дремлешь, друг прелестный <…>.

После пушкинских стихов его эпитеты перестают быть таковыми и воспринимаются как достаточно традиционные определения.

Однако многое зависит он контекста.

Далеко не всегда эпитет выражается прилагательным или причастием и согласуется с определяемым словом:

Юноша бледный

Со взором горящим

(В.Я. Брюсов)

Первый эпитет согласован, второй - нет. Эпитет может представлять собой сложную синтаксическую конструкцию:

Откуда такая нежность?

И что с нею делать, отрок

Лукавый, певец захожий,

С ресницами - нет длинней?

(М.И. Цветаева)

В приведенном примере необычен последний эпитет, кроме того, все эпитеты следуют после слов, к которым они прилагаются. Нередко эпитеты употребляются без определяемого слова, которое подразумевается или ясно из эпитета:

Под насыпью, во рву некошенном,

Лежит и смотрит, как живая,

В цветном платке, на косы брошенном,

Красивая и молодая.

Последние эпитеты могут показаться в силу их привычности вовсе не эпитетами. Однако в строфе приобретают особую значимость, А.А. Блок акцентирует внимание читателя на молодости и красоте героини стихотворения «На железной дороге».

Присмотримся повнимательнее к привычным названиям классических произведений: «Мертвые души», «Живой труп» или современных: «Горячий снег», «Зияющие высоты». Эпитеты здесь явно не согласуются с определяемым словом, эпитеты конфликтуют с теми понятиями, к которым они относятся. Но читатель не замечает противоречие, более того: сама оппозиция эпитета вызывает гипотезу о некотором конфликте, положенном в основу сюжета произведения. Демонстративная несочетаемость нередко встречается и в стихах, и в прозе. У М. Ю. Лермонтова в «Герое нашего времени» :«Погружаясь в холодный кипяток нарзана, я чувствовал, как телесные и душевные силы мои возвращались». У О.Э. Мандельштама:

В роскошной бедности, в могучей нищете

Живи спокоен и утешен -

Благословенны дни и ночи те,

И сладкогласный труд безгрешен.

Поэты и прозаики с древнейших времен используют оксюморон, иногда оксиморон (греч. - oxymoron, остроумно-глупое) - троп, основанный на кажущейся несочетаемости определяемого слова и приложения, однако неожиданный эпитет помогает понять некие скрытые закономерности.

Сравнение, наряду с эпитетом, один из самых нераспространенных тропов, основанный на употреблении или разграничении объектов и их качеств. Сравнение может быть практическим, как в стихотворении С.А. Есенина «Молитва матери»:

На груди широкой брызжет кровь, что пламя,

А в руках застывших вражеское знамя.

И закрыли брови редкие сединки,

А из глаз, как бисер, сыплются слезинки.

Краткие сравнения близки обычным речевым сравнениям и образуются с помощью союзов или союзных слов: как, что, словно, будто, подобно и т.д. Сравнение нередко выступает в форме творительного падежа, что совпадает с обычной - нехудожественной речью. Широко употребимо выражение «волком вою», т.е. вою, как волк воет. У В.В. Маяковского аналогично строится сравнение : «Я волком бы выгрыз бюрократизм…»

Развернутые сравнения встречаются в поэзии и в прозе, такого рода сравнения распространены чаще и более обстоятельны. В рассказе А.П. Чехова «Дом с мезонином» отношения героев-антиподов сопоставлены с давним эпизодом, представляющим собой целую сцену:

«Я был ей не симпатичен. Она не любила меня за то, что я пейзажист и в своих картинах не изображаю народных нужд, и что я, как ей казалось, был равнодушен к тому, во что она так крепко верила. Помнится, когда я ехал по берегу Байкала, мне встретилась девушка бурятка, в рубахе и в штанах из синей дабы, верхом на лошади; я спросил у нее, не продаст ли она мне свою трубку, и, пока мы говорили, она с презрением смотрела на мое европейское лицо и на мою шляпу, и в одну минуту ей надоело говорить со мной, она гикнула и поскакала прочь. И Лида точно так же презирала во мне чужого».

Сравнение как троп всегда состоит из двух синтаксических единиц и основано на схожести или даже тождестве персонажей, событий, явлений и предметов окружающего мира. Притом человеческое сравнивается с природным или наоборот.

Метафора (греч. metaphora - перенос) - сравнение неназванное, подразумеваемое, скрытое и оттого одночастное, т.е. состоящее из одной синтаксической конструкции, объединяющее то, что сравнивается и с чем сравнивается. Метафора - один из важнейших тропов, без метафоры художественная речь немыслима. Метафора - это поиск двойников; философский смысл ее в единстве сущего - живого и неживого, природного и человеческого. Метафорическая речь наделяет природное людскими свойствами:

Улыбкой ясною природа

Сквозь сон встречает утро года <…>

(А.С. Пушкин)

Дремлет чуткий камыш <…>

(И.Т. Никитин)

Отговорила роща золотая <…>

(С. А. Есенин)

Метафора, как и сравнение, может быть краткой:

Рояль дрожащий пену с губ оближет <…>

(Б.Л. Пастернак),

но также и развернутой:

Я сразу смазал карту будня,

плеснувши краску из стакана;

я показал на блюде студня

косые скулы океана.

На чешуе жестяной рыбы

прочел я зовы новых губ.

А вы

ноктюрн сыграть

могли бы

на флейте водосточных труб?

У В.В. Маяковского стихотворение «А вы могли бы?» - сплошная метафора, состоящая, в свою очередь, из нескольких отдельных метафор: четвертая строка, последняя строка - сами по себе метафоры. Это стихотворение позволяет осознать своеобразие современной метафоры, становящейся визуальным аналогом внутреннего видения мира, который несет в себе лирический герой или автор.

Близок метафоре по своим функциям троп олицетворение, основанный на том, что на неодушевленные предметы и силы природы переносятся и человеческие качества. Олицетворение возникло в архаические времена и связано с мифопоэтическими представлениями, господствовавшими в народном сознании. Природные явления выступали персонифицировано, наделялись портретными чертами, а характер и поведение определялись тем, насколько природные закономерности способствовали человеческому благополучию:

Идет - гудет Зеленый Шум,

Зеленый Шум, весенний Шум.

(Н.А. Некрасов)

Зима, мороз, солнце, месяц в фольклоре или произведениях, созданных в фольклорных традициях, наделялись человеческим поведением. Олицетворение нередко используется в заголовках произведений: «Мороз, Красный нос» Н.А. Некрасова, «Лес шумит» И.С. Тургенева, «Река играет» В.Г. Короленко.

Не столь часты олицетворения в прозе. Их используют для воплощения каких-то значимых представлений (Родина - Мать, отчий кров). Олицетворение основывается на том, что конкретное переносится в абстрактный план, а отвлеченное конкретизируется.

Метонимия (греч. methonymia - переименование) - вид тропа, который заключается в том, что предмет или явление обозначается по одному из признаков. Прямое значение сочетается с переносным. Выделяется несколько разновидностей метонимии.

Очень часто называется автор, но при этом подразумевается созданное им: Бранил Гомера, Феокрита <…>

Или еще пример:

Эх! эх! придет ли времечко,

Когда (приди, желанное…)

Дадут понять крестьянину,

Что розь портрет портретику,

Что книга книге розь?

Когда мужик не Блюхера,

И не милорда глупого -

Белинского и Гоголя

С базара понесет?

(Н.А. Некрасов)

Автор «Кому на Руси жить хорошо» называет прусского генерала, участника битвы при Ватерлоо Блюхера, а имеет в виду его лубочный портрет. Упоминая «милорда глупого», имеет в виду книжонку «Повесть о приключениях английского милорда Георга», сочиненную Матвеем Комаровым. Н.А. Некрасов мечтает о временах, когда сочинения Белинского и Гоголя будут раскупаться крестьянами. Эти метонимии сходны, хотя есть в них различия в нюансах.

Когда называется материал, а подразумевается предмет, тоже используется метонимия - в кабинете Онегина имелись

Янтарь на трубках Цареграда,

Фарфор и бронза на столе.

Использование метонимии позволяет автору в аналогичных случаях не прибегать к детализации, использовать обобщение, что в данном примере создает впечатление изобилия неразличимых предметов.

Называя место, автор имеет в виду тех, кто там обитает: «Нет! недоволен я Москвой!» - восклицает грибоедовский Чацкий, имея в виду москвичей.

Метонимия широко употребима в обычном разговоре. Говоря тарелка, стакан, бутыль, бочка, участники диалога подразумевают содержимое. Аналогично поступают поэты:

И если б водку гнать не из опилок,

то чтоб нам было с пяти бутылок!

(В.С. Высоцкий)

Разновидностью метонимии принято считать синекдоху (греч. synecdoche - соотнесение). Различные предметы соотносятся исключительно на основе количественных соотношений. Так, единственное число употребляется вместо множественного: «И слышно было до рассвета, как ликовал француз». Представим себе, что М.Ю. Лермонтов написал, как полагается, «французы». Это лишило бы пренебрежительного отношения к ним русских участников Бородинского сражения.

Родовое понятие заменяет видовое:

Планета пуста. Официанты бренчат мелочишкою.

(А.А. Вознесенский)

Часть или деталь обозначает целое. В одном из стихотворений Б.А. Ахмадулина утверждает: «Мои сапоги достигают Тарусы». Понятно, что не без хозяйки, и очень выразительно, особенно если иметь в виду непролазную грязь, - о чем пишет она выше.

Деталь - атрибут (очки, шляпа, мундир) в синекдохе замещает человека.:

А в двери бушлаты, шинели, тулупы…

(В.В. Маяковский)

Перифраз (греч. - periphrasis - окольный прием) - троп, выражающий понятие описательно или намеком. «Друзья Людмилы и Руслана», - так именует А.С. Пушкин своих читателей. Перифраз нередко близок к пародии.

Антономазия (греч. antonomasia - названо по-другому) - троп, в основе которого переименование, чаще всего употребление собственного имени в нарицательном значении:

Мы все глядим в Наполеоны.

(А.С. Пушкин)

У нас любой второй в Туркмении

Аятолла и даже Хомейни.

(В.С. Высоцкий)

Антономазия зачастую используется в заглавиях: «Гамлет Щигровского уезда» И. С. Тургенева, «Леди Макбет Мценского уезда» Н.С. Лескова.

Гиперболу (греч.hyperbole - преувеличение) и литоту (греч. litotos - простота) относят как к тропам, так и синтаксическим фигурам. Количественные и качественные преувеличения, равно как и преуменьшения, достигаются не только лексическими средствами языка, но и различного рода синтаксическими конструкциями. Примеры гипербол нетрудно обнаружить в прозе Н.В. Гоголя: «Редкая птица долетит до середины Днепра».

Часто прибегает к гиперболам М.И. Цветаева, например, в «Стихах к Сонечке»:

Сто подружек у дружка -

Все мы тут.

На люби его, пока

Не возьмут.

Следует заметить, что гипербола в стихах и прозе встречается куда чаще, чем литоты. Видимо, это связано с особенностями сознания: человеку гораздо больше свойственно преувеличивать, нежели преуменьшать. Многие литоты у всех на слуху. И.С. Тургенев хотел написать «рассказ короче воробьиного носа». У В.В. Маяковского: «Крошка сын к отцу пришел и спросила кроха <…>». Персонаж А.С. Грибоедова утверждал, что «шпиц не более наперстка». А мужичок с ноготок и Дюймовочка знакомы всем.

3.Стилистические фигуры

Рассмотрим несколько стихотворных фрагментов:

Солнышко серп нагревает,

Солнышко очи слепит <…>

(Н.А. Некрасов)

Имя твое - птица в руке,

Имя твое - льдинка на языке.

(М.А. Цветаева)

Ворон к ворону летит,

Ворон ворону кричит <…>

(А.С.Пушкин)

Во всех цитатах есть два общих признака: строки, стоящие рядом, одинаково начинаются, и синтаксический строй первой и второй строк однотипен. Это обнаруживает использование авторами двух одинаковых стилистических фигур, которые нередко связаны друг с другом.

Анафора (греч. anaphora - вынесение) - единоначатие из одного или нескольких слов в одной или нескольких строках стихотворения или в прозаических фразах. Анафора, подобно многим тропам, восходит к устному народному творчеству и является следствием параллелизма речи.

Параллелизм (от греч. parallelos - идущий рядом, параллельный) - стилистическая фигура, суть которой в наличии двух или нескольких идентичных синтаксических фигур, отражающих тождество, подобие или смежность различных явлений. Изначально параллелизм, видимо, основывался на совпадении природных циклов и этапов человеческой жизни.

Анафора имитирует устную речь. Возможно, генетически анафора восходит к языческим заклятиям, когда особо значимому слову придавался магический смысл. К.М. Симонов в годы войны написал стихотворение, где ощущается усиление смысла слова «жди», которое в качестве анафоры выступает десять раз («Жди меня, и я вернусь…»).

Анафора совместно с параллелизмом используется чаще всего для выявления сходства. Но возможна и противоположная цель: параллельные стилистические фигуры подчеркивают контрастность событий и качеств:

Полюбил богатый - бедную,

Полюбил ученый - глупую,

Полюбил румяный - бледную,

Полюбил хороший - вредную:

Золотой - полушку медную.

(М.И. Цветаева)

В прозаической речи анафора достаточно частое явление. Анафорой передают взволнованную устную речь, когда говорящий как будто не находит новых слов, а повторяет одни и те же слова, слегка их варьируя. Напомним начало «Записок из подполья» Ф.М. Достоевского: «Я человек больной. Я злой человек. Непривлекательный я человек. Я был злой чиновник. Я был груб и находил в этом удовольствие».

Эпифора (греч. epiphora - добавка, повторение) противоположна анафоре. Эпифора означает повторение одного слова или словосочетания в окончании нескольких стихотворных строк или прозаических высказываний. Строго говоря, начало «Записок из подполья» соединяет в себе анафору с эпифорой.

Повторение не предполагает единообразия, искусство слова в данном случае заключается в том, что всякий раз оно несет в себе новый смысл и звучит интонационно по-другому. В этом нетрудно убедиться, перечитав отрывок из повести Л.Н. Толстого «Казаки», передающий восторг Оленина от встречи с кавказской природой. «Взглянет на себя, на Ванюшу - и опять горы. Вот едут два казака верхом, и ружья в чехлах равномерно поматываются у них за спинами, и лошади их перемешиваются гнедыми и серыми ногами; а горы… За Тереком виден дым в ауле; а горы… Солнце всходит и блещет на виднеющемся из-за камыша Тереке; а горы… Из станицы едет арба, женщины ходят красивые, женщины молодые; а горы… Абреки рыскают в степи, и я еду, их не боюсь, у меня ружье, и сила, и молодость; а горы …».

Эпифора не есть приоритет прозы, но в поэзии эпифора более редкий гость, нежели анафора. И вот почему. Ряд одинаковых окончаний в нескольких строфах требует разнообразия рифм. Перед поэтом возникает формальная задача: найти к одному окончанию несколько рифм, а с этим не всегда справляются.

Разновидностью стилистических фигур являются риторические фигуры - риторический вопрос, риторическое восклицание, риторическое обращение, используемые для придания высказыванию экспрессии и эмоциональности.

Риторический вопрос не предполагает ответа, ответ ясен самому задающему, вопрос задается с целью привлечь внимание. Хрестоматиен пример из гоголевской «Майской ночи»: «Знаете ли Вы украинскую ночь?…» Скрытый смысл риторического вопроса в том, что он предполагает ответ, данный ранее А.С. Пушкиным в поэме «Полтава»:

Тиха украинская ночь.

Прозрачно небо. Звезды блещут.

Своей дремоты превозмочь

Не хочет воздух.

Риторический вопрос может служить дополнением к параллелизму и эпифоре, как это наблюдается у М.И. Цветаевой:

Коль похожа на жену - где повойник мой?

Коль похожа на вдову - где покойник мой?

Коли суженого жду - где бессонница?

Царь-Девицею живу, беззаконницей!

Риторический вопрос создает впечатление диалога с неким предполагаемым оппонентом. Имитация интеллектуальности привела к тому, что риторический вопрос стал широчайшим образом использоваться в массовой культуре.

Риторическое восклицание по смыслу и пафосу близко риторическому вопросу. Напомним пушкинское восклицание: «Ах, лето красное, любил бы я тебя…» Или есенинское: «Ах, не с того ли за селом так плачет жалостно гармоника…»

Риторическое обращение первоначально употреблялось в фольклоре, откуда перешло в авторскую поэзию и прозу, сохраняя традицию устного народного творчества общения с силами природы:

Месяц вешний, ты ли это?

Ты предвестник близкий лета,

Месяц песен соловья!

(А.Н. Апухтин)

Риторическое обращение нередко завершается риторическим вопросом.

Ритм (метр), тропы (образные средства) и синтаксические фигуры в разной мере используются в поэзии и прозе, но без них текст художественного произведения утрачивает выразительность и эмоциональность.

    1. Давыдова Т.Т., Пронин В.А. Теория литературы. - М., 2003. С.178-203, глава 7.

    2. Хализев В.Е. Теория литературы. - М., 1999. с. 250-253.

    3. Гаспаров М.Л. Современный русский стих. М., 1974.

    4. Гаспаров М.Л. Русские стихи 1890-х - 1925-го годов в комментариях. М., 1993.

    5. Жирмунский В.М. Теория стиха. Л., 1975.

    6. Квятковский А.П. Школьный поэтический словарь. М., 2000.

    7. Стиховедение. Хрестоматия. Составитель Л.Е. Ляпина. М., 1998.

Студентам следует познакомиться с понятиями ритма и рифмы, основными системами стихосложения; знать основные силлабо-тонические размеры, типы строф, тропы и стилистические фигуры.

Студенты должны иметь четкие представления:

  • о верлибре и белом стихе.

Студент должен приобрести навыки

  • пользования научно-критической и справочной литературой, анализа поэтических литературно-художественных произведений (определение размера, ритма, тропов, синтаксических, или стилистических, фигур).

    1. Чем отличается белый стих от верлибра?

    2. С какой целью использовал Н.А.Некрасов трехсложные размеры в сатирических стихах?

    3. Почему в лирике А.А.Блока часто встречается оксюморон?

    4. Приведите примеры использования тропов современными прозаиками.

Протестироваться по теме 7

© Центр дистанционного образования МГУП